-11 C
Астана
27 ноября, 2021
Image default

Организованная преступность: Как расследовать отмывание денег

Примечание редактора: GIJN запускает новую рубрику по материалам готовящегося к публикации «Пособия для журналиста по расследованию организованной преступности», полную версию которого мы презентуем в ноябре на Глобальной конференции журналистов-расследователейЭта глава, посвящённая отмыванию денег, написана Полом Раду – сооснователем Проекта по расследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP). Тем, кто интересуется методами отслеживания «грязных денег», советуем посмотреть также вебинар «Расследование корпоративных финансов» (на английском) с Ником Матиасоном из Finance Uncovered, а также вебинар с аналитиком Transparency Int. Russia Романом Романовским «Как найти владельцев недвижимости за рубежом» (на русском).

Большая часть преступников из тех, чью деятельность я расследовал за последние два десятилетия, могли бы стать лучшими в мире предпринимателями. У них есть для этого всё: находчивость, творческий подход, смекалка, способность налаживать контакты, лидерские качества и, очевидно, необычайная тяга к риску. Многие из них могли бы сравниться с Илоном Маском в мире легитимного бизнеса, но вместо этого выбрали преступный путь, поэтому с таким набором качеств стали одними из самых опасных и токсичных людей на планете.

Они мыслят масштабно, при этом их бизнес-планы просты: «больше потерпевших, больше денег». Их жизнь облегчает то, что большинство преступников «высокого ранга» действуют безнаказанно на уровне целых континентов или даже всего мира — там, где у них нет естественных врагов, поскольку правоохранительные органы обычно ограничены своими государственными границами и интересами.

Часть первая: Как всё устроено

Финансовые схемы преступников

Самое важное в расследовании организованной преступности и коррупции — понимать, как преступники строят свой бизнес, и выявлять те ошибки, которые они совершают.

Из-за сложностей, связанных с транснациональными криминальными синдикатами, борьба с организованной преступностью остаётся уделом журналистов и активистов, которые умеют налаживать международные связи и работать ради общественного интереса. Но новостных организаций, готовых выступить против одной из самых суровых угроз на планете не так много, да и ресурсов у них обычно недостаточно. Впрочем, с развитием международного сотрудничества журналисты-расследователи поняли: преступность во многом становится просто готовой тиражируемой моделью, а из-за этого её легче выявлять и разоблачать. Проще говоря, если преступная схема работает в одной стране или в регионе, ту же самую модель охотно экспортируют и в другие страны. Нужно просто разобраться в элементах этой преступной схемы, чтобы эффективно отслеживать денежные потоки и мешать преступникам вести свои дела в привычном режиме.

Нам нужно понять своего противника, чтобы эффективно расследовать и разоблачать его незаконные действия. Сперва пройдёмcя по основным инструментам, которые преступники используют, чтобы красть, прятать и инвестировать свои деньги. Во второй главе мы рассмотрим наши основные инструменты и советы по расследованию и разоблачению.

Преступники, как опытные, так и новички, имеют в своём распоряжении региональную и глобальную инфраструктуру, которая непрерывно выстраивается и обновляется той отраслью, которую мы в OCCRP называем «индустрией криминальных услуг». В эту инфраструктуру входит несметное количество юристов, банкиров, бухгалтеров, регистраторов, хакеров, компаний по отбеливанию репутации и многих других, зарабатывающих путём содействия преступникам в их деяниях и в инвестировании награбленного. Каковы же основные элементы преступлений с точки зрения финансов?

Компании офшорного типа

Уже много написано про офшорную финансовую отрасль и старающиеся быть неприметными компании, позволяющие преступникам незаметно красть и перемещать большие суммы денег из страны в страну. Благодаря таким проектам, как

«Оффшорные преступления» (Offshore Crime, Inc.), «Панамское досье» (Panama Papers) и другим, эта индустрия отмывания денег попала в центр внимания, а дальнейшие масштабные совместные проекты, например, OpenLux, над которым сейчас продолжает работать OCCRP, показали как многие страны без выхода к морю, например, Люксембург, обеспечивают или обеспечивали такой же уровень секретности, что и более традиционные офшоры. Понимание того, как преступники структурируют свои бизнесы и определение тех ошибок, которые они совершают, становится ключевым фактором в расследовании организованной преступности и коррупции на высоком уровне.

Подставные лица

Организованной преступности нужно прятаться за подставными лицами, так называемыми «прокладками», чтобы офшорные компании могли обеспечить необходимую конфиденциальность операций. Во время наших расследований в OCCRP мы определили три основных типа подставных лиц: неинформированные, частично информированные, и прокладки-соучастники.

Неинформированные, ничего не подозревающие прокладки — это люди, у которых украли установочные данные (иногда, например, случаются масштабные кражи данных у интернет-провайдеров), и которые понятия не имеют, что от их имени открыли компанию или банковский счёт. Частично информированные прокладки сами передают свои установочные документы в обмен на небольшие суммы денег, но не осознают в полной мере масштаб криминального бизнеса или операций, совершающихся под их именем. Недобросовестные прокладки-соучастники, как ясно из названия, полностью в курсе преступных схем, которым они содействуют, и получают долю прибыли. Знание того, какой тип подставных лиц задействован в преступной схеме, поможет определить следующие шаги журналиста-расследователя, пытающегося её разоблачить.

Поиск в интернете. Изображение: Джефферсон Сантос, сайт Unsplash

Банки

Несмотря на недавнее появление инновационных продуктов в финансовом секторе, например, криптовалют, банки остаются главнейшей составляющей мировых финансовых систем. Естественно, ими стремятся воспользоваться и организованные преступные группы, которым банковская отрасль нужна для своих целей. Как и в случае с подставными лицами, есть совершенно добросовестные банки, есть откровенные соучастники, а есть и те, кто как будто не готовы, а возможно не желают остановить поток преступных средств, проходящих по их счетам.

Банковская система состоит из мириада маленьких, средних и крупных банков и их дочерних компаний. Важно отметить, что небольшие банки могут присоединиться к глобальной финансовой системе, только если откроют так называемые корреспондентские счета в крупных банках, которые обеспечивают доступ к переводам в разные страны. Мы расследовали много малых и средних банков, которые были целиком или частично в собственности или под управлением преступников, но они всё равно задействовали самые крупные мировые банки для отправки и получения больших сумм грязных денег. Умные преступники давно поняли, что как правоохранительные органы стеснены ограничениями своей подследственности, да и банкам недостаёт сотрудничества, а системы финансового регулирования направлены на выявление отдельных или мелкосерийных подозрительных сделок. Документы FinCENFiles ясно показали, что банки не справляются с выявлением масштабного отмывания денег. Преступники пользуются этим в своих целях, разделяя крупные объёмы средств между разными банками и счетами, чтобы ни один банк не получил ясной картины этих масштабных операций по отмыванию средств.

Поддельные договоры и счета-фактуры

Для реализации распространённых схем отмывания денег преступники используют поддельные документы: контракты и счета-фактуры, которые прикрепляют в подтверждение банковских сделок. Эти фиктивные счета на бумаге удостоверяют, что партия, например, компьютеров, была продана из офшорной компании А в офшорную компанию В. На самом деле никакой реальной сделки не было, но деньги со счёта на счёт перешли. Эта незаконная практика называется «отмывание денег с использованием торговли», и составляет, пожалуй, основную часть подобных финансовых преступлений во всём мире. По понятным причинам банковский специалист, проверяющий документы, не сможет проверить содержимое каждого грузового контейнера, связанного с финансовой проводкой — и организованная преступность этим пользуется.

В других случаях поддельные документы, приложенные к банковским сделкам, заверяют фиктивные кредиты и услуги — с теми же результатами.

Секрет эффективного отмывания денег — предложить все четыре этих компонента единым пакетом преступным группам и коррумпированным политикам. На самом деле индустрия криминальных услуг даже публикует пособия по мошенничеству — ряд инструкций о том, как создавать компании, заводить банковские счета, фирмы-прокладки и создавать поддельные счета-фактуры, не привлекая внимание банковских регуляторов или правоохранителей. Вот пример рекомендации из такого пособия по отмыванию денег, которое распространял один латвийский банк и которое выявил OCCRP:

«Условия поставки, указанные в контракте или счёте-фактуре должны быть реалистичны. Указывая товары, подумайте, как они будут «отгружаться» (вес груза, объём, адрес завода-производителя, тип транспорта (автомобильный, железнодорожный или морской). В случае «поставки» товаров очень большого объёма или тоннажа, указывайте, пожалуйста, завод вблизи железной дороги или порта».

В OCCRP мы называем такие системы отмывания денег под ключ «финансовыми прачечными» или «ландроматами». Они выступают универсальными промежуточными компаниями. Обычно их создаёт банк или другая компания, предоставляющая финансовые услуги, помогая клиентам отмывать деньги, добытые преступным путём, укрывать активы, вымывать средства из компаний, уклоняться от налогов и валютных ограничений или выводить деньги в офшор. OCCRP придумал этот термин в 2014 году при расследовании Российской финансовой мегапрачечной.

Прачечная (ландромат) — это такой финансовый эквивалент браузера TOR, который обеспечивает полную анонимность в Интернете. Прачечные позволяют людям делить отмытые деньги между разными банками, чтобы, наподобие TOR, обеспечивать конфиденциальность — ни одно из учреждений не видит полной картины того, что происходит.

Прачечные состоят из компаний, разбросанных по всему миру, которые выглядят независимыми, но на самом деле контролируются одним лицом — обычно банком. Процесс отмывания начинается тогда, когда клиент отправляет деньги на узловую компанию сети, часто по поддельным документам купли-продажи товара или услуги. Оттуда деньги рассылаются на другие узлы, и сопровождаются пачкой других фиктивных документов. В конце концов деньги уходят в офшорную компанию или другое место, выбранное клиентом (за вычетом комиссии операторов прачечной). Владелец средств и их источник теряются в мутной череде сделок, так что даже правоохранителям сложно её отследить. (Подробнее о том, как это работает, читайте в статье OCCRP «Ландроматы: вопросы и ответы»).

Простой пример того, как ландроматы могут уходить от контроля со стороны крупнейших банков стал известен благодаря утечке внутреннего документа Дойче-банка, в котором описывается неспособность банка выявить «Российскую мегапрачечную», манипулировавшую его глобальной финансовой инфраструктурой.

Внутренний слайд Дойче-банка, полученный OCCRP, описывает, как банк стал невольным партнёром в крупной российской схеме отмывания денег. Изображение: Снимок экрана

Существует много примеров того, как организованная преступность манипулирует мировыми финансовыми системами. Следующие три примера относятся к трём разным географическим регионам, но тот же шаблон повторяется везде и включает в себя все или часть элементов схемы «российской финансовой мегапрачечной».

Азербайджанский ландромат и иранский антисанкционный «экономический джихад»

Азербайджанский ландромат, в первую очередь, позволял бакинской элите подкупать европейских политиков и выводить из страны сотни миллионов. Но OCCRP обнаружил, что эта машина по отмыванию денег также использовалась Ираном для обхода американских и европейских санкций, при содействии организованной преступной группы под руководством Резы Зарраба, иранско-турецкого преступника, очень близкого к президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану. Отмывание денег Заррабом имело все описанные выше классические признаки, и привело к растущему геополитическому скандалу между Турцией, США и Ираном — что показывает, как организованная преступность процветает даже в неспокойные времена, используя политические дрязги.

«Ландромат Тройка»

«Ландромат Тройка» составлял комплексную финансовую систему, которая позволяла российским олигархам и политикам высших эшелонов власти тайком инвестировать свои нечестно приобретённые миллионы, уклоняться от уплаты налогов, приобретать акции в госпредприятиях, покупать недвижимость в России и за рубежом и так далее. «Ландромат Тройка» был создан, чтобы скрыть личности тех, кто стоит за этими сделками, и был выявлен OCCRP и партнёрами проекта путём тщательного анализа данных и расследовательской работы. В ходе этого расследования использовалась одна из крупнейших утечек банковской информации: данные около 1,3 миллиона транзакций от 238 000 компаний. Чтобы посмотреть объясняющее эту схему видео, нажмите здесь.

Выявление «Ландромата Тройки» стало результатом обработки огромного набора очень скупых данных о банковских операциях. Мы стали искать какие-то закономерности, чтобы выявить и отделить транзакции, связанные с тем явлением, которое мы потом окрестили «Ландромат Тройка». Пришлось искать ошибки и битые ссылки, чтобы определять, кто организовывал эту систему и кто ею пользовался. Путём тщательного анализа данных мы, наконец, выяснили, что банкиры, создававшие эту схему, допустили мелкую, но фатальную оплошность: они повторно использовали три компании-прокладки для проведения выплат агентам-регистраторам, которые создавали десятки других офшорных компаний для проведения операций на миллиарды долларов. Эти выплаты — каждая измерялась всего в сотнях долларов — конечно же терялись в миллионах куда более крупных сделок, так что пришлось отдельно искать и отслеживать каждую, чтобы увидеть их место в общей закономерности. Вся схема «Ландромата Тройка» стала очевидна после того, как мы зацепили эту связующую нить.

Группировка Ривьеры Майя

Группировка Ривьеры Майя — безжалостная и жестокая трансграничная организация, на примере которой хорошо видно, как организованная преступность набирает обороты и приобретает разные формы. Бандиты в этом случае начинали в Европе с малого, как скиммеры — те, кто крадёт номера банковских карточек, устанавливая в банкоматы незаконные насадки или программное обеспечение. Но затем на другом континенте они завели партнёрские отношения с мексиканским банком, и смогли установить более 100 банкоматов на Ривьере Майя — туристическом регионе от Канкуна до Тулума на юге Мексики. Это им принесло более $200 миллионов незаконной выручки. Группировка использовала поддельные документы, фальшивые паспорта и подставные компании не только для построения своего бизнеса, но и чтобы скрывать беглецов от правосудия и переправлять людей из Мексики в США.

Часть вторая: Как в этом разобраться — советы и инструменты

Журналистам-расследователям стоит сосредоточиться на реестрах недвижимости, чтобы разобраться в инвестициях и в масштабах отмывания средств организованной преступностью.

Как мы видим на вышеуказанных примерах, организованные преступные группировки могут применять весьма изощрённые пути кражи, сокрытия и инвестирования своих средств. Но они не могут контролировать время. С каждым днём журналисты, активисты и другие расследователи приобретают всё больше опыта в анализе транснациональных отчётов, а правительства по всему миру внедряют всё больше правил о корпоративной и имущественной прозрачности.

Банковские и судебные реестры

Доступ к банковским данным — Святой Грааль расследований финансов организованной преступности, но к сожалению банковские данные добыть сложно, это конфиденциальные документы. Репортёры не всегда могут полагаться на сливы от разоблачителей среди сотрудников банков и финансовых регуляторов. Но есть и другой способ эти данные достать. Такие документы часто подшивают к уголовным делам против организованной преступности — а то и просто к делам о хозяйственных и гражданских спорах. Здесь всё зависит от страны: США, например, щедрый источник банковских данных обо всём мире благодаря службе Публичного доступа к электронным судебным документам (PACER).

Так, OCCRP получил сотни тысяч банковских записей, проверяя данные PACER и подавая запросы на раскрытие информации в американские суды, после того, как в стране началось производство по делу главаря «Азербайджанского ландромата», Резы Зарраба. До того мы получали подобные документы от судов из других стран. Эти банковские записи часто массово изымаются правоохранительными органами — настоящее сокровище для журналистов-расследователей, которые смогут их получить!

Утечки сообщений о подозрительных финансовых операциях (SAR – suspicious activity report) из финучреждений, например, полученные в расследовании FinCENFiles, тоже могут показать изнанку банковских тайн. Утечек будет всё больше по качеству и количеству, и если их использовать в паре с судебными документами, то они станут чрезвычайно ценным ресурсом для журналистов-расследователей и для общественности, которой они служат.

Судебные реестры и особенно хозяйственные споры между двумя преступными организациями также могут быть очень полезны расследователям — преступники в них публично вываливают на оппонента всю грязь, словно в бракоразводных делах.

Реестры недвижимости

Преступники любят владеть вещами. Кому-то нравится хвастаться шикарными авто, часами или другими предметами роскоши, но основные доходы организованной преступности часто инвестируются в недвижимость, например, в роскошные особняки или в крупные сельскохозяйственные или лесные угодья. Журналистам-расследователям стоит усилить внимание к реестрам недвижимости — они могут оказаться полезны, чтобы разобраться в инвестициях и в масштабах отмывания средств организованной преступностью. В большинстве стран сведения о недвижимом имуществе — публичная информация, содержащая данные о текущем владельце, бывших владельцах, а также некоторые финансовые подробности — например стоимость покупки и уплаченный с неё налог.

Реестры юридических лиц

Национальные или международные реестры юридических лиц могут дать сведения не только про учредителей и членов правления, но и, во многих случаях, о финансовых показателях компании. В редких ситуациях эти реестры также могут содержать сведения о банковских операциях, имуществе, или даже отрывочные данные о бенефициарных собственниках — других офшорных компаниях. Достаточно часто мы получаем информацию о бенефициарных собственниках через реестры юридических лиц или имущества там, где эти компании инвестируют свои незаконно добытые средства. При этом следует учитывать, что не все сведения оцифрованы и проиндексированы в базах данных, поэтому порой личный визит или звонок по телефону могут помочь получить намного больше данных, чем доступно онлайн.

Важный этап в выявлении отмывания денег на высоком уровне состоит в определении бенефициарных собственников банков. К банкам стоит относиться как и к любым другим юридическим лицам: постараться определить, кто ими владеет. Это особенно важно в случае новосозданных банков малого и среднего размера.

Внешнеторговые базы данных

Мы часто используем такие базы данных как ImportGenius или Panjiva для отслеживания операций импорта-экспорта. Это дорогие базы данных — загрузить сведения об импорте в США по одной компании из ImportGenius стоит 199 долларов — но они могут помочь в выявлении отмывания денег под видом торговли и замешанных в этом компаний. Мы использовали эти базы данных, чтобы проверить, связаны ли компании, которых мы нашли в ландроматах, с другими сомнительными коммерческими операциями. Стоит отметить: во многих странах сведения о внешнеторговых операциях за год можно получить путём запросов о предоставлении публичной информации, а Веб-сайт статистической базы данных ООН Comtrade тоже может предложить полезные данные о торговле, в которых можно выявить закономерности импорта-экспорта.

Алеф

В OCCRP построен глобальный архив исходных материалов для журналистов-расследователей под названием Алеф. В нём мы индексируем информацию про компании, имущество, банковские счета, судебные дела, сливы и многие другие данные. Но индексирование — это только начало. «Алеф» позволяет журналистам разобраться в данных и выявить закономерности действий преступников, на основе которых можно провести значимое расследование, представляющее общественный интерес. Журналисты также могут вести списки интересующих их лиц в системе «Алеф», которая постоянно сопоставляет эти имена с другими данными в системе.  Так можно автоматизировать рабочий процесс и получить идеи для новых полезных репортажей-расследований.

Расследователи OCCRP разработали «Алеф»  полезный ресурс, позволяющий журналистам  вести поиск по реестрам и сливам. Изображение: Снимок экрана

Что день грядущий нам готовит?

Последние несколько десятилетий транснациональные организованные преступные группировки были на несколько шагов впереди правоохранителей, журналистов-расследователей и активистов. Всё постепенно начало меняться, когда журналисты из разных стран объединили силы. Но у преступников по-прежнему есть преимущество: в их распоряжении огромные ресурсы, и они охотно пользуются новыми технологиями, которые всё равно позволяют им опережать правоохранителей.

К примеру, часто недооцениваемая группа — это так называемые криминальные бизнес-ангелы, которые инвестируют средства в других преступников: рентабельность высокая, а преступные связи открывают для этих привыкших к роскоши людей большие возможности. Журналистам-расследователям нужно лучше понять финансовую экосистему, выстроенную вокруг преступных группировок: где процветает индустрия обслуживания криминала и как разрабатываются новые методы отмывания денег и скрытых инвестиций.

Чтобы не отставать от новых веяний криминального мира, организации журналистов-расследователей должны вкладывать время и деньги в понимание криптовалют, блокчейна, уникальных токенов NFT и других новых инструментов преступного ремесла, которые используются в схемах.

Принцип «следуй за деньгами» скоро превратится в «следуй за кодом» (программным алгоритмом), но, в конце концов, всё это выливается в конкретную недвижимость и предметы роскоши, сопутствующие преступности.

Источник: https://gijn.org/

архивные статьи по теме

Самолечение опасно для… аптекарей

Как Миттал Назарбаева принимал

Сергей ДУВАНОВ: Жанаозен выявил трусость гражданского общества