20 C
Астана
27 июня, 2022
Image default

Организованная преступность: Как расследовать отмывание денег

При­ме­ча­ние редак­то­ра: GIJN запус­ка­ет новую руб­ри­ку по мате­ри­а­лам гото­вя­ще­го­ся к пуб­ли­ка­ции «Посо­бия для жур­на­ли­ста по рас­сле­до­ва­нию орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти», пол­ную вер­сию кото­ро­го мы пре­зен­ту­ем в нояб­ре на Гло­баль­ной кон­фе­рен­ции жур­на­ли­стов-рас­сле­до­ва­те­лейЭта гла­ва, посвя­щён­ная отмы­ва­нию денег, напи­са­на Полом Раду – соос­но­ва­те­лем Про­ек­та по рас­сле­до­ва­нию кор­руп­ции и орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти (OCCRP). Тем, кто инте­ре­су­ет­ся мето­да­ми отсле­жи­ва­ния «гряз­ных денег», сове­ту­ем посмот­реть так­же веби­нар «Рас­сле­до­ва­ние кор­по­ра­тив­ных финан­сов» (на англий­ском) с Ником Мати­а­со­ном из Finance Uncovered, а так­же веби­нар с ана­ли­ти­ком Transparency Int. Russia Рома­ном Рома­нов­ским «Как най­ти вла­дель­цев недви­жи­мо­сти за рубе­жом» (на русском).

Боль­шая часть пре­ступ­ни­ков из тех, чью дея­тель­ность я рас­сле­до­вал за послед­ние два деся­ти­ле­тия, мог­ли бы стать луч­ши­ми в мире пред­при­ни­ма­те­ля­ми. У них есть для это­го всё: наход­чи­вость, твор­че­ский под­ход, сме­кал­ка, спо­соб­ность нала­жи­вать кон­так­ты, лидер­ские каче­ства и, оче­вид­но, необы­чай­ная тяга к рис­ку. Мно­гие из них мог­ли бы срав­нить­ся с Ило­ном Мас­ком в мире леги­тим­но­го биз­не­са, но вме­сто это­го выбра­ли пре­ступ­ный путь, поэто­му с таким набо­ром качеств ста­ли одни­ми из самых опас­ных и ток­сич­ных людей на планете.

Они мыс­лят мас­штаб­но, при этом их биз­нес-пла­ны про­сты: «боль­ше потер­пев­ших, боль­ше денег». Их жизнь облег­ча­ет то, что боль­шин­ство пре­ступ­ни­ков «высо­ко­го ран­га» дей­ству­ют без­на­ка­зан­но на уровне целых кон­ти­нен­тов или даже все­го мира — там, где у них нет есте­ствен­ных вра­гов, посколь­ку пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны обыч­но огра­ни­че­ны сво­и­ми госу­дар­ствен­ны­ми гра­ни­ца­ми и интересами.

Часть первая: Как всё устроено

Финан­со­вые схе­мы преступников

Самое важ­ное в рас­сле­до­ва­нии орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти и кор­руп­ции — пони­мать, как пре­ступ­ни­ки стро­ят свой биз­нес, и выяв­лять те ошиб­ки, кото­рые они совершают.

Из-за слож­но­стей, свя­зан­ных с транс­на­ци­о­наль­ны­ми кри­ми­наль­ны­ми син­ди­ка­та­ми, борь­ба с орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­стью оста­ёт­ся уде­лом жур­на­ли­стов и акти­ви­стов, кото­рые уме­ют нала­жи­вать меж­ду­на­род­ные свя­зи и рабо­тать ради обще­ствен­но­го инте­ре­са. Но новост­ных орга­ни­за­ций, гото­вых высту­пить про­тив одной из самых суро­вых угроз на пла­не­те не так мно­го, да и ресур­сов у них обыч­но недо­ста­точ­но. Впро­чем, с раз­ви­ти­ем меж­ду­на­род­но­го сотруд­ни­че­ства жур­на­ли­сты-рас­сле­до­ва­те­ли поня­ли: пре­ступ­ность во мно­гом ста­но­вит­ся про­сто гото­вой тира­жи­ру­е­мой моде­лью, а из-за это­го её лег­че выяв­лять и раз­об­ла­чать. Про­ще гово­ря, если пре­ступ­ная схе­ма рабо­та­ет в одной стране или в реги­оне, ту же самую модель охот­но экс­пор­ти­ру­ют и в дру­гие стра­ны. Нуж­но про­сто разо­брать­ся в эле­мен­тах этой пре­ступ­ной схе­мы, что­бы эффек­тив­но отсле­жи­вать денеж­ные пото­ки и мешать пре­ступ­ни­кам вести свои дела в при­выч­ном режиме.

Нам нуж­но понять сво­е­го про­тив­ни­ка, что­бы эффек­тив­но рас­сле­до­вать и раз­об­ла­чать его неза­кон­ные дей­ствия. Спер­ва прой­дё­мcя по основ­ным инстру­мен­там, кото­рые пре­ступ­ни­ки исполь­зу­ют, что­бы красть, пря­тать и инве­сти­ро­вать свои день­ги. Во вто­рой гла­ве мы рас­смот­рим наши основ­ные инстру­мен­ты и сове­ты по рас­сле­до­ва­нию и разоблачению.

Пре­ступ­ни­ки, как опыт­ные, так и нович­ки, име­ют в сво­ём рас­по­ря­же­нии реги­о­наль­ную и гло­баль­ную инфра­струк­ту­ру, кото­рая непре­рыв­но выстра­и­ва­ет­ся и обнов­ля­ет­ся той отрас­лью, кото­рую мы в OCCRP назы­ва­ем «инду­стри­ей кри­ми­наль­ных услуг». В эту инфра­струк­ту­ру вхо­дит несмет­ное коли­че­ство юри­стов, бан­ки­ров, бух­гал­те­ров, реги­стра­то­ров, хаке­ров, ком­па­ний по отбе­ли­ва­нию репу­та­ции и мно­гих дру­гих, зара­ба­ты­ва­ю­щих путём содей­ствия пре­ступ­ни­кам в их дея­ни­ях и в инве­сти­ро­ва­нии награб­лен­но­го. Како­вы же основ­ные эле­мен­ты пре­ступ­ле­ний с точ­ки зре­ния финансов?

Ком­па­нии офшор­но­го типа

Уже мно­го напи­са­но про офшор­ную финан­со­вую отрасль и ста­ра­ю­щи­е­ся быть непри­мет­ны­ми ком­па­нии, поз­во­ля­ю­щие пре­ступ­ни­кам неза­мет­но красть и пере­ме­щать боль­шие сум­мы денег из стра­ны в стра­ну. Бла­го­да­ря таким про­ек­там, как

«Офф­шор­ные пре­ступ­ле­ния» (Offshore Crime, Inc.), «Панам­ское досье» (Panama Papers) и дру­гим, эта инду­стрия отмы­ва­ния денег попа­ла в центр вни­ма­ния, а даль­ней­шие мас­штаб­ные сов­мест­ные про­ек­ты, напри­мер, OpenLux, над кото­рым сей­час про­дол­жа­ет рабо­тать OCCRP, пока­за­ли как мно­гие стра­ны без выхо­да к морю, напри­мер, Люк­сем­бург, обес­пе­чи­ва­ют или обес­пе­чи­ва­ли такой же уро­вень сек­рет­но­сти, что и более тра­ди­ци­он­ные офшо­ры. Пони­ма­ние того, как пре­ступ­ни­ки струк­ту­ри­ру­ют свои биз­не­сы и опре­де­ле­ние тех оши­бок, кото­рые они совер­ша­ют, ста­но­вит­ся клю­че­вым фак­то­ром в рас­сле­до­ва­нии орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти и кор­руп­ции на высо­ком уровне.

Под­став­ные лица

Орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти нуж­но пря­тать­ся за под­став­ны­ми лица­ми, так назы­ва­е­мы­ми «про­клад­ка­ми», что­бы офшор­ные ком­па­нии мог­ли обес­пе­чить необ­хо­ди­мую кон­фи­ден­ци­аль­ность опе­ра­ций. Во вре­мя наших рас­сле­до­ва­ний в OCCRP мы опре­де­ли­ли три основ­ных типа под­став­ных лиц: неин­фор­ми­ро­ван­ные, частич­но инфор­ми­ро­ван­ные, и прокладки-соучастники.

Неин­фор­ми­ро­ван­ные, ниче­го не подо­зре­ва­ю­щие про­клад­ки — это люди, у кото­рых укра­ли уста­но­воч­ные дан­ные (ино­гда, напри­мер, слу­ча­ют­ся мас­штаб­ные кра­жи дан­ных у интер­нет-про­вай­де­ров), и кото­рые поня­тия не име­ют, что от их име­ни откры­ли ком­па­нию или бан­ков­ский счёт. Частич­но инфор­ми­ро­ван­ные про­клад­ки сами пере­да­ют свои уста­но­воч­ные доку­мен­ты в обмен на неболь­шие сум­мы денег, но не осо­зна­ют в пол­ной мере мас­штаб кри­ми­наль­но­го биз­не­са или опе­ра­ций, совер­ша­ю­щих­ся под их име­нем. Недоб­ро­со­вест­ные про­клад­ки-соучаст­ни­ки, как ясно из назва­ния, пол­но­стью в кур­се пре­ступ­ных схем, кото­рым они содей­ству­ют, и полу­ча­ют долю при­бы­ли. Зна­ние того, какой тип под­став­ных лиц задей­ство­ван в пре­ступ­ной схе­ме, помо­жет опре­де­лить сле­ду­ю­щие шаги жур­на­ли­ста-рас­сле­до­ва­те­ля, пыта­ю­ще­го­ся её разоблачить.

Поиск в интер­не­те. Изоб­ра­же­ние: Джеф­фер­сон Сан­тос, сайт Unsplash

Бан­ки

Несмот­ря на недав­нее появ­ле­ние инно­ва­ци­он­ных про­дук­тов в финан­со­вом сек­то­ре, напри­мер, крип­то­ва­лют, бан­ки оста­ют­ся глав­ней­шей состав­ля­ю­щей миро­вых финан­со­вых систем. Есте­ствен­но, ими стре­мят­ся вос­поль­зо­вать­ся и орга­ни­зо­ван­ные пре­ступ­ные груп­пы, кото­рым бан­ков­ская отрасль нуж­на для сво­их целей. Как и в слу­чае с под­став­ны­ми лица­ми, есть совер­шен­но доб­ро­со­вест­ные бан­ки, есть откро­вен­ные соучаст­ни­ки, а есть и те, кто как буд­то не гото­вы, а воз­мож­но не жела­ют оста­но­вить поток пре­ступ­ных средств, про­хо­дя­щих по их счетам.

Бан­ков­ская систе­ма состо­ит из мири­а­да малень­ких, сред­них и круп­ных бан­ков и их дочер­них ком­па­ний. Важ­но отме­тить, что неболь­шие бан­ки могут при­со­еди­нить­ся к гло­баль­ной финан­со­вой систе­ме, толь­ко если откро­ют так назы­ва­е­мые кор­ре­спон­дент­ские сче­та в круп­ных бан­ках, кото­рые обес­пе­чи­ва­ют доступ к пере­во­дам в раз­ные стра­ны. Мы рас­сле­до­ва­ли мно­го малых и сред­них бан­ков, кото­рые были цели­ком или частич­но в соб­ствен­но­сти или под управ­ле­ни­ем пре­ступ­ни­ков, но они всё рав­но задей­ство­ва­ли самые круп­ные миро­вые бан­ки для отправ­ки и полу­че­ния боль­ших сумм гряз­ных денег. Умные пре­ступ­ни­ки дав­но поня­ли, что как пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны стес­не­ны огра­ни­че­ни­я­ми сво­ей под­след­ствен­но­сти, да и бан­кам недо­ста­ёт сотруд­ни­че­ства, а систе­мы финан­со­во­го регу­ли­ро­ва­ния направ­ле­ны на выяв­ле­ние отдель­ных или мел­ко­се­рий­ных подо­зри­тель­ных сде­лок. Доку­мен­ты FinCENFiles ясно пока­за­ли, что бан­ки не справ­ля­ют­ся с выяв­ле­ни­ем мас­штаб­но­го отмы­ва­ния денег. Пре­ступ­ни­ки поль­зу­ют­ся этим в сво­их целях, раз­де­ляя круп­ные объ­ё­мы средств меж­ду раз­ны­ми бан­ка­ми и сче­та­ми, что­бы ни один банк не полу­чил ясной кар­ти­ны этих мас­штаб­ных опе­ра­ций по отмы­ва­нию средств.

Под­дель­ные дого­во­ры и счета-фактуры

Для реа­ли­за­ции рас­про­стра­нён­ных схем отмы­ва­ния денег пре­ступ­ни­ки исполь­зу­ют под­дель­ные доку­мен­ты: кон­трак­ты и сче­та-фак­ту­ры, кото­рые при­креп­ля­ют в под­твер­жде­ние бан­ков­ских сде­лок. Эти фик­тив­ные сче­та на бума­ге удо­сто­ве­ря­ют, что пар­тия, напри­мер, ком­пью­те­ров, была про­да­на из офшор­ной ком­па­нии А в офшор­ную ком­па­нию В. На самом деле ника­кой реаль­ной сдел­ки не было, но день­ги со счё­та на счёт пере­шли. Эта неза­кон­ная прак­ти­ка назы­ва­ет­ся «отмы­ва­ние денег с исполь­зо­ва­ни­ем тор­гов­ли», и состав­ля­ет, пожа­луй, основ­ную часть подоб­ных финан­со­вых пре­ступ­ле­ний во всём мире. По понят­ным при­чи­нам бан­ков­ский спе­ци­а­лист, про­ве­ря­ю­щий доку­мен­ты, не смо­жет про­ве­рить содер­жи­мое каж­до­го гру­зо­во­го кон­тей­не­ра, свя­зан­но­го с финан­со­вой про­вод­кой — и орга­ни­зо­ван­ная пре­ступ­ность этим пользуется.

В дру­гих слу­ча­ях под­дель­ные доку­мен­ты, при­ло­жен­ные к бан­ков­ским сдел­кам, заве­ря­ют фик­тив­ные кре­ди­ты и услу­ги — с теми же результатами.

Сек­рет эффек­тив­но­го отмы­ва­ния денег — пред­ло­жить все четы­ре этих ком­по­нен­та еди­ным паке­том пре­ступ­ным груп­пам и кор­рум­пи­ро­ван­ным поли­ти­кам. На самом деле инду­стрия кри­ми­наль­ных услуг даже пуб­ли­ку­ет посо­бия по мошен­ни­че­ству — ряд инструк­ций о том, как созда­вать ком­па­нии, заво­дить бан­ков­ские сче­та, фир­мы-про­клад­ки и созда­вать под­дель­ные сче­та-фак­ту­ры, не при­вле­кая вни­ма­ние бан­ков­ских регу­ля­то­ров или пра­во­охра­ни­те­лей. Вот при­мер реко­мен­да­ции из тако­го посо­бия по отмы­ва­нию денег, кото­рое рас­про­стра­нял один лат­вий­ский банк и кото­рое выявил OCCRP:

«Усло­вия постав­ки, ука­зан­ные в кон­трак­те или счё­те-фак­ту­ре долж­ны быть реа­ли­стич­ны. Ука­зы­вая това­ры, поду­май­те, как они будут «отгру­жать­ся» (вес гру­за, объ­ём, адрес заво­да-про­из­во­ди­те­ля, тип транс­пор­та (авто­мо­биль­ный, желез­но­до­рож­ный или мор­ской). В слу­чае «постав­ки» това­ров очень боль­шо­го объ­ё­ма или тон­на­жа, ука­зы­вай­те, пожа­луй­ста, завод вбли­зи желез­ной доро­ги или порта».

В OCCRP мы назы­ва­ем такие систе­мы отмы­ва­ния денег под ключ «финан­со­вы­ми пра­чеч­ны­ми» или «ланд­ро­ма­та­ми». Они высту­па­ют уни­вер­саль­ны­ми про­ме­жу­точ­ны­ми ком­па­ни­я­ми. Обыч­но их созда­ёт банк или дру­гая ком­па­ния, предо­став­ля­ю­щая финан­со­вые услу­ги, помо­гая кли­ен­там отмы­вать день­ги, добы­тые пре­ступ­ным путём, укры­вать акти­вы, вымы­вать сред­ства из ком­па­ний, укло­нять­ся от нало­гов и валют­ных огра­ни­че­ний или выво­дить день­ги в офшор. OCCRP при­ду­мал этот тер­мин в 2014 году при рас­сле­до­ва­нии Рос­сий­ской финан­со­вой мегапрачечной.

Пра­чеч­ная (ланд­ро­мат) — это такой финан­со­вый экви­ва­лент бра­у­зе­ра TOR, кото­рый обес­пе­чи­ва­ет пол­ную ано­ним­ность в Интер­не­те. Пра­чеч­ные поз­во­ля­ют людям делить отмы­тые день­ги меж­ду раз­ны­ми бан­ка­ми, что­бы, напо­до­бие TOR, обес­пе­чи­вать кон­фи­ден­ци­аль­ность — ни одно из учре­жде­ний не видит пол­ной кар­ти­ны того, что происходит.

Пра­чеч­ные состо­ят из ком­па­ний, раз­бро­сан­ных по все­му миру, кото­рые выгля­дят неза­ви­си­мы­ми, но на самом деле кон­тро­ли­ру­ют­ся одним лицом — обыч­но бан­ком. Про­цесс отмы­ва­ния начи­на­ет­ся тогда, когда кли­ент отправ­ля­ет день­ги на узло­вую ком­па­нию сети, часто по под­дель­ным доку­мен­там куп­ли-про­да­жи това­ра или услу­ги. Отту­да день­ги рас­сы­ла­ют­ся на дру­гие узлы, и сопро­вож­да­ют­ся пач­кой дру­гих фик­тив­ных доку­мен­тов. В кон­це кон­цов день­ги ухо­дят в офшор­ную ком­па­нию или дру­гое место, выбран­ное кли­ен­том (за выче­том комис­сии опе­ра­то­ров пра­чеч­ной). Вла­де­лец средств и их источ­ник теря­ют­ся в мут­ной чере­де сде­лок, так что даже пра­во­охра­ни­те­лям слож­но её отсле­дить. (Подроб­нее о том, как это рабо­та­ет, читай­те в ста­тье OCCRP «Ланд­ро­ма­ты: вопро­сы и отве­ты»).

Про­стой при­мер того, как ланд­ро­ма­ты могут ухо­дить от кон­тро­ля со сто­ро­ны круп­ней­ших бан­ков стал изве­стен бла­го­да­ря утеч­ке внут­рен­не­го доку­мен­та Дой­че-бан­ка, в кото­ром опи­сы­ва­ет­ся неспо­соб­ность бан­ка выявить «Рос­сий­скую мега­пра­чеч­ную», мани­пу­ли­ро­вав­шую его гло­баль­ной финан­со­вой инфраструктурой.

Внут­рен­ний слайд Дой­че-бан­ка, полу­чен­ный OCCRP, опи­сы­ва­ет, как банк стал неволь­ным парт­нё­ром в круп­ной рос­сий­ской схе­ме отмы­ва­ния денег. Изоб­ра­же­ние: Сни­мок экрана

Суще­ству­ет мно­го при­ме­ров того, как орга­ни­зо­ван­ная пре­ступ­ность мани­пу­ли­ру­ет миро­вы­ми финан­со­вы­ми систе­ма­ми. Сле­ду­ю­щие три при­ме­ра отно­сят­ся к трём раз­ным гео­гра­фи­че­ским реги­о­нам, но тот же шаб­лон повто­ря­ет­ся вез­де и вклю­ча­ет в себя все или часть эле­мен­тов схе­мы «рос­сий­ской финан­со­вой мегапрачечной».

Азер­бай­джан­ский ланд­ро­мат и иран­ский анти­санк­ци­он­ный «эко­но­ми­че­ский джихад»

Азер­бай­джан­ский ланд­ро­мат, в первую оче­редь, поз­во­лял бакин­ской эли­те под­ку­пать евро­пей­ских поли­ти­ков и выво­дить из стра­ны сот­ни мил­ли­о­нов. Но OCCRP обна­ру­жил, что эта маши­на по отмы­ва­нию денег так­же исполь­зо­ва­лась Ира­ном для обхо­да аме­ри­кан­ских и евро­пей­ских санк­ций, при содей­ствии орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­ной груп­пы под руко­вод­ством Резы Зар­ра­ба, иран­ско-турец­ко­го пре­ступ­ни­ка, очень близ­ко­го к пре­зи­ден­ту Тур­ции Редже­пу Тайи­пу Эрдо­га­ну. Отмы­ва­ние денег Зар­ра­бом име­ло все опи­сан­ные выше клас­си­че­ские при­зна­ки, и при­ве­ло к рас­ту­ще­му гео­по­ли­ти­че­ско­му скан­да­лу меж­ду Тур­ци­ей, США и Ира­ном — что пока­зы­ва­ет, как орга­ни­зо­ван­ная пре­ступ­ность про­цве­та­ет даже в неспо­кой­ные вре­ме­на, исполь­зуя поли­ти­че­ские дрязги.

«Ланд­ро­мат Тройка»

«Ланд­ро­мат Трой­ка» состав­лял ком­плекс­ную финан­со­вую систе­му, кото­рая поз­во­ля­ла рос­сий­ским оли­гар­хам и поли­ти­кам выс­ших эше­ло­нов вла­сти тай­ком инве­сти­ро­вать свои нечест­но при­об­ре­тён­ные мил­ли­о­ны, укло­нять­ся от упла­ты нало­гов, при­об­ре­тать акции в гос­пред­при­я­ти­ях, поку­пать недви­жи­мость в Рос­сии и за рубе­жом и так далее. «Ланд­ро­мат Трой­ка» был создан, что­бы скрыть лич­но­сти тех, кто сто­ит за эти­ми сдел­ка­ми, и был выяв­лен OCCRP и парт­нё­ра­ми про­ек­та путём тща­тель­но­го ана­ли­за дан­ных и рас­сле­до­ва­тель­ской рабо­ты. В ходе это­го рас­сле­до­ва­ния исполь­зо­ва­лась одна из круп­ней­ших уте­чек бан­ков­ской инфор­ма­ции: дан­ные око­ло 1,3 мил­ли­о­на тран­зак­ций от 238 000 ком­па­ний. Что­бы посмот­реть объ­яс­ня­ю­щее эту схе­му видео, нажми­те здесь.

Выяв­ле­ние «Ланд­ро­ма­та Трой­ки» ста­ло резуль­та­том обра­бот­ки огром­но­го набо­ра очень ску­пых дан­ных о бан­ков­ских опе­ра­ци­ях. Мы ста­ли искать какие-то зако­но­мер­но­сти, что­бы выявить и отде­лить тран­зак­ции, свя­зан­ные с тем явле­ни­ем, кото­рое мы потом окре­сти­ли «Ланд­ро­мат Трой­ка». При­шлось искать ошиб­ки и битые ссыл­ки, что­бы опре­де­лять, кто орга­ни­зо­вы­вал эту систе­му и кто ею поль­зо­вал­ся. Путём тща­тель­но­го ана­ли­за дан­ных мы, нако­нец, выяс­ни­ли, что бан­ки­ры, созда­вав­шие эту схе­му, допу­сти­ли мел­кую, но фаталь­ную оплош­ность: они повтор­но исполь­зо­ва­ли три ком­па­нии-про­клад­ки для про­ве­де­ния выплат аген­там-реги­стра­то­рам, кото­рые созда­ва­ли десят­ки дру­гих офшор­ных ком­па­ний для про­ве­де­ния опе­ра­ций на мил­ли­ар­ды дол­ла­ров. Эти выпла­ты — каж­дая изме­ря­лась все­го в сот­нях дол­ла­ров — конеч­но же теря­лись в мил­ли­о­нах куда более круп­ных сде­лок, так что при­шлось отдель­но искать и отсле­жи­вать каж­дую, что­бы уви­деть их место в общей зако­но­мер­но­сти. Вся схе­ма «Ланд­ро­ма­та Трой­ка» ста­ла оче­вид­на после того, как мы заце­пи­ли эту свя­зу­ю­щую нить.

Груп­пи­ров­ка Ривье­ры Майя

Груп­пи­ров­ка Ривье­ры Майя — без­жа­лост­ная и жесто­кая транс­гра­нич­ная орга­ни­за­ция, на при­ме­ре кото­рой хоро­шо вид­но, как орга­ни­зо­ван­ная пре­ступ­ность наби­ра­ет обо­ро­ты и при­об­ре­та­ет раз­ные фор­мы. Бан­ди­ты в этом слу­чае начи­на­ли в Евро­пе с мало­го, как ским­ме­ры — те, кто кра­дёт номе­ра бан­ков­ских кар­то­чек, уста­нав­ли­вая в бан­ко­ма­ты неза­кон­ные насад­ки или про­грамм­ное обес­пе­че­ние. Но затем на дру­гом кон­ти­нен­те они заве­ли парт­нёр­ские отно­ше­ния с мек­си­кан­ским бан­ком, и смог­ли уста­но­вить более 100 бан­ко­ма­тов на Ривье­ре Майя — тури­сти­че­ском реги­оне от Кан­ку­на до Тулу­ма на юге Мек­си­ки. Это им при­нес­ло более $200 мил­ли­о­нов неза­кон­ной выруч­ки. Груп­пи­ров­ка исполь­зо­ва­ла под­дель­ные доку­мен­ты, фаль­ши­вые пас­пор­та и под­став­ные ком­па­нии не толь­ко для постро­е­ния сво­е­го биз­не­са, но и что­бы скры­вать бег­ле­цов от пра­во­су­дия и пере­прав­лять людей из Мек­си­ки в США.

Часть вторая: Как в этом разобраться — советы и инструменты

Жур­на­ли­стам-рас­сле­до­ва­те­лям сто­ит сосре­до­то­чить­ся на реест­рах недви­жи­мо­сти, что­бы разо­брать­ся в инве­сти­ци­ях и в мас­шта­бах отмы­ва­ния средств орга­ни­зо­ван­ной преступностью.

Как мы видим на выше­ука­зан­ных при­ме­рах, орга­ни­зо­ван­ные пре­ступ­ные груп­пи­ров­ки могут при­ме­нять весь­ма изощ­рён­ные пути кра­жи, сокры­тия и инве­сти­ро­ва­ния сво­их средств. Но они не могут кон­тро­ли­ро­вать вре­мя. С каж­дым днём жур­на­ли­сты, акти­ви­сты и дру­гие рас­сле­до­ва­те­ли при­об­ре­та­ют всё боль­ше опы­та в ана­ли­зе транс­на­ци­о­наль­ных отчё­тов, а пра­ви­тель­ства по все­му миру внед­ря­ют всё боль­ше пра­вил о кор­по­ра­тив­ной и иму­ще­ствен­ной прозрачности.

Бан­ков­ские и судеб­ные реестры

Доступ к бан­ков­ским дан­ным — Свя­той Гра­аль рас­сле­до­ва­ний финан­сов орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти, но к сожа­ле­нию бан­ков­ские дан­ные добыть слож­но, это кон­фи­ден­ци­аль­ные доку­мен­ты. Репор­тё­ры не все­гда могут пола­гать­ся на сли­вы от раз­об­ла­чи­те­лей сре­ди сотруд­ни­ков бан­ков и финан­со­вых регу­ля­то­ров. Но есть и дру­гой спо­соб эти дан­ные достать. Такие доку­мен­ты часто под­ши­ва­ют к уго­лов­ным делам про­тив орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти — а то и про­сто к делам о хозяй­ствен­ных и граж­дан­ских спо­рах. Здесь всё зави­сит от стра­ны: США, напри­мер, щед­рый источ­ник бан­ков­ских дан­ных обо всём мире бла­го­да­ря служ­бе Пуб­лич­но­го досту­па к элек­трон­ным судеб­ным доку­мен­там (PACER).

Так, OCCRP полу­чил сот­ни тысяч бан­ков­ских запи­сей, про­ве­ряя дан­ные PACER и пода­вая запро­сы на рас­кры­тие инфор­ма­ции в аме­ри­кан­ские суды, после того, как в стране нача­лось про­из­вод­ство по делу гла­ва­ря «Азер­бай­джан­ско­го ланд­ро­ма­та», Резы Зар­ра­ба. До того мы полу­ча­ли подоб­ные доку­мен­ты от судов из дру­гих стран. Эти бан­ков­ские запи­си часто мас­со­во изы­ма­ют­ся пра­во­охра­ни­тель­ны­ми орга­на­ми — насто­я­щее сокро­ви­ще для жур­на­ли­стов-рас­сле­до­ва­те­лей, кото­рые смо­гут их получить!

Утеч­ки сооб­ще­ний о подо­зри­тель­ных финан­со­вых опе­ра­ци­ях (SAR – suspicious activity report) из фин­учре­жде­ний, напри­мер, полу­чен­ные в рас­сле­до­ва­нии FinCENFiles, тоже могут пока­зать изнан­ку бан­ков­ских тайн. Уте­чек будет всё боль­ше по каче­ству и коли­че­ству, и если их исполь­зо­вать в паре с судеб­ны­ми доку­мен­та­ми, то они ста­нут чрез­вы­чай­но цен­ным ресур­сом для жур­на­ли­стов-рас­сле­до­ва­те­лей и для обще­ствен­но­сти, кото­рой они служат.

Судеб­ные реест­ры и осо­бен­но хозяй­ствен­ные спо­ры меж­ду дву­мя пре­ступ­ны­ми орга­ни­за­ци­я­ми так­же могут быть очень полез­ны рас­сле­до­ва­те­лям — пре­ступ­ни­ки в них пуб­лич­но выва­ли­ва­ют на оппо­нен­та всю грязь, слов­но в бра­ко­раз­вод­ных делах.

Реест­ры недвижимости

Пре­ступ­ни­ки любят вла­деть веща­ми. Кому-то нра­вит­ся хва­стать­ся шикар­ны­ми авто, часа­ми или дру­ги­ми пред­ме­та­ми рос­ко­ши, но основ­ные дохо­ды орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти часто инве­сти­ру­ют­ся в недви­жи­мость, напри­мер, в рос­кош­ные особ­ня­ки или в круп­ные сель­ско­хо­зяй­ствен­ные или лес­ные уго­дья. Жур­на­ли­стам-рас­сле­до­ва­те­лям сто­ит уси­лить вни­ма­ние к реест­рам недви­жи­мо­сти — они могут ока­зать­ся полез­ны, что­бы разо­брать­ся в инве­сти­ци­ях и в мас­шта­бах отмы­ва­ния средств орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­стью. В боль­шин­стве стран све­де­ния о недви­жи­мом иму­ще­стве — пуб­лич­ная инфор­ма­ция, содер­жа­щая дан­ные о теку­щем вла­дель­це, быв­ших вла­дель­цах, а так­же неко­то­рые финан­со­вые подроб­но­сти — напри­мер сто­и­мость покуп­ки и упла­чен­ный с неё налог.

Реест­ры юри­ди­че­ских лиц

Наци­о­наль­ные или меж­ду­на­род­ные реест­ры юри­ди­че­ских лиц могут дать све­де­ния не толь­ко про учре­ди­те­лей и чле­нов прав­ле­ния, но и, во мно­гих слу­ча­ях, о финан­со­вых пока­за­те­лях ком­па­нии. В ред­ких ситу­а­ци­ях эти реест­ры так­же могут содер­жать све­де­ния о бан­ков­ских опе­ра­ци­ях, иму­ще­стве, или даже отры­воч­ные дан­ные о бене­фи­ци­ар­ных соб­ствен­ни­ках — дру­гих офшор­ных ком­па­ни­ях. Доста­точ­но часто мы полу­ча­ем инфор­ма­цию о бене­фи­ци­ар­ных соб­ствен­ни­ках через реест­ры юри­ди­че­ских лиц или иму­ще­ства там, где эти ком­па­нии инве­сти­ру­ют свои неза­кон­но добы­тые сред­ства. При этом сле­ду­ет учи­ты­вать, что не все све­де­ния оциф­ро­ва­ны и про­ин­дек­си­ро­ва­ны в базах дан­ных, поэто­му порой лич­ный визит или зво­нок по теле­фо­ну могут помочь полу­чить намно­го боль­ше дан­ных, чем доступ­но онлайн.

Важ­ный этап в выяв­ле­нии отмы­ва­ния денег на высо­ком уровне состо­ит в опре­де­ле­нии бене­фи­ци­ар­ных соб­ствен­ни­ков бан­ков. К бан­кам сто­ит отно­сить­ся как и к любым дру­гим юри­ди­че­ским лицам: поста­рать­ся опре­де­лить, кто ими вла­де­ет. Это осо­бен­но важ­но в слу­чае ново­со­здан­ных бан­ков мало­го и сред­не­го размера.

Внеш­не­тор­го­вые базы данных

Мы часто исполь­зу­ем такие базы дан­ных как ImportGenius или Panjiva для отсле­жи­ва­ния опе­ра­ций импор­та-экс­пор­та. Это доро­гие базы дан­ных — загру­зить све­де­ния об импор­те в США по одной ком­па­нии из ImportGenius сто­ит 199 дол­ла­ров — но они могут помочь в выяв­ле­нии отмы­ва­ния денег под видом тор­гов­ли и заме­шан­ных в этом ком­па­ний. Мы исполь­зо­ва­ли эти базы дан­ных, что­бы про­ве­рить, свя­за­ны ли ком­па­нии, кото­рых мы нашли в ланд­ро­ма­тах, с дру­ги­ми сомни­тель­ны­ми ком­мер­че­ски­ми опе­ра­ци­я­ми. Сто­ит отме­тить: во мно­гих стра­нах све­де­ния о внеш­не­тор­го­вых опе­ра­ци­ях за год мож­но полу­чить путём запро­сов о предо­став­ле­нии пуб­лич­ной инфор­ма­ции, а Веб-сайт ста­ти­сти­че­ской базы дан­ных ООН Comtrade тоже может пред­ло­жить полез­ные дан­ные о тор­гов­ле, в кото­рых мож­но выявить зако­но­мер­но­сти импорта-экспорта.

Алеф

В OCCRP постро­ен гло­баль­ный архив исход­ных мате­ри­а­лов для жур­на­ли­стов-рас­сле­до­ва­те­лей под назва­ни­ем Алеф. В нём мы индек­си­ру­ем инфор­ма­цию про ком­па­нии, иму­ще­ство, бан­ков­ские сче­та, судеб­ные дела, сли­вы и мно­гие дру­гие дан­ные. Но индек­си­ро­ва­ние — это толь­ко нача­ло. «Алеф» поз­во­ля­ет жур­на­ли­стам разо­брать­ся в дан­ных и выявить зако­но­мер­но­сти дей­ствий пре­ступ­ни­ков, на осно­ве кото­рых мож­но про­ве­сти зна­чи­мое рас­сле­до­ва­ние, пред­став­ля­ю­щее обще­ствен­ный инте­рес. Жур­на­ли­сты так­же могут вести спис­ки инте­ре­су­ю­щих их лиц в систе­ме «Алеф», кото­рая посто­ян­но сопо­став­ля­ет эти име­на с дру­ги­ми дан­ны­ми в систе­ме.  Так мож­но авто­ма­ти­зи­ро­вать рабо­чий про­цесс и полу­чить идеи для новых полез­ных репортажей-расследований.

Рас­сле­до­ва­те­ли OCCRP раз­ра­бо­та­ли «Алеф»  полез­ный ресурс, поз­во­ля­ю­щий жур­на­ли­стам  вести поиск по реест­рам и сли­вам. Изоб­ра­же­ние: Сни­мок экрана

Что день гря­ду­щий нам готовит?

Послед­ние несколь­ко деся­ти­ле­тий транс­на­ци­о­наль­ные орга­ни­зо­ван­ные пре­ступ­ные груп­пи­ров­ки были на несколь­ко шагов впе­ре­ди пра­во­охра­ни­те­лей, жур­на­ли­стов-рас­сле­до­ва­те­лей и акти­ви­стов. Всё посте­пен­но нача­ло менять­ся, когда жур­на­ли­сты из раз­ных стран объ­еди­ни­ли силы. Но у пре­ступ­ни­ков по-преж­не­му есть пре­иму­ще­ство: в их рас­по­ря­же­нии огром­ные ресур­сы, и они охот­но поль­зу­ют­ся новы­ми тех­но­ло­ги­я­ми, кото­рые всё рав­но поз­во­ля­ют им опе­ре­жать правоохранителей.

К при­ме­ру, часто недо­оце­ни­ва­е­мая груп­па — это так назы­ва­е­мые кри­ми­наль­ные биз­нес-анге­лы, кото­рые инве­сти­ру­ют сред­ства в дру­гих пре­ступ­ни­ков: рен­та­бель­ность высо­кая, а пре­ступ­ные свя­зи откры­ва­ют для этих при­вык­ших к рос­ко­ши людей боль­шие воз­мож­но­сти. Жур­на­ли­стам-рас­сле­до­ва­те­лям нуж­но луч­ше понять финан­со­вую эко­си­сте­му, выстро­ен­ную вокруг пре­ступ­ных груп­пи­ро­вок: где про­цве­та­ет инду­стрия обслу­жи­ва­ния кри­ми­на­ла и как раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся новые мето­ды отмы­ва­ния денег и скры­тых инвестиций.

Что­бы не отста­вать от новых вея­ний кри­ми­наль­но­го мира, орга­ни­за­ции жур­на­ли­стов-рас­сле­до­ва­те­лей долж­ны вкла­ды­вать вре­мя и день­ги в пони­ма­ние крип­то­ва­лют, блок­чей­на, уни­каль­ных токе­нов NFT и дру­гих новых инстру­мен­тов пре­ступ­но­го ремес­ла, кото­рые исполь­зу­ют­ся в схемах.

Прин­цип «сле­дуй за день­га­ми» ско­ро пре­вра­тит­ся в «сле­дуй за кодом» (про­грамм­ным алго­рит­мом), но, в кон­це кон­цов, всё это выли­ва­ет­ся в кон­крет­ную недви­жи­мость и пред­ме­ты рос­ко­ши, сопут­ству­ю­щие преступности.

Источ­ник: https://gijn.org/

архивные статьи по теме

Потребляйте меньше, но платите больше

Суд над Аблязовым: как отреагировали в Казахстане?

Editor

Мухтара Аблязова под домашний арест не отпустили

Editor