25 C
Астана
15 июля, 2024
Image default

Оразалы Ержанов: Какие схемы использует ERG для вывода капиталов за рубеж

Евразий­скую груп­пу окле­ве­та­ли и нанес­ли ей репу­та­ци­он­ный ущерб – так гово­рит­ся в заяв­ле­нии, подан­ном юри­ста­ми ERG в пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны с тре­бо­ва­ни­ем при­влечь к ответ­ствен­но­сти дирек­то­ра фон­да по воз­вра­ту акти­вов Elge Qaitaru Ора­за­лы Ержа­но­ва и их экс­пер­та Искан­де­ра Бейсембетова.

О том, в чем они «про­ви­ни­лись» перед Eurasian Resources Group, Ора­за­лы Ержа­нов рас­ска­зал Вади­му Борей­ко в интер­вью, кото­рое вышло на YouTube-кана­ле «Гипер­бо­рей» 28 декаб­ря 2022 года.

Горбачев назвал Казахстан лабораторией для экспериментов

В.Б. Ора­за­лы Сан­та­е­вич, это граж­дан­ский иск или уголовный?

О.Е. Это ста­тья о кле­ве­те, она была пере­ве­де­на из уго­лов­но­го кодек­са в адми­ни­стра­тив­ный, то есть это адми­ни­стра­тив­ное дело.

В.Б. Како­вы иско­вые требования?

О.Е. Ну, это не иск (иск – поня­тие из обла­сти граж­дан­ско­го судо­про­из­вод­ства), это заяв­ле­ние о том, что в ходе пресс-кон­фе­рен­ции 27 октяб­ря ухо­дя­ще­го года мы с моим кол­ле­гой Искан­де­ром Бей­сем­бе­то­вым сво­и­ми сло­ва­ми — в прин­ци­пе все­ми, что мы там гово­ри­ли — мог­ли нане­сти урон репу­та­ции ЕRG.

В.Б. Обыч­но в таких заяв­ле­ни­ях тре­бу­ют опро­вер­же­ния кон­крет­ных слов. Что имен­но тре­бу­ет опро­верг­нуть ЕRG?

На снимке: адвокат Джохар Утебеков.На снимке: адвокат Джохар Утебеков.
На сним­ке: адво­кат Джо­хар Утебеков.

О.Е. Я озна­ко­мил­ся с заяв­ле­ни­ем лишь поза­вче­ра, мы полу­чи­ли копию и при­бег­ли к услу­гам адво­ка­тов — Джо­ха­ра Уте­бе­ко­ва и Алим­жа­на Орал­бая, они сей­час изу­ча­ют все мате­ри­а­лы. У заяви­те­ля есть част­ное заклю­че­ние фило­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы наших слов, и мы обра­ти­лись в поли­цию (так как по кодек­су рас­смат­ри­ва­ет поли­ция), что­бы теперь такая экс­пер­ти­за была офи­ци­аль­но назна­че­на. Я уви­дел в доку­мен­тах толь­ко вывод, где не заме­тил выде­ле­ний каких-то слов или фраз.

В.Б. То есть тре­бу­ют опро­вер­же­ния ваших заяв­ле­ний «оптом»?

О.Е. Да, если мож­но так ска­зать. И я хотел бы поздра­вить весь народ Казах­ста­на с этим собы­ти­ем. Я вам ска­жу – поче­му. Мы недав­но были в Лон­доне и слы­ша­ли, как на ЕRG жалу­ют­ся бук­валь­но все жур­на­ли­сты: что они очень агрес­сив­но настро­е­ны, вез­де пода­ют в суды, прав­да, не все­гда доби­ва­ют­ся успе­хов – где-то им отка­за­ли в рас­смот­ре­нии, что-то они выиг­ра­ли, где-то еще идут какие-то про­цес­сы, насколь­ко я пони­маю, есть успе­хи и у дру­гой стороны…

Но в Казах­стане подоб­ных про­цес­сов не было. Я знаю жур­на­ли­стов, кото­рые так же нахо­дят­ся в состо­я­нии борь­бы с Евразий­ской груп­пой, кто напра­вил боль­шое коли­че­ство запро­сов — в основ­ном, конеч­но, в мини­стер­ство финан­сов — и ниче­го! Ника­ких подроб­ных отве­тов они не полу­ча­ли. Но если, я на это наде­юсь, наше дело дой­дет до суда и у нас будет воз­мож­ность судить­ся с ЕRG пуб­лич­но, мы сде­ла­ем все, что­бы под­нять мак­си­мум мате­ри­а­лов в под­твер­жде­ние того, о чем мы гово­ри­ли. Здесь я не вижу осно­ва­ний что-то засекречивать.

В.Б. Захо­тят — сде­ла­ют все что угод­но. Они же сами не сле­ду­ют зако­нам — я имею в виду суд, про­ку­ра­ту­ру и след­ствен­ные орга­ны – за испол­не­ни­ем кото­рых долж­ны следить.

О.Е. Смот­ри­те, что я думаю: мне кажет­ся, они немно­го не рас­счи­та­ли. Не рас­счи­та­ли и не про­чув­ство­ва­ли то состо­я­ние, в кото­ром нахо­дит­ся стра­на. Помни­те, после декабрь­ских собы­тий, в нача­ле 1987 года, у Гор­ба­че­ва спро­си­ли, что, по его мне­нию, про­изо­шло, и он отве­тил: «Да мы вооб­ще не ожи­да­ли. Казах­стан — это была лабо­ра­то­рия для любых экс­пе­ри­мен­тов». Я сам читал эти слова.

И мне кажет­ся, те, кто сей­час сто­ит за этим заяв­ле­ни­ем, его ини­ци­а­то­ры, они так же дума­ют: что здесь мож­но делать все что угод­но. Но я бы ска­зал им: гос­по­да, я наде­юсь, я уве­рен, что вре­ме­на поме­ня­лись, мы не явля­ем­ся лабо­ра­то­ри­ей, народ Казах­ста­на — не лабо­ра­тор­ные кро­ли­ки. И наш фонд не кро­ли­ки — руки опус­кать не будем и сде­ла­ем мак­си­маль­но все, что­бы до наро­да дошла вся прав­да это­го дела.

Для чего представители правительства в совете директоров ERG?

В.Б. Объ­яс­ни­те мне такую вещь: у ваше­го фон­да уже было несколь­ко пресс-кон­фе­рен­ций, вы выдви­га­е­те серьез­ные обви­не­ния не толь­ко в адрес ERG — были и Тимур Кули­ба­ев, и Jusan Bank, и «Каза­хмыс», и вы назы­ва­ли и Эду­ар­да Огая (пред­се­да­тель сове­та дирек­то­ров ТОО «Каза­хмыс»), и Вла­ди­ми­ра Кима (пре­зи­дент ТОО «Каза­хмыс хол­динг»), и мно­гих дру­гих оли­гар­хов. Поче­му никто из них вооб­ще никак ни сре­а­ги­ро­вал, я уже не гово­рю о судеб­ных претензиях?

О.Е. Я думаю, это осо­бен­но­сти нашей стра­ны, сло­жив­ша­я­ся прак­ти­ка: эти люди, навер­ное, ока­за­лись умнее, чем наши нынеш­ние оппо­нен­ты. Они пони­ма­ют, что реше­ние об их судь­бе — нару­ши­ли они закон, не нару­ши­ли, укра­ли, не укра­ли, нака­жут их, не нака­жут — это не в руках граж­дан­ско­го обще­ства, а в руках людей, кото­рые нахо­дят­ся в Астане. Поэто­му они и посчи­та­ли излиш­ним, навер­ное, опус­кать­ся до тако­го уров­ня — пода­вать на кого-то в суд…

В.Б. Хоро­шо, поче­му те так не посту­пи­ли — понят­но, а поче­му так посту­пи­ли эти?

О.Е. Слож­но ска­зать. Вы же помни­те, на той пресс-кон­фе­рен­ции мы огла­си­ли текст наше­го заяв­ле­ния. Оно не было адре­со­ва­но ERG. Мы, как граж­дане нашей стра­ны, обра­ти­лись с переч­нем вопро­сов (их было 10) к наше­му соб­ствен­но­му госу­дар­ству: к пре­зи­ден­ту, к пре­мьер-мини­стру, к гене­раль­но­му про­ку­ро­ру, в анти­кор­руп­ци­он­ное агент­ство и агент­ство по финан­со­во­му мони­то­рин­гу. И на про­шлой неде­ле мы полу­чи­ли — навер­ное, это кон­со­ли­ди­ро­ван­ный ответ — по всем нашим вопро­сам, от мини­стер­ства финан­сов. Очень занимательный.

На сним­ке: Серик Жумангарин.

В.Б. Напом­ню чита­те­лям, что один из акци­о­не­ров ERG — пра­ви­тель­ство, у него 40%, это нема­ло. И пра­ви­тель­ство пред­став­ля­ют вице-пре­мьер, министр тор­гов­ли и инте­гра­ции Серик Жуман­га­рин, и тоже вице-пре­мьер, министр финан­сов Еру­лан Жамау­ба­ев – вы от него полу­чи­ли письмо?

На сним­ке: Еру­лан Жамаубаев.

О.Е. Мы полу­чи­ли его через eGov — под­пи­сал заме­сти­тель мини­стра Дау­рен Темир­бе­ков. И ска­жу так: ни один из пунк­тов это­го пись­ма не содер­жит кон­крет­но­го отве­та ни на один наш вопрос.

Пер­вый: когда в 2007 году созда­ли ENRC, объ­еди­ни­ли все акти­вы, доля казах­стан­ско­го пра­ви­тель­ства была 20%. 80% были уже в руках част­ных соб­ствен­ни­ков. Мы зада­ли вопрос: какую сум­му запла­ти­ли нынеш­ние вла­дель­цы ERG в бюд­жет Казах­ста­на за эти 80% акти­вов? Ответ был такой: «инфор­ма­ция о вкла­дах участ­ни­ков ERG и их сто­и­мо­сти име­ет­ся в откры­тых дан­ных листин­га ком­па­нии ENRC Plc как на Лон­дон­ской, так и на Казах­стан­ской бир­жах» — то есть иди­те и смотрите.

В.Б. Так эти дан­ные откры­ты или нет?

О.Е. Мы рабо­та­ем над этим, но мне бы не хоте­лось сей­час подроб­но на этом оста­нав­ли­вать­ся, так как мы нахо­дим­ся в про­цес­се тяжбы.

Предыс­то­рия наше­го вто­ро­го вопро­са: осе­нью это­го года на сай­те Ratel вышла ста­тья «Как при­ва­ти­зи­ро­ва­ли Казах­стан», где гово­ри­лось в том чис­ле о том, что, когда ERG ухо­ди­ли с листин­га Лон­дон­ской бир­жи, воз­ник­ла доста­точ­но боль­шая сум­ма пла­те­жей, кото­рую ощу­ти­ло казах­стан­ское пра­ви­тель­ство. Мы зада­ли вопрос: это после это­го доля госу­дар­ства вырос­ла с 20% до 40%? Что мы запла­ти­ли за допол­ни­тель­ные 20%? Полу­чи­ли ответ, что Рес­пуб­ли­ка Казах­стан не осу­ществ­ля­ла ника­ких выплат.

Тре­тий вопрос, кото­рый мы зада­ли: поче­му казах­стан­ская часть ком­па­нии закре­ди­то­ва­на, а мате­рин­ская — вполне успешная?

В.Б. Напом­ним, что в Казах­стане нахо­дит­ся ТОО ERG, а мате­рин­ская ком­па­ния бази­ру­ет­ся в Люксембурге.

О.Е. И еще один свя­зан­ный с этим вопрос: поче­му у пред­при­я­тий ERG в Казах­стане боль­шие дол­ги? По резуль­та­там 2021 года — мин­фин это под­твер­жда­ет — долг Евразий­ской груп­пы состав­ля­ет 7 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. И поче­му-то по дан­ным мин­фи­на коэф­фи­ци­ент соот­но­ше­ния чисто­го дол­га к EBITDA состав­ля­ет в 2021 году 1,5. EBITDA у них — это опе­ра­ци­он­ная при­быль в 4 мил­ли­ар­да по ито­гам 2021 года. А долг при этом 7 мил­ли­ар­дов — или Мин­фин не смот­рит отчет­ность ком­па­нии? Это дан­ные с офи­ци­аль­но­го сай­та ERG Люк­сем­бург. То есть при при­бы­ли в 4 мил­ли­ар­да у них есть долг в 7 миллиардов.

Так­же боль­шой был вопрос: сколь­ко ими запла­че­но диви­ден­дов в бюд­жет нашей стра­ны? Мы полу­чи­ли ответ, он один из самых боль­ших по тек­сту, но в нем нет ни одной циф­ры — сколь­ко диви­ден­дов за свои 40% полу­чил круп­ный акци­о­нер, пра­ви­тель­ство Рес­пуб­ли­ки Казахстан.

И – о пра­ви­тель­стве. Насколь­ко мне извест­но, дол­гое вре­мя Рес­пуб­ли­ку Казах­стан в сове­те дирек­то­ров ERG пред­став­ля­ли два чело­ве­ка — они были бесмен­ны­ми при Назар­ба­е­ве: это Бахыт Сул­та­нов, недав­ний вице-пре­мьер, министр тор­гов­ли и инте­гра­ции, и Марат Беке­та­ев, министр юсти­ции с 2016 по 2022 год. Я вам гово­рил, что мы вер­нем­ся к фигу­ре Бекетаева…

В.Б. И они пред­став­ля­ли пра­ви­тель­ство в ERG, как сей­час его пред­став­ля­ют Жамау­ба­ев и Жумангарин.

О.Е. Да. И я пола­гаю, что эта вой­на, кото­рую нача­ла ERG, подав на нас заяв­ле­ние, закон­чит­ся уго­лов­ным делом, преж­де все­го в отно­ше­нии пред­ста­ви­те­лей правительства.

Насколь­ко я пони­маю, ком­па­ния долж­на была, начи­ная еще с 2014 года, пла­тить диви­ден­ды. Если даже толь­ко по ито­гам 2021 года посмот­реть, их опе­ра­ци­он­ная при­быль (это до нало­гов) — 4 мил­ли­ар­да 200 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Даже чистый оста­ток, free cash flow – 1 мил­ли­ард 830 мил­ли­о­нов долларов.

То есть Казах­стан толь­ко по ито­гам 2021 года тогда дол­жен был полу­чить хотя бы 700 мил­ли­о­нов дол­ла­ров – но в пред­став­лен­ном отве­те об этом нет ниче­го. Гово­рят: там дело Ста­ти, какие-то сче­та были… Это в 2017 году слу­чи­лось! А что мы сидим, ниче­го не пред­при­ни­ма­ем? Для чего нам тогда пред­ста­ви­те­ли пра­ви­тель­ства в сове­те директоров?

Эти люди вряд ли связывают свое будущее с Казахстаном

В.Б. Ора­за­лы Сан­та­е­вич, мож­но подроб­нее о дол­гах кор­по­ра­ции ERG?

О.Е. Соглас­но име­ю­щим­ся у нас мате­ри­а­лам казах­стан­ские пред­при­я­тия, кото­рые вхо­дят в Евразий­скую груп­пу, явля­ют­ся заем­щи­ка­ми у Сбер­бан­ка, бан­ка ВТБ (оба — рос­сий­ские, нахо­дят­ся под санк­ци­я­ми), более того, они так­же явля­ют­ся заем­щи­ка­ми Бан­ка раз­ви­тия Казах­ста­на, Евразий­ско­го бан­ка раз­ви­тия — это тоже меж­го­су­дар­ствен­ный банк, где одним из учре­ди­те­лей явля­ет­ся пра­ви­тель­ство Рес­пуб­ли­ки Казахстан.

И глав­ное: эти же пред­при­я­тия, полу­чая кре­дит в нашем же Бан­ке раз­ви­тия, кре­ди­ту­ют мате­рин­скую ком­па­нию. Мы зада­ли ERG вопрос: а в чем дело? Поче­му наш госу­дар­ствен­ный банк, Банк раз­ви­тия Казах­ста­на, дает кре­дит казах­стан­ско­му пред­при­я­тию, кото­рое тут же выго­ня­ет эти день­ги в виде кре­ди­та куда-то за пре­де­лы стра­ны — в чем смысл?

В.Б. Я хоро­шо пом­ню, что на той вашей пресс-кон­фе­рен­ции про­зву­ча­ла фра­за: «ERG выво­дит капи­та­лы из Казах­ста­на за гра­ни­цу». Перед нами кон­тракт — попро­шу его прокомментировать.

Иллю­стра­ции: три стра­ни­цы из контракта.

Это дого­вор об откры­тии син­ди­ци­ро­ван­ной кре­дит­ной линии меж­ду сле­ду­ю­щи­ми пред­при­я­ти­я­ми: ССГПО (Соко­лов­ско-Сар­бай­ское гор­ное про­мыш­лен­ное объ­еди­не­ние), ТНК «Каз­хром», «Алю­ми­ний Казах­ста­на», ЕЭК (Евразий­ская Энер­ге­ти­че­ская Ком­па­ния), КЭЗ «Казах­стан­ский элек­тро­лиз­ный завод) и АО «Кача­ры руда». Все они высту­па­ют в каче­стве кредиторов.

Заем­щи­ки: ENRC N.V. — это ком­па­ния, заре­ги­стри­ро­ван­ная в Нидер­лан­дах, и ERG B.V. — та же самая мате­рин­ская ком­па­ния. То есть пред­при­я­тия, кото­рые долж­ны Бан­ку раз­ви­тия Казах­ста­на, Сбер­бан­ку, ВТБ, чей общий долг состав­ля­ет 7 мил­ли­ар­дов, явля­ют­ся кре­ди­то­ра­ми мате­рин­ских ком­па­ний, кото­рые нахо­дят­ся в ино­стран­ной юрис­дик­ции. Это назы­ва­ет­ся выво­дом капитала?

О.Е. В дан­ном слу­чае — да, я бы назвал это уза­ко­нен­ным спо­со­бом выво­да капи­та­ла. В нашем обра­ще­нии к пра­ви­тель­ству этот вопрос тоже был, и мы полу­чи­ли ответ, что это внут­ри­кор­по­ра­тив­ные заим­ство­ва­ния, выпла­ты внут­ри­г­руп­по­вых зай­мов, и они не направ­ле­ны на вывод средств из ком­па­нии или на умень­ше­ние доли соб­ствен­но­сти Рес­пуб­ли­ки Казах­стан, и явля­ют­ся пере­рас­пре­де­ле­ни­ем лик­вид­но­сти внут­ри группы.

Под­черк­ну: отве­ча­ет нам таким обра­зом мини­стер­ство финан­сов. Внут­ри­г­руп­по­вые зай­мы предо­став­ля­ют­ся сво­им же кре­ди­то­ром на рыноч­ных усло­ви­ях и они более выгод­ны, чем бан­ков­ские кредиты.

В.Б. Давай­те пере­чис­лим тех, кто под­пи­сал этот кон­тракт. Пре­зи­дент ССГПО Вале­рий Гри­нен­ко, пре­зи­дент «Каз­хро­ма» Арман Есен­жу­лов, пре­зи­дент «Алю­ми­ния Казах­ста­на» Роман Рома­нов, пре­зи­дент ЕЭК Дуй­сен Мер­га­ли­ев, пре­зи­дент элек­тро­лиз­но­го заво­да Серик Дон­бек­ба­ев, пре­зи­дент АО «Кача­ры руда» Нур­лан Саринжипов.

Со сто­ро­ны заем­щи­ков ENRC N.V. под­пи­са­ли дирек­тор А — Сат­жан Темир­га­ли­ев и дирек­тор B Дмит­рий Мель­ни­ков. Со сто­ро­ны ERG B.V. дирек­тор Ири­на Фишер. Како­ва же сум­ма это­го зай­ма? Вот что напи­са­но: «Заем. 2.1. Кре­ди­то­ры обя­зу­ют­ся предо­ста­вить заем­щи­кам невоз­об­нов­ля­е­мую кре­дит­ную линию в сово­куп­ном раз­ме­ре, не пре­вы­ша­ю­щем один мил­ли­ард сто мил­ли­о­нов дол­ла­ров США на общие кор­по­ра­тив­ные цели». Что озна­ча­ет эта формулировка?

О.Е. Не знаю.

В.Б. Теперь хотел бы обра­тить вни­ма­ние на дату это­го дого­во­ра. Даты на титуль­ном листе две: 10 янва­ря 2022 года и 12 янва­ря 2022 года. Как бы вы это прокомментировали?

О.Е. Зна­е­те, как… Вот пред­ставь­те: живет семья. Слу­чи­лась какая-то беда, и все, кто оза­бо­чен ее бла­го­по­лу­чи­ем, все свои воз­мож­ные ресур­сы несут в эту семью, что­бы пре­одо­леть напасть. Дру­гой слу­чай, из исто­рии Древ­ней Руси: если напал враг, то надо явить­ся всем, кон­но, люд­но и ору­жей­но, под­няв все ресур­сы, что­бы пре­одо­леть обще­го врага.

А теперь вер­нем­ся к датам на кон­трак­те: 10 янва­ря — пер­вый рабо­чий день после Кро­ва­во­го янва­ря. 11 янва­ря пре­зи­дент Тока­ев высту­пил, ска­зал, что кон­сти­ту­ци­он­ный закон в стране вос­ста­нов­лен, пере­во­рот не состо­ял­ся, он поме­нял пра­ви­тель­ство, будем даль­ше жить и стро­ить новый Казах­стан. Вто­рая дата – 12 янва­ря, то есть эти люди, вме­сто того что­бы думать о буду­щем нашей стра­ны, тут же выве­ли из Казах­ста­на 1 мил­ли­ард 100 мил­ли­о­нов дол­ла­ров, полу­чен­ных за счет наших при­род­ных ресурсов.

Гово­рю сра­зу: я не видел пла­те­жек, не могу утвер­ждать, какие кон­крет­но сум­мы когда и куда ухо­ди­ли. Но этим доку­мен­том созда­на осно­ва для того, что­бы это мож­но было сде­лать. Мало того — это не вся сум­ма этих внут­ри­кор­по­ра­тив­ных зай­мов, есть и дру­гие. И там не одна сот­ня мил­ли­ар­дов дол­ла­ров, где казах­стан­ские пред­при­я­тия кре­ди­ту­ют мате­рин­скую ком­па­нию. Я вам пока­зал сайт люк­сем­бург­ской голов­ной ком­па­нии ERG, где ука­за­но по ито­гам 2021 года сво­бод­ных денеж­ных средств 1 мил­ли­ард 830 мил­ли­о­нов. Это там.

В.Б. В то вре­мя как здесь казах­стан­ские пред­при­я­тия в дол­гах как в шелках.

О.Е. Даже не это глав­ное. Имея такие сво­бод­ные сред­ства, они тут же туда же еще «выго­ня­ют» 1 мил­ли­ард 100 мил­ли­о­нов. Мое пред­по­ло­же­ние: это дей­ствия людей, кото­рое не свя­зы­ва­ют свое буду­щее с Казахстаном.

Слу­чи­лась беда, про­изо­шли тра­ги­че­ские собы­тия, и в этой ситу­а­ции они пер­вым делом взя­лись «выго­нять» 1 мил­ли­ард 100 мил­ли­о­нов дол­ла­ров — это доста­точ­но боль­шая сум­ма. Я наде­юсь, потом они убе­ди­лись, что ситу­а­ция уста­ка­ни­лась, и вер­ну­ли день­ги на пред­при­я­тия: они же долж­ны зар­пла­ту пла­тить, под­дер­жи­вать теку­щую дея­тель­ность. Но я вам ска­жу, что у нас доста­точ­но мате­ри­а­лов, дока­зы­ва­ю­щих, что это не вся сум­ма, выве­ден­ная за пре­де­лы Казах­ста­на в каче­стве внут­ри­г­руп­по­вых займов.

В.Б. Я не знаю, что тут доба­вить. Думаю, вы уви­ди­тесь в суде — о, сколь­ко нам откры­тий чуд­ных гото­вит этот суд.

О.Е. Я наде­юсь, он ста­нет одним из тех собы­тий, кото­рые в ито­ге сра­бо­та­ют на вос­ста­нов­ле­ние пору­шен­ной спра­вед­ли­во­сти в Казахстане.

Источ­ник: YouTube-канал «Гипер­бо­рей»

архивные статьи по теме

Инвесторов не нужно искать по миру, они сами должны проситься на прием в Казахстане — Кажегельдин

Editor

О нюансах внезапного транзита

Editor

Нефтяной король Казахстана

Editor