8 C
Астана
28 сентября, 2021
Image default

Об угрозах либеральной демократии

Пре­зи­дент­ство Дональ­да Трам­па, голо­со­ва­ние за Брек­сит в Вели­ко­бри­та­нии, элек­то­раль­ные успе­хи дру­гих попу­ли­стов в Евро­пе – всё это под­чёр­ки­ва­ет угро­зу, созда­ва­е­мую «нели­бе­раль­ной демо­кра­ти­ей» – раз­но­вид­но­стью авто­ри­тар­ной поли­ти­ки, в кото­рой име­ют­ся все­на­род­ные выбо­ры, но мало ува­жа­ют­ся прин­ци­пы вер­хо­вен­ства зако­на или пра­ва мень­шинств, пишет про­фес­сор Дани Род­рик в ста­тье, опуб­ли­ко­ван­ной на сай­те Project Syndicate.

ДВОЙНАЯ УГРОЗА ДЛЯ ЛИБЕРАЛЬНОЙ ДЕМОКРАТИИ

КЕМБРИДЖ (США) – Сего­дня мно­го гово­рит­ся о кри­зи­се либе­раль­ной демо­кра­тии. Пре­зи­дент­ство Дональ­да Трам­па, голо­со­ва­ние за Брек­сит в Вели­ко­бри­та­нии, элек­то­раль­ные успе­хи дру­гих попу­ли­стов в Евро­пе, всё это под­чёр­ки­ва­ет угро­зу, созда­ва­е­мую «нели­бе­раль­ной демо­кра­ти­ей» – раз­но­вид­но­стью авто­ри­тар­ной поли­ти­ки, в кото­рой име­ют­ся все­на­род­ные выбо­ры, но мало ува­жа­ют­ся прин­ци­пы вер­хо­вен­ства зако­на или пра­ва меньшинств.

Одна­ко лишь немно­гие ана­ли­ти­ки заме­ча­ют, что нели­бе­раль­ная демо­кра­тия – или попу­лизм – это не един­ствен­ная поли­ти­че­ская угро­за. Либе­раль­ная демо­кра­тия ослаб­ля­ет­ся ещё и тен­ден­ци­ей делать акцент на «либе­ра­лиз­ме» в ущерб «демо­кра­тии». В этой раз­но­вид­но­сти поли­ти­че­ско­го строя орга­ны вла­сти ока­зы­ва­ют­ся осво­бож­де­ны от демо­кра­ти­че­ской ответ­ствен­но­сти бла­го­да­ря мас­се огра­ни­че­ний, сужа­ю­щих спектр реше­ний, кото­рые они могут при­ни­мать. Поли­ти­ка опре­де­ля­ет­ся бюро­кра­ти­че­ски­ми орга­на­ми, авто­ном­ны­ми регу­ля­то­ра­ми и неза­ви­си­мы­ми суда­ми, или же она назы­ва­ет­ся извне систе­мой управ­ле­ния гло­баль­ной экономикой.

В новой кни­ге «Народ про­тив демо­кра­тии» поли­ти­че­ский тео­ре­тик Яша Монк назы­ва­ет этот тип режи­мов – сим­мет­рич­но с нели­бе­раль­ной демо­кра­ти­ей –  «неде­мо­кра­ти­че­ским либе­ра­лиз­мом». Монк отме­ча­ет, что наши поли­ти­че­ские режи­мы уже дав­но пере­ста­ли функ­ци­о­ни­ро­вать как либе­раль­ные демо­кра­тии и всё боль­ше ста­но­вят­ся похо­жи на неде­мо­кра­ти­че­ский либерализм.

Евро­со­юз, по всей види­мо­сти, пред­став­ля­ет собой апо­гей этой тен­ден­ции. Созда­ние обще­го рын­ка и валют­ная уни­фи­ка­ция в усло­ви­ях отсут­ствия поли­ти­че­ской инте­гра­ции потре­бо­ва­ли деле­ги­ро­ва­ния поли­ти­че­ской вла­сти тех­но­кра­ти­че­ским орга­нам – Евро­пей­ской комис­сии, Евро­пей­ско­му цен­траль­но­му бан­ку, Евро­пей­ско­му суду (ECJ). Реше­ния всё чаще при­ни­ма­ют­ся вда­ле­ке от обще­ства. И хотя Бри­та­ния даже не явля­лась чле­ном евро­зо­ны, в при­зы­ве сто­рон­ни­ков Брек­си­та «вер­нуть кон­троль» выра­зи­лось то же самое недо­воль­ство, кото­рое испы­ты­ва­ют мно­гие изби­ра­те­ли в Европе.

В США ниче­го подоб­но­го не наблю­да­ет­ся, одна­ко из-за схо­жих тен­ден­ций мно­гие аме­ри­кан­цы нача­ли чув­ство­вать отчуж­де­ние от вла­сти. Как пишет Монк, поли­ти­ка попа­ла под кон­троль «алфа­вит­но­го супа» – регу­ли­ру­ю­щих орга­нов с их аббре­ви­а­ту­ра­ми, начи­ная с Агент­ства по защи­те окру­жа­ю­щей сре­ды (EPA) и закан­чи­вая Управ­ле­ни­ем по над­зо­ру за каче­ством про­до­воль­ствия и меди­ка­мен­тов (FDA). При­ме­не­ние неза­ви­си­мы­ми суда­ми их пре­ро­га­ти­вы на судеб­ный над­зор для отста­и­ва­ния граж­дан­ских прав, рас­ши­ре­ния репро­дук­тив­ной сво­бо­ды и про­ве­де­ния мно­гих дру­гих соци­аль­ных реформ наткну­лось на враж­деб­ность зна­чи­тель­ных сег­мен­тов насе­ле­ния. А орга­ны вла­сти гло­баль­ной эко­но­ми­ки, управ­ля­е­мой с помо­щью меж­ду­на­род­ных меха­низ­мов, напри­мер, Все­мир­ной тор­го­вой орга­ни­за­ции (ВТО) или Севе­ро­аме­ри­кан­ско­го согла­ше­ния о сво­бод­ной тор­гов­ле (НАФТА), мно­ги­ми счи­та­ют­ся настро­ен­ны­ми про­тив инте­ре­сов про­стых работников.

Цен­ность кни­ги Мон­ка в том, что она под­чёр­ки­ва­ет зна­чи­мость обо­их тер­ми­нов, состав­ля­ю­щих поня­тие либе­раль­ной демо­кра­тии. Нам нуж­ны огра­ни­че­ния поли­ти­че­ской вла­сти, что­бы не поз­во­лять боль­шин­ству (или тем, кто у вла­сти) нару­шать прав мень­шинств (или тех, кто не у вла­сти). Но одно­вре­мен­но нам нуж­но, что­бы госу­дар­ствен­ная поли­ти­ка реа­ги­ро­ва­ла на пред­по­чте­ния элек­то­ра­та и была под­от­чёт­ной перед ним.

Либе­раль­ная демо­кра­тия от при­ро­ды явля­ет­ся хруп­кой, пото­му что её состав­ля­ю­щие не поз­во­ля­ют создать есте­ствен­ное поли­ти­че­ское рав­но­ве­сие. Когда эли­та полу­ча­ет доста­точ­ную власть, она ока­зы­ва­ет­ся мало заин­те­ре­со­ва­на во вни­ма­тель­ном отно­ше­нии к пред­по­чте­ни­ям осталь­но­го обще­ства. А когда мас­сы моби­ли­зу­ют­ся и тре­бу­ют для себя вла­сти, их ито­го­вый ком­про­мисс с эли­той ред­ко при­во­дит к появ­ле­нию устой­чи­вых меха­низ­мов защи­ты прав тех, кто не был пред­став­лен за сто­лом пере­го­во­ров. В резуль­та­те, либе­раль­ной демо­кра­тии свой­ствен­на тен­ден­ция ска­ты­вать­ся к одной из сво­их иска­жён­ных вер­сий – нели­бе­раль­ной демо­кра­тии или неде­мо­кра­ти­че­ско­му либерализму.

В ста­тье «Поли­ти­че­ская эко­но­ми­ка либе­раль­ной демо­кра­тии», напи­сан­ной сов­мест­но Шару­ном Мукан­дом и мною, обсуж­да­ют­ся базо­вые осно­вы либе­раль­ной демо­кра­тии в тер­ми­нах, схо­жих с теми, что исполь­зу­ет Монк. Мы под­чёр­ки­ва­ем, что обще­ства могут быть рас­ко­ло­ты по двум при­чи­нам:  рас­кол из-за иден­тич­но­сти отде­ля­ет мень­шин­ство от этни­че­ско­го, рели­ги­оз­но­го или идео­ло­ги­че­ско­го боль­шин­ства, а рас­кол из-за уров­ня богат­ства про­ти­во­по­став­ля­ет бога­чей осталь­но­му обществу.

Глу­би­на и харак­тер рас­пре­де­ле­ния этих рас­ко­лов опре­де­ля­ет веро­ят­ность воз­ник­но­ве­ния раз­лич­ных поли­ти­че­ских режи­мов. Веро­ят­ность появ­ле­ния либе­раль­ной демо­кра­тии все­гда огра­ни­чи­ва­ет­ся, с одной сто­ро­ны, нели­бе­раль­ной демо­кра­ти­ей, а с дру­гой сто­ро­ны, тем, что мы назы­ва­ем «либе­раль­ным авто­ри­та­риз­мом»; всё зави­сит от того, кто име­ет пре­иму­ще­ство – боль­шин­ство или элиты.

Уста­нов­лен­ные нами рам­ки помо­га­ют под­черк­нуть слу­чай­ность обсто­я­тельств, при кото­рых воз­ни­ка­ет либе­раль­ная демо­кра­тия. На Запа­де либе­ра­лизм пред­ше­ство­вал демо­кра­тии: раз­де­ле­ние вла­стей, сво­бо­да сло­ва, вер­хо­вен­ство зако­на суще­ство­ва­ли ещё до того, как эли­ты согла­си­лись рас­ши­рить пра­ва граж­дан и под­чи­нить­ся вла­сти наро­да. Одна­ко угро­за «тира­нии боль­шин­ства» оста­ва­лась глав­ной при­чи­ной бес­по­кой­ства эли­ты, и поэто­му в США, напри­мер, с ней ста­ли бороть­ся с помо­щью тща­тель­но раз­ра­бо­тан­ной систе­мы сдер­жек и про­ти­во­ве­сов, кото­рая эффек­тив­но пара­ли­зу­ет испол­ни­тель­ную власть на дол­гое время.

В стра­нах раз­ви­ва­ю­ще­го­ся мира народ­ная моби­ли­за­ция про­ис­хо­ди­ла на фоне отсут­ствия либе­раль­ных тра­ди­ций или прак­ти­ки. В ито­ге либе­раль­ная демо­кра­тия здесь ред­ко ста­но­ви­лась устой­чи­вой. Един­ствен­ны­ми исклю­че­ни­я­ми выгля­дят срав­ни­тель­но эга­ли­тар­ные и очень одно­род­ные нации-госу­дар­ства, подоб­ные Южной Корее, где нет явных соци­аль­ных, идео­ло­ги­че­ских, этни­че­ских или линг­ви­сти­че­ских рас­ко­лов, кото­ры­ми мог­ли бы вос­поль­зо­вать­ся авто­ри­тар­ные пра­ви­те­ли любо­го рода – нели­бе­раль­ные или недемократические.

Раз­ви­тие собы­тий в Евро­пе и США поз­во­ля­ет сего­дня сде­лать непри­ят­ный вывод о том, что, воз­мож­но, либе­раль­ная демо­кра­тия и в этих стра­нах явля­ет­ся вре­мен­ным явле­ни­ем. Мы сожа­ле­ем о кри­зи­се либе­раль­ной демо­кра­тии, но давай­те не будем забы­вать, что анти­ли­бе­ра­лизм – это не един­ствен­ная опас­ность, кото­рая ей грозит.

ОБ АВТОРЕ. Дани Род­рик – про­фес­сор меж­ду­на­род­ной поли­ти­че­ской эко­но­мии в Шко­ле пра­ви­тель­ства Джо­на Ф. Кен­не­ди в Гар­вард­ском уни­вер­си­те­те. Он явля­ет­ся авто­ром «Пара­док­саль­ной гло­ба­ли­за­ции»: демо­кра­тии и буду­ще­го миро­вой эко­но­ми­ки, эко­но­ми­че­ских пра­вил: прав и недо­стат­ков нау­ки о раз­ло­ме, а в послед­нее вре­мя «Пря­мой раз­го­вор о тор­гов­ле: идеи для разум­ной миро­вой экономики».

архивные статьи по теме

Прокурор затребовал 8 лет заключения для Удальцова и Развозжаева

За правозащитную деятельность 12 лет лишения свободы

Суд над Натальей Соколовой (Видео)