fbpx

Об опасности популизма власти и оппозиции

Попу­лизм как поли­ти­ка ста­но­вит­ся все более попу­ляр­ной по все­му миру. Не ста­ла исклю­че­ни­ем из этой тен­ден­ции и Рес­пуб­ли­ка Казах­стан. При­чем такую так­ти­ку в послед­нее вре­мя избра­ли как гла­ва госу­дар­ства Нур­сул­тан Назар­ба­ев, так и его основ­ной оппо­нент Мух­тар Абля­зов.  

Прин­ци­пи­аль­ная раз­ни­ца меж­ду ними толь­ко в том, что пре­зи­дент вынуж­ден под­твер­ждать свои сло­ва реаль­ны­ми дей­стви­я­ми, тогда как его про­тив­ник может поз­во­лить себе обе­щать все, что душе угод­но. Но ясно, что про­ис­хо­дя­щее отнюдь не слу­чай­ность, а резуль­тат систем­но­го обще­ми­ро­во­го кри­зи­са.

С этой точ­ки хотим обра­тить вни­ма­ние нашей ауди­то­рии на ста­тью в рос­сий­ской газе­те «Ком­мер­сант», опуб­ли­ко­ван­ную под заго­лов­ком «Попу­лизм захва­тил чет­верть Евро­пы. The Guardian раз­би­ра­лась, как и поче­му это про­изо­шло».

При­ве­дем несколь­ко заслу­жи­ва­ю­щих вни­ма­ние цитат:

«В 1998 году евро­пей­ские попу­лист­ские пар­тии име­ли под­держ­ку все­го 7% изби­ра­те­лей. Сей­час каж­дый чет­вер­тый житель ЕС готов отдать за них свой голос. При­чи­ны выяс­ня­ли бри­тан­ские жур­на­ли­сты».

«В про­ек­те „Новый попу­лизм“ наря­ду с жур­на­ли­ста­ми при­ня­ли уча­стие более 30 поли­то­ло­гов и социо­ло­гов под руко­вод­ством веду­ще­го экс­пер­та Амстер­дам­ско­го уни­вер­си­те­та Матт­эй­са Род­эй­на. Уче­ные обо­зна­чи­ли все евро­пей­ские пар­тии, кото­рые мож­но было бы отне­сти к попу­лист­ским (рас­смат­ри­ва­лись все страны—члены ЕС, а так­же Швей­ца­рия, Нор­ве­гия и Ислан­дия в пери­од с 1998 по 2018 год).

Иссле­до­ва­ния послед­них лет пока­зы­ва­ют, что все боль­ше евро­пей­цев счи­та­ют, что их, про­стых и чест­ных граж­дан, обма­ны­ва­ют или исполь­зу­ют кор­рум­пи­ро­ван­ные эли­ты. Это явля­ет­ся пер­вым шагом к тому, что­бы они заду­ма­лись о под­держ­ке попу­ли­стов, кото­рые обе­ща­ют все быст­ро испра­вить.

Тому, что изби­ра­те­ли дела­ют выбор в поль­зу попу­лист­ских пар­тий, спо­соб­ству­ет ряд фак­то­ров:

+обще­ство сей­час более инди­ви­ду­а­ли­зи­ро­ва­но, изби­ра­те­ли более неза­ви­си­мы в мне­ни­ях;

+неред­ки все­воз­мож­ные кри­зи­сы — от поли­ти­че­ских до финан­со­вых, и основ­ным пар­ти­ям доста­ет­ся боль­ше все­го кри­ти­ки за то, что эли­ты дове­ли стра­ну до тако­го поло­же­ния

+попу­ли­сты не упус­ка­ют воз­мож­но­сти акцен­ти­ро­вать вни­ма­ние изби­ра­те­лей на слу­ча­ях кор­руп­ции в веду­щих пар­ти­ях или под­чер­ки­вать непра­виль­ность выбо­ра вла­стя­ми в пери­од кри­зи­са поли­ти­ки жест­кой эко­но­мии, кото­рая бьет по про­стым граж­да­нам».

«Как счи­та­ет участ­во­вав­ший в рабо­те над иссле­до­ва­ни­ем пре­по­да­ва­тель меж­ду­на­род­ных отно­ше­ний в Уни­вер­си­те­те Джор­джии Кас Мад­ди, суще­ству­ют три основ­ные при­чи­ны рез­ко­го роста попу­лиз­ма в Евро­пе:

1) Мас­штаб­ная эко­но­ми­че­ская рецес­сия, кото­рая при­ве­ла к появ­ле­нию несколь­ких силь­ных левых попу­лист­ских пар­тий на юге.

2) Так назы­ва­е­мый мигра­ци­он­ный кри­зис, кото­рый стал ката­ли­за­то­ром для пра­вых попу­ли­стов.

3) Пре­об­ра­зо­ва­ние непо­пу­лист­ских пар­тий в попу­лист­ские (при­ме­ры „Фидес — Вен­гер­ский граж­дан­ский союз“ и поль­ская „Пра­во и спра­вед­ли­вость“).

В резуль­та­те, если в 1998 году попу­ли­сты вхо­ди­ли в пра­ви­тель­ства все­го двух евро­пей­ских стран — Швей­ца­рии и Сло­ва­кии, то теперь доба­ви­лись еще Нор­ве­гия, Фин­лян­дия, Поль­ша, Чехия, Вен­грия, Австрия, Ита­лия, Бол­га­рия и Гре­ция. Но, по мне­нию поли­то­ло­гов, и это не пре­дел. Наме­чен­ные на первую поло­ви­ну 2019 года выбо­ры навер­ня­ка пока­жут даль­ней­ший рост попу­лиз­ма. Иссле­до­ва­те­ли гово­рят об Укра­ине, Фин­лян­дии, Бель­гии и Дании».

Так что неуди­ви­тель­но, что Назар­ба­ев и Абля­зов исполь­зу­ют ту же так­ти­ку, что и их «кол­ле­ги» по все­му миру,  ско­рее в силу необ­хо­ди­мо­сти, чем по соб­ствен­ной воле.  Дру­гое дело, что вряд ли они сами это осо­зна­ют. Осо­бен­но это каса­ет­ся Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, кото­рый за вре­мя мно­го­лет­не­го пре­бы­ва­ния во гла­ве авто­ри­тар­ной поли­ти­че­ской систе­мы и супер­пре­зи­дент­ской вер­ти­ка­ли ока­зал­ся настоль­ко «залас­кан» про­па­ган­дой и льсте­ца­ми, что похо­же серьез­но уве­ро­вал в свою исклю­чи­тель­ность.

Иро­ния исто­рии состо­ит в том, что все это про­ис­хо­дит через сто­ле­тие после того, как столь же систем­ный обще­ми­ро­вой кри­зис вылил­ся в  Первую миро­вую вой­ну, закон­чив­шу­ю­ся кру­ше­ни­ем Рос­сий­ской, Гер­ман­ской, Австрий­ской и Турец­кой импе­рий, серьез­ным ослаб­ле­ни­ем Вели­ко­бри­та­нии, Фран­ции и Ита­лии и  выхо­дом на миро­вую аре­ну в каче­стве веду­ще­го госу­дар­ства мира США.  Этот же кри­зис затем про­дол­жил­ся в фор­ме про­ти­во­сто­я­ния уже двух поли­ти­че­ских систем — капи­та­ли­сти­че­ской и соци­а­ли­сти­че­ской, в рам­ках кото­рой Вто­рая миро­вая вой­на сме­ни­лась вой­ной «холод­ной». И завер­шил­ся он толь­ко с раз­ва­лом СССР и соци­а­ли­сти­че­ско­го бло­ка.

Одна­ко исполь­зо­ва­ние попу­лиз­ма в Казах­стане может ока­зать­ся весь­ма опас­ным для суще­ству­ю­щей в стране поли­ти­че­ской систе­мы и лич­но «лиде­ра нации». При­чем дело не столь­ко в Мух­та­ре Абля­зо­ве и убе­ди­тель­но­сти его слов и обе­ща­ний немед­лен­но все изме­нить к луч­ше­му после при­хо­да к вла­сти, сколь­ко в том, что в усло­ви­ях отсут­ствия внут­ри­по­ли­ти­че­ской кон­ку­рен­ции, меха­низ­ма пере­хо­да вла­сти от одной поли­ти­че­ской силы (пар­тии) к дру­гой, то есть отсут­ствия демо­кра­тии как тако­вой, Акор­да и Назар­ба­ев ста­но­вят­ся залож­ни­ка­ми самих себя. 

Поче­му — оче­вид­но. В усло­ви­ях систем­но­го нарас­та­ния про­тестных настро­е­ний, вызван­ных мно­ги­ми при­чи­на­ми, и внут­рен­ни­ми, и внеш­ни­ми, и объ­ек­тив­ны­ми, и субъ­ек­тив­ны­ми, вла­сти Казах­ста­на, в отли­чие от дру­гих стран, точ­но не смо­гут убе­дить граж­дан в сво­ей право­те. Пото­му что меха­низм, кото­рый исполь­зу­ет­ся в демо­кра­ти­че­ских госу­дар­ствах  для поис­ка новой эффек­тив­ной стра­те­гии раз­ви­тия и пере­во­да про­тестных настро­е­ний в кон­струк­тив­ное рус­ло, в Казах­стане забло­ки­ро­ван.

Имен­но поэто­му Назар­ба­ев был вынуж­ден транс­фор­ми­ро­вать­ся из госу­дар­ствен­ни­ка в попу­ли­ста. И мы даже можем назвать дату  — 5 октяб­ря 2018 года, когда он огла­сил свое посла­ние наро­ду под гром­ким назва­ни­ем «Рост бла­го­со­сто­я­ния казах­стан­цев: повы­ше­ние дохо­дов и каче­ства жиз­ни».

По нашей про­гно­зу, дей­ствия Акор­ды по повы­ше­нию уров­ня и каче­ства жиз­ни насе­ле­ния, даже если они будут отно­си­тель­но успеш­ны­ми (в чем мы, кста­ти, силь­но сомне­ва­ем­ся), не при­ве­дут к ослаб­ле­нию про­тестных настро­е­ний в рес­пуб­ли­ке и росту под­держ­ки со сто­ро­ны казах­стан­цев по трем при­чи­нам:  

  • В силу пас­сив­но­сти, поли­ти­че­ской, соци­аль­ной, дело­вой и так далее боль­шин­ства казах­стан­цев, уна­сле­до­ван­ной еще с совет­ских вре­мен и актив­но под­дер­жи­вав­шей­ся вла­стя­ми в послед­ние два­дцать лет.
  • В силу рас­про­стра­нен­но­сти ижди­вен­че­ских настро­е­ний и про­яв­ле­ний, при­чем как в сто­ро­ну род­ных и близ­ких, так и госу­дар­ства, и обще­ства.
  • В силу неспо­соб­но­сти Акор­ды под­нять уро­вень и каче­ство жиз­ни хотя бы до уров­ня деся­ти­лет­ней дав­но­сти, не гово­ря уже о сопо­ста­ви­мом с раз­ви­ты­ми госу­дар­ства­ми.

В резуль­та­те попу­лизм в Казах­стане может при­ве­сти к совер­шен­но ино­му резуль­та­ту, неже­ли в США, Вели­ко­бри­та­нии, Ита­лии, Испа­нии и так далее.  Там попу­ли­сты или при­хо­дят к вла­сти, после чего ока­зы­ва­ют­ся вынуж­ден­ны­ми про­во­дить более сба­лан­си­ро­ван­ную поли­ти­ку, или же отвер­га­ют­ся изби­ра­те­ля­ми. Но все это про­ис­хо­дит без изме­не­ния поли­ти­че­ской систе­мы и пра­вил игры.

В Казах­стане, в усло­ви­ях неиз­мен­но­сти поли­ти­че­ской систе­мы и госу­строй­ства, попу­лизм будет нано­сить гигант­ский вред даже не столь­ко госу­дар­ству, сколь­ко людям, его при­сво­ив­ши­ми, то есть пра­вя­щей казах­стан­ской эли­те. И та, неза­ви­си­мо от того, кто ее будет воз­глав­лять — Назар­ба­ев или его пре­ем­ник, ока­жет­ся перед выбо­ром — согла­шать­ся на это или попы­тать­ся изме­нить поло­же­ние дел.

Ну, а меха­низм тако­го изме­не­ния изве­стен и мно­го­крат­но при­ме­нял­ся в исто­рии — уси­ле­ние авто­ри­тар­но­го режи­ма до тота­ли­тар­но­го.

Имен­но такой меха­низм был, кста­ти, в СССР, когда попу­лист­ская поли­ти­ка пер­вых лет после октябрь­ской рево­лю­ции, про­во­ди­мая Вла­ди­ми­ром Лени­ным и ВКП «б», кото­рая помог­ла им сна­ча­ла захва­тить, а потом удер­жать поли­ти­че­скую власть, затем транс­фор­ми­ро­ва­лась уже  под руко­вод­ством Иоси­фа Ста­ли­на и той же ВКП «б» в свою пол­ную про­ти­во­по­лож­ность. 

Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0