13 C
Астана
19 мая, 2022
Image default

Новые обещания на старый лад. Чего добивается Шавкат Мирзиеев?

В Узбе­ки­стане 24 октяб­ря про­хо­дят пре­зи­дент­ские выбо­ры. Абсо­лют­ным фаво­ри­том голо­со­ва­ний явля­ет­ся дей­ству­ю­щий гла­ва рес­пуб­ли­ки Шав­кат Мир­зи­е­ев. Его пере­из­бра­ние сре­жис­си­ро­ва­но задол­го до выбо­ров, при этом мно­гие из его преды­ду­щих пре­зи­дент­ских обе­ща­ний так и оста­лись невыполненными.

Пре­зи­ден­том Узбе­ки­ста­на Шав­кат Мир­зи­е­ев стал в 2016 году после смер­ти авто­ри­тар­но­го пра­ви­те­ля Исла­ма Кари­мо­ва. На ново­го пре­зи­ден­та воз­ла­га­ли мно­го надежд. И он сам давал мно­го обе­ща­ний, напри­мер про­ве­сти серьез­ные поли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские рефор­мы, но боль­шин­ство из них не выпол­нил. А на выбо­ры 24 октяб­ря не допу­стил насто­я­щих оппо­зи­ци­он­ных кан­ди­да­тов. Послед­ние либо не про­шли реги­стра­цию, либо были вынуж­де­ны отка­зать­ся от уча­стия в выборах.

Пре­зи­дент Узбе­ки­ста­на Шав­кат Мирзиеев.

Лицо новое, а избирательный процесс все тот же

Ислам Кари­мов был гла­вой самой густо­на­се­лен­ной стра­ны Цен­траль­ной Азии на про­тя­же­нии чет­вер­ти века, четы­ре­жды он пере­из­би­рал­ся на выбо­рах, кото­рые меж­ду­на­род­ные наблю­да­те­ли при­зна­ли недемократическими.

При Мир­зи­е­е­ве изби­ра­тель­ный про­цесс не изме­нил­ся. Наблю­да­те­ли отме­ча­ют, что нынеш­ние выбо­ры во мно­гом похо­жи на выбо­ры при Кари­мо­ве. Доста­точ­но ска­зать о том, что изби­ра­тель­ная кам­па­ния прак­ти­че­ски не осве­ща­лась мест­ны­ми СМИ.

Кан­ди­да­тов на эти выбо­ры выдви­ну­ли пять пар­тий – это те же, что участ­ву­ют в пре­зи­дент­ских выбо­рах в Узбе­ки­стане с 2009 года.

Хотя Мир­зи­е­ев несколь­ко раз гово­рил, что не воз­ра­жа­ет про­тив созда­ния оппо­зи­ци­он­ных пар­тий и их уча­стия в выбо­рах, ни одной из трех пар­тий, желав­ших выдви­нуть кан­ди­да­тов на пре­зи­дент­ских выбо­рах, не было раз­ре­ше­но зарегистрироваться.

По фак­ту все три оппо­зи­ци­он­ные пар­тии – Демо­кра­ти­че­ская пар­тия «Эрк», «Хаки­кат ва Тар­ак­ки­ет» и «Халк Ман­фа­ат­ла­ри» – были вынуж­де­ны пре­кра­тить свою дея­тель­ность еще до того, как нача­лась офи­ци­аль­ная кампания.

Таким обра­зом, изби­ра­те­ли Узбе­ки­ста­на смо­гут про­го­ло­со­вать толь­ко за:

  1. Бахро­ма Абду­ха­ли­мо­ва из пар­тии «Адо­лат»;
  2. Мак­су­да Бори­со­ва из Народ­но-демо­кра­ти­че­ской партии;
  3. Нар­зул­ло Абла­му­ра­до­ва из Эко­ло­ги­че­ской партии;
  4. Али­ше­ра Кады­ро­ва из Пар­тии наци­о­наль­но­го возрождения;
  5. Мир­зи­е­е­ва из Либе­раль­но-демо­кра­ти­че­ской пар­тии Узбе­ки­ста­на (ЛДПУ).

ЛДПУ была осно­ва­на в нояб­ре 2003 года и с тех пор не толь­ко заво­е­вы­ва­ла боль­шин­ство мест на всех пар­ла­мент­ских выбо­рах, но и выдви­га­ла побе­див­ше­го кан­ди­да­та на всех пре­зи­дент­ских выборах.

Али­шер Кадыров.

Игра в поддавки и хороший Мирзиеев

Инте­рес к изби­ра­тель­ной кам­па­нии в Узбе­ки­стане проснул­ся недав­но и вне­зап­но. Это про­изо­шло, когда Кады­ров, кото­рый в июне при­звал изгнать из стра­ны всех геев, лес­би­я­нок, бисек­су­а­лов и транс­ген­де­ров, заявил 14 октяб­ря, что будет обла­гать нало­гом отправ­ля­е­мые из-за гра­ни­цы пере­во­ды, так как они явля­ют­ся доходом.

Без­ра­бо­ти­ца в Узбе­ки­стане настоль­ко высо­ка, что мил­ли­о­ны чле­нов семей рабо­чих-мигран­тов на родине не смог­ли бы све­сти кон­цы с кон­ца­ми без при­слан­ных им денег.

Заяв­ле­ние Кады­ро­ва было рав­но­силь­но игре в под­дав­ки, посколь­ку такое заяв­ле­ние отпуг­ну­ло бы боль­шин­ство изби­ра­те­лей. И тут на сле­ду­ю­щий день выхо­дит Мир­зи­е­ев и заяв­ля­ет, что «помощь семье нель­зя назы­вать дохо­дом и обла­гать налогом».

Этот эпи­зод был, пожа­луй, самым захва­ты­ва­ю­щим момен­том во всей изби­ра­тель­ной кам­па­нии. Но созда­лось впе­чат­ле­ние, что дис­кус­сия была сре­жис­си­ро­ва­на спе­ци­аль­но для того, что­бы вызвать ажи­о­таж сре­ди элек­то­ра­та и повы­сить коли­че­ство отдан­ных за Мир­зи­е­е­ва голо­сов в день выборов.

Позитивные сдвиги

Мир­зи­е­ев, похо­же, дей­стви­тель­но попу­ля­рен сре­ди боль­шин­ства узбе­ков и, веро­ят­но, выиг­рал бы выбо­ры, даже если оппо­зи­ци­он­ным пар­ти­ям было бы раз­ре­ше­но участ­во­вать в гон­ке, осо­бен­но с уче­том жест­ко­го кон­тро­ля госу­дар­ства над СМИ в Узбекистане.

Мир­зи­е­ев зани­мал пост пре­мьер-мини­стра с 2003 по 2016 год и пол­но­стью под­дер­жи­вал жест­кую поли­ти­ку сво­е­го пред­ше­ствен­ни­ка и нетер­пи­мость к любой оппо­зи­ции. Бла­го­да­ря этой поли­ти­ке Кари­мов зара­бо­тал репу­та­цию неиз­мен­но­го нару­ши­те­ля прав и вра­га сво­бод­ной прессы.

Ни разу за 13 лет пре­бы­ва­ния на посту пре­мьер-мини­стра не было ни малей­ше­го наме­ка на то, что Мир­зи­е­ев в душе рефор­ма­тор, кото­рый про­сто испол­ня­ет при­ка­зы. Но в нача­ле сво­е­го пре­зи­дент­ско­го сро­ка он сде­лал несколь­ко хит­рых ходов, кото­рые при­влек­ли вни­ма­ние узбе­ки­стан­цев и меж­ду­на­род­но­го сооб­ще­ства. В их чис­ле было осво­бож­де­ние несколь­ких десят­ков поли­ти­че­ских заклю­чен­ных, неко­то­рые из кото­рых томи­лись в узбек­ских тюрь­мах два десятилетия.

Мир­зи­е­ев так­же сде­лал при­о­ри­те­том улуч­ше­ние отно­ше­ний с сосе­дя­ми Узбе­ки­ста­на, к боль­шо­му облег­че­нию тех, кто пере­жил пери­о­ды напря­жен­ных отно­ше­ний с пра­ви­тель­ством Каримова.

Так­же он заявил, что Узбе­ки­стан, дол­гое вре­мя нахо­див­ший­ся в изо­ля­ции при Кари­мо­ве, сно­ва открыт для биз­не­са, и напра­вил офи­ци­аль­ных лиц в стра­ны Евро­пы, Азии, Север­ной Аме­ри­ки и Ближ­не­го Восто­ка для при­вле­че­ния инвесторов.

Запад­ные стра­ны, в част­но­сти, были вооду­шев­ле­ны рито­ри­кой Мир­зи­е­е­ва о более доб­ром и мяг­ком Узбе­ки­стане и вновь про­яви­ли инте­рес к нему как к важ­ной цен­траль­но­ази­ат­ской стране и тор­го­во­му цен­тру с ее рас­по­ло­же­ни­ем в регионе.

Мир­зи­е­ев так­же добил­ся опре­де­лен­ных успе­хов на внут­рен­нем рынке.

Он высту­пил про­тив исполь­зо­ва­ния при­ну­ди­тель­но­го тру­да на хлоп­ко­вых полях, и, хотя это не было пол­но­стью иско­ре­не­но, коли­че­ство людей, кото­рых при­нуж­да­ли рабо­тать в каче­стве доб­ро­воль­цев, зна­чи­тель­но сокра­ти­лось, в то вре­мя как зара­бот­ная пла­та тех, кто соби­ра­ет «белое золо­то» Узбе­ки­ста­на, выросла.

Мир­зие ев так­же ока­зы­вал под­держ­ку рабо­чим-мигран­там стра­ны, кото­рых Кари­мов когда-то рас­кри­ти­ко­вал как «лени­вых попро­ша­ек», исполь­зуя дан­ное поло­же­ния дел, что­бы неяв­ствен­но отчи­тать чинов­ни­ков за то, что они не орга­ни­зу­ют доста­точ­но рабо­чих мест.

Памят­ник авто­ри­тар­но­му пра­ви­те­лю Исла­му Каримову.

Неисполненные обещания

Но мно­гое из того, что Мир­зи­е­ев обе­щал сде­лать, оста­ет­ся неза­вер­шен­ным или даже неначатым.

Его кам­па­ния по пере­из­бра­нию – тому пример.

Во вре­мя пред­вы­бор­ной кам­па­нии в Самар­кан­де в кон­це сен­тяб­ря он пообе­щал школь­ни­кам бес­плат­ное питание.

Нахо­дясь в Таш­кен­те 19 октяб­ря, Мир­зи­е­ев пообе­щал, что каж­дая махал­ля полу­чит зна­чи­тель­ные сум­мы денег на развитие.

Где бы Мир­зи­е­ев ни появил­ся, он обе­ща­ет день­ги, пре­кра­ще­ние зло­упо­треб­ле­ний со сто­ро­ны мест­ных вла­стей, улуч­ше­ние усло­вий жиз­ни и дру­гие льго­ты. Тем не менее мно­гие в Узбе­ки­стане все еще ждут обе­щан­ных Мир­зи­е­е­вым изменений.

В пер­вые годы сво­е­го пре­бы­ва­ния на посту пре­зи­ден­та Мир­зи­е­ев ездил в сосед­ние госу­дар­ства и давал гран­ди­оз­ные обе­ща­ния, такие как инве­сти­ции в гид­ро­энер­ге­ти­че­ские отрас­ли Кыр­гыз­ста­на и Таджи­ки­ста­на или в шель­фо­вые неф­те­га­зо­вые место­рож­де­ния Турк­ме­ни­ста­на несмот­ря на то, что у Узбе­ки­ста­на мало опы­та в таких про­ек­тах и мало денег для инве­сти­ро­ва­ния в ино­стран­ные авантюры.

Пока ниче­го из это­го не было реализовано.

Внеш­ний долг Узбе­ки­ста­на был незна­чи­тель­ным на момент, когда Мир­зи­е­ев стал гла­вой госу­дар­ства, – теперь он вырос при­мер­но до 36 мил­ли­ар­дов долларов.

Боль­шая часть этих денег пошла на стро­и­тель­ные про­ек­ты, но есть подо­зре­ния, что зна­чи­тель­ная доля на деле ока­за­лась в руках чинов­ни­ков, назна­чен­ных Мир­зи­е­е­вым. Есть так­же вопро­сы к высе­ле­нию людей из отве­ден­ных под новое стро­и­тель­ство рай­о­нов. Жите­ли не полу­чи­ли адек­ват­ной, а в неко­то­рых слу­ча­ях и вооб­ще какой-либо ком­пен­са­ции за свой сне­сен­ный дом.

Совер­шен­но оче­вид­но, что лишь неболь­шая часть этих денег была направ­ле­на на ремонт ста­ре­ю­щей инфра­струк­ту­ры Узбе­ки­ста­на, так как пере­бои с пода­чей элек­тро­энер­гии были часты про­шлой зимой, и, по всей види­мо­сти, так будет и в этом году.

Похо­же, что попу­ляр­ность Мир­зи­е­е­ва сре­ди узбе­ков во мно­гом осно­ва­на на его обе­ща­ни­ях луч­шей жиз­ни в будущем.

Мир­зи­е­ев во вре­мя визи­та в Боза­та­ус­кий рай­он Кара­кал­пак­ста­на в сентябре.

Ничего нового не услышали

Обе­ща­ния Мир­зи­е­е­ва мож­но срав­нить с поступ­ка­ми дру­гих лиде­ров стран Цен­траль­ной Азии, стре­мив­ших­ся к боль­шей обще­ствен­ной под­держ­ке и рас­ска­зы­вав­ших о луч­шем для всех завтра.

В 90‑х годах про­шло­го века пре­зи­дент Казах­ста­на Нур­сул­тан Назар­ба­ев, полу­чив­ший пер­вые неф­тя­ные день­ги, неред­ко заяв­лял, что его стра­на ста­нет одной из самых инду­стри­аль­ных и про­цве­та­ю­щих стран в мире. Были даже рас­счи­та­ны про­грам­мы на 2020 и 2030 годы как сро­ки выпол­не­ния обе­щан­ных дости­же­ний, но по состо­я­нию на 2021 год боль­шин­ство целей, постав­лен­ных Назар­ба­е­вым более 20 лет назад, все еще не реа­ли­зо­ва­ны. При этом его семья и дру­зья чис­лят­ся сре­ди самых бога­тых людей в мире.

Пер­вый пре­зи­дент Турк­ме­ни­ста­на Сапар­му­рат Ния­зов так­же не раз обе­щал пре­вра­тить свою стра­ну во вто­рой Кувейт, а когда он умер и пре­зи­ден­том стал Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­дов, тот так­же давал обе­ща­ния пре­вра­тить Турк­ме­ни­стан в бога­тую стра­ну. Но эко­но­ми­че­ское поло­же­ние Турк­ме­ни­ста­на в насто­я­щее вре­мя хуже, чем когда бы то ни было, а род­ствен­ни­ки Бер­ды­му­ха­ме­до­ва так­же, по слу­хам, бас­но­слов­но богаты.

Пре­це­ден­ты в Цен­траль­ной Азии, как пра­ви­ло, пока­зы­ва­ют, что, как толь­ко лиде­ры проч­но закреп­ля­ют­ся у вла­сти, их обе­ща­ния о про­ве­де­нии реформ и вни­ма­ние к улуч­ше­нию усло­вий для граж­дан осла­бе­ва­ют по мере того, как они и их бли­жай­шее окру­же­ние стре­мят­ся к обогащению.

Если Мир­зи­е­ев побе­дит на пре­зи­дент­ских выбо­рах 24 октяб­ря, что весь­ма веро­ят­но, это будет его вто­рой и послед­ний по кон­сти­ту­ции срок полномочий.

Пре­тен­ду­ю­щий на роль рефор­ма­то­ра Мир­зи­е­ев утра­тит воз­мож­ность назы­вать себя тако­вым, если пой­дет по пути дру­гих цен­траль­но­ази­ат­ских лиде­ров и решит игно­ри­ро­вать огра­ни­че­ние на два срока.

Но что еще более важ­но, это будет озна­чать, что он закре­пил за собой свою власть, и в этот момент необ­хо­ди­мость реформ, веро­ят­но, будет под­чи­не­на мыс­лям о сохра­не­нии режи­ма, в то вре­мя как бли­жай­шее его окру­же­ние сосре­до­то­чит все уси­лия на накоп­ле­нии богатств.

Брюс Пан­ни­ер. Пере­ве­ла с англий­ско­го Али­са Вальсамаки.

Источ­ник: https://rus.ozodi.org/

архивные статьи по теме

«Желание перемен — не преступление». HRW обвиняет Нур-Султан в преследовании критиков

Editor

Документальный след, указывающий на секретную схему трубопровода

Editor

«Митинг в кредит» обложили штрафами