fbpx

Новые доказательства задержаний и пыток меньшинств в Китае

Меня поса­ди­ли в малень­кую оди­ноч­ную каме­ру… В клет­ку при­мер­но два на два мет­ра. Мне не дава­ли есть и пить, руки были в наруч­ни­ках за спи­ной. Мне при­шлось сто­ять в таком поло­же­нии 24 часа без сна» – это рас­сказ одно­го из быв­ших узни­ков китай­ско­го «лаге­ря поли­ти­че­ско­го пере­вос­пи­та­ния» в Синьц­зяне. Бесе­ды с побы­вав­ши­ми в лаге­рях людь­ми и их род­ствен­ни­ка­ми лег­ли в осно­ву 117-стра­нич­но­го отче­та меж­ду­на­род­ной пра­во­за­щит­ной орга­ни­за­ции Human Rights Watch «“Иско­ре­не­ние идео­ло­ги­че­ских виру­сов”: репрес­сив­ная кам­па­ния Китая про­тив мусуль­ман Синьц­зя­на», опуб­ли­ко­ван­но­го 9 сен­тяб­ря.

В докла­де, как ука­зы­ва­ют его авто­ры, пред­став­ле­ны новые дока­за­тель­ства мас­со­вых про­из­воль­ных задер­жа­ний, пыток и жесто­ко­го обра­ще­ния с тюр­ко­языч­ны­ми мусуль­ма­на­ми в Синьц­зяне, а так­же подроб­ные све­де­ния о систем­ном и рас­ши­ря­ю­щем­ся кон­тро­ле над их повсе­днев­ной жиз­нью. Эти зло­упо­треб­ле­ния нару­ша­ют основ­ные пра­ва на сво­бо­ду выра­же­ния мне­ний, веро­ис­по­ве­да­ния и на непри­кос­но­вен­ность част­ной жиз­ни, а так­же защи­ту от пыток и неспра­вед­ли­вых судеб­ных раз­би­ра­тельств. Пра­ви­тель­ствен­ный кон­троль над повсе­днев­ной жиз­нью в Синьц­зяне в первую оче­редь затра­ги­ва­ет этни­че­ских уйгу­ров, каза­хов и дру­гие мень­шин­ства, отме­ча­ют пра­во­за­щит­ни­ки.

ЛАГЕРЯ ДЛЯ МЕНЬШИНСТВ

Тюр­ко­языч­ное мусуль­ман­ское насе­ле­ние Синьц­зя­на – это почти 13 мил­ли­о­нов чело­век – под­вер­га­ет­ся при­ну­ди­тель­ной поли­ти­че­ской, идео­ло­ги­че­ской обра­бот­ке, кол­лек­тив­но­му нака­за­нию, огра­ни­че­ни­ям на пере­дви­же­ние и ком­му­ни­ка­ции, уси­лен­ным рели­ги­оз­ным огра­ни­че­ни­ям и тоталь­но­му кон­тро­лю, что про­ти­во­ре­чит нор­мам меж­ду­на­род­но­го пра­ва в обла­сти прав чело­ве­ка, отме­ча­ет бази­ру­ю­ща­я­ся в Нью-Йор­ке орга­ни­за­ция Human Rights Watch. Отчет орга­ни­за­ции напи­сан после бесед с 58 быв­ши­ми жите­ля­ми Синьц­зя­на, пять из кото­рых побы­ва­ли в лаге­рях.

Ото­бран­ные пас­пор­та и «цен­тры поли­ти­че­ско­го пере­вос­пи­та­ния». Китай обви­ни­ли в при­тес­не­нии каза­хов (апрель 2018 года):

В тече­ние послед­них пяти лет в Синьц­зяне и в дру­гих частях Китая про­изо­шло несколь­ко насиль­ствен­ных инци­ден­тов, кото­рые, по сооб­ще­ни­ям, были орга­ни­зо­ва­ны уйгу­ра­ми. Были сооб­ще­ния о том, что уйгу­ры при­со­еди­ни­лись к воору­жен­ным экс­тре­мист­ским груп­пи­ров­кам за рубе­жом. Пра­ви­тель­ство нало­жи­ло гораз­до боль­ше огра­ни­че­ний на уйгу­ров, чем на дру­гие этни­че­ские мень­шин­ства. Одна­ко этни­че­ские каза­хи, живу­щие в основ­ном в север­ной части Синьц­зя­на, с кон­ца 2016 года всё чаще под­вер­га­ют­ся напа­де­ни­ям в рам­ках жест­кой кам­па­нии вла­стей.

Анти­экс­тре­мист­ская кам­па­ния в Синьц­зяне нача­лась несколь­ко лет назад, одна­ко уро­вень репрес­сий рез­ко воз­рос после того, как в 2016 году быв­ший гла­ва Тибе­та Чэнь Цюа­нь­го был назна­чен руко­во­дить Синьц­зя­ном. Вла­сти акти­ви­зи­ро­ва­ли мас­со­вые про­из­воль­ные задер­жа­ния, поме­ще­ния в след­ствен­ные изо­ля­то­ры и тюрь­мы, а так­же так назы­ва­е­мые лаге­ря поли­ти­че­ско­го пере­вос­пи­та­ния, суще­ство­ва­ние кото­рых не регла­мен­ти­ро­ва­но китай­ским зако­но­да­тель­ством. По оцен­кам, в таких лаге­рях содер­жит­ся мил­ли­он чело­век. Их застав­ля­ют изу­чать китай­ский язык, вос­хва­лять Ком­му­ни­сти­че­скую пар­тию Китая и запо­ми­нать раз­ра­бо­тан­ные для тюр­ко­языч­ных мусуль­ман пра­ви­ла. Несо­глас­ные и «неспо­соб­ные к обу­че­нию» под­вер­га­ют­ся нака­за­ни­ям. В «лаге­ря поли­ти­че­ско­го пере­вос­пи­та­ния» отправ­ля­ют без след­ствия и суда, отка­зы­вая задер­жан­ным в досту­пе к адво­ка­ту и обще­нии с семьей. Туда могут поме­стить за «свя­зи с зару­бе­жьем», в том чис­ле за исполь­зо­ва­ние зару­беж­ных мес­сен­дже­ров, в том чис­ле WhatsApp, за мир­ное выра­же­ние сво­ей иден­тич­но­сти и рели­ги­оз­ных взгля­дов.

Живу­щие в ожи­да­нии. Видео Азатты­ка:

Пра­во­за­щит­ни­ки отме­ча­ют сооб­ще­ния о смер­тях в лаге­рях, выра­жая оза­бо­чен­ность по пово­ду пси­хо­ло­ги­че­ско­го и физи­че­ско­го наси­лия, стрес­са из-за пло­хих усло­вий и неопре­де­лен­но­сти пер­спек­тив заклю­че­ния. В лаге­рях содер­жат­ся люди с серьез­ны­ми забо­ле­ва­ни­я­ми, пожи­лые люди, под­рост­ки, бере­мен­ные и кор­мя­щие жен­щи­ны, люди с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми, гово­рит­ся в отче­те Human Rights Watch. Быв­шие узни­ки рас­ска­за­ли о попыт­ках неко­то­рых заклю­чен­ных покон­чить с собой и жесто­ких нака­за­ни­ях в лаге­рях.

Китай­ские вла­сти не раз­ре­ша­ют инспек­ции таких лаге­рей пред­ста­ви­те­ля­ми ООН, пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций и СМИ.

Даже вне «лаге­рей пере­вос­пи­та­ния» китай­ские вла­сти под­вер­га­ют тюр­ко­языч­ных мусуль­ман чрез­мер­ным огра­ни­че­ни­ям в част­ной жиз­ни. Пред­ста­ви­те­ли мень­шинств вынуж­де­ны про­хо­дить кон­троль на про­пуск­ных пунк­тах, они обя­за­ны участ­во­вать в цере­мо­ни­ях под­ня­тия госу­дар­ствен­но­го фла­га, изу­чать китай­ский язык в «вечер­ней шко­ле». Люди в Синьц­зяне под­вер­га­ют­ся повсе­мест­но­му и посто­ян­но­му наблю­де­нию – вла­сти при­ме­ня­ют высо­ко­тех­но­ло­гич­ную систе­му мас­со­во­го наблю­де­ния, осно­ван­ную на исполь­зо­ва­нии QR-кодов, био­мет­ри­че­ских дан­ных, искус­ствен­но­го интел­лек­та, шпи­он­ских про­грамм для смарт­фо­нов. Для наблю­де­ния за людь­ми моби­ли­зо­ва­но более мил­ли­о­на долж­ност­ных лиц и сотруд­ни­ков поли­ции, чинов­ни­ки регу­ляр­но быва­ют в домах мусуль­ман с навяз­чи­вы­ми визи­та­ми, ука­зы­ва­ют авто­ры докла­да.

Кам­па­ния по пре­сле­до­ва­нию мусуль­ман раз­де­ли­ла семьи, оста­вив одних чле­нов семей в Синьц­зяне, дру­гих – за гра­ни­цей. Пра­ви­тель­ство запре­ти­ло тюр­ко­языч­ным мусуль­ма­нам свя­зы­вать­ся с живу­щи­ми за рубе­жом. Пра­ви­тель­ство так­же ока­зы­ва­ет дав­ле­ние на неко­то­рых этни­че­ских уйгу­ров и каза­хов, живу­щих за пре­де­ла­ми стра­ны, что­бы заста­вить их вер­нуть­ся в Китай. Вер­нув­ших­ся застав­ля­ют предо­ста­вить подроб­ную инфор­ма­цию о сво­ей жиз­ни за рубе­жом.

ПРИЗЫВ К МЕЖДУНАРОДНОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ

«Китай­ское пра­ви­тель­ство нару­ша­ет пра­ва чело­ве­ка в Синьц­зяне в мас­шта­бах, неви­дан­ных за послед­ние деся­ти­ле­тия в стране, – гово­рит Софи Ричард­сон, дирек­тор Human Rights Watch по Китаю. – Репрес­сив­ная кам­па­ния в Синьц­зяне – клю­че­вое испы­та­ние для ООН и пра­ви­тельств на пред­мет того, ста­нут ли они вво­дить санк­ции про­тив уси­ли­ва­ю­ще­го свою мощь Китая, что­бы поло­жить конец этим нару­ше­ни­ям».

Коми­тет ООН по лик­ви­да­ции расо­вой дис­кри­ми­на­ции рас­смот­рел ситу­а­цию в Китае в сере­дине авгу­ста и назвал Синьц­зян «тер­ри­то­ри­ей без пра­ва». Китай­ская деле­га­ция оспо­ри­ла эту харак­те­ри­сти­ку, а так­же харак­те­ри­сти­ку «лаге­рей поли­ти­че­ско­го пере­вос­пи­та­ния», назвав их «цен­тра­ми про­фес­си­о­наль­но­го обра­зо­ва­ния».

ООН при­зы­ва­ет Китай осво­бо­дить узни­ков «лаге­рей пере­вос­пи­та­ния»:

Китай не видит поли­ти­че­ских издер­жек сво­ей кам­па­нии в Синьц­зяне, отча­сти из-за его вли­я­ния в систе­ме ООН, одна­ко дока­за­тель­ства серьез­ных зло­упо­треб­ле­ний долж­ны под­толк­нуть пра­ви­тель­ства дру­гих госу­дарств к дей­стви­ям, гово­рят пра­во­за­щит­ни­ки из Human Rights Watch. Они счи­та­ют, что нуж­ны сов­мест­ные дей­ствия госу­дарств в Сове­те ООН по пра­вам чело­ве­ка для сбо­ра и оцен­ки дока­за­тельств нару­ше­ний прав чело­ве­ка в Синьц­зяне и вве­де­ния санк­ций про­тив гла­вы про­вин­ции и дру­гих высо­ко­по­став­лен­ных лиц.

«Боль и муки семей, раз­лу­чен­ных друг с дру­гом, не веда­ю­щих, что слу­чи­лось с их близ­ки­ми, рез­ко кон­тра­сти­ру­ют с утвер­жде­ни­я­ми Пеки­на о том, что тюр­ки-мусуль­мане “счаст­ли­вы и бла­го­дар­ны”. Неспо­соб­ность сроч­но доби­вать­ся пре­кра­ще­ния этих зло­упо­треб­ле­ний толь­ко поощ­ря­ет Пекин», – гово­рит Софи Ричард­сон.

В докла­де Human Rights Watch содер­жат­ся так­же реко­мен­да­ции пра­ви­тель­ству Казах­ста­на. Пра­во­за­щит­ни­ки про­сят Аста­ну при­звать Пекин поло­жить конец кам­па­нии про­тив мусуль­ман, в том чис­ле этни­че­ских каза­хов, и насто­ять на осво­бож­де­нии всех поме­щен­ных в «лаге­ря поли­ти­че­ско­го пере­вос­пи­та­ния» в Синьц­зяне. Human Rights Watch реко­мен­ду­ет Астане уско­рить про­цесс предо­став­ле­ния убе­жи­ща для заяви­те­лей из Синьц­зя­на, кото­рым может гро­зить пре­сле­до­ва­ние в слу­чае воз­вра­ще­ния в Китай, а так­же помочь полу­чить граж­дан­ство живу­щим в Казах­стане детям тех людей, кого необос­но­ван­но задер­жа­ли в Китае, и обес­пе­чить им доступ к обра­зо­ва­нию.

Ори­ги­нал ста­тьи: РАДИО АЗАТТЫК – Казах­ская редак­ция Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»