fbpx

Никаких дворников и сторожей

О расчетливом и аполитичном поколении нового Казахстана

«Поко­ле­ние Назар­ба­е­ва» – какое оно? Что дума­ет о насто­я­щем и чего ждет от буду­ще­го? Аме­ри­кан­ские уче­ные под­ве­ли ито­ги боль­шо­го социо­ло­ги­че­ско­го опро­са казах­стан­ской моло­де­жи 18 – 29 лет и при­шли к неуте­ши­тель­ным выво­дам: демо­кра­тия для ново­го поко­ле­ния не осо­бен­но важ­на.

Не волнует, не интересует, не беспокоит

Моло­дые казах­стан­цы, без­услов­но, силь­но отли­ча­ют­ся от стар­ших поко­ле­ний сво­им исто­ри­че­ским опы­том. Они вырос­ли в отно­си­тель­но ста­биль­ном обще­стве, дале­ко ушед­шем от совет­ской эпо­хи и даже от хао­са и тягот девя­но­стых. 2000 – 2010-е годы ста­ли вре­ме­нем эко­но­ми­че­ско­го роста и кон­со­ли­да­ции авто­ри­та­риз­ма. ВВП на душу насе­ле­ния вырос почти в 11 раз – с $1130 в 1999 году до $12 400 в 2012-м. Одно­вре­мен­но вырос­ли пол­но­мо­чия Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва: соглас­но вве­ден­ной в 2007 году поправ­ке к Кон­сти­ту­ции были сня­ты огра­ни­че­ния на чис­ло пре­зи­дент­ских сро­ков. Моло­дежь вырос­ла в стране, где дру­го­го лиде­ра нет и пока не пред­ви­дит­ся. Одно­вре­мен­но сам пра­вя­щий режим актив­но про­дви­га­ет идею об интел­лек­ту­аль­ной неза­ви­си­мо­сти ново­го поко­ле­ния, сво­бод­но­го от дав­ле­ния совет­ско­го про­шло­го. В тех же пре­зи­дент­ских посла­ни­ях моло­дежь при­зы­ва­ют стать дви­жу­щей силой пере­мен, опи­ра­ясь при этом на высо­ко­класс­ное обра­зо­ва­ние, кото­рое спо­соб­ны дать про­грам­ма «Бола­шак», Уни­вер­си­тет Назар­ба­е­ва и тому подоб­ные инсти­ту­ции.

Для изу­че­ния поко­ле­ний в гло­баль­ном мас­шта­бе Казах­стан дает очень инте­рес­ный и поучи­тель­ный мате­ри­ал имен­но из-за типич­но­сти сво­е­го устрой­ства. Во-пер­вых, систе­ма поли­ти­че­ско­го управ­ле­ния в стране наи­бо­лее харак­тер­на для совре­мен­ных авто­ри­тар­ных режи­мов: лич­ная власть силь­но­го пре­зи­ден­та – фор­маль­ная и нефор­маль­ная, пре­вос­ход­ство испол­ни­тель­ной вет­ви над зако­но­да­тель­ной и судеб­ной. Во-вто­рых, либе­ра­ли­за­ция эко­но­ми­ки и при­ва­ти­за­ция соци­аль­ной сфе­ры так­же свой­ствен­ны очень мно­гим раз­ви­ва­ю­щим­ся стра­нам, погру­жа­ю­щим­ся в жест­кий рыноч­ный капи­та­лизм.

В свя­зи с этим воз­ни­ка­ют важ­ные вопро­сы. Есть ли у казах­стан­ской моло­де­жи, порож­ден­ной связ­кой авто­ри­та­риз­ма и при­ва­ти­за­ции, при­су­щие имен­но ей поли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские цен­но­сти? Пред­став­ля­ет ли она осо­бое поко­ле­ние, отлич­ное от преды­ду­щих поко­ле­ний, или оста­ет­ся лишь демо­гра­фи­че­ской абстрак­ци­ей, аморф­ной мас­сой людей с нечет­ки­ми убеж­де­ни­я­ми? Насколь­ко моло­дежь гото­ва кри­ти­ко­вать поли­ти­ку пра­ви­тель­ства?

Пыта­ясь най­ти отве­ты на эти вопро­сы, Бар­ба­ра и Аза­мат Юнис­бай (Barbara Junisbai, Azamat Junisbai, Пит­цер-кол­ледж, Кали­фор­ния) про­ве­ли боль­шой обще­на­ци­о­наль­ный опрос обще­ствен­но­го мне­ния. Опрос про­во­дил­ся на день­ги круп­ней­ше­го Наци­о­наль­но­го науч­но­го фон­да, под­дер­жи­ва­ю­ще­го фун­да­мен­таль­ные иссле­до­ва­ния в США. Глав­ные выво­ды уче­ные изло­жи­ли в ста­тье «Are Youth Different? The Nazarbayev Generation and Public Opinion in Kazakhstan». Состо­ят они в том, что «поко­ле­ние Назар­ба­е­ва» доста­точ­но одно­род­но по сво­им взгля­дам, и бли­же все­го ему жест­кий эко­но­ми­че­ский либе­ра­лизм. Иму­ще­ствен­ное нера­вен­ство в обще­стве – это, по мне­нию моло­де­жи, не страш­но, а госу­дар­ство зря тра­тит день­ги на соци­аль­ные про­грам­мы. По срав­не­нию с дру­ги­ми воз­рас­та­ми, моло­дежь гораз­до мень­ше вол­ну­ет кри­ти­ка вла­сти, демо­кра­тия ее не инте­ре­су­ет, а кумов­ство и кор­руп­ция – не бес­по­ко­ят.

Впро­чем, обо всем по поряд­ку.

Утопающий спасается сам

Иссле­до­ва­те­ли соста­ви­ли боль­шой подроб­ный опрос­ник, покры­ва­ю­щий широ­кий спектр тем: поли­ти­че­ские убеж­де­ния, рели­ги­оз­ные прак­ти­ки, потреб­ле­ние инфор­ма­ции от СМИ, пред­став­ле­ния о роли госу­дар­ства в эко­но­ми­ке, дове­рие к инсти­ту­там, соци­аль­ная мобиль­ность. Про­во­дить опрос они пору­чи­ли пер­во­му в Казах­стане неза­ви­си­мо­му цен­тру социо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний BRIF Research Group, полу­чив­ше­му извест­ность бла­го­да­ря тща­тель­ным про­вер­кам чисто­ты дан­ных. Пол­сте­ры (спе­ци­а­ли­сты, кото­рые зани­ма­ют­ся под­го­тов­кой, про­ве­де­ни­ем и ана­ли­зом резуль­та­тов опро­сов обще­ствен­но­го мне­ния) про­ве­ли для уче­ных 1500 лич­ных интер­вью с респон­ден­та­ми в воз­расте от 18 лет и стар­ше. Бесе­ды про­во­ди­ли 97 интер­вью­е­ров в 150 точ­ках по всем 14 обла­стям Казах­ста­на. Выяс­ни­лось, что казах­стан­цы в целом высту­па­ют за равен­ство. Почти 90% опро­шен­ных соглас­ны с тем, что «раз­ли­чия по уров­ню дохо­да в стране слиш­ком вели­ки»; 80% уве­ре­ны, что «эко­но­ми­че­ское нера­вен­ство допу­сти­мо лишь тогда, когда у людей есть рав­ные воз­мож­но­сти зара­ба­ты­вать день­ги». Одна­ко «поко­ле­ние Назар­ба­е­ва» раз­ры­вом меж­ду бога­ты­ми и бед­ны­ми воз­му­ща­ет­ся гораз­до мень­ше – при­мер­но на десять про­цент­ных пунк­тов. В отно­ше­нии к кон­крет­ным мар­ке­рам нера­вен­ства эти раз­ли­чия про­яв­ля­ют­ся еще более явно. Моло­дых мень­ше бес­по­ко­ит недо­ступ­ность каче­ствен­ной меди­цин­ской помо­щи; так­же они в боль­шин­стве сво­ем (58%) соглас­ны с тем, что «боль­шая раз­ни­ца по уров­ню дохо­дов сти­му­ли­ру­ет стре­мить­ся к успе­ху», – при­том что сре­ди стар­ших тако­го мне­ния при­дер­жи­ва­ет­ся мень­ше поло­ви­ны опро­шен­ных.

Ана­ло­гич­ный меж­по­ко­лен­че­ский раз­рыв заме­тен и в отно­ше­нии к обя­зан­но­сти госу­дар­ства бороть­ся с нера­вен­ством. Взрос­лые и пожи­лые гораз­до боль­ше, чем моло­дежь, уве­ре­ны, что госу­дар­ство с нера­вен­ством бороть­ся обя­за­но. Еще актив­нее стар­шее поко­ле­ние казах­стан­цев тре­бу­ет от вла­стей жест­ко регу­ли­ро­вать сфе­ру биз­не­са и про­мыш­лен­но­сти (79,2% про­тив 70,4%). И они же куда уве­рен­нее скло­ня­ют­ся к прин­ци­пам соци­аль­но­го госу­дар­ства, в первую оче­редь в том, что «пра­ви­тель­ство долж­но гаран­ти­ро­вать каж­до­му мини­маль­ный уро­вень жиз­ни». В целом жите­ли рес­пуб­ли­ки хоте­ли бы, что­бы вла­сти забо­ти­лись о насе­ле­нии. Но и тут моло­дые менее тре­бо­ва­тель­ны: сре­ди них про­цент под­дер­жи­ва­ю­щих сокра­ще­ние госу­дар­ствен­ных про­грамм помо­щи неиму­щим ока­зал­ся боль­ше.

Приспосабливаться, а не бороться

Все эти пока­за­те­ли под­чер­ки­ва­ют мед­лен­ные сдви­ги в соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской реаль­но­сти Казах­ста­на. «Поко­ле­ние Назар­ба­е­ва» – пер­вые люди, всту­пив­шие во взрос­лую жизнь в пост­со­вет­ский пери­од. Все­об­щее бес­плат­ное выс­шее обра­зо­ва­ние и каче­ствен­ные меди­цин­ские услу­ги пред­став­ля­ют­ся им смут­ным вос­по­ми­на­ни­ем, а рыноч­ная эко­но­ми­ка кажет­ся уже не хао­тич­ным и жесто­ким явле­ни­ем, уни­что­жив­шим ста­биль­ную жизнь (как в 1990-е), а нор­мой суще­ство­ва­ния, более того – источ­ни­ком про­цве­та­ния. Моло­дые казах­стан­цы выдви­га­ют скром­ные тре­бо­ва­ния к госу­дар­ству имен­но пото­му, что они при­вык­ли жить в более «эко­ном­ной», ком­мер­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной и дале­кой от соци­а­лиз­ма сре­де, чем их роди­те­ли и стар­шие бра­тья. Уче­ные под­чер­ки­ва­ют, что уста­нов­ки «поко­ле­ния Назар­ба­е­ва» не что-то исклю­чи­тель­ное: и в сосед­ней Рос­сии, и в Восточ­ной Евро­пе, и во мно­гих дру­гих стра­нах моло­дые тяго­те­ют к цен­но­стям лич­но­го успе­ха, рыноч­ной эко­но­ми­ки и отка­за от «забо­ты» со сто­ро­ны госу­дар­ства.

Но како­вы, по мне­нию казах­стан­цев, глу­бин­ные при­чи­ны бед­но­сти и богат­ства? По это­му вопро­су стар­шие и млад­шие поко­ле­ния еди­но­душ­ны: успех в жиз­ни зави­сит от нуж­ных свя­зей и хоро­ших стар­то­вых воз­мож­но­стей – так счи­та­ют 70 – 80% респон­ден­тов. А вот струк­тур­ные при­чи­ны бед­но­сти (дис­кри­ми­на­цию и неспра­вед­ли­вую эко­но­ми­че­скую систе­му) важ­ны­ми счи­та­ют лишь 50 – 60%. По мне­нию уче­ных, это гово­рит о том, что казах­стан­цы в целом при­ни­ма­ют выгод­ную для пра­вя­щей эли­ты систе­му бла­та, кор­руп­ции, кли­ен­те­лиз­ма, а так­же вла­сти нефор­маль­ных свя­зей как дан­ность, как неиз­мен­ные пра­ви­ла игры, к кото­рым нуж­но при­спо­саб­ли­вать­ся, – а не как зло, с кото­рым надо бороть­ся. И тут воз­ни­ка­ет непо­сред­ствен­ная связь с поли­ти­че­ской жиз­нью. Как извест­но из дру­гих иссле­до­ва­ний, когда граж­дане игно­ри­ру­ют систем­ные при­чи­ны нера­вен­ства и объ­яс­ня­ют его лишь уда­чей или успе­хом отдель­ных людей (кому-то повез­ло, кому-то нет), это сни­ма­ет с вла­стей ответ­ствен­ность за про­ис­хо­дя­щее в стране и, в конеч­ном сче­те, укреп­ля­ет пра­вя­щий режим.

Революции не будет

Поли­ти­че­ские цен­но­сти и уста­нов­ки казах­стан­цев ока­за­лись доста­точ­но либе­раль­ны неза­ви­си­мо от воз­рас­та: 80% респон­ден­тов под­дер­жа­ли идею демо­кра­тии, 86% соглас­ны с тем, что «чест­ные выбо­ры важ­ны для бла­го­по­лу­чия моей семьи», и 95% – что такие выбо­ры «важ­ны для эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия стра­ны». Одна­ко в отно­ше­нии к кон­крет­ным инстру­мен­там демо­кра­тии моло­дежь силь­но раз­ли­ча­ет­ся. В целом казах­стан­цы соглас­ны с тем, что «граж­да­нам сле­ду­ет актив­но ста­вить под сомне­ние дей­ствия вла­стей» (87%), одна­ко сре­ди «поко­ле­ния Назар­ба­е­ва» таких мень­ше чет­вер­ти. Сре­ди моло­де­жи мень­ше под­держ­ки нахо­дит и уста­нов­ка на то, что­бы СМИ были бди­тель­ны, рас­сле­до­ва­ли кор­руп­цию и оши­боч­ные реше­ния вла­стей (35,6% про­тив 44% сре­ди стар­ше­го поко­ле­ния).

Чем мож­но объ­яс­нить такие раз­ли­чия в оцен­ках? Веро­ят­но, «поко­ле­ние Назар­ба­е­ва» более апо­ли­тич­но, чем взрос­лые, застав­шие пере­строй­ку. Моло­дые респон­ден­ты пола­га­ют, что кон­троль обще­ства над вла­стью тре­бу­ет слиш­ком мно­го вре­ме­ни и уси­лий, кото­рые мож­но напра­вить на дру­гие цели. Кро­ме того, моло­дежь при­мер­но на 10% более тер­пи­мо отно­сит­ся к кумов­ству и семей­ствен­но­сти. Она вырос­ла в этой сре­де и счи­та­ет ее есте­ствен­ной. «Поко­ле­ние Назар­ба­е­ва не отвер­га­ет такие прак­ти­ки, а при­ни­ма­ет их как нор­маль­ное усло­вие жиз­ни… Судя по все­му, урок, кото­рый моло­дежь вынес­ла из поли­ти­ки, состо­ит в том, что семей­ствен­ность пред­став­ля­ет собой нор­му, а демо­кра­тия рабо­та­ет на сло­вах, а не в реаль­но­сти», – кон­ста­ти­ру­ют уче­ные. Ины­ми сло­ва­ми, устра­и­вать рево­лю­ции или тре­бо­вать реформ моло­дежь вряд ли настро­е­на.

Уче­ные при­шли к крайне пес­си­ми­сти­че­ской уста­нов­ке о воз­мож­но­стях демо­кра­ти­за­ции Казах­ста­на. Этот про­цесс обыч­но начи­на­ет­ся «сни­зу», когда граж­дане ста­но­вят­ся более кри­тич­ны­ми, тре­бу­ют откры­тых выбо­ров, поли­ти­че­ско­го плю­ра­лиз­ма, обще­ствен­но­го кон­тро­ля. Судя по полу­чен­ным дан­ным, моло­дежь в рес­пуб­ли­ке пока пред­по­чи­та­ет делать карье­ру, дей­ствуя по навя­зан­ным вла­стью пра­ви­лам игры.

Артем КОСМАРСКИЙ, Фергана.ру

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан