21 C
Астана
23 апреля, 2024
Image default

Не тащите меня в политику!

 

 

Twitter Тиму­ра Кули­ба­е­ва неожи­дан­но сно­ва заго­во­рил. До минув­ше­го вос­кре­се­нья в его мик­роб­ло­ге кра­со­ва­лась все­го лишь одна запись, дати­ро­ван­ная 13 апре­ля 2011 года. “Доб­ро пожа­ло­вать. Под­пи­сы­вай­тесь и полу­чай­те инфор­ма­цию быст­ро и досто­вер­но!”, — напи­сал он тогда и исчез из этой соци­аль­ной сети на пол­то­ра года. То ли пароль забыл, то ли дей­стви­тель­но вре­ме­ни не было.

 

Автор: Али­шер ЕЛИКБАЕВ

Фото: Сери­к­жан КОВЛАНБАЕВ

 

Но сто­и­ло бло­ге­ру Али­ше­ру Елик­ба­е­ву в суб­бо­ту, 11 авгу­ста, поин­те­ре­со­вать­ся у сво­ей ауди­то­рии, отче­го же мол­чит Тимур Аска­ро­вич, как тот через пару часов после вопро­са выло­жил вто­рой твит: «Серик, Адиль­бек мы с вами. Уда­чи и сил!». Име­лись в виду казах­стан­цы Серик Сапи­ев и Адиль­бек Ния­зым­бе­тов, высту­пав­шие в фина­ле бок­сер­ско­го тур­ни­ра Олим­пи­а­ды: пер­вый стал побе­ди­те­лем, вто­рой взял сереб­ро; а Тимур Аска­ро­вич явля­ет­ся пре­зи­ден­тов феде­ра­ции бок­са РК. Сей­час у Кули­ба­е­ва тви­тов целых пять. Неви­дан­ная разговорчивость.

 

“Ощу­ще­ние дежа­вю не поки­да­ет интер­нет-ауди­то­рию Казах­ста­на. Год назад Али­шер Елик­ба­ев выло­жил твит: «А давай­те рабо­ту наше­го e‑gov оце­ни­вать по е‑баллам? Там в сети пре­мьер тот же? Ну, кто даст ему хотя бы по е‑баллу?». Все замер­ли в ожи­да­нии реак­ции Маси­мо­ва и она не заста­ви­ла себя ждать. Через пару дней Елик­ба­ев на само­ле­те пре­мьер-мини­стра летел на Бай­ко­нур запус­кать спут­ник КазСат‑2”.

 

Пиар-мене­джер круп­но­го тор­го­во-раз­вле­ка­тель­но­го цен­тра, глав­ный редак­тор соци­аль­но­го фото­пор­та­ла Voxpopuli.kz  и один из самых попу­ляр­ных (если не самый) казах­стан­ских бло­ге­ров Али­шер Елик­ба­ев в интер­вью Вади­му Борей­ко рас­ска­зал о сво­ей поезд­ке в Жана­о­зен, о том, поче­му он не пошел на рабо­ту в адми­ни­стра­цию пре­зи­ден­та, кто раз­ре­шил Кари­му Маси­мо­ву открыть Twitter-акка­унт и по какой при­чине в сете­вых ресур­сах мало кри­ти­ки правительства…

 

В Жана­о­зене всё было хоро­шо подогрето

С Елик­ба­е­вым мы позна­ко­ми­лись в 1998‑м, когда он 16-лет­ним при­шел на теле­ка­нал КТК, где я рабо­тал глав­ным редак­то­ром. Раз­ни­ца в воз­расте меж­ду нами — боль­ше 20 лет (в мою сто­ро­ну). И это един­ствен­ная при­чи­на, поче­му в ходе раз­го­во­ра Али­шер обра­щал­ся ко мне на «вы», а я к нему — на «ты». Так оста­лось и в тек­сте: зачем притворяться?

 

Нака­нуне бесе­ды я попро­сил «френ­дов» по facebook зада­вать Али­ше­ру вопросы.

 

- Игорь Виняв­ский спра­ши­ва­ет: «Вы были в Жана­о­зене в кон­це про­шло­го года в груп­пе бло­ге­ров, поезд­ку кото­рых орга­ни­зо­ва­ло пра­ви­тель­ство. Како­во было тогда ваше мне­ние о том, что же там про­изо­шло 16 декаб­ря и в после­ду­ю­щие дни, и изме­ни­лось ли  оно с тех пор?»

- О том, что слу­чи­лось в Жана­о­зене, я узнал, нахо­дясь в Малай­зии, на ост­ро­ве Лан­ка­ви. На тот момент «упал» казах­стан­ский Twitter. Ну, как «упал» — его «упа­ли», ска­жем так.  И всю инфор­ма­цию я полу­чал из тех СМИ, кото­рые это собы­тие осве­ща­ли. Я нико­гда в жиз­ни не был на запа­де рес­пуб­ли­ки, не знал, что там происходит…

 

- А ты сле­дил за забастовкой?

- Сам не сле­дил. Один раз,  летом 2011-го, отпра­вил туда кор­ре­спон­ден­та (пор­та­ла Voxpopuli.kz. — В.Б.). Там тогда была вяло­те­ку­щая ситу­а­ция, неф­тя­ни­ки сиде­ли на пло­ща­ди, виде­ли каме­ру — соби­ра­лись, не виде­ли — рас­хо­ди­лись по домам. Я думал, что все нор­маль­но. Но, когда в ито­ге слу­чи­лось то, что слу­чи­лось, вер­нул­ся в Казах­стан, узнал, что в Жана­о­зен орга­ни­зу­ет­ся блог-тур, позво­нил в пресс-служ­бу пра­ви­тель­ства с прось­бой вклю­чить меня в спи­сок и полу­чил при­гла­ше­ние. Поехал туда, посколь­ку знал слиш­ком мало об этом реги­оне, об этом кон­флик­те и о людях, кото­рые там живут. На месте пого­во­рил с жите­ля­ми, аки­мом, комен­дан­том. И мне­ние свое я состав­лял уже там.

 

- Люди были спе­ци­аль­но подобранные?

- Нас осо­бо не кон­тро­ли­ро­ва­ли. Нам орга­ни­зо­ва­ли встре­чу с офи­ци­аль­ны­ми лица­ми: аки­мом обла­сти, комен­дан­том, — а в осталь­ное вре­мя мы были предо­став­ле­ны самим себе. Обща­лись с род­ствен­ни­ка­ми ребят из нашей груп­пы, про­дав­ца­ми в мага­зи­нах, про­хо­жи­ми на ули­цах, жена­ми аре­сто­ван­ных. Выво­ды, кото­рые я сде­лал из этой поезд­ки, я уже озвучивал…

 

- Напом­ни их.

- Одна из при­чин того, что там про­изо­шло, — это замал­чи­ва­ние вла­стя­ми кон­флик­та. Про­бле­ма мог­ла быть реше­на гораз­до рань­ше. И ситу­а­ци­ей вос­поль­зо­ва­лись доста­точ­но мно­гие люди, кото­рые не жела­ли, ска­жем так… Как бы пра­виль­нее сфор­му­ли­ро­вать? Там было всё хоро­шо подогрето…

 

- Кем?

- Я не могу назвать кон­крет­ных имен.

 

- Сей­час в «подо­гре­ва­нии», а точ­нее — в раз­жи­га­нии соци­аль­ной роз­ни, обви­ня­ют лиде­ров и рядо­вых чле­нов оппо­зи­ци­он­ной пар­тии «Алга». Согла­сен с этим?

- Мне кажет­ся, в дан­ной ситу­а­ции «Алга» высту­пи­ла как инструмент.

 

- Инстру­мент в чьих руках?

- Тех людей, кото­рые сей­час нахо­дят­ся за пре­де­ла­ми Казах­ста­на и кото­рым был выго­ден этот конфликт.

 

- Ты Абля­зо­ва име­ешь в виду?

- И его тоже.

 

- В чем же была для него выгода?

- Я думаю, тут есть вопрос лич­ной непри­яз­ни и мести.

 

- Мести кому — президенту?

- Думаю, может быть, на тот момент не совсем пре­зи­ден­ту, а ско­рее — зятю президента.

 

- Твоя пози­ция понят­на. Кто еще был с тобой в блог-туре?

- Баглан Айда­шов, Искан­дер Сали­ход­жа­ев, Саби­на Саде­но­ва, фото­граф Кар­ла Нур, еще несколь­ко чело­век. Не знаю, каким обра­зом под­би­рал­ся состав. Счи­таю, сде­лал пра­виль­но, что поехал. По край­ней мере, Жана­о­зен меня убе­дил — как он выгля­дит на самом деле. А выгля­дит он непло­хо. Я сознаю, что это очень узкое пони­ма­ние про­бле­мы, но для меня, пар­ня из Семи­па­ла­тин­ской обла­сти, это евро­пей­ский горо­док, с акку­рат­ны­ми двух­этаж­ны­ми дома­ми, хоро­ши­ми доро­га­ми, спорт­ком­плек­сом, све­то­фо­ра­ми на улицах.

 

- Даже после той бой­ни он так выглядел?

- Да. И я пожа­лел, что в Семи­па­ла­тин­ской обла­сти нет неф­ти. Хотя, может, это и к лучшему.

 

Побег от диссонанса

- Маси­мов как-то ска­зал, что бло­ги и сете­вые ресур­сы одо­ле­ва­ют бумаж­ную пери­о­ди­ку, кото­рая «уми­ра­ет». Вы, бло­ге­ры, дума­е­те так же. Пола­гаю, пото­му он и при­гла­сил вас в Жана­о­зен, а до это­го брал на Бай­ко­нур в вертолет…

- В самолет.

 

- …тогда как журналистов-«традиционалов» повез­ли в рас­ка­лен­ном поез­де. У тебя нет ощу­ще­ния, что пре­мьер созна­тель­но про­ти­во­по­ста­вил бло­ге­ров газет­чи­кам, что­бы вне­сти рас­кол и в конеч­ном ито­ге исполь­зо­вать вас в сво­их целях?

- На самом деле рас­кол про­изо­шел гораз­до рань­ше. Нас жур­на­ли­сти­ке как учи­ли? Твое мне­ние нико­го не инте­ре­су­ет, ты дол­жен давать фак­ты, а чита­тель сам сде­ла­ет выво­ды. Я их и давал, пока в один момент фак­ты не ста­ли рас­хо­дить­ся с обще­ствен­ным мне­ни­ем. Пояс­ню на при­ме­ре. Когда рабо­тал в газе­те «Экс­пресс К», меня одна­жды при­гла­си­ли жите­ли част­но­го сек­то­ра, нахо­див­ше­го­ся за алма­тин­ской гости­ни­цей «Интер­кон­ти­нен­таль». На их зем­ле дол­жен был стро­ить­ся элит­ный мик­ро­рай­он «Кере­мет». И люди рас­ска­за­ли, что стро­и­те­ли под­бра­сы­ва­ют им на участ­ки чере­па и ске­ле­ты (там рань­ше дей­стви­тель­но были захо­ро­не­ния), что­бы хозя­е­ва быст­рее съехали.

 

- Речь шла о сно­се стро­е­ний и изъ­я­тии зем­ли для стро­и­тель­ных нужд?

- Да. Но я пого­во­рил и с руко­вод­ством стро­и­тель­ной ком­па­нии. И ситу­а­ция нача­ла выгля­деть несколь­ко по-дру­го­му. Жиль­цам за малень­кие халу­пы пред­ла­га­ли такие ком­пен­са­ции! А они еще про­пи­сы­ва­ли в них кучу людей, что­бы за чужой счет решить свои жилищ­ные про­бле­мы. Но я дол­жен был высту­пить на их сто­роне: меня с дет­ства учи­ли, что прав все­гда бед­ный и сла­бый, а вино­ват бога­тый и сильный.

 

Или взять ситу­а­цию с ипо­теч­ни­ка­ми из объ­еди­не­ния «Оста­вим наро­ду жилье!», кото­рые набра­ли кре­ди­тов, не смог­ли пога­сить и тре­бу­ют от госу­дар­ства пере­смот­ра дого­во­ров с бан­ка­ми, что­бы сни­зить дол­ги или вооб­ще их не воз­вра­щать. Но меня так­же учи­ли, что дол­ги надо воз­вра­щать в любом слу­чае. Долг священен.

На мне самом лет шесть висит кре­дит, и он для меня пер­ви­чен: я сна­ча­ла его закрою, а уж потом сво­бод­ные день­ги буду исполь­зо­вать по сво­е­му усмот­ре­нию. Мне тяже­ло его выпла­чи­вать, но нико­гда и в мыс­лях не было вый­ти на пло­щадь ради того, что­бы кре­дит отме­ни­ли. Я пони­мал, что ипо­теч­ни­ки — люди небо­га­тые, но с таким  отно­ше­ни­ем к соб­ствен­ным дол­гам откры­то под­дер­жать их не мог. Подоб­ных дис­со­нан­сов с обще­ствен­ным мне­ни­ем у меня накап­ли­ва­лось всё боль­ше. И, в кон­це кон­цов, от это­го раз­дво­е­ния  я  ушел в бло­ге­ры — что­бы гово­рить то, что думаю.

 

Чудес­ное совпадение

- Вер­нем­ся к Жана­о­зе­ну. Поче­му ты не поехал туда за свой счет или не выпи­сал себе командировку?

- Я бы поехал и сам. Но чем бы все закон­чи­лось? Меня бы не пусти­ли в город. На тот момент он был режим­ным объ­ек­том, там дей­ство­вал комен­дант­ский час. Даже наш авто­бус два раза по доро­ге в Жана­о­зен проверяли.

 

- И что? Кол­ле­ги из «Рес­пуб­ли­ки» езди­ли туда и во вре­мя дей­ствия комен­дант­ско­го часа, труд­но­сти были, но они в Жана­о­зен попали.

- Если бы я при­е­хал туда про­сто так, то не полу­чил бы доступ к аки­му обла­сти и комен­дан­ту и не задал им вопро­сы, кото­рые меня интересовали.

 

- Конеч­но, чем-то при­шлось бы пожерт­во­вать. Но ехать в Жана­о­зен на день­ги пра­ви­тель­ства и потом писать что-то вопре­ки офи­ци­аль­ной пози­ции — согла­сись, как-то неудобно…

- У меня такое сло­во — «неудоб­но» — прак­ти­че­ски отсут­ству­ет, если я начи­наю идти на откры­тую кон­фрон­та­цию. И потом, если бы шла речь о серьез­ных день­гах, кото­рые я не смог потя­нуть и толь­ко пресс-служ­ба пре­мье­ра мог­ла бы это сде­лать… Но опла­тить авиа­би­лет в Актау и гости­ни­цу — это не такие боль­шие затра­ты, что­бы я смог про­дать свое имя и репу­та­цию за воз­мож­ность сле­тать в Ман­ги­стау за чужой счет.

 

- Одна­ко по фак­ту твоя пози­ция по Жана­о­зе­ну чудес­ным обра­зом сов­па­ла с офи­ци­аль­ной. И ты хочешь ска­зать, что она — плод тво­их соб­ствен­ных наблю­де­ний и размышлений?

- Думаю, что да. Тут еще один момент. Из Актау я дол­жен был лететь в Алма­ты на пресс-кон­фе­рен­цию в вашу защи­ту, после того как вас уво­ли­ли из «МК в Казах­стане» за ста­тью о жана­о­зен­ских собы­ти­ях «Атте­стат незре­ло­сти», опуб­ли­ко­ван­ную на пор­та­ле «Рес­пуб­ли­ка». Даже билет поме­нял на день раньше.

 

- Я был за гра­ни­цей, когда узнал об этой прес­су­хе. Свя­зал­ся с ее ини­ци­а­то­ром Туле­ге­ном Бай­ту­ке­но­вым, ска­зал спа­си­бо за забо­ту и в жест­кой, но кор­рект­ной фор­ме пресс-кон­фе­рен­цию отме­нил. Не люб­лю ста­но­вить­ся инфор­ма­ци­он­ным пово­дом и тер­петь не могу, когда меня «без меня женят»…

- Я тогда не знал, что она отме­не­на, и мое реше­ние ехать на эту прес­су­ху как-то не впи­сы­ва­ет­ся  в «офи­ци­аль­ную пози­цию»… Кро­ме того, в Жана­о­зене я зво­нил оппо­зи­ци­он­ным бло­ге­рам, кото­рые там нахо­ди­лись и обе­ща­ли напи­сать «всю прав­ду», пред­ла­гал встре­тить­ся, дать им запись бесе­ды с комен­дан­том. Они укло­ни­лись от встре­чи. И с тех пор ни о ком из них, кро­ме Жан­ны Бай­те­ло­вой, кото­рую очень ува­жаю, я не слышал.

 

Кри­ти­ка вла­сти при­дет в Сеть вме­сте с капиталами

- Мне понят­но, поче­му Карим Кажим­ка­но­вич с удо­воль­стви­ем гово­рит и верит…

- Гово­рил и верил! Он исчез из Интернет-пространства.

 

- Хоро­шо. Гово­рил и верил в то, что тра­ди­ци­он­ные СМИ пора хоро­нить, а побе­да будет за бло­ге­ра­ми и сете­вой жур­на­ли­сти­кой. Ведь в вир­ту­аль­ной реаль­но­сти пре­мье­ра ред­ко тро­га­ют — в отли­чие от офлай­на, где в газе­тах толь­ко лени­вый по нему не про­ехал­ся. Но я бы не торо­пил­ся зака­зы­вать погре­баль­ные вен­ки печат­ной прес­се. Хотя — да, при­знаю пре­иму­ще­ства сете­вых ресур­сов, не име­ю­щих бумаж­ных ана­ло­гов. Это, во-пер­вых, их опе­ра­тив­ность: какая газе­та смо­жет тягать­ся в ско­ро­сти появ­ле­ния ново­стей, ска­жем, с tengrinews? Вто­рое — оби­лие спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной инфор­ма­ции, напри­мер, юри­ди­че­ской на zakon.kz. И, в‑третьих, муль­ти­ме­дий­ность: мне нра­вят­ся пря­мые теле­транс­ля­ции с митин­гов, зна­чи­мых пресс-кон­фе­рен­ций, дру­гих собы­тий на guljan.org. Но в бло­гах и на «чистых» веб-сай­тах нико­гда не най­дешь чего-то подоб­но­го рас­сле­до­ва­ни­ям Ген­на­дия Бен­диц­ко­го. Да и, за ред­ки­ми исклю­че­ни­я­ми, про­сто кри­ти­че­ских мате­ри­а­лов. Думаю, бло­ге­рам и сете­вым жур­на­ли­стам на фиг не нуж­на эта гряз­ная рабо­та: соби­рать доку­мен­ты, дока­за­тель­ную базу, убеж­дать началь­ство, судить­ся с фигу­ран­та­ми сво­их пуб­ли­ка­ций. А я вот не могу пред­ста­вить жур­на­ли­сти­ки без кри­ти­ки, при­чем кон­крет­ной — с фами­ли­я­ми, паро­ля­ми, адре­са­ми, явка­ми и сум­мой взят­ки про­пи­сью. Что ска­жешь по это­му поводу?

- Толь­ко одно — это вопрос ста­нов­ле­ния. Со вре­ме­нем и кри­ти­че­ские ста­тьи, и рас­сле­до­ва­ния орга­нич­но впи­шут­ся в сете­вое пространство.

 

- Когда это будет?

- Когда в Интер­нет при­дут капи­та­лы, соиз­ме­ри­мые с теми, что были вло­же­ны в офлай­но­вые СМИ — газе­ты и теле­ка­на­лы. Сей­час сете­вые ресур­сы обхо­дят­ся малой кро­вью. Наш пор­тал voхpopuli.kz — один из немно­гих, куда инве­сти­ру­ют­ся день­ги: в про­шлом году в него было вло­же­но 40 млн. тен­ге. С янва­ря это­го года мы вышли на окупаемость.

 

- Не вижу пря­мой свя­зи меж­ду отсут­стви­ем кри­ти­че­ско­го настроя почти во всех вир­ту­аль­ных СМИ и дефи­ци­том вли­ва­ний в них. Мне дове­лось рабо­тать в доволь­но бед­ных газет­ках, кото­рые были весь­ма зуба­сты — «Гори­зонт», напри­мер, рубе­жа 80‑х и 90‑х.

- Тем не менее, эта связь есть. Если Гена Бен­диц­кий уйдет из газе­ты «Вре­мя» на какой-нибудь сайт, где ему будут достой­но пла­тить, и про­дол­жит под­ни­мать такие же жест­кие темы,  уве­ряю: он не поте­ря­ет­ся в вир­ту­аль­ном про­стран­стве, его по-преж­не­му будут хва­лить и ругать. Как не поте­ря­лась Гуль­жан Ерга­ли­е­ва, перей­дя из «Сво­бо­ды сло­ва» на сайт соб­ствен­но­го имени.

 

- У меня боль­шие сомне­ния, что «онлай­но­вый» Бен­диц­кий будет таким же, как «офлай­но­вый».

- Для Гены при­дет­ся созда­вать усло­вия, кото­рых в Интер­не­те сей­час нет.

 

- Какие?

- Во-пер­вых, нужен услов­ный «Игорь Мель­цер», кото­рый при­мет на себя зна­чи­тель­ную часть удара.

 

- А что, есть такие люди — не толь­ко в Интер­не­те, но и вооб­ще в журналистике?

- При­дут. Это вопрос толь­ко вре­ме­ни. Людям, кото­рые могут финан­со­во обес­пе­чить серьез­ный кон­тент в Сети, сего­дня боль­ше 45 лет, они по тра­ди­ции начи­на­ют утро с газет. Сре­ди них нема­ло тех, кто еще не при­шел в facebook…

 

- …а неко­то­рые, знаю точ­но, даже не могут само­сто­я­тель­но элек­трон­ное пись­мо отправить.

- Я обща­юсь с доста­точ­но боль­шим коли­че­ством бога­тых людей, и то, чем зани­ма­юсь, для них — игра, игруш­ка. А еже­утрен­ние газе­ты «Вре­мя» или «Казах­стан­ская прав­да» — реаль­ность. С кото­рой они начи­на­ют день. Все еще.

 

- Кста­ти, в Евро­пе кто-то пред­ло­жил взять под подо­зре­ние всех не име­ю­щих акка­ун­та на facebook — пото­му что тер­ро­рист Брей­вик его не имел.

- Ха-ха. У нас, к сожа­ле­нию, боль­шин­ство бога­тых стра­ни­чек не име­ют. Хотя, напри­мер, мое руко­вод­ство посте­пен­но вхо­дит в Интер­нет, для него важ­на инфор­ма­ция отту­да. Впро­чем, у MEGA есть вну­ши­тель­ный реклам­ный бюд­жет, кото­рый мы направ­ля­ем в газе­ты и жур­на­лы, но на сете­вые СМИ тра­тим ноль тен­ге. То есть, даже у нас Интер­нет не при­зна­ет­ся как сред­ство мас­со­вой информации.

 

- Пото­му что это ты такой у них есть: бла­го­да­ря сво­ей попу­ляр­но­сти через соци­аль­ные сети бес­плат­но собе­решь на ваши акции любое коли­че­ство людей. Зачем тогда на рекла­му в Интер­не­те тратиться?

Куда поде­вал­ся премьер?

- Но вер­нем­ся к тяге наше­го про­дви­ну­то­го пре­мье­ра к сете­во­му пространству.

- К быв­шей тяге.

 

- А куда, кста­ти, он дел­ся из Сети?

- Вот это хоро­ший вопрос! Из Twitter’а исчез…

 

- Да и вооб­ще с поли­ти­че­ской арены.

- Инког­ни­то совер­ша­ет поезд­ки по Казахстану.

 

- В том чис­ле в Жана­о­зен. Не встре­ча­ясь с людьми…

- Я так пони­маю, что есть связь меж­ду появ­ле­ни­ем акка­ун­та Аккор­ды в Twitter’е и исчез­но­ве­ни­ем отту­да акка­ун­та Кари­ма Кажимкановича.

 

- Он что — был там слиш­ком само­сто­я­те­лен в высказываниях?

- Когда мы с ним раз­го­ва­ри­ва­ли, я спро­сил: «А поче­му вы не при­ве­де­те в Twitter, напри­мер, пре­зи­ден­та?» На что Карим Кажим­ка­но­вич отве­тил: «Види­мо, ему не очень инте­рес­но пока». — «А пре­зи­дент сле­дит за тем, что вы там пише­те?» — «Он мне раз­ре­шил открыть аккаунт».

 

- Как тебе пре­мьер в лич­ном общении?

- Доста­точ­но про­дви­ну­тый. Не злой. Инте­рес­ный собе­сед­ник. Хоро­ший чело­век. Это вид­но нево­ору­жен­ным взглядом.

 

- Быва­ет такое. По моло­до­сти сам пом­ню: попа­дешь под оба­я­ние чело­ве­ка — и потом труд­но писать что-то, про­ти­во­ре­ча­щее его точ­ке зрения. 

- Сла­ва богу, это был не пер­вый пре­мьер, с кото­рым я общал­ся. Летал с Бал­гим­ба­е­вым, сопро­вож­дал Тока­е­ва. Хотя рань­ше тако­го не было, что­бы садил­ся к гла­ве пра­ви­тель­ства за стол и зада­вал вопро­сы, кото­рые мне хоте­лось. Но при этом у меня нет како­го-то оча­ро­ва­ния вла­стью. Я от это­го кайф осо­бый не испы­ты­ваю. Если бы я хотел остать­ся во вла­сти… После того, как мы хоро­шо про­ве­ли пре­зи­дент­ские выбо­ры в 2005 году (я руко­во­дил пресс-служ­бой пар­тии «Отан» и рабо­тал в пред­вы­бор­ном шта­бе Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, у меня есть бла­го­дар­ность от пре­зи­ден­та), было пред­ло­же­ние уйти на рабо­ту в адми­ни­стра­цию гла­вы госу­дар­ства, и не толь­ко мне. Кто-то согла­сил­ся, но я при­нял реше­ние уво­лить­ся и уехать в Англию — под­тя­нуть English. Если бы оча­ро­ва­ние вла­стью мне нра­ви­лось, то пере­шел бы в АП и, может быть, сде­лал неплохую карьеру.

 

Поче­му бло­ге­ры аполитичны?

- Мы с тобой не дожа­ли тему о том, что былая тяга пре­мье­ра к бло­ге­рам вызва­на не толь­ко про­дви­ну­то­стью, но и прак­ти­че­ским отсут­стви­ем кри­ти­ки его дей­ствий в Сети

 

- А кто его дол­жен кри­ти­ко­вать — бло­ге­ры? Но они в боль­шин­стве сво­ем — апо­ли­тич­ные люди. Тех, кто раз­би­ра­ет­ся в поли­ти­ке, хоро­шо и часто о ней пишет, на паль­цах одной руки мож­но пере­счи­тать. И они доста­точ­но кри­тич­но настро­е­ны по отно­ше­нию к нему, но их мало. Кро­ме Мара­та Шибу­то­ва, мне и вспом­нить неко­го. А жур­на­ли­сты offline-media — состо­яв­ши­е­ся люди, у них есть свое соб­ствен­ное мне­ние и исто­рия вза­и­мо­от­но­ше­ний с пре­мье­ром. Чего нет у бло­ге­ров. Это же в боль­шин­стве 20—25-летние паца­ны, у кото­рых всё непло­хо — как мини­мум есть ком­пью­тер и доступ в Интер­нет. Они поум­не­ют. Научат­ся кри­ти­че­ски мыс­лить, писать, сопря­гать собы­тия и делать выводы.

 

- Но они же пози­ци­о­ни­ру­ют себя как жур­на­ли­сты, ина­че зачем бы их пре­мьер с собой возил?

- Сей­час они пози­ци­о­ни­ру­ют себя преж­де все­го как мар­ке­то­ло­ги. Люди, гото­вые  про­да­вать через Интер­нет. Но не менять что-то в жиз­ни. Есть, конеч­но, в Сети непло­хие, но неболь­шие ини­ци­а­ти­вы — за чисто­ту улиц, “Взя­точ­ник”, «Я пар­ку­юсь, как осел» и т.д. В то же вре­мя госу­дар­ство выде­ля­ет сего­дня огром­ные день­ги на онлайн-кон­фе­рен­ции, посвя­щен­ные новым тех­но­ло­ги­ям и Интер­не­ту, кото­рые сете­вую пуб­ли­ку, чест­но гово­ря, уже доста­ли и вос­при­ни­ма­ют­ся как баналь­ное осва­и­ва­ние денег. Но опре­де­лен­ное коли­че­ство бло­ге­ров пере­шло рабо­тать в око­ло­го­су­дар­ствен­ные струк­ту­ры. Я знаю мно­гих ярких людей, кото­рые поте­ря­лись как бло­ге­ры, едва пода­лись в ком­мер­че­скую отрасль или на госслужбу.

 

- Ты объ­яс­ня­ешь апо­ли­тич­ность сво­их кол­лег их инфан­тиль­но­стью, свой­ствен­ной юно­му воз­рас­ту. Но я недав­но общал­ся с одним извест­ным медиа-мене­дже­ром, взрос­лым чело­ве­ком, име­ю­щим огром­ный опыт рабо­ты, и он ска­зал мне, что боль­ше все­го боит­ся двух вещей — поли­ти­ки и наци­о­на­лиз­ма, посколь­ку они силь­но вре­дят бизнесу.

- Я с ним абсо­лют­но согла­сен. Поэто­му не вме­ши­ва­юсь в наци­о­нал-пат­ри­о­ти­че­ские дис­кус­сии, и поли­ти­ка мне не инте­рес­на. Рань­ше я знал по фами­лии каж­до­го мини­стра и руко­во­ди­те­ля агент­ства, сей­час боль­шин­ство из них не знаю.

 

- Баналь­ность ска­жу: если ты не зани­ма­ешь­ся поли­ти­кой — поли­ти­ка зай­мет­ся тобой. Как это слу­чи­лось с нашим заме­ча­тель­ным кино­ре­жис­се­ром Ерме­ком Тур­су­но­вым. Сто­и­ло ему отпра­вить­ся выз­во­лять Бола­та Ата­ба­е­ва из тюрь­мы и обра­тить­ся за помо­щью к руко­вод­ству КНБ, как тут же из над­на­ци­о­наль­но­го, апо­ли­тич­но­го худож­ни­ка он пре­вра­тил­ся в фигу­ру, даже фигу­ран­та боль­шой поли­ти­ки, кото­рый весь июль был на устах у оза­бо­чен­ной общественности.

- Ну, я не чужд поли­ти­ке так уж совсем. Сей­час Гали­на Рыж­ки­на дела­ет для наше­го фото­пор­та­ла про­ект «Лица оппо­зи­ции». В про­шлом году мы рабо­та­ли над про­ек­том к 20-летию неза­ви­си­мо­сти, и, кста­ти, газе­та «Рес­пуб­ли­ка» была одной из немно­гих, кто предо­ста­вил в наше рас­по­ря­же­ние весь свой фото­ар­хив. Может, имен­но поэто­му в про­ек­те заме­тен явный уклон в сто­ро­ну оппо­зи­ции — там было и про само­убий­ство Нур­ка­ди­ло­ва, и про рас­пра­ву над Сар­сен­ба­е­вым, и дру­гие жест­кие вещи. Мне зво­ни­ли тогда: вас что, оппо­зи­ция купи­ла? Да нет, про­сто госу­дар­ствен­ные архи­вы предо­ста­ви­ли нам гораз­до мень­ше фото­гра­фий, чем та же «Рес­пуб­ли­ка». К сожа­ле­нию, в Казах­стане уро­вень про­фес­си­о­на­лиз­ма опре­де­ля­ет­ся так: сов­па­да­ет твое мне­ние с моим — ты про­фес­си­о­нал, не сов­па­да­ет — ты диле­тант. Voxpopuli обви­ня­ют не толь­ко в том, что нас купил «Нур Отан», то и в том, что нам Булат Аби­лов заплатил.

 

- Это знакомо.

- Поэто­му нель­зя гово­рить, что я бегу от политики.

 

- Одна­ко послед­ний круп­ный поли­ти­че­ский про­ект на Voxpopuli дати­ру­ет­ся про­шлым годом. Мало­ва­то будет. 

- Если вы посмот­ри­те про­ект, кото­рый мы дела­ли сов­мест­но с «Нур Ота­ном», о том, что дума­ют о госу­дар­стве Казах­стан 10‑, 20- и 30-лет­ние граж­дане, то уди­ви­тесь, как пар­тия вла­сти это про­пу­сти­ла. Деся­ти­лет­ние дети рас­суж­да­ли о кор­руп­ции, их суж­де­ния были не по годам серьез­ны­ми, тогда как трид­ца­ти­лет­ние ухо­ди­ли от раз­го­во­ров о поли­ти­ке. А мы дума­ли — будет наоборот.

 

Люди хотят, что­бы я высту­пал их рупором

- В Рос­сии с бло­ге­ром №1 Алек­се­ем Наваль­ным счи­та­ет­ся Кремль, о чем гово­рит воз­буж­ден­ное про­тив него уго­лов­ное дело. Он едва ли не в оди­ноч­ку спо­со­бен выве­сти на пло­щадь мно­го­ты­сяч­ные тол­пы. А оппо­зи­ция все­рьез назы­ва­ет его сле­ду­ю­щим пре­зи­ден­том РФ. 

В Казах­стане глав­ный бло­гер Али­шер Еликбаев… 

- А кто его назвал главным?

 

- Исто­ри­че­ски так сложилось.

- Но я‑то себя глав­ным не считаю.

 

- А это уже не твоя забота.

- Когда-то вы меня назва­ли «пиар­щи­ком мага­зи­на». Я и оста­юсь пиар­щи­ком круп­но­го тор­го­во-раз­вле­ка­тель­но­го цен­тра. И свою рабо­ту безум­но люблю.

 

- Кро­ме того, рулишь соци­аль­ным фото­пор­та­лом, выкла­ды­ва­ешь в Сеть посты о сво­их загра­нич­ных путе­ше­стви­ях и вооб­ще, по соб­ствен­но­му при­зна­нию, лен­тяй. Отче­го такая раз­ни­ца меж­ду бло­гер­ски­ми лиде­ра­ми двух стран?

- Отто­го, что в Казах­стане нет сво­е­го Наваль­но­го. Мно­гие бло­ге­ры, навер­ное, хотят им стать. Но не я. А у тех, кто пыта­ет­ся, не полу­ча­ет­ся: нет тако­го уров­ня дове­рия и тако­го про­ек­та, кото­рый бы они вели и кото­рые дела­ет про­фес­си­о­наль­ный юрист Наваль­ный: «Рос­Пил», «РосЯ­ма», «Доб­рая маши­на про­па­ган­ды». У Voxpopuli нет столь гло­баль­ной направ­лен­но­сти, я сто­рон­ник «тео­рии малых дел». У меня нет инте­ре­сов в поли­ти­ке, я туда само­сто­я­тель­но нико­гда не лез, и Жана­о­зен — боль­шое исклю­че­ни­ие, когда не мог не поле­теть. И мне непо­нят­но, когда меня в поли­ти­ку «накло­ня­ют». Ну, неин­те­рес­но мне! Поли­тик в любом слу­чае вынуж­ден врать. Тому же Наваль­но­му, навер­ное, при­хо­дит­ся ино­гда лука­вить. Я не умею. Поли­тик дол­жен инте­ре­со­вать­ся или делать вид, что инте­ре­су­ет­ся, фут­бо­лом, пото­му что за этот вид спор­та боле­ет льви­ная доля элек­то­ра­та. Я нена­ви­жу фут­бол. И не могу это­го скрыть.

 

Людям мало того, что я нор­маль­ный пацан, кото­рый дви­га­ет­ся сам по себе, нико­гда не врет, на чем он зара­ба­ты­ва­ет, кото­рый пыта­ет­ся создать в Казах­стане откры­тый Интер­нет-биз­нес, — они хотят, что­бы я еще и высту­пал их рупо­ром. Допу­стим, пишет мне чита­тель: рек­тор мое­го вуза живет в шикар­ной квар­ти­ре, куп­лен­ной за взят­ки, я вам при­шлю доку­мен­ты, выло­жи­те их в сво­ем бло­ге. Но поче­му вы не може­те выло­жить в сво­ем бло­ге? И поче­му это дол­жен делать я? Он гово­рит: вас все ува­жа­ют, а я кто? Я пре­по­да­ва­тель в этом вузе, у меня семья, дети, и я не могу так рис­ко­вать. Тогда пред­ла­гаю ему: если у вас не «левый» ком­про­мат, вы высту­па­е­те под сво­им име­нем — и тогда я вас поддержу.

 

- Это беда не тебя одно­го. Жела­ю­щие чужи­ми рука­ми тас­кать каш­та­ны из огня нико­гда не переведутся.

Тро­гать «за машин­ку» — непри­ят­ное занятие

- Вир­ту­аль­ная зона — доста­точ­но бес­по­щад­ная. Осо­бен­но в сег­мен­тах, где царят ано­ни­му­сы. Я в пол­ной мере испы­тал это на соб­ствен­ной шку­ре на пор­та­ле «Рес­пуб­ли­ка». А вот тебя почти не трол­лят. Почему?

- На самом деле меня трол­лят, и доста­точ­но жестко.

 

- Поз­воль, ты сам в интер­вью сай­ту hushhush.kz заяв­лял, что сете­вая пуб­ли­ка к тебе лояль­но относится.

- Это 99% про­цен­тов ауди­то­рии. Но, тем не менее, муда­ки, кото­рые поли­ва­ют меня гря­зью, — доволь­но частое явление.

 

- Они неис­тре­би­мы, лад­но. Объ­яс­ни, за что 99 про­цен­тов над тобой надхваливаются?

- Пото­му что они зна­ют, что я не мудак. Могу быть дерз­ким, само­влюб­лен­ным, лени­вым. Но при этом нико­го не под­вел ни по сро­кам, ни по день­гам, не пре­дал ничьих инте­ре­сов. Будь я пло­хим пиар­щи­ков, за шесть лет меня бы из MEGA поперли.

 

- А ста­руш­ку дав­но через доро­гу пере­во­дил? Ста­руш­ки — это важно.

- Сей­час в дру­гой части горо­да идет орга­ни­зо­ван­ное мной бла­го­тво­ри­тель­ное меро­при­я­тие. Все, что ни дела­ет пиар­щик, вос­при­ни­ма­ет­ся как его пиар само­го себя. Но нигде вы не про­чте­те, как я помог кому-то. Хотя спро­си­те ту же Ару­жан Саин, я читаю себя волон­те­ром ее команды!

 

- Давай не будем забы­вать запо­ведь «тво­ри­те мило­сты­ню в тайне» и перей­дем к сле­ду­ю­ще­му вопро­су. Может, лояль­ность ауди­то­рии к тебе боль­ше вызва­на тем, что ты нико­го, в том чис­ле из власть иму­щих, осо­бен­но «за машин­ку» не трогаешь?

- «За машин­ку» тро­гать — непри­ят­ное заня­тие (сме­ет­ся).

- Конеч­но, непри­ят­ное. А дума­ешь, вра­чу при­ят­но при­чи­нять паци­ен­ту боль, если он толь­ко не отъ­яв­лен­ный садист? 

Мне «Шлан­га» не перерасти

- Кста­ти, куда поде­ва­лась кли­ку­ха (сего­дня полит­кор­рект­нее ска­зать — ник) «Шланг», кото­рой я награ­дил тебя в 1998 году на КТК, а ты ее с гор­до­стью носил, как орден?

- И до сих пор гор­до ношу — на пор­та­ле vse.kz и в соци­аль­ной сети mail.ru. И мно­гие люди с удив­ле­ни­ем пишут: Али­шер, ока­зы­ва­ет­ся, Шланг — это вы. Они ко мне нор­маль­но отно­си­лись, когда я был Шлан­гом, и теперь, нако­нец, соеди­ни­ли тот образ с насто­я­щей фамилией.

 

- Так ты пере­рос этот имидж?

- Да нет. Когда я при­шел в 16 лет назад на теле­ка­нал, вы же точ­но про­чи­та­ли, что я боль­шой люби­тель не рабо­тать, а шлан­го­вать: ходить на интер­вью со звез­да­ми, путе­ше­ство­вать, что-то при­ду­мы­вать, но что­бы это осу­ществ­ля­ли другие.

 

- Тут согла­шусь с тобой. Един­ствен­ная вещь, кото­рая всю жизнь застав­ля­ла меня рабо­тать, — это моя лень. Она вклю­ча­ла моз­ги и поз­во­ля­ла нахо­дить опти­маль­ные, крат­чай­шие пути реше­ния проблемы. 

Когда рас­хо­дят­ся точ­ки зре­ния — это нормально

- Завер­шим бесе­ду тем, с чего нача­ли.  Про­яс­ни мне один кон­цеп­ту­аль­ный вопрос. Ты не толь­ко пиар­щик, но и жур­на­лист, посколь­ку руко­во­дишь сред­ством мас­со­вой инфор­ма­ции.  В моем пони­ма­нии нор­маль­ная прес­са  (не «Казах­стан­ская прав­да-мат­ка», конеч­но) все­гда апри­о­ри нахо­дит­ся в оппо­зи­ции к пра­ви­тель­ству. Любо­му. Тако­ва ее имма­нент­ная роль. Но не часто ли твоя точ­ка зре­ния сов­па­да­ет с официальной?

- Жана­о­зен — что еще?

 

- А тебе это­го мало? По-мое­му, жана­о­зен­ская тра­ге­дия — тот самый глав­ный тест, на кото­ром и про­ве­ря­ет­ся жур­на­лист. Вину в ней вла­стей ты при­зна­ешь лишь частич­но, а глав­ных собак пове­сил на «аген­тов вли­я­ния» из-за рубежа.

- Я нахо­жусь в оппо­зи­ции к власти…

 

- …но согла­ша­ешь­ся с премьером.

- А как мне быть в оппо­зи­ции к нему в вопро­се запус­ка спут­ни­ка Kazsat с Бай­ко­ну­ра, на кото­рый мы езди­ли с Маси­мо­вым? У меня нет с ним вза­и­мо­от­но­ше­ний, я с ним не созваниваюсь.

 

- Мы сей­час о поли­ти­ке, кото­рая тебе не инте­рес­на. Один раз ты в нее полез — и на удив­ле­ние с гене­раль­ной лини­ей сов­пал. Так вышло?

- Так полу­чи­лось. Никто в этом не вино­ват. У вас было свое мне­ние на сей счет. У меня — своё. Это нор­маль­но, когда у людей рас­хо­дят­ся точ­ки зре­ния. Для меня и Мух­тар Кабу­ло­вич, и Нур­сул­тан Аби­ше­вич нахо­дят­ся на одной недо­ся­га­е­мой пло­ща­ди. Если у меня полу­чит­ся уви­деть­ся с ними и задать вопро­сы той и дру­гой сто­роне, эти вопро­сы будут не силь­но приятными.

 

Бесе­до­вал Вадим БОРЕЙКО

Вопро­сы френ­дов с facebook

Игорь Виняв­ский: Ходи­ли раз­го­во­ры, что Тимур Кули­ба­ев хочет при­брать ТРК MEGA в Алма­ты. Что вы зна­е­те об этом?

- Эти слу­хи цир­ку­ли­ру­ют дол­гое вре­мя, и с моей сто­ро­ны ком­мен­ти­ро­вать их глу­по. Нур­лан Эрке­бу­ла­но­вич (Сма­гу­лов, вла­де­лец MEGA. — В.Б.) нра­вит­ся мне тем, что тоже не ком­мен­ти­ру­ет: это неправ­да, и всё. Это мак­си­мум, что он отве­ча­ет мне, когда я ему зво­ню по это­му поводу.

 

Роза Есен­ку­ло­ва: Сколь­ко кило­грам­мов в год г‑н Елик­ба­ев упо­треб­ля­ет чори­зо (испан­ская коп­че­ная сви­ная кол­ба­са. — В.Б.)?

- Доста­точ­но мно­го. Чори­зо мне из Испа­нии при­во­зят все знакомые.

 

Tolegen Baitukenov: Сартр или Камю?

- Туле­ген в оче­ред­ной раз решил блес­нуть сво­им интел­лек­том? Этих писа­те­лей — ни того, ни дру­го­го — я не читал.

 

Ard Man: Какая у вас зарплата?

- Если взять в рас­чет, что я полу­чаю зар­пла­ту в двух местах, а есть еще гоно­ра­ры, то могу ска­зать, что с каж­дой зар­пла­ты могу поку­пать подер­жан­ную эко­но­мич­ную ино­мар­ку. Но боль­шую часть дохо­дов сей­час съе­да­ет кредит.

 

Рус­лан Иги­шев: когда вы соби­ра­е­тесь жениться?

- Лич­ную жизнь не ком­мен­ти­рую нико­гда. Но за бес­по­кой­ство спасибо.

Continue reading here:
Не тащи­те меня в политику!

архивные статьи по теме

Жертвы наводнения переселились в палатки

Дайджест прессы за 22 июня 2011 года

Казахстану без ГСМ из России — крышка