9 C
Астана
14 мая, 2021
Image default

Не разжигал, но все равно посадят?

Мето­ди­ка экс­перт­ных иссле­до­ва­ний, по кото­рой опре­де­ля­ют­ся при­зна­ки воз­буж­де­ния враж­ды и роз­ни, уста­ре­ла, поэто­му гово­рить о каче­стве экс­перт­ных оце­нок не при­хо­дит­ся. Об этом заяви­ли вче­ра на пресс-кон­фе­рен­цию в Алма­ты пре­зи­дент фон­да защи­ты сво­бо­ды сло­ва «Адил соз» Тама­ра Кале­е­ва, руко­во­ди­тель обще­ствен­но­го Цен­тра неза­ви­си­мых экс­пер­тиз по инфор­ма­ци­он­ным спо­рам Галия Аже­но­ва и доцент уни­вер­си­те­та «Туран» Рахи­ля Карымсакова.

Пово­дом для пуб­лич­но­го выступ­ле­ния экс­пер­тов ста­ло дело жур­на­ли­ста из восточ­но­ка­зах­стан­ско­го горо­да Рид­дер Алек­сандра Хар­ла­мо­ва. Его, напом­ним, аре­сто­ва­ли 17 мар­та 2013 года — поли­ция усмот­ре­ла в его пуб­ли­ка­ци­ях ате­и­сти­че­ско­го тол­ка раз­жи­га­ние рели­ги­оз­ной розни.

Судеб­ное раз­би­ра­тель­ство нача­лось 19 июля. Пси­хо­ло­го-фило­ло­ги­че­ская экс­пер­ти­за не нашла каких-то пря­мых под­твер­жде­ний вер­сии след­ствия: «В текстах объ­ек­тов №№1—36 не име­ет­ся све­де­ний, направ­лен­ных на воз­буж­де­ние соци­аль­ной, наци­о­наль­ной, родо­вой, расо­вой враж­ды или роз­ни, на оскорб­ле­ние наци­о­наль­ной чести и досто­ин­ства либо рели­ги­оз­ных чувств граж­дан, а так­же выска­зы­ва­ния об исклю­чи­тель­но­сти пре­вос­ход­ства либо непол­но­цен­но­сти граж­дан по при­зна­ку отно­ше­ния к рели­гии». Об этом же заяви­ли на пресс-кон­фе­рен­ции спикеры.

Так, руко­во­ди­тель обще­ствен­но­го Цен­тра неза­ви­си­мых экс­пер­тиз по инфор­ма­ци­он­ным спо­рам Галия Аже­но­ва заяви­ла, что общее мне­ние спе­ци­а­ли­стов — в пуб­ли­ка­ци­ях Хар­ла­мо­ва нет пред­ме­та рас­смот­ре­ния для фило­ло­га или лингвиста.

- Центр про­во­дит экс­пер­ти­зу с уча­сти­ем при­гла­шен­но­го спе­ци­а­ли­ста — док­то­ра фило­соф­ских наук. Там рабо­ты боль­ше для него. Я про­смот­ре­ла его пуб­ли­ка­ции, там раз­мыш­ле­ния о Боге, о рели­гии, его мне­ние о жиз­ни, людях, что такое поря­доч­ность, что такое гре­хо­па­де­ние, — сооб­щи­ла г‑жа Аже­но­ва. — Есть его раз­мыш­ле­ния, его кри­ти­че­ский ана­лиз, воз­му­ще­ние и непри­я­тие каких-то момен­тов, но нет глав­ных при­зна­ков, по кото­рым опре­де­ля­ет­ся направ­лен­ность на при­зыв на раз­жи­га­ние роз­ни или враж­ды. Более того, в сво­их пуб­ли­ка­ци­ях он, наобо­рот, высту­па­ет про­тив раз­жи­га­ния насилия.

Галия Аже­но­ва при­ве­ла при­мер суда над проф­со­юз­ным юри­стом АО «Кара­жан­бас­му­най» Ната­льей Соко­ло­вой и суда по закры­тию еди­ных СМИ.

- При вни­ма­тель­ном изу­че­нии спе­ци­а­ли­сты не смог­ли най­ти при­зна­ков, кото­рые хотя бы отда­лен­но были похо­жи на при­зна­ки раз­жи­га­ния роз­ни или враж­ды, — напом­ни­ла она. — Там было воз­му­ще­ние, выра­же­ние соб­ствен­но­го мне­ния, мыс­ли объ­еди­нять­ся, что­бы защи­щать пра­ва, о чем угод­но, но толь­ко не раз­жи­га­ние и не призыв.

Но глав­ное, по сло­вам г‑жи Аже­но­вой, то, что мето­ди­ка Цен­тра судеб­ных экс­пер­тиз при­ня­та в 2008 году и осно­ван­ная на дан­ных науч­но-иссле­до­ва­тель­ско­го цен­тра Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры РФ (!) уже устарела.

- Пять лет про­шло — доста­точ­ное вре­мя, что­бы понять: нау­ка не сто­ит на месте. Там (в Рос­сии) уже при­ме­ня­ют юрист­линг­ви­сти­ку, это на сты­ке пра­ва и язы­ка, — ска­за­ла г‑жа Аже­но­ва. — И экс­пер­ты мало под­го­тов­ле­ны. Если нет мате­ри­а­лов, то для само­об­ра­зо­ва­ния есть огром­ный пласт зна­ний по юрист­линг­ви­сти­ке, и мож­но их брать за осно­ву, что­бы выра­бо­тать мето­ди­ку опре­де­ле­ния при­зна­ков роз­ни, а не делать выво­ды на осно­ве раз­мыш­ле­ний человека.

Не уви­де­ла в мате­ри­а­лах Алек­сандра Хар­ла­мо­ва при­зна­ков раз­жи­га­ния рели­ги­оз­ной роз­ни  и кан­ди­дат фило­ло­ги­че­ских наук, доцент уни­вер­си­те­та «Туран» Рахи­ля Карымсакова.

- Воз­буж­де­ние враж­ды — это рече­вое собы­тие, кото­рое воз­мож­но делить на эта­пы. Есть пер­вый, вто­рой и тре­тий эта­пы. Если в тек­сте нет тре­тье­го эта­па — побу­ди­тель­но­го, побуж­да­ю­ще­го, того кусоч­ка, в кото­ром гово­рит­ся об опас­но­сти для какой-то груп­пы, то это не при­зыв. Это явле­ние слож­ное, мно­го­ком­плект­ное, — отме­ти­ла она.

Она тоже акцен­ти­ро­ва­ла вни­ма­ние на том, что мето­ди­ка ана­ли­за таких мате­ри­а­лов несо­вер­шен­на и непол­на, а  меха­низм выяв­ле­ния при­зна­ков воз­буж­де­ния враж­ды не прописан.

- Я так­же ана­ли­зи­ро­ва­ла мате­ри­а­лы газе­ты «Рес­пуб­ли­ка» и не выяви­ла там при­зна­ков. У нас есть офи­ци­аль­ная экс­перт­ная мето­ди­ка 2008 года, но там нет мно­гих момен­тов, необ­хо­ди­мых для экс­перт­но­го ана­ли­за. Вопрос упи­ра­ет­ся в мето­ди­че­ском обес­пе­че­нии иссле­до­ва­ний, — гово­рит она.

Иссле­до­ва­ние иссле­до­ва­нию рознь,  отме­ти­ла в свою оче­редь пре­зи­дент меж­ду­на­род­но­го фон­да защи­ты сво­бо­ды сло­ва «Адил соз» Тама­ра Кале­е­ва. По ее мне­нию,  не толь­ко у экс­пер­та долж­на быть соот­вет­ству­ю­щая ква­ли­фи­ка­ция — долж­ны быть еще и соот­вет­ству­ю­щие кри­те­рии оценки.

- Что каса­ет­ся раз­жи­га­ния рели­ги­оз­ной или соци­аль­ной роз­ни, то мето­ди­ка Цен­тра судеб­ных экс­пер­тиз 2008 года дав­но уста­ре­ла. Ее необ­хо­ди­мо раз­ви­вать, ина­че все так и будет: при­зна­ков раз­жи­га­ния враж­ды нет, но есть кри­ти­че­ски выра­жен­ная нега­тив­ная оцен­ка. А как кри­ти­ка может быть нене­га­тив­ной? Вот и полу­ча­ет­ся, что в выра­же­нии кри­ти­ки преду­смат­ри­ва­ют раз­жи­га­ние роз­ни или враж­ды, — гово­рит Тама­ра Мисхадовна.

По сло­вам г‑жи Кале­е­вой, в судеб­ных спо­рах судьи пучи­ты­ва­ют аль­тер­на­тив­ные неза­ви­си­мые экс­пер­ти­зы при выне­се­нии судеб­ных реше­ний, толь­ко если слу­жи­те­ли Феми­ды не свя­за­ны день­га­ми или поли­ти­че­ским заказом.

- Но вот печаль­но извест­ный судья Мак­су­дов, рабо­тав­ший в Меде­ус­ком суде, по отно­ше­нию к неза­ви­си­мым экс­пер­там был настро­ен оскор­би­тель­но и свое отно­ше­ние отра­жал в сво­их реше­ни­ях. Мы с ним суди­лись по пово­ду оскорб­ле­ния экс­пер­тов, — отме­ти­ла Тама­ра Калеева.

Меж­ду тем пред­се­да­тель сове­та Казах­стан­ско­го Меж­ду­на­род­но­го бюро по пра­вам чело­ве­ка и соблю­де­нию закон­но­сти Евге­ний Жовтис про­цесс по делу Хар­ла­мо­ва уже назвал инквизицией.

- Сам факт про­ве­де­ния тако­го судеб­но­го про­цес­са неза­ви­си­мо от его резуль­та­та созда­ет угне­та­ю­щее впе­чат­ле­ние. Это такой совре­мен­ный про­цесс над «ведь­ма­ми». В совре­мен­ном циви­ли­зо­ван­ном мире невоз­мож­но пред­ста­вить себе, что чело­ве­ка судят толь­ко за нега­тив­ное отно­ше­ние к рели­гии. Более того, невоз­мож­но осно­вы­вать обви­не­ние на заклю­че­ни­ях фило­ло­гов и пси­хо­ло­гов, — счи­та­ет пра­во­за­щит­ник. — Они не юри­сты и не могут оце­ни­вать нали­чие соста­ва пре­ступ­ле­ния, а их субъ­ек­тив­ные оцен­ки не нахо­дят­ся в поле пра­во­вых выводов.

Жовтис уве­рен: ника­кой при­го­вор не может быть осно­ван на предположениях.

- Это запре­ща­ет наш Уго­лов­но-про­цес­су­аль­ный кодекс, — объ­яс­нил он и под­вел чер­ту: — Исполь­зо­ва­ние в заклю­че­нии экс­пер­тов тако­го гла­го­ла, как «может», дела­ет невоз­мож­ным ни пере­да­чу дела в суд (по при­чине отсут­ствия дока­за­тельств), ни выне­се­ние обви­ни­тель­но­го приговора.

 

 

See the original post: 

Не раз­жи­гал, но все рав­но посадят?

архивные статьи по теме

За делом «Накануне» следят в Брюсселе

Editor

Кому нужна кровь на бархате революций

Шикуем за госсчет?

Editor