-7 C
Астана
2 октября, 2022
Image default

Не называйте белое черным!

Пре­зен­та­ция кон­цеп­ции аль­тер­на­тив­ной наци­о­наль­ной повест­ки в обла­сти прав чело­ве­ка в Казах­стане была орга­ни­зо­ва­на в сре­ду в Алма­ты. Про­ект реа­ли­зу­ет ОФ Panturania при под­держ­ке Нор­веж­ско­го Хель­синк­ско­го коми­те­та, ОФ «ИНМИР» и ОФ «Транс­па­рен­си Казахстан».

Труд пред­ста­ви­ли его основ­ной автор —  пред­се­да­тель сове­та Казах­стан­ско­го Бюро по пра­вам чело­ве­ка Евге­ний Жовтис, Мари­на Саби­то­ва — дирек­тор ОФ Panturania и Свет­ла­на Уша­ко­ва — гла­ва ОФ «ИНМИР».

Как ска­за­но в пресс-рели­зе, «доку­мент тако­го фор­ма­та не име­ет пре­це­ден­тов в исто­рии пра­во­за­щит­но­го дви­же­ния в Казах­стане. Его уни­каль­ность заклю­ча­ет­ся в под­лин­ном циви­ли­за­ци­он­ном про­чте­нии и изло­же­нии основ­ных прав и сво­бод чело­ве­ка, а так­же путей их при­ме­не­ния в Казахстане».

Повест­ка как аль­тер­на­ти­ва нацплану

Свою речь Евге­ний Жовтис начал с того, чем вооб­ще отли­ча­ет­ся повест­ка от сво­ей аль­тер­на­ти­вы — наци­о­наль­но­го пла­на по пра­вам чело­ве­ка. Ведь имен­но при его напи­са­нии и ста­ло ясно, что в Казах­стане суще­ству­ют про­бле­мы кон­цеп­ту­аль­но­го харак­те­ра. Про­ще гово­ря, власть и граж­дан­ский сек­тор по-раз­но­му пони­ма­ют, что такое соблю­де­ние прав и сво­бод человека.

-  Аль­тер­на­тив­ная повест­ка дня отли­ча­ет­ся кон­цеп­ту­аль­но­стью, — объ­яс­нил Евге­ний Алек­сан­дро­вич. — Это не план, а пред­став­ле­ние о систе­ме. Из повест­ки может выте­кать план, но не наобо­рот. Это пере­чень систем­ных пред­став­ле­ний о пра­вах человека.

Все эти кон­цеп­ту­аль­ные вещи необ­хо­ди­мо про­пи­сы­вать, наста­и­ва­ет Евге­ний Жовтис, пото­му что из всех сов­мест­ных с чинов­ни­ка­ми засе­да­ний, круг­лых сто­лов и кон­фе­рен­ций сле­ду­ет одно: «навер­ху» не име­ют пред­став­ле­ния об основ­ных прин­ци­пах защи­ты прав и сво­бод чело­ве­ка. Дис­кус­сии будут бес­плод­ны, пото­му что власть и граж­дан­ский сек­тор будут осно­вы­вать­ся на раз­ных фундаментах.

Для нагляд­но­сти Жовтис при­вел при­мер ново­го Уго­лов­но-испол­ни­тель­но­го кодек­са. Если миро­вая тен­ден­ция в испол­не­нии нака­за­ний это «сохра­не­ние» — то есть защи­та осуж­ден­но­го от «искрив­ле­ний», его ресо­ци­а­ли­за­ция, то казах­стан­ский кодекс осно­вы­ва­ет­ся на кон­цеп­ции «вос­пи­та­ние и исправ­ле­ние», а это репрес­сии, подавление.

Три кита прав человека

- Кон­цеп­ция прав чело­ве­ка опи­сы­ва­ет вза­и­мо­дей­ствие чело­ве­ка и госу­дар­ства. Если госу­дар­ство по опре­де­ле­нию инсти­тут подав­ле­ния и кон­тро­ля, то пра­ва чело­ве­ка — это щит. Это кон­цеп­ция, как огра­дить наши пра­ва от воз­мож­но­го репрес­сив­но­го аппа­ра­та госу­дар­ства, — пред­ста­вил Жовтис пер­вый пункт из трех, на кото­рых осно­вы­ва­ет­ся концепция.

Вто­рой пункт — это чело­ве­че­ское досто­ин­ство. Ува­же­ние чело­ве­че­ско­го досто­ин­ства долж­но быть в осно­ве все­го — и зако­но­да­тель­ства, и дея­тель­но­сти, и прак­ти­ки. Сле­ду­ю­щее, вся прак­ти­ка от зако­но­да­тель­ства до реа­ли­за­ции осно­вы­ва­ет­ся на фор­му­ле: граж­да­ни­ну раз­ре­ше­но все, что пря­мо не запре­ще­но зако­ном, госу­дар­ству запре­ще­но все, что пря­мо не раз­ре­ше­но законом.

- Для нас про­пи­сан запрет, для госу­дар­ства — раз­ре­ше­ние, — еще раз повто­рил спи­кер, доба­вив еще один момент: — Чело­век име­ет свой авто­ном­ный мир, в кото­рый госу­дар­ство не име­ет пра­ва вме­ши­вать­ся, а чело­век име­ет пра­во предъ­яв­лять пре­тен­зии к госу­дар­ству, пото­му что по сути он его создал.

Увы, все эти прин­ци­пы никак не при­ме­ня­ют­ся в нашей жиз­ни. А поче­му? Есть объ­ек­тив­ные при­чи­ны. Суть в том, что меж­ду­на­род­ное пра­во в обла­сти прав чело­ве­ка  отли­ча­ет­ся от дру­гих отрас­лей тем, что это пра­во прин­ци­пов, а не норм. Эти прин­ци­пы труд­но запи­сать в импе­ра­тив­ной фор­ме, это не инструк­ция к дей­ствию, а ско­рее дово­ды фило­соф­ско­го плана.

- Напри­мер, поли­ция запре­ти­ла митинг, пото­му что про­те­сту­ю­щие долж­ны были прой­ти по ули­цам с ожив­лен­ным дви­же­ни­ем и закон­чить митинг на пло­ща­ди, где тор­гу­ют, — при­вел реаль­ный слу­чай Евге­ний Жовтис. — Суд при­ни­ма­ет реше­ние: да, это дей­стви­тель­но так, митин­гу­ю­щие поме­ша­ют и дви­же­нию, и тор­гов­ле, но, с дру­гой сто­ро­ны, ули­цы и пло­ща­ди исто­ри­че­ски исполь­зу­ют­ся не толь­ко для про­ез­да и тор­гов­ли, но и для выра­же­ния сво­е­го мне­ния. Это вопрос кон­ку­ри­ру­ю­щих прав, кото­рые рав­ны в дан­ном случае.

Каким-то обра­зом надо убе­дить госу­дар­ство, что оно в первую оче­редь обя­за­но обес­пе­чи­вать пра­ва, а вот огра­ни­чи­вать, регу­ли­ро­вать — это в послед­нюю оче­редь, втол­ко­вы­вал Жовтис. Пока в Казах­стане все наобо­рот: хотят граж­дане про­ве­сти мир­ное собра­ние на цен­траль­ной пло­ща­ди, а им — пустырь за кино­те­ат­ром. То есть не соблю­да­ет­ся прин­цип пре­зумп­ции пра­ва, как и прин­цип юри­ди­че­ской опре­де­лен­но­сти и пред­ска­зу­е­мо­сти, гово­ря о кото­ром Жовтис при­пом­нил про­цесс над «еди­ным СМИ «Рес­пуб­ли­ка».

- Огра­ни­че­ние прав допу­сти­мо, — про­дол­жил Жовтис, — но огра­ни­че­ния долж­ны быть необ­хо­ди­мы и необ­хо­ди­мость долж­на быть дока­за­на. При­мер: борь­ба с кле­ве­той. Мож­но дви­гать­ся по пути скот­ча — закле­ить рот, но тогда, имея цель лик­ви­ди­ро­вать кле­ве­ту, вы лик­ви­ди­ру­е­те сво­бо­ду слова.

К смене вла­сти будь­те готовы!

Вывод здесь может быть один: ни в зако­но­да­тель­стве, ни в пра­во­при­ме­не­нии прин­ци­пы защи­ты прав чело­ве­ка в Казах­стане не исполь­зу­ют­ся. И дело не в пло­хом поли­цей­ском или судье, а на кон­цеп­ту­аль­ном уровне.

- Я не пере­оце­ни­ваю потен­ци­ал повест­ки дня, но это очень хоро­ший стар­то­вый рывок для дис­кус­сий, — счи­та­ет Евге­ний Алек­сан­дро­вич. — Нель­зя улуч­шить закон, где пра­ва чело­ве­ка вто­рич­ны. Если удаст­ся втя­нуть госу­дар­ство в дис­кус­сию о пра­вах чело­ве­ка, то, я думаю, что мы совер­шим про­рыв. Мы гото­вы дис­ку­ти­ро­вать о фун­да­мен­те, но нет смыс­ла дис­ку­ти­ро­вать о надстройках.

На вопрос, как они даль­ше соби­ра­ют­ся исполь­зо­вать закон­чен­ную повест­ку, пра­во­за­щит­ни­ки отве­ти­ли, что будут пред­став­лять ее в казах­стан­ском кон­суль­та­тив­но-сове­ща­тель­ном органе «Диа­ло­го­вая пло­щад­ка по чело­ве­че­ско­му изме­ре­нию», про­дви­гать через граж­дан­скую плат­фор­му «Соли­дар­ность», в кото­рую вхо­дят стра­ны не толь­ко быв­ше­го СССР, но и Восточ­ной и запад­ной Евро­пы. А Мари­на  Саби­то­ва про­сто ска­за­ла, что кон­цеп­ция ста­нет настоль­ной кни­гой для школ моло­дых пра­во­за­щит­ни­ков, их библией.

- Будучи реа­ли­стом, я пони­маю, что без поли­ти­че­ской воли добить­ся ниче­го невоз­мож­но, — доба­вил Жовтис. — Но нуж­но доби­вать­ся поли­ти­че­ско­го согла­сия, исполь­зо­вать жела­ние  Казах­ста­на стать пере­до­вой стра­ной. Парал­лель­но надо гото­вить­ся к тому момен­ту, когда эта воля появит­ся. Нуж­но гото­вить модель­ные, кон­цеп­ту­аль­ные про­ек­ты зако­нов, что­бы было с чем раз­го­ва­ри­вать, когда появит­ся воз­мож­ность — по при­чине сме­ны или про­свет­ле­ния власти…

В кон­це встре­чи пра­во­за­щит­ник озву­чил при­зыв к меж­ду­на­род­ной орга­ни­за­ци­ям: «не надо под­дер­жи­вать кон­цеп­ту­аль­но пороч­ные вещи, играть в игру — мы вас ува­жа­ем и вы нас уважайте».

- Не сле­ду­ет идти на кон­фликт, но не надо и под­дер­жи­вать раз­го­вор о том, что белое — это чер­ное, — попро­сил он. — Когда гово­рят о раз­ных вещах, но дела­ют вид, что гово­рят об одном, это еще даль­ше нас отбра­сы­ва­ет, это дает пра­во вла­сти гово­рить, что меж­ду­на­род­ной сооб­ще­ство это поддерживает.

…В этом году Казах­стан­ско­му Меж­ду­на­род­но­му бюро пр пра­вам чело­ве­ка и соблю­де­нию закон­но­сти испол­ня­ет­ся 20 лет. И хотя, как ска­зал его бес­смен­ный руко­во­ди­тель Евге­ний Жовтис, есть ощу­ще­ние, что мы про­шли круг и вер­ну­лись на то же место, все же ясно, что гото­вить пере­ме­ны надо уже сейчас.

Читать ори­ги­нал статьи:

“Не назы­вай­те белое черным!”

архивные статьи по теме

Санкции могут лишить Россию нефтедолларов

Битва моськи и слона

Текебаев и Атамбаев. Роль личности в киргизской истории

Editor