fbpx

Не ищите женщину

Об истинных причинах беспорядков на казахстанском месторождении

На неф­те­га­зо­вом место­рож­де­нии Тен­гиз, что на запа­де Казах­ста­на, про­изо­шли бес­по­ряд­ки с уча­сти­ем сотруд­ни­ков ком­па­нии Сohsolited Contracting Endihering and Prourement S.A.L Offshore (CСЕР). Вновь дра­ки, лужи кро­ви и разо­злив­ши­е­ся мест­ные рабо­чие. Поче­му вновь? Пото­му что подоб­ное уже про­ис­хо­ди­ло на Тен­ги­зе не раз. Кор­ре­спон­дент «Фер­га­ны» раз­би­рал­ся, поче­му меж­эт­ни­че­ские кон­флик­ты в неф­тя­ной мест­но­сти Казах­ста­на не реша­ют­ся деся­ти­ле­ти­я­ми.

Драка из-за фото?

Тен­гиз — неф­тя­ное место­рож­де­ние в Аты­ра­уской обла­сти, кото­рое нача­ли раз­ра­ба­ты­вать в вось­ми­де­ся­тые годы. В 1993 году сюда «при­шли» аме­ри­кан­ские инве­сти­ции. Тогда же появи­лись ком­па­ния «Тен­гиз­шев­ройл» и дру­гие ино­стран­ные фир­мы, заняв­шие нишу в добы­че чер­но­го золо­та. Одна из них — араб­ская CСЕР, зани­ма­ю­ща­я­ся инфра­струк­тур­ны­ми про­ек­та­ми на место­рож­де­нии. Имен­но в этой ком­па­нии на днях про­изо­шел скан­дал.

Все нача­лось с фото­гра­фии, опуб­ли­ко­ван­ной сотруд­ни­ком ком­па­нии — граж­да­ни­ном Ливии Эли Дау­дом (СМИ сооб­ща­ют, что это мене­джер Сohsolited Contracting Endihering and Prourement S.A.L Offshore). «Он выста­вил фото­гра­фию в про­фи­ле WhatsApp, на кото­рой изоб­ра­же­на девуш­ка и сам Эли Дауд (Eli Daoud). У него в руке рация, антен­на кото­рой направ­ле­на в сто­ро­ну девуш­ки», — пояс­ни­ли в адми­ни­стра­ции Аты­ра­уской обла­сти. Вро­де ниче­го осо­бен­но­го, прав­да? Но, опи­сы­вая изоб­ра­же­ние, чинов­ни­ки реши­ли не уточ­нять, что антен­на была направ­ле­на в рот девуш­ки, что при­да­ва­ло сним­ку дву­смыс­лен­ный отте­нок.

Рабо­чие CCEP сочли фото оскор­би­тель­ным. В ито­ге рабо­чие-каза­хи изби­ли араб­ских кол­лег. Поль­зо­ва­те­ли Сети обру­ши­лись с кри­ти­кой на зачин­щи­ков дра­ки, что, к сло­ву, логич­но — напа­дать тол­пой на одно­го мерз­ко. Но вско­ре нача­ли появ­лять­ся дру­гие подроб­но­сти и вер­сии кон­флик­та. Появи­лось видео эро­ти­че­ско­го содер­жа­ния, на кото­ром муж­чи­на, очень похо­жий на Эли Дауда, заме­чен с девуш­кой, кото­рая внеш­ним видом напо­ми­на­ет казаш­ку. Моло­дые люди зани­ма­лись взрос­лым делом, вклю­чив пря­мой эфир. По вто­рой вер­сии инци­ден­та, рабо­чих разо­зли­ло имен­но это видео.

Как могло быть на самом деле

Спу­стя неко­то­рое вре­мя после бес­по­ряд­ков в Сети появил­ся доку­мент, хоть и без рек­ви­зи­тов и под­пи­си, но вполне похо­жий на под­лин­ный, в кото­ром опи­са­на иная вер­сия кон­флик­та.

В бума­ге ука­за­но, что 28 июня житель горо­да Куль­са­ры Турар Шап­ка­ра­ев на сво­ей стра­ни­це в Facebook поме­стил пост, в кото­ром при­зы­вал ком­пе­тент­ные орга­ны при­нять меры в отно­ше­нии глав­но­го адми­ни­стра­то­ра по логи­сти­ке ком­па­нии ССЕР Эли Дауда по фак­ту раз­ме­ще­ния послед­ним в WhatsApp непри­стой­ной фото­гра­фии с девуш­кой казах­ской наци­о­наль­но­сти. Шап­ка­ра­ев Т.А. счел посту­пок ино­стран­ца оскорб­ле­ни­ем казах­ской нации, отме­тив, что в про­тив­ном слу­чае «нач­нет­ся спрос с ССЕР. Эли, воз­мож­но, будет нака­зан по зако­ну сте­пи и пред­ков, по-казах­ско­му!».

После это­го с Шап­ка­ра­е­вым пре­ду­пре­ди­тель­но-про­фи­лак­ти­че­скую бесе­ду про­вел про­ку­рор, а Эли Дауд по ини­ци­а­ти­ве рабо­то­да­те­ля был уво­лен (не без вме­ша­тель­ства про­ку­ра­ту­ры). Кро­ме того, в тот же день Эли Дауд изви­нил­ся перед казах­стан­ца­ми. Каза­лось, на этом все.

Одна­ко 29 июня в 10 утра, как напи­са­но в доку­мен­те, пред­ста­ви­те­ли ком­па­нии ССЕР из чис­ла работ­ни­ков араб­ско­го про­ис­хож­де­ния допу­сти­ли в адрес казах­стан­ских работ­ни­ков выска­зы­ва­ния об уже­сто­че­нии кон­тро­ля за тру­до­вой дис­ци­пли­ной в свя­зи с уволь­не­ни­ем Эли Дауда. Ана­ли­зи­руя после­до­ва­тель­ность собы­тий, редак­ция аты­ра­уской неза­ви­си­мой газе­ты «Ақ Жай­ық» (кото­рая поль­зу­ет­ся авто­ри­те­том в рес­пуб­ли­ке) резю­ми­ру­ет, что, веро­ят­но, имен­но это взо­рва­ло ситу­а­цию, а не пуб­ли­ка­ция пре­сло­ву­то­го фото.

«В пере­во­де на про­стой язык мене­дже­ры ССЕР дали понять рабо­чим: «Вы доби­лись уволь­не­ния наше­го мене­дже­ра, теперь побла­жек не жди­те», — пишет изда­ние.

Для про­яс­не­ния ситу­а­ции поряд­ка 120 казах­стан­ских работ­ни­ков после­до­ва­ли к офи­су ТОО ССЕР, устро­и­ли погром и нанес­ли телес­ные повре­жде­ния несколь­ким ара­бам (по пред­ва­ри­тель­ным дан­ным, трав­мы полу­чи­ли 9 ара­бов и 1 казах). Затем часть работ­ни­ков забло­ки­ро­ва­ла подъ­езд­ную доро­гу к заво­ду 3‑го поко­ле­ния, дру­гая часть (от 700 до 800 чело­век) про­сле­до­ва­ла к офи­су А4. При этом они захва­ти­ли 10 авто­бу­сов ком­па­нии для выез­да в вах­то­вый посе­лок Тен­гиз, где рас­по­ло­же­ны обще­жи­тия ТОО ССЕР. В самом вах­то­вом посел­ке собра­лось око­ло 300 чело­век, и были изби­ты три ара­ба. По ито­гам бес­по­ряд­ков меди­цин­ская помощь пона­до­би­лась 30 постра­дав­шим. Казах­стан­ский юрист Жан­гель­ды Сулей­ма­нов заме­тил, что в дан­ном слу­чае мож­но гово­рить о том, что в юрис­пру­ден­ции назы­ва­ет­ся «про­во­ка­ци­он­ное пове­де­ние потер­пев­ше­го».

Как бы то ни было, истин­ные при­чи­ны бес­по­ряд­ков будет выяс­нять спе­ци­аль­ная комис­сия. Одна­ко спу­стя сут­ки пред­ста­ви­те­ли вла­сти заяви­ли, что кон­фликт был свя­зан с раз­ни­цей в усло­ви­ях тру­да. «Это систем­ный вопрос, кото­рый нуж­но решать как руко­вод­ству «Тен­гиз­шев­ройл», так и всем под­ряд­чи­кам. Инве­сто­ры долж­ны пони­мать — рабо­тая на тер­ри­то­рии нашей стра­ны, нуж­но соблю­дать зако­но­да­тель­ство, а так­же мораль­но-эти­че­ские нор­мы. В бли­жай­шее вре­мя мы про­ве­дем встре­чу со все­ми участ­ни­ка­ми про­ек­та, будем решать эти вопро­сы», — сооб­щил гла­ва Аты­ра­уской обла­сти Нур­лан Нога­ев.

Мно­гие, кто хоро­шо зна­ком с обста­нов­кой в неф­тя­ной мест­но­сти, соглас­ны с гла­вой реги­о­на. Но все они под­чер­ки­ва­ют, что эта про­бле­ма появи­лась не сего­дня и даже не вче­ра. Еще месяц назад во вре­мя сво­е­го визи­та в Аты­рау пре­зи­дент стра­ны Касым-Жомарт Тока­ев пору­чил взять на кон­троль вопрос о выпла­те рав­ной зара­бот­ной пла­ты ино­стран­ным и мест­ным работ­ни­кам. Нель­зя пла­тить раз­ные зар­пла­ты за одну и ту же рабо­ту, пре­ду­пре­ждал он тогда. Но за месяц то ли не успе­ли урав­нять окла­ды тру­дя­щих­ся, то ли сло­ва пре­зи­ден­та про­пу­сти­ли мимо ушей.

Казахско-турецкое побоище

Ана­ло­гич­ное по мас­шта­бам столк­но­ве­ние меж­ду казах­стан­ски­ми и ино­стран­ны­ми рабо­чи­ми про­изо­шло на Тен­ги­зе в 2006 году. По одной из вер­сий, скан­дал начал­ся в сто­ло­вой, когда рабо­чий-казах­ста­нец потя­нул­ся за соус­ни­цей. Рядом сто­яв­шие тур­ки отпу­сти­ли кол­кое заме­ча­ние, мол, куда лезешь, баран, тебе и без под­лив­ки сой­дет. В ту же секун­ду тарел­ка с содер­жи­мым опу­сти­лась на голо­ву обид­чи­ка. Тур­ки набро­си­лись на казах­стан­ца и изби­ли его. Казах­ста­нец отпра­вил­ся в обще­жи­тие и вер­нул­ся к сто­ло­вой в сопро­вож­де­нии более четы­рех­сот зем­ля­ков. По дру­гой вер­сии (боль­шин­ства оче­вид­цев), все нача­лось с того, что парень-казах подо­шел на пло­щад­ке к тур­кам и попро­сил рас­пи­сать­ся в доку­мен­те о допус­ке к рабо­те. Тур­ки отка­за­лись и бро­си­ли в адрес каза­ха нелест­ный отзыв. В ито­ге ссо­ра пере­рос­ла в дра­ку. Тур­ки изби­ли пар­ня гаеч­ны­ми клю­ча­ми и огне­ту­ши­те­лем. Изби­тый зашел в сто­ло­вую, где обе­да­ли рабо­чие, и крик­нул: «Каза­хи, меня изби­ли тур­ки! Вы оста­ви­те это про­сто так?!».

Меж­ду тур­ка­ми и казах­стан­ца­ми завя­за­лась оже­сто­чен­ная дра­ка. В пылу схват­ки были подо­жже­ны несколь­ко авто­мо­би­лей, вагон­чи­ки со спец­одеж­дой, раз­гром­лен офис ком­па­нии «Сенiм­ды Құры­лыс». Меди­цин­ская помощь потре­бо­ва­лась 140 граж­да­нам Тур­ции. Восемь из них полу­чи­ли тяже­лые трав­мы.

При­ме­ча­тель­но, что даже тогда в СМИ сооб­ща­лось, что бес­по­ряд­ки в Тен­ги­зе про­изо­шли не впер­вые, и что казах­стан­ские рабо­чие раз­дра­же­ны уни­чи­жи­тель­ным к себе отно­ше­ни­ем. «Ино­стран­ные рабо­чие ведут себя по отно­ше­нию к мест­ным весь­ма высо­ко­мер­но. И это объ­яс­ни­мо, ибо они нахо­дят­ся в осо­бых усло­ви­ях по отно­ше­нию к мест­ным граж­да­нам. (…) Сами стро­и­те­ли в чис­ле самых важ­ных при­чин так­же назы­ва­ют вызы­ва­ю­щее пове­де­ние турец­ких рабо­чих. Вот фраг­мен­ты одно­го из писем, отправ­лен­ных рабо­чим-каза­хом сво­им род­ствен­ни­кам: «Ведь это не пер­вый слу­чай изби­е­ния на пло­щад­ке, про­сто все мол­чат, а турец­кие (…) доста­ют наших людей тем, что изде­ва­ют­ся над ними, гово­ря: «А ты зна­ешь, какие у вас слад­кие девоч­ки, все дела­ют». «Такие сло­ва обид­но слы­шать нор­маль­ным каза­хам, у кото­рых жен­щи­на все­гда была ува­жа­е­ма и была сим­во­лом чисто­ты и непре­ре­ка­е­мым авто­ри­те­том», — гово­рил тогда казах­стан­ский поли­то­лог и обще­ствен­ный дея­тель Болатхан Тай­жан в интер­вью интер­нет-изда­нию Zona.kz.

Таким обра­зом, и в 2006‑м, и в 2019 году корень меж­эт­ни­че­ских кон­флик­тов на Тен­ги­зе был зако­пан в нерав­ных усло­ви­ях тру­да, хотя, как видим, и тогда упо­ми­на­лись казах­стан­ские жен­щи­ны, и сей­час.

«За одну и ту же рабо­ту наши рабо­чие полу­ча­ют зар­пла­ту в несколь­ко раз мень­ше. Они зара­ба­ты­ва­ют 40 – 50 тысяч тен­ге ($315 – 400 по тогдаш­не­му кур­су) в месяц — и это при слож­ных кли­ма­ти­че­ских усло­ви­ях и тяже­лой рабо­те», — писа­ли СМИ в 2006 году. При этом казах­стан­цу устро­ить­ся на рабо­ту в те годы было крайне слож­но — с него тре­бо­ва­ли несколь­ко дипло­мов о выс­шем обра­зо­ва­нии и меж­ду­на­род­ные сер­ти­фи­ка­ты.

На Тенгизе без перемен

По исте­че­нии деся­ти лет ситу­а­ция в неф­тя­ных реги­о­нах стра­ны не изме­ни­лась. Что­бы про­бить­ся в неф­тян­ку, казах­ста­нец дол­жен быть уни­каль­ным спе­ци­а­ли­стом, иметь свя­зи или, в край­нем слу­чае, дать взят­ку, о чем недав­но рас­ска­зы­ва­ли жите­ли Ман­ги­стау.

А если все же уда­ва­лось ока­зать­ся на неф­тя­ном место­рож­де­нии, то казах­стан­ских работ­ни­ков там жда­ли кон­флик­ты.

«Я рабо­та­ла на скла­де. У инду­са, за кото­ро­го я дела­ла рабо­ту, зар­пла­та была 1 млн тен­ге, а у меня 200 тысяч. Когда про­си­ла под­нять меня в долж­но­сти, при­вез­ли еще одно­го (инду­са). Ходил один без­дель­ник, ста­ло два, — рас­ска­зы­ва­ет кор­ре­спон­ден­ту «Фер­га­ны» быв­шая работ­ни­ца неф­тя­ной ком­па­нии на Тен­ги­зе Алия Саду­а­ка­со­ва. — В сто­ло­вой казах­стан­цев в основ­ном кор­ми­ли рисом, капу­стой, у ара­бов дру­гая кух­ня была, даже олив­ко­вое мас­ло из Тур­ции жда­ли. И они вели себя очень наг­ло, ощу­щая все­доз­во­лен­ность, — мог­ли кальян курить в обще­жи­тии. Все вре­мя была напря­жен­ная ситу­а­ция. Мы чув­ство­ва­ли себя раба­ми на соб­ствен­ной зем­ле. Зато, если надо, на одно­го казах­стан­ско­го работ­ни­ка мог­ли сто актов напи­сать и уво­лить».

«Но не все ино­стран­цы отли­ча­лись пло­хим пове­де­ни­ем. Напри­мер, евро­пей­цы все­гда были очень веж­ли­вы, скром­ны», — добав­ля­ет она.

Еще один казах­ста­нец, про­ра­бо­тав­ший в неф­тя­ном сек­то­ре и хоро­шо зна­ю­щий обста­нов­ку в Тен­ги­зе, исклю­чил, что инци­дент 29 июня мог про­изой­ти из-за рев­но­сти и зло­счаст­но­го фото. Он так­же счи­та­ет, что при­чи­на кон­флик­та кро­ет­ся в соци­аль­ной неспра­вед­ли­во­сти. «Кто-то из них (ино­стран­цев) реаль­но про­фес­си­о­нал, а кто-то про­сто рабо­та­ет из-за сво­ей импорт­ной внеш­но­сти. Уве­рен, что на всех уров­нях мож­но под­клю­чить мест­ные кад­ры. Мно­гие из этих «про­фес­си­о­на­лов» не зна­ко­мы с мест­ным мен­та­ли­те­том и тем более не зна­ют язы­ка. Я сам был сви­де­те­лем, когда даже со мной и с моей коман­дой пыта­лись раз­го­ва­ри­вать как с рабом, но мы быст­ро ста­ви­ли на место и в рабо­те дока­зы­ва­ли, что мы дале­ко не «тузем­цы». Казах­стан­ские ком­па­нии доволь­ству­ют­ся теми объ­е­ма­ми, кото­рые им доста­лись от ино­стран­ных заказ­чи­ков. Гру­бо гово­ря, гло­та­ют кость, кото­рую им под­ки­ды­ва­ют, а мясо доста­ет­ся дру­гим», — напи­сал Олжас Сулей­мен на сво­ей стра­ни­це в Facebook.По его мне­нию, все, кто знал ситу­а­цию на Тен­ги­зе, пони­ма­ли, что кон­фликт неиз­бе­жен, одна­ко наде­я­лись, что все изме­нит­ся. Но это­го не про­изо­шло.

Почему ничего не меняется?

Казах­стан ино­стран­цам кажет­ся стра­ной тре­тье­го мира. По мне­нию неф­те­га­зо­во­го экс­пер­та Аска­ра Исма­и­ло­ва, раз­рыв в дохо­дах меж­ду бед­ны­ми и бога­ты­ми, уро­вень сво­бо­ды само­вы­ра­же­ния и мно­гое дру­гое накла­ды­ва­ют «осо­бый» отпе­ча­ток на отно­ше­ние к стране. «Тем более в рей­тин­ге Expat Insider 2018 Казах­стан занял лишь 49‑е место сре­ди 68 рас­смот­рен­ных госу­дарств. Этот рей­тинг оце­ни­ва­ет при­вле­ка­тель­ность стран для ино­стран­ных работ­ни­ков. При ран­жи­ро­ва­нии учи­ты­ва­ют мне­ние тысяч опро­шен­ных по все­му миру экс­па­тов (ино­стран­ных работ­ни­ков) по мно­же­ству пунк­тов. Сре­ди них без­опас­ность рабо­ты, дру­же­лю­бие со сто­ро­ны мест­ных жите­лей, обра­зо­ва­ние для детей, доступ­ность здра­во­охра­не­ния и дру­гие момен­ты, из кото­рых скла­ды­ва­ет­ся общая кар­ти­на. Вот при такой кар­тине «зама­нить» ино­стран­ных спе­ци­а­ли­стов в тре­тий мир мож­но толь­ко высо­кой зара­бот­ной пла­той и зна­чи­тель­ным соци­аль­ным паке­том», — гово­рил Исма­и­лов в интер­вью Holanews.kz.

Так­же экс­перт отме­тил и сред­нюю зара­бот­ную пла­ту, кото­рая в Казах­стане состав­ля­ет менее $500. «Спе­ци­а­лист из США или Евро­пы не при­е­дет в Казах­стан, что­бы зара­ба­ты­вать столь­ко же, сколь­ко он может зара­бо­тать у себя дома, и тем более за сред­нюю зар­пла­ту Казах­ста­на. Это оче­вид­но! Наобо­рот, он потре­бу­ет себе допол­ни­тель­ных бону­сов за пре­бы­ва­ние в стране тре­тье­го мира», — кон­ста­ти­ру­ет он.

Таким обра­зом, ино­стран­цы полу­ча­ют боль­ше мест­ных работ­ни­ков толь­ко из-за того, что за мень­шие день­ги они про­сто не при­едут. Но поче­му без ино­стран­цев никак? Одна из при­чин, как отме­ча­ют экс­пер­ты, в том, что за 28 лет неза­ви­си­мо­сти в Казах­стане так и не уда­лось создать сер­вис­ные ком­па­нии высо­ко­го уров­ня, где мог­ли бы обу­чать и гото­вить соб­ствен­ные высо­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные кад­ры. Ведь тогда не при­шлось бы пла­тить высо­кие зар­пла­ты экс­па­там и даже вовсе при­гла­шать их.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан