fbpx

«Нестабильность во власти». Реакция на кадровые перестановки

УСИЛЕНИЕ ИЛИ ОСЛАБЛЕНИЕ АДМИНИСТРАЦИИ ПРЕЗИДЕНТА?

Руко­во­ди­те­лем адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та Касым-Жомарт Тока­ев назна­чил аки­ма Кара­ган­дин­ской обла­сти Ерла­на Коша­но­ва. Крым­бек Кушер­ба­ев, про­ра­бо­тав­ший в долж­но­сти гла­вы пре­зи­дент­ской адми­ни­стра­ции менее трех меся­цев, стал госу­дар­ствен­ным сек­ре­та­рем. Кушер­ба­ев сме­нил на этом посту Мара­та Тажи­на, назна­чен­но­го гос­сек­ре­та­рем в мар­те и осво­бож­ден­но­го от долж­но­сти «в свя­зи с пере­хо­дом на дру­гую рабо­ту» (какую имен­но — пока неиз­вест­но).

Заме­сти­тель пре­мьер-мини­стра Женис Касым­бек назна­чен аки­мом Кара­ган­дин­ской обла­сти. Крес­ло вице-пре­мье­ра занял теперь уже быв­ший министр инду­стрии и инфра­струк­тур­но­го раз­ви­тия Роман Скляр. Гла­вой мини­стер­ства, кото­рое воз­глав­лял Скляр, утвер­жден Бей­бут Атам­ку­лов, экс-руко­во­ди­тель МИД. Мини­стром ино­стран­ных дел стал Мух­тар Тле­убер­ди.

Пере­ста­нов­ки в вер­хах и назна­че­ние Коша­но­ва из обла­сти в «центр» — с нача­ла года в адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та сме­ни­лось три руко­во­ди­те­ля (с мар­та по июнь адми­ни­стра­цию воз­глав­лял Бакыт­жан Сагин­та­ев, с июня до сен­тяб­ря — Крым­бек Кушер­ба­ев) — для мно­гих казах­стан­ских поль­зо­ва­те­лей соц­се­тей пока­за­лись неожи­дан­ны­ми. Выдви­га­ют­ся пред­по­ло­же­ния о том, что кад­ро­вые изме­не­ния — сви­де­тель­ство раз­но­гла­сий меж­ду Акор­дой, где бази­ру­ет­ся адми­ни­стра­ция пре­зи­ден­та Казах­ста­на Тока­е­ва, и биб­лио­те­кой пер­во­го пре­зи­ден­та, кото­рая слу­жит рези­ден­ци­ей пред­се­да­те­ля Сове­та без­опас­но­сти Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев (слева) и его предшественник Нурсултан Назарбаев. Нур-Султан, 23 апреля 2019 года.
Пре­зи­дент Казах­ста­на Касым-Жомарт Тока­ев (сле­ва) и его пред­ше­ствен­ник Нур­сул­тан Назар­ба­ев. Нур-Сул­тан, 23 апре­ля 2019 года.

Поли­то­лог Аскар Нур­ша на сво­ей стра­ни­це в Facebook’е пишет: «Как обыч­но, вне­зап­но для граж­дан про­изо­шли важ­ные кад­ро­вые пере­ста­нов­ки в стране. Вне­зап­но — пото­му что не было при­хо­да к вла­сти дру­гой пар­тии, а люди, кото­рых поме­ня­ли, не совер­ши­ли замет­ных пуб­ли­ке серьез­ных про­ко­лов. И Тажин, и Кушер­ба­ев при­над­ле­жат ста­рой гвар­дии Назар­ба­е­ва. Тока­е­ву они при­да­ны в уси­ле­ние и для поли­ти­че­ско­го балан­са, при­чем объ­ект балан­са — сам вто­рой пре­зи­дент. Спу­стя несколь­ко меся­цев перед Тока­е­вым было два сце­на­рия раз­ви­тия ситу­а­ции. Пер­вый — уси­ле­ние вла­сти Тока­е­ва. Вто­рой — ослаб­ле­ние. Глав­ный вопрос сле­ду­ет задать таким обра­зом: ослаб­ля­ют ли пере­ме­ны в долж­но­стях Кушер­ба­е­ва и Тажи­на пози­ции вто­ро­го пре­зи­ден­та? Еще один важ­ный вопрос — уси­лит ли Ерлан Коша­нов собой пози­ции АП и пози­ции Тока­е­ва? Мож­но, с одной сто­ро­ны, пре­под­не­сти все пере­ме­ны как обнов­ле­ние вла­сти и уси­ле­ние рабо­ты с реги­о­на­ми. А с дру­гой, всё может обер­нуть­ся ослаб­ле­ни­ем пози­ций АП в систе­ме гос­ап­па­ра­та и, напро­тив, уси­ле­ни­ем Сов­беза».

В ком­мен­та­рии Азатты­ку член создан­но­го Тока­е­вым «сове­та обще­ствен­но­го дове­рия» поли­то­лог Айдос Сарым обра­ща­ет вни­ма­ние на тот факт, что «кад­ро­вые пере­ста­нов­ки в выс­ших эше­ло­нах вла­сти про­шли тихо».

— Боль­шие кад­ро­вые пере­ста­нов­ки обсуж­да­ют­ся толь­ко на уровне двух-трех чело­век. К при­ме­ру, в неко­то­рых стра­нах поли­ти­ки при назна­че­нии на высо­кие долж­но­сти откры­то гово­рят, «поче­му были назна­че­ны на эту долж­ность». Это тоже опре­де­лен­ная поли­ти­че­ская куль­ту­ра. А у нас есть толь­ко пред­по­ло­же­ния. Отсю­да и воз­ни­ка­ют раз­лич­ные пово­ды к пред­по­ло­же­ни­ям, «кто чей чело­век», — гово­рит Айдос Сарым.

Поли­то­лог Бури­хан Нур­му­ха­ме­дов, рабо­тав­ший в цен­тре ана­ли­за и стра­те­ги­че­ских иссле­до­ва­ний адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та Казах­ста­на и в ана­ли­ти­че­ском цен­тре Сове­та без­опас­но­сти, рас­суж­дая об изме­не­ни­ях во вла­сти, гово­рит, что все умо­за­клю­че­ния по это­му пово­ду будут исклю­чи­тель­но из обла­сти пред­по­ло­же­ний. По его сло­вам, обще­ство, кото­рое при­вык­ло к преж­ним роки­ров­кам высо­ко­по­став­лен­ных лиц, сей­час, в пери­од тран­зи­та вла­сти, к любым изме­не­ни­ям, про­ис­хо­дя­щим во вла­сти, будет неми­ну­е­мо отно­сить­ся с насто­ро­жен­но­стью.

«ФАКТОР БИБЛИОТЕКИ» И АНАЛОГИИ С ИРАНСКИМ АЯТОЛЛОЙ

По мне­нию Айдо­са Сары­ма, послед­ние кад­ро­вые пере­ста­нов­ки могут уси­лить пози­ции Тока­е­ва.

— В руках Тока­е­ва нахо­дят­ся все рыча­ги вла­сти. Госу­дар­ствен­ный аппа­рат будет пере­хо­дить на ту сто­ро­ну, за кото­рой сто­ит сила. Конеч­но, неко­то­рое вре­мя «фак­тор биб­лио­те­ки» будет сохра­нять­ся, но этот фак­тор будет осла­бе­вать, — счи­та­ет он.

Вновь назна­чен­но­го гла­ву адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та Ерла­на Коша­но­ва Сарым харак­те­ри­зу­ет как «опыт­но­го игро­ка, кото­рый хоро­шо зна­ет меха­низ­мы вла­сти».

— Коша­нов — один из тех, кто мол­ча выпол­ня­ет свою рабо­ту. Но мы не зна­ем, какую цель поста­вил перед ним Тока­ев. Коша­нов несколь­ко лет воз­глав­лял кан­це­ля­рию пре­мьер-мини­стра. Поэто­му он, воз­мож­но, наце­лен на то, что­бы выстро­ить рабо­ту адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та, — гово­рит он.

Неко­то­рое вре­мя «фак­тор биб­лио­те­ки» будет сохра­нять­ся, но этот фак­тор будет осла­бе­вать.

Поли­то­лог Бури­хан Нур­му­ха­ме­дов счи­та­ет, что «частые пере­ста­нов­ки во вла­сти — при­знак актив­но­сти пре­зи­ден­та».

— Но насколь­ко пра­виль­но часто менять в пере­ход­ный пери­од гла­ву адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та? Он не толь­ко коор­ди­ни­ру­ет рабо­ту пре­зи­ден­та, но и счи­та­ет­ся пер­со­ной, реша­ю­щей меж­э­лит­ные про­бле­мы. Кушер­ба­е­ва, как пред­став­ля­лось, назна­ча­ли с этой целью. Но его заме­на гово­рит о неста­биль­но­сти во вла­сти, — делит­ся мне­ни­ем Нур­му­ха­ме­дов.

На вопрос Азатты­ка, само­сто­я­тель­но ли Тока­ев сме­нил гла­ву адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та, или реше­ние при­ня­то под вли­я­ни­ем быв­ше­го пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва, Нур­му­ха­ме­дов отве­тил, что «суще­ство­ва­ние двух цен­тров вли­я­ния при­во­дит к раз­лич­ным пред­по­ло­же­ни­ям».

— Несмот­ря на то что «биб­лио­те­ка» фор­ми­ру­ет­ся как само­сто­я­тель­ный инсти­тут, она начи­на­ет вос­при­ни­мать­ся как инсти­тут, кото­рый тянет стра­ну назад. Поли­ти­че­ские систе­мы, похо­жие на нынеш­нюю систе­му вла­сти в Казах­стане, есть и в дру­гих стра­нах. Но там функ­ции кон­крет­но раз­де­ле­ны. Наша нынеш­няя систе­ма похо­жа на иран­скую. В Иране есть пре­зи­дент, но окон­ча­тель­ное реше­ние при­ни­ма­ет аятол­ла. Неиз­вест­но, как дол­го эта систе­ма про­дер­жит­ся у нас, — гово­рит он.

МЕТОДЫ СОВЕТСКОЙ НОМЕНКЛАТУРЫ?

Недав­нее назна­че­ние совет­ни­ком пре­мьер-мини­стра быв­ше­го аки­ма Шым­кен­та Габи­дул­лы Абдра­хи­мо­ва, кото­ро­го в авгу­сте отпра­ви­ли в отстав­ку как «исчер­пав­ше­го кре­дит дове­рия» чинов­ни­ка, уси­ли­ло сомне­ния отно­си­тель­но само­сто­я­тель­но­сти Тока­е­ва в выбо­ре кад­ров. Быст­рое воз­вра­ще­ние Абдра­хи­мо­ва в выс­шие эше­ло­ны вла­сти было вос­при­ня­то в обще­стве неод­но­знач­но. Выска­зы­ва­лись мне­ния, что «биб­лио­те­ка» предо­ста­ви­ла долж­ность чело­ве­ку, уво­лен­но­му Акор­дой.

Ком­мен­ти­руя изме­не­ния минув­ших меся­цев, экс­пер­ты в бесе­де с репор­те­ром Азатты­ка назы­ва­ют их про­дол­же­ни­ем мето­дов совет­ской номен­кла­ту­ры.

— У пре­мьер-мини­стра есть несколь­ко совет­ни­ков. Во-пер­вых, совет­ник не поли­ти­че­ская долж­ность. Во-вто­рых, есть такое поня­тие, как номен­кла­ту­ра, кото­рая суще­ству­ет еще с совет­ских вре­мен. Она еще сохра­ня­ет­ся. Не толь­ко Абдра­хи­мов, но и боль­шин­ство тех, кого сня­ли с высо­ких долж­но­стей, спу­стя какое-то вре­мя при­хо­дят на долж­но­сти чуть пони­же. Нынеш­няя систе­ма не остав­ля­ет на ули­це тех, кто зани­мал высо­кие посты. Как бы то ни было, им нахо­дят долж­ность и не выпус­ка­ют из рук, — гово­рит Айдос Сарым.

Бури­хан Нур­му­ха­ме­дов согла­сен с тем, что «метод совет­ской номен­кла­ту­ры всё еще сохра­ня­ет­ся». Он счи­та­ет, что, для того что­бы ушед­шие из вла­сти не стре­ми­лись к новым долж­но­стям, а ухо­ди­ли в дру­гие сфе­ры, долж­на сфор­ми­ро­вать­ся иная поли­ти­че­ская куль­ту­ра.

Нур­сул­тан Назар­ба­ев, сло­жив­ший пре­зи­дент­ские пол­но­мо­чия в мар­те это­го года после 30 лет руко­вод­ства стра­ной (но всё еще сохра­ня­ю­щий зна­чи­тель­ную власть), неза­дол­го до ухо­да с выс­ше­го госу­дар­ствен­но­го поста отпра­вил в отстав­ку пра­ви­тель­ство стра­ны под руко­вод­ством Бакыт­жа­на Сагин­та­е­ва, заявив, что оно не спра­ви­лось с зада­ча­ми и не суме­ло обес­пе­чить эко­но­ми­че­ский рост. Одна­ко вско­ре после уволь­не­ния Сагин­та­ев стал гос­сек­ре­та­рем, затем — руко­во­ди­те­лем пре­зи­дент­ской адми­ни­стра­ции, а в июне был назна­чен аки­мом Алма­ты, круп­ней­ше­го горо­да стра­ны. Аскар Мамин, быв­ший заме­сти­тель пре­мьер-мини­стра в каби­не­те, кото­рый «не спра­вил­ся» с зада­ча­ми, стал пре­мье­ром. Казах­стан­ские экс­пер­ты счи­та­ют, что «обнов­ле­ние» пра­ви­тель­ства ста­ры­ми кад­ра­ми не при­ве­дет к изме­не­ни­ям.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»