fbpx

Несгибаемый секретарь

Кто первым забил тревогу о Семипалатинском ядерном полигоне

 Шесть­де­сят лет назад про­зву­чал пер­вый при­зыв обра­тить вни­ма­ние на тяже­лые послед­ствия ядер­ных взры­вов на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне. Боль­шин­ство сооте­че­ствен­ни­ков не зна­ют об этом, даже руко­во­ди­те­ли дви­же­ния «Нева­да – Семей» не упо­ми­на­ют об этом фак­те. В 1947 году совет­ское пра­ви­тель­ство пре­вра­ти­ло древ­нюю казах­скую зем­лю в поле ядер­ных испы­та­ний.

Пер­вым под­нял тре­во­гу о тра­ге­дии века Муха­мед­га­ли Але­но­вич Сужи­ков. В 1958 году он был назна­чен пер­вым сек­ре­та­рем Семи­па­ла­тин­ско­го област­но­го коми­те­та Ком­пар­тии Казах­ской ССР.

Одна­жды утром Сужи­ков при­шел на рабо­ту и не пове­рил сво­им гла­зам: в зда­нии обко­ма не было ни одно­го цело­го окна – все стек­ла были выби­ты. Сотруд­ни­ки обко­ма, в отли­чие от ново­ис­пе­чен­но­го пер­во­го сек­ре­та­ря, зна­ли при­чи­ну и гово­ри­ли о ней тай­ком, со стра­хом пере­гля­ды­ва­ясь по сто­ро­нам. Это был резуль­тат оче­ред­но­го испы­та­ния ядер­но­го ору­жия.

Поз­же Сужи­ков полу­ча­ет стро­го сек­рет­ные (ему они были доступ­ны как чле­ну Цен­траль­но­го Коми­те­та Ком­пар­тии Казах­ста­на) резуль­та­ты иссле­до­ва­ния уче­но­го-радио­ло­га Сай­ма Бал­му­ха­но­ва о вли­я­нии ради­а­ции на орга­низм чело­ве­ка. Он встре­тил­ся с Бал­му­ха­но­вым, и тот рас­ска­зал ему о таких забо­ле­ва­ни­ях, как лей­ке­мия и рако­вые опу­хо­ли, кото­рые стре­ми­тель­но рас­про­стра­ня­лись сре­ди насе­ле­ния Абай­ско­го, Макан­чин­ско­го и Урджар­ско­го рай­о­нов.

Спу­стя деся­ти­ле­тия ака­де­мик С. Бал­му­ха­нов в ста­тье «Атом­ный поли­гон мои­ми гла­за­ми» рас­ска­зал, что когда в каби­не­те пер­во­го сек­ре­та­ря Семи­па­ла­тин­ско­го област­но­го коми­те­та пар­тии М. Сужи­ко­ва состо­я­лась их пер­вая встре­ча, пред­ста­ви­тель поли­го­на предо­ста­вил Муха­мед­га­ли Але­но­ви­чу уста­рев­шие све­де­ния, ука­зав, что основ­ная при­чи­на симп­то­мов и син­дро­мов, выяв­лен­ных у боль­ных, – нехват­ка вита­ми­нов, и объ­яс­нил это слож­ней­ши­ми вида­ми бру­цел­ле­за и тубер­ку­ле­за у мест­но­го насе­ле­ния, тем самым исклю­чив воз­дей­ствие ядер­ных испы­та­ний.

Одна­ко Сужи­ко­ва не устро­ил такой вывод. Он объ­ез­дил все рай­о­ны обла­сти и собрал страш­ные мате­ри­а­лы.

Поз­же, когда сов­мест­но с Ака­де­ми­ей Наук была спе­ци­аль­но орга­ни­зо­ва­на науч­ная экс­пе­ди­ция для изу­че­ния вли­я­ния ядер­ных испы­та­ний на мест­ное насе­ле­ние (под дав­ле­ни­ем свер­ху она была вско­ре рас­пу­ще­на), уда­лось выяс­нить, что по срав­не­нию с Шубар­та­ус­ким рай­о­ном и аулом Акто­гай Кара­ган­дин­ской обла­сти радио­ак­тив­ность воз­ду­ха в насе­лен­ных пунк­тах Саржал, Кай­нар, Кара­уыл, а так­же радио­ак­тив­ность про­дук­тов пита­ния была зна­чи­тель­но выше нор­мы, тогда же ста­ло извест­но о пре­вы­ша­ю­щей зара­жен­но­сти всех мяс­ных и молоч­ных про­дук­тов из Семи­па­ла­тин­ской обла­сти.

«Чем боль­ше узнаю ситу­а­цию, тем боль­ше воз­рас­та­ет внут­рен­няя тре­во­га. Пото­му что не толь­ко сот­ни чело­век реги­о­на под­верг­лись чрез­мер­но­му воз­дей­ствию ради­а­ции, но и про­дук­ция одно­го из круп­ней­ших в стране Семи­па­ла­тин­ско­го мясо­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­ще­го ком­би­на­та, в том чис­ле дет­ский гема­то­ген, реа­ли­зу­ет­ся по всей стране в зара­жен­ном виде», – вспо­ми­нал Муха­мед­га­ли Але­но­вич в ста­тье «Бом­ба для тре­тьей миро­вой вой­ны», опуб­ли­ко­ван­ной в «Казах­стан­ской прав­де» 20 июля 1991 года.

На сес­сии Вер­хов­но­го Сове­та СССР в мае 1959 года М. Сужи­ков спе­ци­аль­но встре­тил­ся с мини­стром обо­ро­ны СССР, мар­ша­лом Совет­ско­го Сою­за Р. Мали­нов­ским. Муха­мед­га­ли Але­но­вич рас­ска­зал мар­ша­лу о том, что воен­ные изгна­ли жите­лей Абы­ра­лин­ско­го и Май­ско­го рай­о­нов, оста­вив их без посто­ян­но­го места житель­ства, не ока­зав ника­кой помо­щи. Рас­ска­зал он Мали­нов­ско­му и о резуль­та­тах экс­пе­ди­ции ака­де­ми­ка С. Бал­му­ха­но­ва, попро­сив раз­ре­ше­ния лич­но посе­тить поли­гон.

Спу­стя неко­то­рое вре­мя в Семи­па­ла­тин­ский обком при­е­хал воен­ный началь­ник, кото­рый непо­сред­ствен­но зани­мал­ся испы­та­ни­я­ми ядер­ной бом­бы на поли­гоне, и Сужи­ков вме­сте с ним отпра­вил­ся в город Кур­ча­тов – центр ядер­но­го поли­го­на. С пред­ста­ви­те­лем ВПК Муха­мед­га­ли Але­но­вич побы­вал на месте хра­не­ния ору­жия под назва­ни­ем «Изде­лие», бесе­до­вал с уче­ны­ми и офи­це­ра­ми. К сожа­ле­нию, отве­ты на его вопро­сы были полу­че­ны под стро­гим кон­тро­лем воен­но­го началь­ни­ка. Но даже при самом высо­ком уровне сек­рет­но­сти мате­ри­а­лов кое-что ста­ло извест­но.

Сужи­ков, вер­нув­шись с поли­го­на, собрал чле­нов бюро обко­ма, доло­жил им о резуль­та­тах экс­пе­ди­ции уче­но­го С. Бал­му­ха­но­ва, сооб­щил об ито­гах встре­чи с мар­ша­лом Мали­нов­ским и рас­ска­зал о том, что видел на поли­гоне. Ока­за­лось, что участ­ни­кам сове­ща­ния дав­но было извест­но, в каком состо­я­нии нахо­дят­ся люди, изгнан­ные с род­ных мест, о боль­шом коли­че­стве забо­лев­ших лей­ке­ми­ей и дру­ги­ми онко­ло­ги­че­ски­ми болез­ня­ми, о рас­ту­щем коли­че­стве недо­раз­ви­тых и рож­ден­ных с пато­ло­ги­я­ми детей. Одна­ко несколь­ко чле­нов обко­ма пар­тии (сре­ди них были вто­рой сек­ре­тарь обко­ма и пред­се­да­тель обл­ис­пол­ко­ма) заяви­ли, что не будут вме­ши­вать­ся в эти дела: «Это не наши про­бле­мы, эту сфе­ру кури­ру­ют КГБ и воен­ная вер­хуш­ка. Для нас дело скры­то под гри­фом «очень сек­рет­но», пусть боль­шие началь­ни­ки сами реша­ют».

В ито­ге несги­ба­е­мый Сужи­ков направ­ля­ет сек­рет­ное пись­мо Пер­во­му сек­ре­та­рю Цен­траль­но­го Коми­те­та КПСС Н.С. Хру­ще­ву и Пер­во­му сек­ре­та­рю Цен­траль­но­го Коми­те­та Ком­пар­тии Казах­ста­на Н.И. Беля­е­ву «О тяже­лых послед­стви­ях испы­та­ний атом­но­го и тер­мо­ядер­но­го ору­жия на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне». Совет Мини­стров СССР при­ни­ма­ет сек­рет­ное поста­нов­ле­ние о хоть и незна­чи­тель­ной, но мате­ри­аль­ной и меди­цин­ской помо­щи насе­ле­нию Семи­па­ла­тин­ска. Это были пер­вые за 10 лет (с момен­та запус­ка ядер­ных испы­та­ний на поли­гоне) при­ня­тые меры.

Мы дол­го иска­ли это сек­рет­ное пись­мо. Но не смог­ли его най­ти в рес­пуб­ли­кан­ских архи­вах. Отпра­ви­ли запрос на имя дирек­то­ров Рос­сий­ско­го госу­дар­ствен­но­го соци­аль­но-поли­ти­че­ско­го архи­ва и Рос­сий­ско­го госу­дар­ствен­но­го архи­ва новей­шей исто­рии. Но и от них полу­чи­ли отве­ты об отсут­ствии тако­го пись­ма.

Когда один из нас, Абди­жа­лел Бакир, в 2009 году был в Москве, заве­ду­ю­щий отде­лом Рос­сий­ско­го госу­дар­ствен­но­го архи­ва новей­шей исто­рии ска­зал ему: «Воз­мож­но, эти доку­мен­ты под гри­фом «сек­рет­но» хра­нят­ся в архи­ве Пре­зи­ден­та. Это не в наших руках». Таким обра­зом, пока нет ника­кой надеж­ды най­ти это пись­мо. Но о его суще­ство­ва­нии упо­мя­нул ака­де­мик С. Бал­му­ха­нов в ста­тье «Бом­ба для тре­тьей миро­вой вой­ны», а так­же в газе­те «Ана тили» в интер­вью «Поче­му я напи­сал пись­мо Хру­ще­ву» от 23 авгу­ста 2001 года.

Одна­ко руко­вод­ство и в Москве, и в Алма-Ате пись­мо Сужи­ко­ва Хру­ще­ву вос­при­ня­ло отри­ца­тель­но. Мне­ние о пер­вом сек­ре­та­ре Семи­па­ла­тин­ско­го обко­ма пар­тии рез­ко изме­ни­лось.

Уже в 1959 году, когда Семи­па­ла­тин­ская область дости­га­ет высо­ких пока­за­те­лей в про­из­вод­стве и реа­ли­за­ции мяса и дру­гой сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции, заслу­ги Сужи­ко­ва были отме­че­ны толь­ко меда­лью «За тру­до­вую дея­тель­ность». Хотя дру­гие пред­ста­ви­те­ли обла­сти были награж­де­ны орде­на­ми раз­лич­ных сте­пе­ней, а за подоб­ные дости­же­ния пер­вый сек­ре­тарь област­ной пар­тий­ной орга­ни­за­ции обыч­но полу­чал, как мини­мум, орден Крас­но­го Зна­ме­ни.

Сужи­ков знал, что это пись­мо Хру­ще­ву о Семи­па­ла­тин­ском ядер­ном поли­гоне, конеч­но же, решит его судь­бу, но он не мог мол­чать, не мог не дей­ство­вать, видя и зная поло­же­ние мест­но­го насе­ле­ния. Но тогда не полу­чи­лось сверг­нуть с долж­но­сти несги­ба­е­мо­го пер­во­го сек­ре­та­ря Семи­па­ла­тин­ско­го обко­ма. И Москва, и Алма-Ата про­сто жда­ли более удоб­но­го слу­чая.

И он пред­ста­вил­ся в свя­зи с собы­ти­я­ми в Темир­тау, где нача­лось стро­и­тель­ство так назы­ва­е­мой казах­стан­ской Маг­нит­ки. Сюда при­во­зи­ли со всех кон­цов стра­ны тыся­чи людей – осуж­ден­ных, услов­но-досроч­но осво­бож­ден­ных. Люди нахо­ди­лись в тяже­лей­ших усло­ви­ях, не хва­та­ло не толь­ко еды, но даже питье­вой воды. В горо­де нача­лись вол­не­ния и бун­ты, целую неде­лю Темир­тау был в руках повстан­цев, они вскры­ли все мага­зи­ны, ресто­ра­ны, скла­ды с про­дук­та­ми.

Тра­ге­дия Темир­тау рас­смат­ри­ва­лась в 1960 году за закры­ты­ми две­ря­ми на спе­ци­аль­ном пле­ну­ме Цен­траль­но­го Коми­те­та Ком­пар­тии Казах­ста­на «О поло­же­нии дел при стро­и­тель­стве Кара­ган­дин­ско­го метал­лур­ги­че­ско­го заво­да». М. Сужи­ков, высту­пив­ший на пле­ну­ме, стро­го кри­ти­ку­ет бюро Цен­траль­но­го Коми­те­та Ком­пар­тии Казах­ста­на за то, что при реше­нии прин­ци­пи­аль­ных вопро­сов не было поли­ти­че­ской сооб­ра­зи­тель­но­сти и важ­ные про­бле­мы были заме­не­ны вто­рич­ны­ми. Он обра­ща­ет вни­ма­ние, что все это, в первую оче­редь, свя­за­но с неудач­ным назна­че­ни­ем Иса­е­ва на долж­ность пер­во­го сек­ре­та­ря област­но­го пар­тий­но­го коми­те­та. Он гово­рит, что руко­во­дить круп­ным реги­о­ном Казах­ста­на нуж­но было назна­чить чело­ве­ка, кото­рый про­шел соот­вет­ству­ю­щую шко­лу, а не функ­ци­о­не­ра без руко­во­дя­ще­го опы­та, при­гла­шен­но­го из дру­гой орга­ни­за­ции, не зна­ю­ще­го осо­бен­но­стей рес­пуб­ли­ки.

На сле­ду­ю­щий день сроч­ная инфор­ма­ция «о наци­о­на­лиз­ме сек­ре­та­ря Семи­па­ла­тин­ско­го обко­ма» дошла до Моск­вы. Через неде­лю при­ле­тев­шие в опе­ра­тив­ном поряд­ке инструк­то­ры Цен­траль­но­го Коми­те­та КПСС вызва­ли на ковер «наци­о­на­ли­ста» и объ­ез­ди­ли все преж­ние места его рабо­ты: Актю­бин­скую и Кзыл-Ордин­скую обла­сти. Про­вер­ка затя­ну­лась на три меся­ца, в резуль­та­те не было выяв­ле­но ни одно­го фак­та, кото­рый бы послу­жил осно­ва­ни­ем для обви­не­ния Сужи­ко­ва, что­бы осво­бо­дить его от зани­ма­е­мой долж­но­сти. Где бы ни нахо­ди­лись про­ве­ря­ю­щие, люди хоро­шо их встре­ча­ли, с теп­ло­той отзы­ва­лись о Сужи­ко­ве и резуль­та­тах его рабо­ты. Так, рабо­тая в после­во­ен­ные годы в Актю­бин­ске, Сужи­ков уви­дел, как выми­ра­ет от голо­да целый рай­он, и тут же напи­сал пись­мо в Моск­ву, попро­сив про­до­воль­ствен­ной помо­щи, добил­ся ее полу­че­ния и спас народ от голо­да. А в Кзыл-Ордин­ской обла­сти Сужи­ков решил кад­ро­вые вопро­сы, сти­му­ли­ро­вал раз­ви­тие куль­ту­ры и эко­но­ми­ки реги­о­на, о чем там до сих пор сла­га­ют леген­ды.

Инструк­то­ры из Моск­вы и руко­вод­ство в Алма-Ате бес­ко­неч­но сове­ща­лись, но так и не нашли в рабо­те сек­ре­та­ря ника­ких нару­ше­ний.

Им ниче­го не оста­ва­лось, как обви­нить его в невы­пол­не­нии соци­а­ли­сти­че­ских обя­за­тельств в сель­ском хозяй­стве.

Дей­стви­тель­но, и лето 1959 года, и зима 1960-го были небла­го­по­луч­ны­ми. Зной­ная пого­да летом поме­ша­ла рай­о­нам в пол­ном объ­е­ме заго­то­вить сено на зиму. И после­до­вал боль­шой падеж ско­та. Он был бы боль­ше, если бы Сужи­ков вовре­мя не при­нял меры. Он посто­ян­но встре­чал­ся с живот­но­во­да­ми, при­вле­кал спе­ци­а­ли­стов, помо­гал насе­ле­нию, вся­че­ски исполь­зуя все воз­мож­но­сти обла­сти. Но, несмот­ря на все уси­лия, рост пого­ло­вья ско­та на момент про­вер­ки был ниже запла­ни­ро­ван­но­го. К тому же летом молод­няк еще не успел встать на ноги.

Все эти фак­ты были учте­ны во вре­мя про­ве­рок, поэто­му осно­ва­ний для осво­бож­де­ния М. Сужи­ко­ва от его долж­но­сти все еще было недо­ста­точ­но. Тогда в газе­те «Прав­да», органе Цен­траль­но­го Коми­те­та КПСС, вышла ста­тья «Сло­ва не соот­вет­ству­ют делам» – это был при­го­вор. Если ста­тья вышла в «Прав­де», никто не мог ее опро­верг­нуть. Хотя мно­гое из того, что в ней пуб­ли­ко­ва­лось, не соот­вет­ство­ва­ло дей­стви­тель­но­сти. Это было изда­ние, кото­рое слу­жи­ло совет­ским вождям кну­том и пря­ни­ком для их став­лен­ни­ков на местах.

Поз­же бюро Цен­траль­но­го Коми­те­та Ком­пар­тии Казах­ста­на, про­хо­див­шее 27 авгу­ста 1960 года, рас­смот­рев пись­мо «О неудо­вле­тво­ри­тель­ной рабо­те пар­тий­но­го коми­те­та Семи­па­ла­тин­ской обла­сти в деле уве­ли­че­ния про­из­вод­ства сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции, а так­же в испол­не­нии соци­а­ли­сти­че­ских обя­за­тельств, при­ня­тых кол­хо­за­ми и сов­хо­за­ми обла­сти на 1960 год» и пись­ма сотруд­ни­ков аппа­ра­та Цен­траль­но­го Коми­те­та КПСС по дан­ной про­бле­ме, за зна­чи­тель­ные нару­ше­ния и недо­стат­ки в управ­ле­нии сель­ским хозяй­ством осво­бо­ди­ло М.А. Сужи­ко­ва от долж­но­сти пер­во­го сек­ре­та­ря обко­ма Семи­па­ла­тин­ской обла­сти.

Надо ска­зать, что оцен­ка Сужи­ко­ву «неудо­вле­тво­ри­тель­но» за рабо­ту по выпол­не­нию соци­а­ли­сти­че­ских обя­за­тельств не соот­вет­ство­ва­ла дей­стви­тель­но­сти. Бук­валь­но через три меся­ца рес­пуб­ли­кан­ские и област­ные газе­ты писа­ли о досроч­ном выпол­не­нии Семи­па­ла­тин­ской обла­стью соци­а­ли­сти­че­ских обя­за­тельств. Но осно­ва-то была зало­же­на при Сужи­ко­ве.

Так что на самом деле Муха­мед­га­ли Але­но­вич Сужи­ков, по поня­ти­ям совет­ской идео­ло­гии назван­ный «наци­о­на­ли­стом», попро­щал­ся с ответ­ствен­ной пар­тий­ной долж­но­стью за то, что высту­пал про­тив испы­та­ний на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне и про­из­во­ла при стро­и­тель­стве Кар­ме­та.

Исти­на, хоть и позд­но, но вос­тор­же­ство­ва­ла. В свя­зи с кон­чи­ной Муха­мед­га­ли Але­но­ви­ча Сужи­ко­ва в воз­расте 89 лет в 1999 году пра­ви­тель­ство РК все-таки отме­ти­ло его заслу­ги: «В годы Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны Сужи­ков орга­ни­зо­вал стро­и­тель­ство обо­ро­ни­тель­ных соору­же­ний и фор­ми­ро­вал из опол­чен­цев истре­би­тель­ные бата­льо­ны в Ста­лин­град­ской обла­сти. После вой­ны М.А. Сужи­ков рабо­тал сек­ре­та­рем област­но­го пар­тий­но­го коми­те­та в Аст­ра­хан­ской, Куста­най­ской обла­стях, пер­вым сек­ре­та­рем област­но­го пар­тий­но­го коми­те­та в Актю­бин­ской, Кызы­лор­дин­ской, Семи­па­ла­тин­ской обла­стях, был избран сек­ре­та­рем Цен­траль­но­го Коми­те­та Ком­пар­тии Казах­ста­на. Дол­гие годы непре­рыв­но руко­во­дил Госу­дар­ствен­ным коми­те­том рес­пуб­ли­ки по печа­ти. Рабо­тая на таких ответ­ствен­ных долж­но­стях, он смог ярко выра­зить свою актив­ную граж­дан­скую пози­цию, мастер­ство уме­ло­го орга­ни­за­то­ра. Он внес огром­ный вклад в раз­ви­тие куль­ту­ры и эко­но­ми­ки Казах­ста­на».

Спу­стя 60 лет по ини­ци­а­ти­ве мест­но­го руко­вод­ства сред­няя шко­ла в Кызы­лор­дин­ской обла­сти назва­на в честь Муха­мед­га­ли Але­но­ви­ча Сужи­ко­ва. Это истин­ный при­мер народ­ной бла­го­дар­но­сти!

Авто­ры:
Абди­жа­лел БАКИР, док­тор фило­соф­ских наук, про­фес­сор,
Сагым­бай КОЗЫБАЕВ, пре­зи­дент Ака­де­мии жур­на­ли­сти­ки Казах­ста­на, про­фес­сор

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан