-13 C
Астана
25 февраля, 2024
Image default

Наша власть не готова отказаться от президентской модели

В Казах­стане про­дол­жа­ет­ся обсуж­де­ние пред­сто­я­щих изме­не­ний в Кон­сти­ту­цию рес­пуб­ли­ки в свя­зи с пере­рас­пре­де­ле­ни­ем пол­но­мо­чий меж­ду тре­мя вет­вя­ми госу­дар­ствен­ной вла­сти – пре­зи­ден­том, пар­ла­мен­том и пра­ви­тель­ством. Свою оцен­ку этой ини­ци­а­ти­ве дал лидер Наци­о­наль­но­го Кон­грес­са Казах­ста­на Адил Тойганбаев.

Для тех, кто зна­ком с ситу­а­ци­ей в Казах­стане не пер­вый день, оче­вид­но, что ни о каком сокра­ще­нии объ­е­мов пре­зи­дент­ских пол­но­мо­чий* речь не идет. Ни сей­час, ни в рам­ках после­ду­ю­щих власт­ных ини­ци­а­тив. Струк­ту­ра вла­сти пер­во­го пре­зи­ден­та сохра­нит­ся на всем про­дол­же­нии его прав­ле­ния, воз­мож­ны сти­ли­сти­че­ские уточ­не­ния и тех­ни­че­ские заме­ны за сце­ной, но пере­ме­на мест сла­га­е­мых не изме­нит их сум­мы. Отдель­ные пол­но­мо­чия могут быть пере­пи­са­ны, к при­ме­ру, на мини­стров или аки­мов, но те все рав­но назна­ча­ют­ся пер­вым лицом, а глав­ное, им же сме­ща­ют­ся. Они пред­ска­зу­е­мо зави­си­мые исполнители.

Отказ от нор­ма­тив­но­сти пре­зи­дент­ских ука­зов в той же мере ком­пен­си­ру­ет­ся зако­но­твор­че­ски­ми пра­ва­ми власт­ной пар­тии в пар­ла­мен­те. Так что сокра­ще­ние кон­сти­ту­ци­он­ных пол­но­мо­чий – не усе­че­ние вла­сти Назар­ба­е­ва, кото­рый видит себя и объ­ек­тив­но явля­ет­ся фигу­рой, пре­вос­хо­дя­щей любо­го запи­сан­но­го в зако­нах номи­наль­но­го пре­зи­ден­та. Он архи­тек­тор этой систе­мы и в этом каче­стве вне любых ее ограничений.

Пер­вый пре­зи­дент будет дей­ство­вать в при­выч­ном объ­е­ме пол­но­мо­чий, но его роль все боль­ше будет обо­зна­чать­ся как экс­клю­зив­ная, исклю­чи­тель­ная. Это уже нача­лось с вве­де­ни­ем лидер­ства Елба­сы, со сня­ти­ем огра­ни­че­ний сро­ков заня­тия его долж­но­сти. Но пред­ла­га­е­мая рефор­ма в пол­ной мере каса­ет­ся тех, кто хотел бы занять это место в даль­ней­шем. И им архи­тек­тор дает понять, что его пози­ции не будут насле­до­вать­ся, что струк­ту­ра буду­щей вла­сти будет выгля­деть прин­ци­пи­аль­но ина­че, чем сего­дня. Неваж­но, вызва­но это скеп­ти­че­ским отно­ше­ни­ем к окру­жа­ю­ще­му его чело­ве­че­ско­му мате­ри­а­лу или же про­стым недо­ве­ри­ем. Но систе­ма отно­ше­ний в казах­ском истеб­лиш­мен­те нача­ла менять­ся, и это толь­ко пер­вые шаги.

Назар­ба­ев обо­зна­ча­ет, как долж­на выгля­деть власть в стране после него. Мно­го­лет­ние интри­ги и слу­хи вокруг “наслед­ни­ка” толь­ко под­твер­ди­ли отсут­ствие рав­ной по мас­шта­бу фигу­ры. И лад­но бы нерав­ной, но хотя бы сопо­ста­ви­мой. Вырас­тить ее так­же ока­за­лось не из кого. Одно­вре­мен­но понят­но, насколь­ко такой воз­мож­ный пре­ем­ник был бы занят раз­ви­ти­ем стра­ны, а насколь­ко борь­бой за утвер­жде­ние соб­ствен­ной вла­сти в дале­ко не соли­дар­ном окружении.

Сло­ва Назар­ба­е­ва, что силь­ное пре­зи­дент­ство хоро­шо в одной ситу­а­ции, но в сего­дняш­них усло­ви­ях ско­рее про­блем­но, это же не про­сто тео­рия. Оно и вправ­ду было пре­крас­ным под­спо­рьем для архи­тек­то­ра, но совер­шен­но излишне для тех, кто будет сле­дить за домом даль­ше, под­дер­жи­вать его функционал.

Тако­ва нор­маль­ная логи­ка любых рефор­ма­то­ров, на кото­рых ори­ен­ти­ру­ет­ся Назар­ба­ев. Все они струк­тур­но меня­ли власть вслед за собой, лишая ее еди­но­лич­ных начал и пере­во­дя на команд­ные рель­сы. Заме­тим, при­ну­ди­тель­но. То есть не баналь­ны­ми доб­ры­ми поже­ла­ни­я­ми млад­шим началь­ни­кам “жить друж­но”, а эффек­тив­ным и необ­ра­ти­мым пере­рас­пре­де­ле­ни­ем обя­зан­но­стей меж­ду ними.

Нынеш­няя рефор­ма – толь­ко пер­вое начи­на­ние в подоб­ном ряду. В иде­а­ле тако­го раз­ви­тия мы долж­ны будем прий­ти к пол­но­цен­но­му кон­тро­лю пар­ла­мен­та над пра­ви­тель­ством, кото­рый пока вво­дит­ся толь­ко в экс­пе­ри­мен­таль­ном режи­ме, раз пре­зи­дент сохра­ня­ет свой соб­ствен­ный кон­троль. К сто­про­цент­ной испол­ни­тель­ной вла­сти само­го пра­ви­тель­ства с чет­ко огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми само­го пре­мье­ра (важ­ные реше­ния при­ни­ма­ют­ся каби­не­том кол­ле­ги­аль­но). И к отсут­ствию испол­ни­тель­ной вла­сти у пре­зи­ден­та, кото­рый ста­но­вит­ся пол­но­цен­ным арбит­ром для всех вет­вей вла­сти, гаран­том кон­сти­ту­ции, но не более того. Соб­ствен­ные его пол­но­мо­чия по-евро­пей­ски малы, хотя для дру­гих могут быть фаталь­ны. Он может рас­пус­кать пар­ла­мент и отстра­нять пра­ви­тель­ство, хотя сам нико­го не назначает.

Кста­ти, такой поря­док вещей толь­ко исто­ри­че­ски евро­пей­ский. Абсо­лют­но те же нор­мы поло­же­ны в осно­ву кон­сти­ту­ции Син­га­пу­ра, кото­рый для нас име­ет пока­за­тель­ное зна­че­ние. При­мер­но то же мож­но ска­зать о Таи­лан­де, Малай­зии и Япо­нии, толь­ко там вме­сто пред­ста­ви­тель­но­го пре­зи­ден­та, име­ю­ще­го авто­ри­тет, но не име­ю­ще­го власть – пред­ста­ви­тель­ные монар­хи. Систе­ма же вез­де одно­го типа – пар­ла­мент­ская рес­пуб­ли­ка, без вся­ких над­стро­ек и услож­не­ний. Есте­ствен­но, суще­ству­ют нюан­сы и куль­тур­ные осо­бен­но­сти, но они не вли­я­ют на глав­ное. А попыт­ки стро­ить свой соб­ствен­ный мир на обо­чине кон­ча­ют­ся обыч­но джа­ма­хи­ри­ей. Когда даль­ше оста­ет­ся одно – дого­нять ушед­ших вперед.

Сего­дня я вижу, что курс взят ско­рее на зако­но­да­тель­ный вари­ант “тиг­ров” и ЮВА в целом, а не на совет­ский опыт. Даже отча­сти на китай­ский, где с кон­ца вось­ми­де­ся­тых устра­не­ны пред­по­сыл­ки еди­но­лич­но­го сти­ля прав­ле­ния и про­пи­са­на неиз­беж­ная сезон­ная сме­на эли­ты. На каком-то эта­пе для архи­тек­то­ра ста­но­вят­ся важ­нее все­го гаран­тии сохра­не­ния все­го им создан­но­го. Подоб­ным обра­зом дей­ство­вал и Ли Куан Ю.

Систе­ма гаран­тий и про­ти­во­ве­сов обес­пе­чит сохран­ность кур­са реформ надеж­нее любых искрен­них (а часто и не очень) уве­ре­ний сорат­ни­ков. Так уж учит исто­рия. Поэто­му вари­ант без пре­ем­ни­ков и прин­цев для Казах­ста­на пред­ска­зу­е­мее. Что не исклю­ча­ет уча­стия пря­мых род­ствен­ни­ков Назар­ба­е­ва в поли­ти­че­ском про­цес­се. Ско­рее наобо­рот: поли­ти­че­ские дина­стии для ази­ат­ских демо­кра­тий вполне орга­нич­ны, они свя­за­ны с исто­ри­че­ски пози­тив­ны­ми брен­да­ми и не вызы­ва­ют осо­бен­ных вопро­сов. Про­сто не внед­ря­ют­ся при­ну­ди­тель­но, вот и все.

В кон­сти­ту­ци­он­ном паке­те неслу­чай­на пози­ция о неиз­мен­но­сти неза­ви­си­мо­сти госу­дар­ства. Кон­сти­ту­ци­он­ная нор­ма оста­ет­ся незыб­ле­ма там, где чело­ве­че­ские нра­вы и обе­ща­ния пере­мен­чи­вы. И это тоже нор­маль­но – ори­ен­ти­ро­вать­ся в поли­ти­ке на худ­ший из воз­мож­ных вари­ан­тов, а тем самым — пре­ду­пре­дить его и исклю­чить. Граж­дан­ско­му обще­ству все это как мини­мум дает надеж­ду, что пре­зи­дент оза­бо­чен не выжи­ва­ни­ем дей­ству­ю­ще­го поли­ти­че­ско­го клас­са (тот как раз нику­да не про­па­дет), а сохра­не­ни­ем казах­ско­го государства.

Одна­ко наша власть пока еще не гото­ва отка­зать­ся от пре­зи­дент­ском моде­ли, и не толь­ко в силу инер­ции. Отказ от пере­да­чи все­го объ­е­ма сего­дняш­них пре­зи­дент­ских пол­но­мо­чий дру­го­му чело­ве­ку совсем не озна­ча­ет, что у нас не будет вто­ро­го пре­зи­ден­та. Обо­зна­ча­ет­ся преж­де все­го кон­тур его воз­мож­но­стей, не поз­во­ля­ю­щий сде­лать вто­рое пре­зи­дент­ство раз­ру­ши­тель­ным. И не более того.

Не думаю, что Назар­ба­ев допус­ка­ет, что кол­ле­ги­аль­ный ум будет думать луч­ше, чем чей-то еди­но­лич­ный. Или что он оце­ни­ва­ет десять людей из сво­е­го окру­же­ния выше, чем кого-то одно­го. Весь его стиль пока­зы­ва­ет, что он боит­ся оши­бить­ся в чело­ве­ке, дове­рив тому слиш­ком мно­гое. Опыт окру­жа­ю­щих стран готов под­твер­дить, что он прак­ти­че­ски сто­про­цент­но в этом прав: поли­ти­че­ские наслед­ни­ки обыч­но пре­да­те­ли. Одни – про­сто по фак­ту, дру­гие – отто­го, что тра­тят свою эпо­ху на борь­бу с эли­той преж­не­го прав­ле­ния. Выбран­ное реше­ние ведет к тому, что пре­зи­дент­ские пол­но­мо­чия будут и даль­ше суще­ствен­но сокра­щать­ся, но сам пре­зи­дент­ский пост в Казах­стане оста­нет­ся. Хотя видеть на этом посту абстракт­ный авто­ри­тет, писа­те­ля, напри­мер, власть не гото­ва. Там будет функционер.

Но и без­ли­кий на сего­дня пра­вя­щий класс дол­жен обнов­лять­ся в рам­ках новых усло­вий. Ему необ­хо­ди­мо при­вить ини­ци­а­ти­ву и кон­ку­рент­ность. Это не дела­ет наш ланд­шафт сто­про­цент­но демо­кра­ти­че­ским, одна­ко уже обо­зна­ча­ет воз­мож­но­сти пере­мен. И для нача­ла – пер­спек­ти­ву отка­зать­ся от чинов­ни­ков, испол­ни­те­лей и дать шанс политикам.

При­чем речь идет не об аппа­рат­ной рота­ции, вопрос не сво­дит­ся к кад­ро­вым пере­ме­нам. При том, что в дей­ству­ю­щей вла­сти доста­точ­но каче­ствен­ных про­фес­си­о­на­лов и отрас­ле­вых спе­ци­а­ли­стов. Вопрос сто­ит не в поли­ти­че­ской, а в чело­ве­че­ской плос­ко­сти. Не в том, что­бы дать про­фес­си­о­на­лам реаль­ные воз­мож­но­сти управ­лять стра­ной. Пото­му что подоб­ные попыт­ки все­гда кон­ча­лись неудач­но: про­фес­си­о­нал зато­чен на дру­гие зада­чи, на про­грамм­ное обес­пе­че­ние про­цес­са. В управ­ле­нии и при­ня­тии реше­ний он чаще бес­по­мо­щен. А лидер­ство – отдель­ная про­фес­сия, отто­го я и гово­рю о при­зва­нии насто­я­щих поли­ти­ков. В клас­си­че­ском вари­ан­те поли­тик при­ни­ма­ет реше­ния, а отрас­ле­вой про­фес­си­о­нал обес­пе­чи­ва­ет необ­хо­ди­мую ком­пе­тент­ную сре­ду управ­ле­ния. И министр в иде­а­ле поли­тик, но не управ­ле­нец. Но с исклю­чи­тель­но подо­бран­ной про­фес­си­о­наль­ной командой.

Вопрос в том, как втя­нуть в казах­скую поли­ти­ку при­рож­ден­ных лиде­ров, кото­рые есть в каж­дой нации. Есть они и у нас, но само­утвер­жда­ют­ся они пока в любых сфе­рах, кро­ме госу­дар­ствен­ной вла­сти. Пото­му что воле­во­му и само­сто­я­тель­но­му чело­ве­ку идти в нашу власть неин­те­рес­но и глав­ное – незачем.

Новые люди – это не про­сто незна­ко­мые лица, ина­че вышла бы пустая рота­ция ради прин­ци­па. Вос­тре­бо­ва­ны как раз новые лич­ност­ные типы, а не про­сто новые фами­лии или новое поко­ле­ние. Зада­ча таких реформ – дать им пол­но­цен­но раскрыться.

Раз­ви­тие пар­тий­ной систе­мы, без кото­рой нет пар­ла­мен­та­риз­ма, это ведь зада­ча фор­ми­ро­ва­ния оппо­зи­ции преж­де все­го. Пат­ри­о­ти­че­ской, ком­пе­тент­ной, пред­ска­зу­е­мой оппо­зи­ции. Сего­дня мож­но понять моти­ва­цию мно­гих, рас­счи­ты­ва­ю­щих на успех в биз­не­се, на про­фес­си­о­наль­ную реа­ли­за­цию загра­ни­цей. На гос­служ­бу – тут все оче­вид­но. Даже моти­вы иду­щих в кри­ми­нал и те мож­но понять. Но что заин­те­ре­су­ет здо­ро­во­го чело­ве­ка в карье­ре оппо­зи­ци­он­но­го поли­ти­ка – не знаю. Сего­дня туда идут те, кто ниче­го не уме­ет делать – а луч­ше бы вооб­ще никто не шел.

При этом без оппо­зи­ци­он­ных пар­тий кон­струк­ция заве­до­мо нера­бо­то­спо­соб­на, зна­чит нашей вла­сти при­дет­ся (ведь она все при­выч­но берет на себя) стро­ить нор­маль­ную оппо­зи­цию, как когда-то Аста­ну. Кста­ти, не самая слож­ная зада­ча, если отка­зать­ся от поли­ти­че­ско­го теат­ра с под­сад­ной оппо­зи­ци­ей на при­став­ных местах. Такая у нас уже есть.

Зада­ние моти­вов – закреп­ле­ние за пар­ла­мент­ской оппо­зи­ци­ей всей пол­но­ты кон­троль­ных функ­ций, от бюд­жет­но­го коми­те­та до Счет­но­го коми­те­та рес­пуб­ли­ки и Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры. Вот такая мера за год раз­вер­нет всю поли­ти­че­скую кар­ту и вызо­вет мас­со­вый при­ток преж­де без­раз­лич­ных к власт­но­му реме­с­лу. Будут ли эти новые люди будут луч­ше нынеш­них – и в мораль­ном, и в про­фес­си­о­наль­ном отно­ше­нии, это вопрос раз­бор­чи­во­сти само­го обще­ства, его экза­мен на граж­дан­ское совер­шен­ство. Любая власть склон­на как мож­но боль­ше решать за свой народ, искренне счи­тая, что спа­са­ет его от совер­ше­ния оши­бок. Но это дет­ство, мла­ден­че­ство даже. А экза­мен – неиз­беж­ная часть любо­го взросления.

*Напом­ним, что речь идет об ини­ци­а­ти­ве  пре­зи­ден­та Казах­ста­на Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва вне­сти изме­не­ния в Кон­сти­ту­цию стра­ны в свя­зи с иде­ей пере­рас­пре­де­ле­ния  пол­но­мо­чий меж­ду тре­мя вет­вя­ми вла­сти  — пре­зи­ден­том,  пра­ви­тель­ством и пар­ла­мен­том. Об этом он объ­явил 25 янва­ря 2017 года в сво­ем обра­ще­нии к граж­да­нам республики.

Читай­те на эту же тему обзор мне­ний поли­то­ло­гов Рево­лю­ци­ей не пах­нет, мне­ние пра­во­за­щит­ни­ка Евге­ния Жовти­са — Власть на тро­их не делится, мне­ние поли­то­ло­га Толга­най Умбе­та­ли­е­вой  — Пере­рас­пре­де­ле­ние ресур­сов, но не пол­но­мо­чий.

Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0

архивные статьи по теме

Почему Назарбаев не уволил Масимова

Editor

Искусство отойти

Editor

Проект под лозунгом «все для народа»