-16 C
Астана
23 января, 2021
Image default

Национальный вопрос и развитие языков

Про­шло 20 лет с момен­та рас­па­да СССР, но  гос­под­ству­ю­щая пра­вя­щая вер­хуш­ка в Казах­стане и создан­ная ею  соци­альн­но-обще­ствен­ная  сре­да  не гаран­ти­ру­ет  пол­но­цен­ное раз­ви­тие  казах­ско­го, рус­ско­го и дру­гих язы­ков. Мы ста­но­вим­ся  сви­де­те­ля­ми фак­тов посте­пен­ной дегра­да­ции язы­ка Абая   в орга­нах госу­дар­ствен­но­го управ­ле­ния и вла­сти. И в то же вре­мя в обще­стве начи­на­ет­ся про­па­ган­да со сто­ро­ны наци­о­нал-пат­ри­о­тов о необ­хо­ди­мо­сти отме­ны в основ­ном законе офи­ци­аль­но­го ста­ту­са рус­ско­го языка.

Оче­вид­но и то, что про­цесс раз­ви­тия казах­ско­го язы­ка тор­мо­зит и то, что более бла­го­по­луч­ные вер­хи, в основ­ной мас­се пред­став­ле­ны каза­ха­ми-горо­жа­на­ми, как пра­ви­ло, пред­по­чи­та­ю­щи­ми гово­рить меж­ду собой на рус­ском язы­ке. В круп­ных горо­дах  это чет­ко выра­же­но. В то же вре­мя, новая и быв­шая сто­ли­ца бук­валь­но с тру­дом сдер­жи­ва­ют наше­ствие внут­рен­них мигран­тов, в основ­ной мас­се, состо­я­щей из каза­хов,  из  дегра­ди­ро­вав­ших аулов и депрес­сив­ных горо­дов, сла­бо вла­де­ю­щих язы­ком чиновников. 

Гово­рить о том, что  «съе­хав­ши­е­ся», в круп­ные горо­да со всех окра­ин,  в том чис­ле и на  вели­кую строй­ку, зате­ян­ную вождем и выс­шей чинов­ни­чьей номен­кла­ту­рой  во вла­сти,  в поис­ках луч­шей жиз­ни, что люди удо­вле­тво­ре­ны уров­нем сво­ей жиз­ни не при­хо­дит­ся. Вынуж­ден­ные выжи­вать в бук­валь­ном смыс­ле, живя от арен­ды до арен­ды в съем­ных квар­ти­рах, в посто­ян­ных поис­ках рабо­ты, имея очень низ­кие дохо­ды и часто живя все­го лишь слу­чай­ны­ми зара­бот­ка­ми, имея пло­хое здо­ро­вье, они ока­за­лись не в той соци­аль­ной  сре­де доста­точ­ной для пол­но­цен­но­го раз­ви­тия язы­ка. Не вос­тре­бо­ван­ные  ни в куль­тур­ном, ни в  духов­ном плане,  при­быв­шие в горо­да, в бук­валь­ном смыс­ле  ока­за­лись пере­мо­ло­ты рыноч­ной экономикой. 

Пере­мо­ло­тым ока­зал­ся и казах­ский язык, дегра­ди­ро­вав и поте­ряв мно­гое из того, что было нажи­то во вре­ме­на СССР.  Здесь важ­но отме­тить, что во вре­ме­на сою­за,  прак­ти­че­ски в каж­дом ауле были сель­ские клу­бы и биб­лио­те­ки.  Они пре­кра­ти­ли свое суще­ство­ва­ние в свя­зи с упад­ком села. Имен­но клу­бы и биб­лио­те­ки обес­пе­чи­ва­ли доста­точ­ный объ­ем  каче­ствен­ной лите­ра­ту­ры на казах­ском и в том чис­ле и на рус­ском язы­ках.  Исход жите­лей в горо­да и раз­ру­ше­ние аула вла­сти назы­ва­ют урба­ни­за­ци­ей и оправ­ды­ва­ют свой про­ма­хи тем, что такие про­цес­сы про­ис­хо­дят  во всем мире и Казах­стан яко­бы не исключение. 

Что при­ме­ча­тель­но, во вла­сти и сре­ди пред­ста­ви­те­лей интел­ли­ген­ции,  есть выход­цы из села, пре­крас­но вла­де­ю­щие казах­ским язы­ком, в том чис­ле и на высо­ком, лите­ра­тур­ном уровне, чему они, чест­но гово­ря, про­сто обя­за­ны совет­ской шко­ле.  Чего уже не ска­жешь об их детях, кото­рые луч­ше вла­де­ют рус­ским и с натяж­кой, при­чем на быто­вом уровне казах­ским и даже несколь­ки­ми ино­стран­ны­ми язы­ка­ми. Они и  обу­чи­лись за гра­ни­цей. Послед­ний факт ско­рее гово­рит о том, что ско­рее они, воз­мож­но,  зата­чи­ва­ют себя для жиз­ни и  заня­тия биз­не­сом за рубежом. 

Пер­спек­ти­вы раз­ви­тия сво­ей Роди­ны они не видят. Поэто­му и казах­ский язык им не нужен. У них нет инте­ре­са в изу­че­нии род­но­го язы­ка.  Отсю­да и без­раз­ли­чие вла­сти к  род­но­му язы­ку. Быв­шие ком­со­моль­ские и пар­тий­ные вожа­ки язы­ком вла­де­ют, а их дети и вну­ки не вла­де­ют!  Каким обра­зом раз­ви­вать­ся язы­ку, если он теперь ока­зал­ся язы­ком обще­ния на быто­вом, низо­вом  или фак­ти­че­ски на базар­ном уровне, остав­шись без под­пит­ки, остав­шись без корней? 

Но наци­о­наль­ный состав насе­ле­ния — один из важ­ней­ших эко­но­ми­че­ских фак­то­ров,  никак не  един­ствен­ный и не важ­ней­ший сре­ди дру­гих. Горо­да, есте­ствен­но, игра­ют важ­ней­шую эко­но­ми­че­скую роль при капи­та­лиз­ме, а горо­да вез­де — и в Казах­стане, и в Лит­ве, и на Укра­ине, и в Рос­сии и т. д. — отли­ча­ют­ся наи­бо­лее пест­рым наци­о­наль­ным соста­вом насе­ле­ния. Поэто­му, исхо­дя из реа­лий, отры­вать горо­да от эко­но­ми­че­ски тяго­те­ю­щих к ним сел и окру­гов из-за «наци­о­наль­но­го» момен­та непра­виль­но и не сто­ит.  Поэто­му цели­ком и исклю­чи­тель­но ста­но­вить­ся на поч­ву «наци­о­наль­но-тер­ри­то­ри­аль­но­го» прин­ци­па  нельзя. 

С раз­ва­лом СССР в ново­яв­лен­ных “неза­ви­си­мых” госу­дар­ствах про­бле­ма наци­о­наль­ных язы­ков ста­ла пред­ме­том недоб­ро­со­вест­ных поли­ти­че­ских спе­ку­ля­ций и про­во­ка­ций. Пра­вя­щая номен­кла­ту­ра Казах­ста­на охот­но экс­плу­а­ти­ру­ет её, что­бы отвлечь вни­ма­ние недо­воль­но­го насе­ле­ния от соци­аль­но-эко­но­ми­че­ских про­блем. Этим и объ­яс­ня­ет­ся то, что, так назы­ва­е­мые наци­о­нал-пат­ри­о­ты, инте­ле­ген­ция и неко­то­рые «про­дви­ну­тые» пред­ста­ви­те­ли обще­ства  под­пи­са­ли обра­ще­ние 138 дея­те­лей к президенту. 

Эта шуми­ха под­ня­тая вокруг язы­ка явля­ет­ся дока­за­тель­ством отсут­ствия у вла­стей какой либо после­до­ва­тель­ной про­грам­мы раз­ви­тия казах­ско­го язы­ка. Сце­на­рий спек­так­ля очень при­ми­ти­вен и прост, в духе: созда­дим про­бле­му и геро­и­че­ски решим. И ско­рее все­го спе­ку­ля­ция и исте­рия подоб­но­го рода   про­дол­жат­ся акку­рат перед выбо­ра­ми в Мажи­лис и будут слу­жить в каче­стве козыр­ной кар­ты выта­щен­ной из рука­ва,  в элек­то­раль­ный период. 

Соци­аль­ное рас­сло­е­ние обще­ства при­ве­ло к тому, что выс­шая номен­кла­ту­ра вла­сти и пред­ста­ви­те­ли круп­но­го биз­не­са на деле отго­ро­ди­лись от  низов,  гово­ря­щих пре­иму­ще­ствен­но на казах­ском язы­ке.  При этом моно­на­ци­о­наль­ная власть прак­ти­че­ски ста­ла  недо­ступ­ной для «нека­за­хов».  Недо­ступ­ность вла­сти, ото­рван­ность от наро­да про­яв­ля­ет­ся, не толь­ко по отно­ше­нию к внут­рен­ним мигран­там выход­цам из села,  но и каза­хам, при­быв­шим из ближ­не­го и даль­не­го зару­бе­жья, кото­рых власть умыш­лен­но и уни­зи­тель­но обзы­ва­ет  «орал­ма­на­ми», то есть «воз­вра­щен­ца­ми». Послед­них даже обви­ни­ли в заба­стов­ке неф­тя­ни­ков в Ман­гы­стау. Что само по себе  явля­ет­ся насто­ра­жи­ва­ю­щим фак­то­ром и попыт­кой столк­нуть лба­ми самих каза­хов! Здесь слу­чай­ных ого­во­рок быть не может!

Раз­ви­тие казах­ско­го язы­ка, как госу­дар­ствен­но­го, тре­бу­ет  само­го серьёз­но­го к себе отно­ше­ния и уча­стия, преж­де все­го, про­фес­си­о­на­лов — линг­ви­стов, лите­ра­то­ров, педа­го­гов, жур­на­ли­стов, а так­же само­го широ­ко­го спек­тра заин­те­ре­со­ван­ных обще­ствен­ных сил, интел­ли­ген­ции,  поли­ти­че­ских пар­тий и разу­ме­ет­ся, госу­дар­ства. При­ме­ча­тель­но, что выска­зы­ва­ния пред­ста­ви­те­лей вла­сти не поли­ти­зи­ро­вать ситу­а­цию дик­ту­ет­ся и обу­слов­ле­но нали­чи­ем стра­ха. Отсю­да и исклю­че­ния в виде роста доли казах­ско­го язы­ка в судеб­ной и пра­во­охра­ни­тель­ной сфе­рах, необ­хо­ди­мой вла­сти для репрес­си­ро­ва­ния ина­ко­мыс­ля­щих и неугодных. 

В Казах­стане, исхо­дя из тре­бо­ва­ний дик­ту­е­мых дав­ле­ни­ем низов, вла­сти для более ком­форт­но­го  поло­же­ния, необ­хо­ди­ма ими­та­ция бур­ной дея­тель­но­сти в раз­ви­тии язы­ка.  И ско­рее будет про­во­дить­ся  целе­на­прав­лен­ная поли­ти­ка уни­фи­ка­ции лите­ра­тур­но­го казах­ско­го язы­ка и будет  поли­ти­ка адми­ни­стра­тив­но­го навя­зы­ва­ния казах­ско­го язы­ка на местах. Учи­ты­вая, что госу­дар­ство утра­ти­ло тот  потен­ци­ал и воз­мож­но­сти раз­ви­тия язы­ка суще­ство­вав­ше­го в СССР, похо­ро­нив достиг­ну­тые пози­тив­ные резуль­та­ты совет­ской шко­лы пре­по­да­ва­ния и нау­ки,  и  обла­да­ет лишь незна­чи­тель­ным набо­ром средств для осу­ществ­ле­ния такой мас­штаб­ной зада­чи, попыт­ки при­вить язык будут огра­ни­че­ны пере­во­дом  дело­про­из­вод­ства на казах­ский  и уве­ли­че­ни­ем веща­ния СМИ на казахском. 

Но то, что навя­зы­ва­ют, все­гда вызы­ва­ет оттор­же­ние. Капи­та­лизм – при­том, капи­та­лизм в зави­си­мой стране, как Казах­стан, поли­ти­ка вла­сти, созда­ют соци­аль­ные струк­ту­ры ино­го типа, неже­ли в стра­нах пер­во­го мира и  фак­ти­че­ски, при­ви­ва­ет «нека­за­хам» отвра­ще­ние к пре­крас­но­му, сво­бо­до­лю­би­во­му казах­ско­му язы­ку и нелю­бовь каза­хов к «могу­че­му» рус­ско­му. И это еще один камень в ого­род капитализма.

Мир изме­нил­ся. Ино­стран­ный капи­тал сво­бод­но вли­ва­ет­ся в эко­но­ми­ку, погло­щая целые отрас­ли про­из­вод­ства. Мас­шта­бы борь­бы про­тив угне­те­ния, экс­плу­а­та­ции наро­дов Казах­ста­на  рас­тут про­пор­ци­о­наль­но росту инве­сти­ций и выво­зу богатств из стра­ны.  Сле­до­ва­тель­но, непо­сред­ствен­но-эко­но­ми­че­ские моти­вы фор­ми­ро­ва­ния и раз­ви­тия язы­ков отхо­дят на вто­рой план. Раз­вить сна­ча­ла язык, при этом, не повы­сив уро­вень жиз­ни насе­ле­ния невоз­мож­но. В усло­ви­ях, когда Казах­стан явля­ет­ся коло­ни­аль­но-сырье­вым при­дат­ком более раз­ви­тых стран, гово­рить о  поли­ти­ке пол­но­цен­но­го раз­ви­тия язы­ков не при­хо­дит­ся. Власть инте­ре­су­ет свое соб­ствен­ное бла­го­по­лу­чие и полу­че­ние нажи­вы, и она заин­те­ре­со­ва­на в раз­об­ще­нии тру­дя­щих­ся и как след­ствие мы и име­ем язы­ко­вые про­бле­мы и отсут­ствие пол­но­цен­ной интер­на­ци­о­наль­ной поли­ти­ки. И то, что в Казах­стане нет наци­о­наль­ной враж­ды и войн на этой поч­ве — это заслу­га само­го наро­да, чем заслу­га пра­вя­щей элиты.

Соци­а­ли­сты-интер­на­ци­о­на­ли­сты  долж­ны учи­ты­вать и пони­мать, что любое деле­ние на город­ских и сель­ских, южных и север­ных, запад­ных и восточ­ных, “нека­за­хов” и каза­хов, в том чис­ле и деле­ние на жузы послед­них, чрез­вы­чай­но выгод­но гос­под­ству­ю­щей номен­кла­ту­ре. Тут сто­ит вспом­нить и Лени­на: «Тот не марк­сист, тот даже не демо­крат, кто не при­зна­ет и не отста­и­ва­ет рав­но­пра­вия наций и язы­ков, не борет­ся со вся­ким наци­о­наль­ным гне­том или нерав­но­пра­ви­ем». Борь­ба за свой род­ной язык долж­на  стать хоро­шим пово­дом для роста наци­о­наль­но­го само­со­зна­ния всех наро­дов и ее мож­но и нуж­но рас­смат­ри­вать в раз­ре­зе борь­бы за соци­аль­ную спра­вед­ли­вость, борь­бы  про­тив угне­те­ния, борь­бы про­тив при­ви­ле­гий одной наций в ущерб другой.

В таких усло­ви­ях, лозун­гом  демо­кра­тии тру­дя­щих­ся, угне­тен­ных и экс­плу­а­ти­ру­е­мых наро­дов долж­на быть не «наци­о­наль­ная куль­ту­ра», а интер­на­ци­о­наль­ная куль­ту­ра демо­кра­тиз­ма и раз­ви­ва­ю­ще­го­ся сей­час все­мир­но­го дви­же­ния за соци­аль­ную спра­вед­ли­вость. Пусть пра­вя­щий класс обма­ны­ва­ет народ вся­ки­ми «пози­тив­ны­ми» наци­о­наль­ны­ми про­грам­ма­ми. На это дол­жен быть один ответ: есть толь­ко одно реше­ние наци­о­наль­но­го вопро­са (посколь­ку вооб­ще воз­мож­но его реше­ние в мире капи­та­лиз­ма, мире нажи­вы, в мире вой­ны за ресур­сы и за финан­со­вое пре­вос­ход­ство, кри­зи­сов, грыз­ни, экс­плу­а­та­ции и угне­те­ния) и это реше­ние — после­до­ва­тель­ный демо­кра­тизм и реаль­ное улуч­ше­ние жиз­ни большинства. 

Тру­до­вой народ, рабо­чий класс, про­ле­та­ри­ат, класс тру­дя­щих­ся Казах­ста­на, твер­до  сто­я­щий на интер­на­ци­о­на­ли­сти­че­ских пози­ци­ях и вза­и­мо­ува­же­ния,  явля­ет­ся един­ствен­ной, несо­кру­ши­мой силой, кото­рая может и обя­за­на вести борь­бу за пол­но­цен­ное раз­ви­тие язы­ков, наций и наро­дов.  При этом,  рабо­чий класс, неза­ви­си­мо от наци­о­наль­но­сти,  дол­жен вести эту борь­бу в тес­ном сою­зе с выход­ца­ми из села и сель­ски­ми жите­ля­ми. При­чем, на пер­вом плане это долж­на быть борь­ба за улуч­ше­ние жиз­ни и соци­аль­ную спра­вед­ли­вость. Толь­ко таким обра­зом мож­но создать бла­го­при­ят­ную поч­ву для раз­ви­тия язы­ков и  никак  не за счет ущем­ле­ния дру­гих язы­ков и наро­дов.  И эту рабо­ту нуж­но вести само­сто­я­тель­но, орга­ни­зо­вав­шись в неза­ви­си­мые проф­со­ю­зы тру­дя­щих­ся, поли­ти­че­ские дви­же­ния и орга­ни­за­ции на интер­на­ци­о­наль­ной осно­ве, на луч­ших меж­ду­на­род­ных тра­ди­ци­ях  и опы­те борьбы. 

И не участ­вуя в чужой поли­ти­ке в каче­стве тара­на назы­ва­ю­щих себя наци­о­нал-пат­ри­о­та­ми и про­чих дру­гих спе­ку­лян­тов и поли­ти­че­ских про­сти­ту­ток. Это необ­хо­ди­мо для ско­рей­шей лик­ви­да­ции  капи­та­лиз­ма и стро­и­тель­ства соци­а­лиз­ма,  для уни­что­же­ния наци­о­наль­но­го гне­та во имя рав­но­пра­вия и сво­бод­но­го раз­ви­тия наций и наци­о­наль­ных мень­шинств; уни­что­же­ние эле­мен­тов  наци­о­на­лиз­ма во имя уста­нов­ле­ния друж­бы меж­ду наро­да­ми и утвер­жде­ния интер­на­ци­о­на­лиз­ма. Это и есть еди­ный фронт со все­ми угне­тен­ны­ми и непол­но­прав­ны­ми наци­я­ми в борь­бе про­тив поли­ти­ки пра­вя­щей номен­кла­ту­ры, в борь­бе про­тив импе­ри­а­лиз­ма. Это и было бы луч­шим вкла­дом казах­стан­цев,  в миро­вое соци­а­ли­сти­че­ское дви­же­ние, под фла­гом борь­бы за Соци­аль­ную Спра­вед­ли­вость. И  мы видим, что борь­ба Чело­ве­ка Тру­да за луч­шую жизнь,  раз­во­ра­чи­ва­ет­ся  на всех континентах!


Источ­ник: www.socialismkz.info,
полу­че­но с помо­щью rss-farm.ru

See the article here:
Наци­о­наль­ный вопрос и раз­ви­тие языков

архивные статьи по теме

Кто берёт взятки на Кордае или за что арестовали Вадима Курамшина

Игра на чувствах

Editor

Пресс-конференция общественности по созданию фонда помощи бастующим нефтяникам