25 C
Астана
25 июня, 2024
Image default

Народная демократия в Латвии: как жители страны заставляют парламент менять законы

В декаб­ре 2022 года в лат­вий­ских СМИ появи­лись ново­сти о том, что мини­стер­ство внут­рен­них дел раз­ра­ба­ты­ва­ет поправ­ки к зако­ну о дорож­ном дви­же­нии. И если их при­мут, за пре­вы­ше­ние ско­ро­сти более чем на 31 кило­метр в час води­те­лей будут лишать прав. Жите­лю горо­да Резекне Мод­ри­су Скуд­ре эта идея не понравилась.

“Я немно­го в это вник и понял, что было бы непра­виль­но со сто­ро­ны госу­дар­ства отби­рать пра­ва уже за 31 км/ч, – объ­яс­ня­ет Скуд­ра. – Если это сде­ла­но на какой-то город­ской малень­кой ули­це, я согла­сен, что нуж­но очень силь­но нака­зы­вать. Но что зна­чит нару­ше­ние 30 кило­мет­ров в час, напри­мер, на трас­се, когда ты идешь на обгон? Ино­гда ты это дела­ешь для того, что­бы без­опас­но обо­гнать и быст­рее вер­нуть­ся в свою поло­су. Или возь­мем ту же Ригу. Сто­ят зна­ки 70. Будем гово­рить откро­вен­но, там едут 80. Даль­ше сто­ит знак 50. И если вдруг этот знак 50 по какой-то при­чине не заме­тил, то лиша­ешь­ся прав. Я посчи­тал, что это будет несправедливо”.

“За три с половиной дня мы набрали 10 000 подписей”

В Лат­вии суще­ству­ет сер­вис ManaBalss – в пере­во­де с латыш­ско­го “Мой голос”. С его помо­щью граж­дане стра­ны могут про­дви­гать соб­ствен­ные зако­ны или бло­ки­ро­вать те ини­ци­а­ти­вы вла­сти, кото­рые им не нра­вят­ся. Мод­рис Скуд­ра создал на ManaBalss ини­ци­а­ти­ву об отмене уже­сто­ча­ю­щих закон попра­вок, и ее под­дер­жа­ли тыся­чи людей.

“Я все вре­мя про­смат­ри­вал ManaBalss в надеж­де, что вот сей­час будут соби­рать под­пи­си, но их не было, – рас­ска­зы­ва­ет Скуд­ра. – Поэто­му в один вечер я сел за ком­пью­тер и создал эту ини­ци­а­ти­ву. Они [адми­ни­стра­то­ры сай­та] под­кор­рек­ти­ро­ва­ли текст, что­бы он более юри­ди­че­ским язы­ком зву­чал. Но в основ­ном, в прин­ци­пе оста­лось то, что я напи­сал. Я, мож­но ска­зать, сна­ча­ла в нее даже и не пове­рил, что она прой­дет. Но за три с поло­ви­ной дня мы набра­ли 10 000 под­пи­сей. Мне было инте­рес­но, что будет даль­ше. После сбо­ра под­пи­сей мне позво­нил чело­век и ска­зал, что он пере­дал мой теле­фон­ный номер депу­та­ту Сей­ма, кото­рый со мной созво­нит­ся. Бук­валь­но, навер­ное, через пол­ча­са мне позво­нил гос­по­дин Юдинс. Он воз­глав­ля­ет юри­ди­че­скую комис­сию и пред­ло­жил мне при­нять уча­стие уда­лен­но или при­е­хать на место. Я выбрал при­е­хать, посмот­рел Сейм”.

Мод­рис Скуд­ра (сле­ва)

В резуль­та­те юри­ди­че­ская комис­сия Сей­ма согла­си­лась с аргу­мен­та­ми Скуд­ры, не под­дер­жа­ла пред­ло­же­ния мини­стер­ства внут­рен­них дел, и они были ото­зва­ны. То есть до голо­со­ва­ния в пар­ла­мен­те дело даже не дошло.
“И меня, и моих дру­зей, и вооб­ще всех жите­лей Лат­вии это мог­ло бы кос­нуть­ся, – гово­рит Скуд­ра. – У меня не было ника­ких лич­ных эмо­ций, не было силь­но боль­шо­го удив­ле­ния. Было внут­ренне при­ят­ное ощу­ще­ние, что я сде­лал что-то хоро­шее для себя, для близ­ких, для людей, для народа”.

Голо­со­ва­ние в Сей­ме Латвии

Более семидесяти законов за 12 лет

Бла­го­да­ря ини­ци­а­ти­вам граж­дан Лат­вии на ManaBalss госу­дар­ство ста­ло опла­чи­вать мони­то­ринг глю­ко­зы у детей с диа­бе­том, опе­ра­ции по рекон­струк­ции молоч­ной желе­зы для онко­ло­ги­че­ских боль­ных и хос­пис­ную служ­бу на дому. Были сни­же­ны нало­ги на све­жие фрук­ты, яго­ды и ово­щи. Появи­лась воз­мож­ность сда­вать раз­ные виды упа­ков­ки на пере­ра­бот­ку за день­ги. C 2011 года в зако­ны пре­вра­ти­лись более 75 граж­дан­ских ини­ци­а­тив. Через ManaBalss жите­ли стра­ны даже изме­ни­ли про­це­ду­ру выбо­ров президента.

“Голо­со­ва­ние за пре­зи­ден­та было закры­тым, – рас­ска­зы­ва­ет Имантс Брей­дакс, руко­во­ди­тель плат­фор­мы ManaBalss.lv. – В Лат­вии пре­зи­ден­та выби­ра­ет пар­ла­мент, у нас пар­ла­мент­ская рес­пуб­ли­ка. После голо­со­ва­ния за пре­зи­ден­та депу­та­ты идут к жур­на­ли­стам и гово­рят: я про­го­ло­со­вал вот так, наша пар­тия про­го­ло­со­ва­ла вот так. А когда при­хо­дят резуль­та­ты голо­со­ва­ния, то они не схо­дят­ся [со ска­зан­ным]. То есть люди виде­ли: это нело­гич­но, кто-то врет. Нача­лись граж­дан­ские тре­бо­ва­ния: голо­со­ва­ние за пре­зи­ден­та долж­но быть откры­тым. И да, голо­са соби­ра­лись несколь­ко лет, очень дол­го. Конеч­но, было нелег­ко давить на пар­ла­мент, что­бы изме­нить Кон­сти­ту­цию. Но они в кон­це кон­цов согласились”.

Дид­зис Мел­кис, мене­джер по свя­зям с обще­ствен­но­стью ManaBalss.lv

“Есть несколь­ко ини­ци­а­тив про здра­во­охра­не­ние, и есть ини­ци­а­ти­вы, где бук­валь­но люди не уми­ра­ют, пото­му что про­шли эти ини­ци­а­ти­вы, – гово­рит Дид­зис Мел­кис, мене­джер по свя­зям с обще­ствен­но­стью ManaBalss.lv. – И есть еще одна ини­ци­а­ти­ва, кото­рую я хочу выде­лить: когда про­стая жен­щи­на без каких-то юри­ди­че­ских зна­ний достиг­ла очень важ­но­го изме­не­ния, что­бы нало­ги, кото­рые мы пере­пла­чи­ва­ем, авто­ма­ти­че­ски пла­ти­ли обрат­но. Это сде­ла­ла про­стая жен­щи­на, учительница”.

“Если мы посмот­рим на эти 70 зако­нов за 12 лет, то наше вли­я­ние на гос­бюд­жет уже изме­ря­ет­ся в десят­ках и в сот­нях мил­ли­о­нов евро”, – утвер­жда­ет Имантс Брейдакс.

Закон о запрете жестокого обращения с животными

В при­ют, рас­по­ло­жен­ный неда­ле­ко от Риги, попа­да­ют мно­гие соба­ки, кото­рые постра­да­ли из-за несо­вер­шен­ных зако­нов о домаш­них живот­ных. Напри­мер, нынеш­нее поло­же­ние вещей поз­во­ля­ет вла­дель­цам дер­жать собак на цепи всю их жизнь. А жесто­кое обра­ще­ние с живот­ны­ми, как пра­ви­ло, нака­зы­ва­ет­ся штра­фа­ми или испра­ви­тель­ны­ми работами.

Соба­ки в при­юте для живот­ных Ulubele в при­го­ро­де Риги

“Вопрос о соба­ках на цепях очень силь­но акту­а­ли­зи­ро­вал­ся в послед­нее вре­мя, мы все боль­ше и боль­ше ста­ли сни­мать этих несчаст­ных собак с цепей и поня­ли, что нуж­но что-то делать, что­бы это все оста­но­вить, – рас­ска­зы­ва­ет Еле­на Румян­це­ва, пред­ста­ви­тель­ни­ца обще­ства по защи­те прав живот­ных Animal Rights Association B.&T. – Самое ужас­ное, что когда малень­ко­го щен­ка сажа­ют на цепь и его ошей­ник с воз­рас­том не рас­ши­ря­ют, то он врас­та­ет соба­ке в шею. И потом нам уже кто-то пишет, что вот там-то соба­ка, кото­рая не может дви­гать­ся, пото­му что у нее врос ошей­ник. А быва­ет, что наде­ва­ют про­сто цепь, и эта цепь врас­та­ет в шею. Нуж­но пре­кра­тить изде­вать­ся над живот­ны­ми, пото­му что соба­ка – это друг чело­ве­ка. Соба­ка на цепи – что она может охра­нять: дом, сарай, маши­ну? Соба­ка на цепи даже себя не смо­жет защи­тить, если вдруг что-то про­изой­дет. Есть сиг­на­ли­за­ции, есть мас­са дру­гих спо­со­бов в наше вре­мя охра­нять свое имущество”.

Еле­на Румян­це­ва из обще­ства по защи­те прав живот­ных Animal Rights Association B.&T

В 2019 году авто­ры теле­пе­ре­да­чи “Лапа на серд­це” при­гла­си­ли Еле­ну на съем­ки оче­ред­но­го выпус­ка – как раз о жесто­ком обра­ще­нии с живот­ны­ми. В пере­да­че участ­во­вал дей­ству­ю­щий на тот момент пре­зи­дент Лат­вии Эгилс Левитс, а так­же трехла­пая соба­ка Еле­ны по клич­ке Бадис, съем­ки про­хо­ди­ли в пре­зи­дент­ском дворце.

“Мы нашли его в Лат­га­лии в жут­ком состо­я­нии, с полу­от­руб­лен­ной и гни­лой лапой, – рас­ска­зы­ва­ет о соба­ке Еле­на. – Мы при­вез­ли его в Ригу, была опе­ра­ция, ампу­та­ция – там невоз­мож­но было уже ниче­го спа­сти. И этот щенок жил у меня. Я дала ему вре­мен­ный дом, лечи­ла, мы учи­лись ходить, бегать, пры­гать, радо­вать­ся жиз­ни. Ну и потом, конеч­но же, я уже не смог­ла его отдать, он остал­ся у меня. Он пер­вая соба­ка, кото­рая побы­ва­ла в пре­зи­дент­ском дворце”.

Пес Бадис. Фото: теле­пе­ре­да­ча “Лапа на серд­це” (Ķepa uz sirds)

После выхо­да про­грам­мы с уча­сти­ем Еле­ны, пре­зи­ден­та и пса Бади­са зооза­щит­ни­ки и реши­ли создать на ManaBalss ини­ци­а­ти­ву об уже­сто­че­нии нака­за­ний за жесто­кость по отно­ше­нию к живот­ным. Они пред­ло­жи­ли при­ме­нять за жесто­кое обра­ще­ние с живот­ны­ми реаль­ные тюрем­ные сро­ки, а так­же запре­тить дер­жать собак на цепи. Пар­ла­мент уже рас­смат­ри­ва­ет эти поправ­ки, и в бли­жай­шее вре­мя, как ожи­да­ет­ся, они будут приняты.

“Будет про­пи­са­но в законе, что содер­жать соба­ку на цепи нель­зя, то есть долж­на быть аль­тер­на­ти­ва: либо вольер, либо какой-то, ска­жем, загон”, – уточ­ня­ет Еле­на Румянцева.

“Парламент быстро сказал: “Нет, этого не будет”. Как появился ManaBalss

ManaBalss появил­ся в Лат­вии в 2011 году, и при­ду­ма­ло его не госу­дар­ство, а два мест­ных жите­ля – пред­при­ни­ма­тель Кри­стоф Блаус и экс­перт по мар­ке­тин­гу Янис Эртс. После эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са кон­ца двух­ты­сяч­ных мно­гие граж­дане Лат­вии были убеж­де­ны, что поли­ти­ки управ­ля­ют стра­ной не так, как надо.

Про­те­сты в Риге, 2009 год

“В 2009 году были демон­стра­ции и про­те­сты в Ста­рой Риге у пар­ла­мен­та – с кам­ня­ми в окна и все такое, – вспо­ми­на­ет Имантс Брей­дакс. – Для нас это необыч­но, мы так не дела­ем. Это толь­ко пока­зы­ва­ет, что напря­жен­ность была очень-очень высо­кая. И вот на этой волне и роди­лась идея, что надо какие-то вещи менять. Самая пер­вая идея, из кото­рой потом воз­ник­ла плат­фор­ма граж­дан­ских ини­ци­а­тив ManaBalss, – что надо делать digital-рефе­рен­ду­мы. Пото­му что вы види­те, какое настро­е­ние у обще­ства: настро­е­ние на ножах. Пар­ла­мент быст­ро ска­зал: “Нет, это­го не будет”. Но раз­го­вор шел меся­ца­ми, и в этом раз­го­во­ре нашел­ся какой-то ком­про­мисс. Окей, мы можем открыть малень­кое окно, где люди напря­мую смо­гут пода­вать идеи для новых законов”.

“В Лат­вии мы неча­ян­но попа­ли в яблоч­ко, пото­му что у нас очень хоро­шее зако­но­да­тель­ство про кол­лек­тив­ные заяв­ле­ния, – объ­яс­ня­ет Дид­зис Мел­кис. – Пар­ла­мент всю эту ини­ци­а­ти­ву остав­ля­ет наро­ду и гово­рит: Если вы сде­ла­е­те “домаш­нюю рабо­ту”, собе­ре­те под­пи­си за каче­ствен­ные идеи, то мы рас­смот­рим их очень серьезно”.

“Это полу­чи­ло боль­шое при­зна­ние в обще­стве, пото­му что для мно­гих дей­стви­тель­но это очень удоб­но, – счи­та­ет депу­тат Сей­ма Андрей Юдинс. – Кто-то чита­ет в соци­аль­ных сетях какие-то ново­сти, а здесь смот­ришь ини­ци­а­ти­вы, пред­ло­же­ния, хочешь под­дер­жать – можешь под­дер­жать. И плюс пар­ла­мент это все­рьез вос­при­ни­ма­ет. Поэто­му сего­дня это очень авто­ри­тет­ный ресурс. Все пони­ма­ют, что это серьез­но, что это не будет так: пого­во­ри­ли и забыли”.

“Я знаю ManaBalss с момен­та появ­ле­ния и поль­зу­юсь им доволь­но актив­но, – рас­ска­зы­ва­ет Мод­рис Скуд­ра, добив­ший­ся отме­ны уже­сто­че­ния нака­за­ний за пре­вы­ше­ние ско­ро­сти. – То есть раз в месяц я захо­жу и голо­сую за то, что счи­таю нуж­ным. Исто­рию, чест­но гово­ря, я не про­смат­ри­вал, но мно­го ини­ци­а­тив там, где я поста­вил галоч­ку, что голо­сую, потом видел, что они пода­ны в Сейм или при­ня­ты пози­тив­но. Было бы, навер­ное, хоро­шо, что­бы такая плат­фор­ма была в каж­дой стране. Это дава­ло бы наро­ду какой-то шанс досту­чать­ся до пра­ви­тель­ства и до высо­ких кабинетов”.

Источ­ник: https://www.currenttime.tv/a/kak-zhiteli-latvii-zastavlyayut-parlament-menyat-zakony/32979004.html

архивные статьи по теме

“Киберпартизаны” взломали базу данных МВД. Что они рассказали DW

Editor

В Баку снесли дом правозащитников

«Медведи» правят сырьевыми рынками