-9 C
Астана
2 марта, 2024
Image default

«Налог на безопасность»

Казах­стан побеж­да­ет в Афга­ни­стане. Вы спро­си­те, кого, чем и зачем? Поста­ра­ем­ся отве­тить с помо­щью экс­пер­та Цен­тра изу­че­ния совре­мен­но­го Афга­ни­ста­на (ЦИСА) Андрея Серенко.

Афга­ни­стан пред­став­ля­ет собой не толь­ко обшир­ное и мно­го­лет­нее поле воен­но­го сра­же­ния раз­лич­ных внут­рен­них и внеш­них сил, но и стра­ну, борь­бу за вли­я­ние в кото­рой ближ­ние, даль­ние и очень дале­кие сосе­ди ведут гума­ни­тар­ны­ми сред­ства­ми. В том чис­ле Рос­сия и рес­пуб­ли­ки Цен­траль­ной Азии. Для послед­них помощь Афга­ни­ста­ну, его пра­ви­тель­ству и его насе­ле­нию – это, в первую оче­редь, важ­ная состав­ля­ю­щая поли­ти­ки без­опас­но­сти. Логи­ка про­ста – чем более бла­го­по­луч­но будет жить афга­нец, чем луч­ше он будет обес­пе­чен элек­три­че­ством, про­до­воль­стви­ем, меди­цин­ским обслу­жи­ва­ни­ем, тем боль­ше будет отда­вать пред­по­чте­ние миру и тор­гов­ле с сосе­дя­ми, неже­ли войне. Вер­на ли эта логи­ка – отдель­ный вопрос, но офи­ци­аль­но ее при­дер­жи­ва­ют­ся пра­ви­тель­ства всех стран региона. 

Но в том, как сосе­ди реа­ли­зу­ют эту логи­ку, есть зна­чи­тель­ные отли­чия. Каза­лось бы, наи­боль­шие шан­сы играть первую скрип­ку в орга­ни­за­ции помо­щи у Узбе­ки­ста­на, эко­но­ми­че­ски более раз­ви­то­го, неже­ли два дру­гих непо­сред­ствен­ных сосе­да Афга­ни­ста­на – Турк­ме­ния и Таджи­ки­стан. Тем более что Таш­кент, в отли­чие, напри­мер, от Ашха­ба­да, фак­то­ру без­опас­но­сти на афган­ском направ­ле­нии фак­ти­че­ски все годы неза­ви­си­мо­сти при­да­вал пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние. Но пара­докс – по дан­ным ЦИСА, наи­боль­шие пре­тен­зии у афган­цев по части гума­ни­тар­ной и эко­но­ми­че­ской помо­щи имен­но к Узбе­ки­ста­ну. Таш­кент в основ­ном сосре­до­то­чил вни­ма­ние на про­грам­мах пря­мо­го обес­пе­че­ния без­опас­но­сти при­гра­нич­ных рай­о­нов и под­держ­ки част­ных воен­ных ком­па­ний вице-пре­зи­ден­та Афга­ни­ста­на и лиде­ра этни­че­ских узбе­ков Абду­ра­ши­да Дусту­ма. Что каса­ет­ся Душан­бе, то не извест­но, кто кому помо­га­ет – таджик­ская афган­ская эли­та дав­но купи­ла недви­жи­мость в Таджи­ки­стане, афган­ские поли­ти­ки и поле­вые коман­ди­ры име­ют там жен, семьи, биз­нес. Хотя и Узбе­ки­стан, и Таджи­ки­стан поне­мно­гу стро­ят и доро­ги, и боль­ни­цы, и эле­мен­ты соци­аль­ной инфра­струк­ту­ры в основ­ном в тех про­вин­ци­ях Афга­ни­ста­на, что нахо­дят­ся вбли­зи их гра­ниц. Но, по утвер­жде­нию Андрея Серен­ко, надежд на про­рыв­ные про­ек­ты с ними афган­цы сей­час не свя­зы­ва­ют и счи­та­ют, что им боль­ше помо­га­ют Кир­ги­зия и Туркмения.

Спе­ци­фи­ка кир­гиз­ской помо­щи в ее «точеч­но­сти». В первую оче­редь она пред­на­зна­че­на живу­щим в Афга­ни­стане этни­че­ским кир­ги­зам, когда на тех обру­ши­ва­ют­ся те или иные непри­ят­но­сти, сти­хий­ные бед­ствия. А, напри­мер, Турк­ме­ния, поми­мо поста­вок элек­три­че­ства и стро­и­тель­ства соци­аль­ных объ­ек­тов, сей­час борет­ся за реа­ли­за­цию про­ек­та тру­бо­про­во­да ТАПИ, и это – гипо­те­ти­че­ски – новый уро­вень уча­стия в эко­но­ми­че­ском стро­и­тель­стве Афга­ни­ста­на, посколь­ку у «гло­баль­ных про­та­го­ни­стов» ТАПИ есть надеж­да через про­ект создать новую соци­аль­но-эко­но­ми­че­скую инфра­струк­ту­ру в Афга­ни­стане. Но Ашха­бад пока никак не обо­зна­чил свою готов­ность помо­гать в про­клад­ке тру­бы на тер­ри­то­рии Афга­ни­ста­на, и стро­ит тру­бо­про­вод толь­ко у себя. Мно­гие опыт­ные ана­ли­ти­ки с боль­шим скеп­си­сом отно­сят­ся к пер­спек­ти­ве «афган­ско­го участ-ка» ТАПИ в обо­зри­мой перспективе.
Тем более что тут есть свой кон­ку­рент – это про­ект КАСА-1000 по тран­зи­ту элек­тро­энер­гии из Таджи­ки­ста­на в Афга­ни­стан и даль­ше. В Душан­бе хоте­ли бы видеть себя в КАСА, так же как в Ашха­ба­де меч­та­ют о ТАПИ. Эмо­ма­ли Рах­мон, дей­ствуя все боль­ше по обра­зу и подо­бию покой­но­го Турк­мен­ба­ши и его нынеш­не­го наслед­ни­ка, жест­ко кон­тро­ли­ру­ет стра­ну и может себе поз­во­лить качать элек­тро­энер­гию через гра­ни­цу, при этом остав­ляя целые рай­о­ны Таджи­ки­ста­на при свеч­ках и керо­син­ках. Но суще­ству­ет про­бле­ма. «Афган­ские экс­пер­ты гово­рят, что есть две груп­пы вли­я­ния в реги­оне и в самом Афга­ни­стане – одни про­дви­га­ют ТАПИ, дру­гие – КАСА, и эти груп­пы меж­ду собой не совсем дру­жат. Рос­сия сего­дня игра­ет на сто­роне элек­тро­энер­ге­ти­ков, и у сто­рон­ни­ков ТАПИ вызы­ва­ют тре­во­гу слу­хи и про­гно­зы, что РФ вме­сте с Ира­ном могут поме­шать это­му про­ек­ту», – ком­мен­ти­ру­ет этот аспект Андрей Серенко.
Казах­стан пока не вклю­чен ни в один из этих про­ек­тов. И при этом, по сло­вам афган­цев, самую серьез­ную помощь им сей­час ока­зы­ва­ет имен­но Аста­на. При­чем не толь­ко в срав­не­нии с сосе­дя­ми по Цен­траль­ной Азии, но и с Рос­си­ей, под­черк­нул экс­перт ЦИСА, ссы­ла­ясь на свои источ­ни­ки в Афга­ни­стане. Казах­стан – «чем­пи­он» сре­ди пост­со­вет­ских рес­пуб­лик по точеч­ным гума­ни­тар­ным инве­сти­ци­ям. «По инфор­ма­ции, кото­рую мне уда­лось полу­чить, Казах­стан потра­тил уже более 200 мил­ли­о­нов дол­ла­ров на про­ек­ты внут­ри Афга­ни­ста­на, в основ­ном на севе­ре, в том чис­ле на стро­и­тель­ство школ в Саман­гане, боль­ни­цы в Бами­ане, ремонт доро­ги в Кун­ду­зе. Это хоро­шие день­ги, осо­бен­но на фоне Рос­сии, чьи вло­же­ния дости­га­ли не более 50 мил­ли­о­нов дол­ла­ров, и то по опти­ми­стич­ным оцен­кам. А афган­цы – народ кон­крет­ный, и при­вык­ли все изме­рять сум­ма­ми, номен­кла­ту­рой изде­лий и так далее», – рас­ска­зал Андрей Серен­ко «Новой» – Казахстан».
Плюс к это­му Аста­на стре­мит­ся за счет мас­штаб­ных про­грамм обу­че­ния создать «груп­пу дру­зей Казах­ста­на» в буду­щем. В 2010 году Казах­стан выде­лил 50 мил­ли­о­нов дол­ла­ров в виде без­воз­мезд­но­го гран­та для под­го­тов­ки афган­ских сту­ден­тов в сво­их вузах – это 1000 чело­век еже­год­но. «Афган­цы счи­та­ют, что это суще­ствен­ная помощь, уже несколь­ко тысяч про­шли обу­че­ние, и сам под­ход к отбо­ру сту­ден­тов и их под­го­тов­ке к уче­бе в Казах­стане отли­ча­ет­ся сей­час почти совет­ской въед­ли­во­стью и орга­ни­зо­ван­но­стью, они про­хо­дят кур­сы при посоль­стве, там же про­хо­дят мед­ко­мис­сию. Отправ­ля­ют их в Казах­стан спе­ци­аль­ным само­ле­том. Все за счет при­ни­ма­ю­щей сто­ро­ны, что для афган­цев прин­ци­пи­аль­но важ­но и вызы­ва­ет ува­же­ние. Плюс содер­жа­ние сту­ден­тов, кото­рые живут там, по отзы­вам самих афган­цев, доста­точ­но достой­ное», – про­дол­жил собе­сед­ник «Новой» – Казах­стан». Эта поли­ти­ка, по его мне­нию, выгод­но отли­ча­ет­ся от рос­сий­ской – по край­ней мере, если срав­ни­вать с теми усло­ви­я­ми, кото­рые полу­ча­ют кур­сан­ты в Домо­де­до­во. (В Домо­де­до­во, а так­же в Петер­бур­ге про­хо­дят под­го­тов­ку афган­ские нар­ко­по­ли­цей­ские – в год 230 – 240 чело­век. Этим, а так­же эпи­зо­ди­че­ски­ми постав­ка­ми про­до­воль­ствия или авто­мо­би­лей пока огра­ни­чи­ва­ет­ся без­воз­мезд­ная помощь Москвы.)
«Афган­цы отме­ча­ют, что в Казах­стане отно­ше­ние к ним более госте­при­им­ное, чем в какой-либо дру­гой рес­пуб­ли­ке быв­ше­го СССР. И поли­ти­ка госте­при­им­ства отме­ча­ет­ся и учи­ты­ва­ет­ся на раз­ных уров­нях. А с уче­том спе­ци­фи­ки Афга­ни­ста­на даже пара чело­век, ока­зав­ших­ся в руко­во­дя­щих струк­ту­рах на нуж­ных местах, могут ока­зать зна­чи­тель­ное вли­я­ние», – под­чер­ки­ва­ет Андрей Серенко.
По его инфор­ма­ции, поми­мо это­го круп­но­го обра­зо­ва­тель­но­го про­ек­та, в Кабу­ле хоте­ли бы, что­бы Казах­стан помог с раз­ви­ти­ем спе­ци­аль­ных отрас­лей меди­ци­ны. Дело в том, что в свя­зи с акти­ви­за­ци­ей бое­вых дей­ствий по все­му Афга­ни­ста­ну сно­ва обост­ря­ет­ся про­бле­ма воен­ной меди­ци­ны. Помощь в ее орга­ни­за­ции обе­щал ока­зать Азер­бай­джан, и этот про­ект нахо­дит­ся в ста­дии прак­ти­че­ской под­го­тов­ки. Пред­по­ла­га­ет­ся, что ране­ные будут выво­зить­ся в Баку и там про­хо­дить лече­ние и реа­би­ли­та­цию. Афган­цы рас­счи­ты­ва­ют, что Аста­на и Москва запу­стят ана­ло­гич­ный проект.
Кро­ме того, как счи­та­ет Андрей Серен­ко, «дипло­ма­ти­че­ские струк­ту­ры Турк­ме­нии и Узбе­ки­ста­на доста­точ­но закры­ты, а дея­тель­ность их послов в Афга­ни­стане демон­стри­ру­ет лишь при­сут­ствие. На этом фоне афган­цы фик­си­ру­ют замет­ные изме­не­ния в дея­тель­но­сти посоль­ства Казах­ста­на в Кабу­ле после назна­че­ния Нур­тая Бети­мо­ва послом рес­пуб­ли­ки в Афга­ни­стане». Не слу­чай­но пре­зи­дент Афга­ни­ста­на Ашраф Гани посе­тил Азер­бай­джан и Казах­стан, а дву­сто­рон­не­го визи­та в Рос­сию так и не было. «Это была демон­стра­ция при­о­ри­те­тов для Гани. После его визи­та в Аста­ну даже пополз­ли слу­хи, что Казах­стан может ока­зать­ся одной из рес­пуб­лик, в кото­рых появит­ся поли­ти­че­ский офис тали­бов, что­бы на его базе создать пере­го­вор­ную пло­щад­ку, аль­тер­на­тив­ную Ката­ру. Прав­да, пока это ско­рее зон­даж. Но появ­ле­ние слу­ха при­ме­ча­тель­но», – сооб­щил Андрей Серенко.
Таким обра­зом, в Афга­ни­стане Казах­стан побеж­да­ет сосе­дей по реги­о­ну и Рос­сию дипло­ма­ти­че­ской актив­но­стью, финан­со­вы­ми вло­же­ни­я­ми и «мяг­кой силой» педа­го­ги­ки. Зачем? Вряд ли в Астане все­рьез рас­счи­ты­ва­ют обре­сти столь­ко вли­я­ния в афган­ских эли­тах, что­бы про­во­дить свои инте­ре­сы на уровне того же Китая или Ира­на, не гово­ря уже о Паки­стане. Ско­рее, помощь Афга­ни­ста­ну рас­смат­ри­ва­ет­ся как «налог на без­опас­ность» в бли­жай­шем и отда­лен­ном буду­щем. С дру­гой сто­ро­ны, есть скеп­ти­ки (их мно­го сре­ди поли­ти­ков и поли­ти­че­ских кон­суль­тан­тов в Рос­сии), кото­рые счи­та­ют, что афган­цы вели­ко­леп­но научи­лись поль­зо­вать­ся без­воз­мезд­ной помо­щью, но ее объ­е­мы и фор­мы ничуть не гаран­ти­ру­ют защи­ту ни от нар­ко­тра­фи­ка, ни от поле­вых коман­ди­ров, чьи аппе­ти­ты лишь рас­тут на «гума­ни­тар­ных дрож­жах». Поэто­му луч­ше тра­тить свои день­ги на то, что­бы укреп­лять соб­ствен­ную без­опас­ность, а то, что афган­цам нуж­но, про­да­вать – это дисциплинирует…

Читать ори­ги­нал статьи:

«Налог на безопасность»

архивные статьи по теме

«Подачки» за голоса. Путина обвиняют в подкупе электората во имя спасения правящей партии

Editor

«У них пострадавших единицы, у нас сотни»

За делом «Накануне» следят в Брюсселе

Editor