fbpx

Наказание за права человека — выбор, стоящий перед Великобританией

Посколь­ку пра­ви­тель­ство Вели­ко­бри­та­нии гото­вит­ся исполь­зо­вать новые санк­ци­он­ные пол­но­мо­чия в отно­ше­нии тех, кто несет ответ­ствен­ность за гру­бые нару­ше­ния прав чело­ве­ка, оно долж­но с само­го нача­ла уста­но­вить чет­кие кри­те­рии их исполь­зо­ва­ния.

Ранее вве­дя санк­ции в каче­стве чле­на ЕС, после Brexit, Вели­ко­бри­та­ния теперь может про­во­дить санк­ци­он­ные обо­зна­че­ния само­сто­я­тель­но. Целе­вая груп­па RUSI по поли­ти­ке санк­ций в отно­ше­нии буду­ще­го Вели­ко­бри­та­нии при­сталь­но сле­дит за этой про­бле­мой, вклю­чая изу­че­ние обла­стей, в кото­рых Вели­ко­бри­та­ния с энту­зи­аз­мом отно­сит­ся к при­ме­не­нию санк­ций для дости­же­ния целей внеш­ней поли­ти­ки Вели­ко­бри­та­нии. Одним из таких направ­ле­ний явля­ет­ся защи­та прав чело­ве­ка.

КОНКРЕТНО БРИТАНСКИЙ?

Закон о санк­ци­ях и борь­бе с отмы­ва­ни­ем денег 2018 года, кото­рый уста­нав­ли­ва­ет пол­но­мо­чия для бри­тан­ских санк­ций после Brexit, содер­жит кон­крет­ные поло­же­ния о санк­ци­ях в обла­сти прав чело­ве­ка. Министр ино­стран­ных дел Доми­ник Рааб уточ­нил, что санк­ции будут исполь­зо­вать­ся для « обес­пе­че­ния слоя бри­тан­ской ответ­ствен­но­сти » про­тив авто­ри­тар­ных режи­мов, наце­лен­ных на жур­на­ли­стов и бор­цов за пра­ва чело­ве­ка, и пообе­щал рабо­тать с таки­ми стра­на­ми, как США и Кана­да, кото­рые уже исполь­зу­ют пра­ва чело­ве­ка. санк­ции — « наце­ли­вать­ся на нару­ши­те­лей прав чело­ве­ка ». Пер­вые назна­че­ния Вели­ко­бри­та­нии в отно­ше­нии санк­ций в обла­сти прав чело­ве­ка ожи­да­ют­ся в любой момент.

Исполь­зо­ва­ние санк­ций для борь­бы с гру­бы­ми нару­ше­ни­я­ми прав чело­ве­ка — не новая идея. Вели­ко­бри­та­ния при­со­еди­нит­ся к неболь­шой груп­пе (запад­ных) стран, кото­рые при­ня­ли так назы­ва­е­мые режи­мы санк­ций «Маг­нит­ско­го», назван­ные в честь рос­сий­ско­го адво­ка­та Сер­гея Маг­нит­ско­го, кото­рый умер в резуль­та­те жесто­ко­го обра­ще­ния в рос­сий­ской тюрь­ме в 2009 году, после выяв­ле­ния круп­но­мас­штаб­но­го нало­го­во­го мошен­ни­че­ства со сто­ро­ны долж­ност­ных лиц. , Кон­гресс США при­нял Акт Маг­нит­ско­го в 2012 году, кото­рый дал США воз­мож­ность при­влечь винов­ных к ответ­ствен­но­сти, а в 2016 году зако­но­да­те­ли в Вашинг­тоне при­ня­ли Гло­баль­ный закон Маг­нит­ско­го , поз­во­ля­ю­щий США пре­сле­до­вать нару­ши­те­лей прав чело­ве­ка в любой точ­ке мира. Око­ло 250 физи­че­ских и юри­ди­че­ских лиц в насто­я­щее вре­мя вклю­че­ны в эти спис­ки, послед­ний раз пер­вый вице-пре­зи­дент Южно­го Суда­на,

Кана­да так­же при­ме­ня­ет санк­ции в отно­ше­нии прав чело­ве­ка и нало­жи­ла санк­ции на 70 чело­век в соот­вет­ствии со сво­им соб­ствен­ным зако­ном Сер­гея Маг­нит­ско­го . В допол­не­ние к пра­вам чело­ве­ка США и Кана­да так­же пре­сле­ду­ют кор­рум­пи­ро­ван­ных чинов­ни­ков в рам­ках сво­е­го режи­ма Маг­нит­ско­го. Одна­ко этот ком­мен­та­рий будет посвя­щен толь­ко обо­зна­че­ни­ям, свя­зан­ным с пра­ва­ми чело­ве­ка.

ЕС рабо­та­ет над при­ня­ти­ем соб­ствен­но­го режи­ма санк­ций в отно­ше­нии прав чело­ве­ка, и австра­лий­ский пар­ла­мент недав­но начал рас­сле­до­ва­ние вопро­са о том, долж­ны ли Австра­лия при­нять ана­ло­гич­ные пол­но­мо­чия.

С рас­ши­ре­ни­ем при­ме­не­ния Маг­нит­ско­го — или санк­ций в отно­ше­нии прав чело­ве­ка — сто­ит, одна­ко, изу­чить, что имен­но дела­ют эти санк­ции, чем они отли­ча­ют­ся от санк­ций про­тив кон­крет­ных стран, а так­же про­бле­мы, кото­рые могут воз­ник­нуть при их при­ме­не­нии.

КОГДА БЫ НИ

Лег­ко понять, поче­му режи­мы санк­ций в отно­ше­нии прав чело­ве­ка при­вле­ка­тель­ны для пра­ви­тельств. Режим санк­ций в отно­ше­нии прав чело­ве­ка носит тема­ти­че­ский харак­тер и направ­лен на гру­бые нару­ше­ния прав чело­ве­ка неза­ви­си­мо от того, где в мире они про­ис­хо­дят, и кто за них несет ответ­ствен­ность. Они пред­ла­га­ют бес­сроч­ный ман­дат на замо­ра­жи­ва­ние акти­вов и вве­де­ние запре­тов на поезд­ки в отно­ше­нии лиц, при­част­ных к гру­бым нару­ше­ни­ям прав чело­ве­ка или ответ­ствен­ных за них, без необ­хо­ди­мо­сти нала­гать санк­ции на всю эко­но­ми­ку или стра­ну в целом. Исполь­зо­ва­ние прав чело­ве­ка в каче­стве осно­ва­ния для санк­ций явля­ет­ся мощ­ным инстру­мен­том для стран, что­бы реши­тель­но заявить о сво­ем неодоб­ре­нии и, по сло­вам Рааба, стать « хоро­шим граж­да­ни­ном мира ».

Одна­ко с таким широ­ким ман­да­том воз­ни­ка­ют про­бле­мы. Хотя суще­ству­ют меж­ду­на­род­ные опре­де­ле­ния прав чело­ве­ка, их тол­ко­ва­ние ино­гда может быть субъ­ек­тив­ным, и в исто­рии есть мно­же­ство при­ме­ров, когда стра­ны осуж­да­ли нару­ше­ния прав чело­ве­ка в одной стране, игно­ри­руя при этом дру­гие. Санк­ции, даже если они раз­ра­бо­та­ны госу­дар­ствен­ны­ми слу­жа­щи­ми, оста­ют­ся поли­ти­че­ским инстру­мен­том. Бри­тан­ский закон о санк­ци­ях и борь­бе с отмы­ва­ни­ем денег дает пра­во уста­нав­ли­вать санк­ции « соот­вет­ству­ю­ще­му мини­стру », и будет слож­но пол­но­стью исклю­чить санк­ции в отно­ше­нии прав чело­ве­ка из поли­ти­че­ских сооб­ра­же­ний. Это осо­бен­но вер­но в эпо­ху Брек­си­та, когда пра­ви­тель­ство Вели­ко­бри­та­нии будет стре­мить­ся заклю­чать тор­го­вые согла­ше­ния по все­му миру.

Нерав­но­мер­ное при­ме­не­ние санк­ций в отно­ше­нии прав чело­ве­ка неиз­беж­но при­ве­дет к обви­не­ни­ям в двой­ных стан­дар­тах. Для Вели­ко­бри­та­нии это озна­ча­ет, что если Вели­ко­бри­та­ния гото­ва нала­гать санк­ции на нару­ши­те­лей прав чело­ве­ка в неболь­шой, менее раз­ви­той стране, она долж­на быть в рав­ной сте­пе­ни гото­ва сде­лать это про­тив отдель­ных лиц в стра­нах, с кото­ры­ми она ведет пере­го­во­ры о согла­ше­ни­ях о сво­бод­ной тор­гов­ле.

НАКАЗАТЬ ИЛИ ИЗМЕНИТЬ ПОВЕДЕНИЕ?

Соглас­но пра­ви­тель­ству Вели­ко­бри­та­нии , санк­ции исполь­зу­ют­ся для того, что­бы «сиг­на­ли­зи­ро­вать о неодоб­ре­нии», «огра­ни­чи­вать цель» и «при­нуж­дать [цель] изме­нять свое пове­де­ние». Важ­но отме­тить, что раз­го­во­ры в Вест­мин­сте­ре, кажет­ся, под­чер­ки­ва­ют, что бри­тан­ские санк­ции не долж­ны быть кара­тель­ным инстру­мен­том, то есть инстру­мен­том, исполь­зу­е­мым толь­ко для нало­же­ния финан­со­во­го штра­фа на санк­ци­о­ни­ро­ван­ную цель.

Таким обра­зом, санк­ции исполь­зу­ют­ся для реа­ги­ро­ва­ния на пове­де­ние, с кото­рым пра­ви­тель­ства не соглас­ны, и отме­ня­ют­ся после пре­кра­ще­ния тако­го пове­де­ния. Про­ще гово­ря, санк­ции ЕС про­тив Ира­на до согла­со­ва­ния Сов­мест­но­го ком­плекс­но­го пла­на дей­ствий были свя­за­ны с ядер­ной про­грам­мой Ира­на — и после того, как согла­ше­ние уста­но­ви­ло огра­ни­че­ния в отно­ше­нии этой про­грам­мы, санк­ции были соот­вет­ствен­но отме­не­ны. Боль­шин­ство дей­ству­ю­щих санк­ций ЕС про­тив Рос­сии ана­ло­гич­ным обра­зом свя­за­ны с выпол­не­ни­ем Рос­си­ей согла­ше­ния по Мин­ско­му согла­ше­нию, кото­рое направ­ле­но на пре­кра­ще­ние бое­вых дей­ствий на Дон­бас­се. В обо­их слу­ча­ях идея заклю­ча­ет­ся в том, что эко­но­ми­че­ское дав­ле­ние «заста­вит» цели изме­нить пове­де­ние или выпол­нить тре­бо­ва­ния в обмен на отме­ну санк­ций. Без ожи­да­ния того, что санк­ции могут быть сня­ты сно­ва, у цели мало при­чин для изме­не­ния пове­де­ния.

Санк­ции в обла­сти прав чело­ве­ка так­же долж­ны учи­ты­вать эту стан­дарт­ную фор­му­лу санк­ций.

Это не то же самое, что ска­зать, что гру­бые нару­ше­ния прав чело­ве­ка долж­ны быть про­ще­ны, но если санк­ции долж­ны дей­ство­вать в каче­стве поли­ти­че­ско­го инстру­мен­та для пре­кра­ще­ния нару­ше­ний прав чело­ве­ка, то к ним долж­на быть при­креп­ле­на стра­те­гия выхо­да. Разу­ме­ет­ся, лица, нару­ша­ю­щие пра­ва чело­ве­ка, могут по отдель­но­сти быть при­вле­че­ны к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти — либо в сво­ей стране, либо в меж­ду­на­род­ных три­бу­на­лах — и ожи­да­ние над­ле­жа­ще­го уго­лов­но­го раз­би­ра­тель­ства может фак­ти­че­ски стать одним из кри­те­ри­ев отме­ны санк­ций.

КРИТЕРИИ ВОПРОСЫ

Уста­нов­ле­ние чет­ких кри­те­ри­ев име­ет зна­че­ние как с точ­ки зре­ния того, как отдель­ные лица вклю­че­ны в спи­сок санк­ций в отно­ше­нии прав чело­ве­ка, так и с точ­ки зре­ния того, как их мож­но сно­ва уда­лить.

Отдель­ные лица могут быть назна­че­ны в свя­зи с их поло­же­ни­ем в пра­ви­тель­стве или член­ством в опре­де­лен­ной груп­пе, при­част­ной к нару­ше­ни­ям прав чело­ве­ка, и поэто­му счи­та­ют­ся под­от­чет­ны­ми в резуль­та­те их поло­же­ния. В соот­вет­ствии с таки­ми кри­те­ри­я­ми, лица долж­ны будут быть исклю­че­ны из спис­ка санк­ций, когда они боль­ше не нахо­дят­ся в этом поло­же­нии. В этом слу­чае кри­те­рии — и необ­хо­ди­мые дока­за­тель­ства — для обо­зна­че­ния ясны, одна­ко, конеч­но, Соеди­нен­ное Коро­лев­ство долж­но решить, какие пра­ви­тель­ства или груп­пы наце­ле­ны в первую оче­редь.

Отдель­ные лица так­же могут быть пере­чис­ле­ны из-за их соб­ствен­но­го пря­мо­го пове­де­ния, а не пове­де­ния груп­пы, к кото­рой они при­над­ле­жат. В соот­вет­ствии с таки­ми кри­те­ри­я­ми кри­те­рии отме­ны — это про­де­мон­стри­ро­ван­ное изме­не­ние в пове­де­нии, кото­рое людям может быть труд­но дока­зать без чет­ких дока­за­тельств того, поче­му они были вклю­че­ны в спи­сок в первую оче­редь.

Важ­но уста­но­вить кри­те­рии подъ­ема на пра­виль­ном уровне. Если кри­те­рии слиш­ком низ­кие, воз­мож­но, что акте­ры, кажет­ся, встре­ти­ли их толь­ко для того, что­бы про­дол­жить или вер­нуть­ся к сво­ей преды­ду­щей дея­тель­но­сти. Если кри­те­рии слиш­ком высо­ки, суще­ству­ет риск того, что целе­вые лица будут испы­ты­вать сла­бую моти­ва­цию к изме­не­нию пове­де­ния, и кри­те­рии могут быть контр­про­дук­тив­ны­ми для того, чего пыта­ет­ся добить­ся режим санк­ций.

Таким обра­зом, в то вре­мя как бри­тан­ский режим санк­ций в отно­ше­нии прав чело­ве­ка пре­сле­ду­ет доб­рую и бла­го­род­ную цель на бума­ге, суще­ству­ют про­бле­мы, свя­зан­ные с исполь­зо­ва­ни­ем этих санк­ций на прак­ти­ке, кото­рые необ­хо­ди­мо решить. В про­тив­ном слу­чае исполь­зо­ва­ние этих санк­ций может быть подо­рва­но обви­не­ни­я­ми в нерав­ном при­ме­не­нии и двой­ных стан­дар­тах и ​​может не при­ве­сти к изме­не­нию пове­де­ния целей.

Вели­ко­бри­та­ния долж­на при­дер­жи­вать­ся под­хо­да к санк­ци­ям в отно­ше­нии прав чело­ве­ка, кото­рый име­ет чет­кие цели, при­ме­ня­ет­ся повсе­мест­но, неза­ви­си­мо от того, кто нару­ша­ет пра­ва чело­ве­ка, и опи­ра­ет­ся на чет­кие кри­те­рии в тече­ние все­го про­цес­са санк­ций.

Про­чти­те пер­вый «Пери­о­ди­че­ский доку­мент» рабо­чей груп­пы RUSI по буду­щей поли­ти­ке санк­ций Вели­ко­бри­та­нии « Раз­ра­бот­ка санк­ций после Brexit: реко­мен­да­ции по буду­щей поли­ти­ке санк­ций Вели­ко­бри­та­нии ».

Ком­мен­та­рий Эми­ля Дал­ла , 15 апре­ля 2020 г.
Центр изу­че­ния финан­со­вых пре­ступ­ле­ний и без­опас­но­сти , Brexit , Поли­ти­ка без­опас­но­сти , Вели­ко­бри­та­ния , Без­опас­ность Бри­та­нии , Пра­во и эти­ка , Санк­ции

Мне­ния, выра­жен­ные в этом ком­мен­та­рии, при­над­ле­жат авто­ру и не отра­жа­ют точ­ку зре­ния RUSI или любо­го дру­го­го учре­жде­ния.

ИЗОБРАЖЕНИЕ ЗНАКА: любез­но предо­став­ле­но Адри­а­ном Гри­ку­ком / Wikimedia Commons