-11 C
Астана
27 ноября, 2021
Image default

Назарбаев уходит или ждем марсиан?

Назарбаев уходит или ждем марсиан?

Автор: Мухамеджан АДИЛОВ
22.02.2016
Пока я собирал данные, чтобы объяснить читателям, почему все планы Акорды по выводу экономики страны из кризиса малоэффективны, международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s взяло, да и понизило долгосрочный и краткосрочный рейтинги Казахстана в местной и иностранной валюте с «BBB/A-2» до «BBB-/A-3». И все стало ясно.
Более того, прогноз по рейтингам — негативный. Его агентство объяснило так: прогноз «отражает наше мнение о рисках относительно внешних и денежных профилей Казахстана. Мы считаем, что проблемы связанные со сдерживанием инфляции, являются ответом на давление на обменные курсы, поддержание стабильности банковского сектора может снизить предсказуемость и эффективность денежной политики Казахстана».

Пессимизм Standard & Poor’s логичен (цитирую): «Поскольку экономика Казахстана в высокой степени зависит от нефтяного сектора, на долю которого приходится 20% ВВП (оценка), 50% доходов бюджета и 60% экспорта, мы ожидаем, что в 2016 году рост ВВП будет нулевым либо незначительно отрицательным. Динамика ВВП, скорее всего, будет обусловлена сокращением объемов экспорта и практически нулевым, по нашим прогнозам, ростом нефтедобычи (если крупное шельфовое нефтяное месторождение Кашаган не будет введено в эксплуатацию на полную мощность ранее 2018 года)».

Плюс Standard & Poor’s засвидетельствовало, что ожидать быстрого и заметного улучшения положения дел не стоит. Еще одна цитата из пресс-релиза агентства: «Кроме того, наш прогноз экономического роста исходит из спада потребления в результате девальвации тенге, высокой инфляции и сокращения объемов потребительского кредитования. В 2017—2019 годах, как мы ожидаем, экономические показатели Республики Казахстан несколько восстановятся по мере роста потребительского спроса и увеличения объема инвестиций».

Но, как поясняется далее: «Наш долгосрочный прогноз в отношении роста экономики страны будет зависеть от динамики цен на нефть, реализации Кашаганского проекта и проведения объявленных структурных реформ». Однако мы-то с вами понимаем, что даже «лидер нации» на цены мирового рынка углеводородов повлиять не может. Что касается Кашаганского проекта, то можно надеяться, что он запустится, пусть и не в конце этого, а хотя бы в середине следующего года. А вот со структурными реформами — большая проблема.

Потому что между объявлением структурных реформ и их успешным завершением, причем не на бумаге, а в жизни, дистанция гигантского размера. И судя по тому, что сегодня происходит в Казахстане, правительственная деятельность все больше имитируется. Но так долго продолжаться не может по той простой причине, что разговорами людей не накормишь. В этих условиях стоит попытаться понять, каковы же те точки, оперевшись на которые, можно остановить падение казахстанской экономики.

Внешние инвестиции, в первую очередь китайские? Да, это даст новые рабочие места, плюс снимет проблему дистрибуции готовой продукции, поскольку новые производственные мощности будут автоматически включаться в уже существующие бизнес-цепочки. Но насколько это решит проблему лишних людей в республике, то есть увеличит число занятых? Всего на 19 тысяч, если верить председателю правления АО «Национальное агентство по экспорту и инвестициям «KAZNEZ INVEST» Борисбаю Жангуразову. И насколько усугубит проблемы экологии? Этого пока никто точно сказать не может, поскольку есть только готовность Казахстана принять инвесторов и инвестиции и Китая двинуться в нашу страну.

Увеличение кредитования малого и среднего бизнеса, в том числе за счет средств ЕНПФ? Это плюс, но на фоне снижения объемов кредитования банками второго уровня он просто затеряется. Что касается самих банков, то они точно не будут проявлять большой активности просто потому, что качественных заемщиков в стране раз и обчелся, плюс самих финансовых институтов стало слишком много для такого узкого рынка, который к тому же за последнее десятилетие стремительно обмельчал. По логике нужно банкротить неэффективные, убыточные и слабые банки, чтобы более крепкие структуры могли начать зарабатывать и соответственно кредитовать, но кто же даст возможность сделать это с тем же «Казкоммерцбанком»? Так что и здесь затык.

Инвестиционные программы, финансируемые за счет государственных средств? Они, конечно, дадут эффект, но короткий, а самое главное — не будет создана цепочка спроса в экономике, как это происходит, когда запускается реальный и эффективный бизнес-проект. То же самое касается стимулирования строительства жилья и любого другогот проекта по поддержания покупательского спроса, они — временное решение.

Вот и получается, что как ни считай, перспективы особой нет, разве только мучиться в расчете, что что-нибудь получится. В нормальных странах в таких случаях к власти приходят другие люди, которые предлагают свою программу действий, но у нас такой вариант заблокирован напрочь. Причем не только Нурсултаном Назарбаевым, который вцепился в президентское кресло и полномочия так, что не отцепишь, но и всей суперпрезидентской системой — она будет генерировать теперь «лидеров нации» постоянно, точно так же, как это имеет место быть в Северной Корее.

Политкорректные специалисты Standard & Poor’s изложили эту проблему так: «Уровень рейтингов Казахстана по-прежнему ограничен недостаточной, по нашему мнению, эффективностью институциональной системы и управления, что обусловлено высокой степенью централизации политических процессов, умеренным уровнем благосостояния и ограниченной гибкостью денежно-кредитной политики».

И еще так: «Мы отмечаем, что Казахстан имеет одну из самых стабильных политических систем в регионе. После возобновления полномочий президент анонсировал пять институциональных и экономических реформ, которые должны предотвратить замедление экономического роста. Тем не менее мы считаем, что в среднесрочной перспективе предугадать направление политического курса будет достаточно сложно ввиду неопределенности относительно потенциального преемника президента; 75-летнийг-н Назарбаев находится у власти с момента обретения Казахстаном независимости в 1991 году».

Поэтому реформирование казахстанской экономики, реальное, а не бумажное, возможно только в в двух случаях: если уходит Назарбаев и начинается очередная перестройка, или в Казахстан прилетают марсияне и начинают проводить реформы. Что вероятнее? Скорее второе. Потому что нынешнее казахстанское государство сегодня во всех своих звеньях, от правоохранительной вертикали до экономического блока, само по себе являются препятствием для реформ.

Чтобы осознать это, не нужно проводить глубокого анализа, изучать статистические данные и оценивать правительственные планы действий. Достаточно вспомнить то, что было в Казахстане 30—40 лет назад, и убедиться, что ничего не изменилось. Разве что вместо Компартии Казахстана теперь «Нур Отан», причем с тем же человеком во главе. Вместо коллективного руководства — «лидер нации». Вместо социализма и коммунистической идеологии — «общество всеобщего труда» и другие идеи Назарбаева. Вместо демократии — низкокачественная имитация.

Те же самые доклады об успехах при отсутствии самих успехов, обещания лучшей жизни, только нужно дотерпеть до нее, рассказы, что страна борется с негативными внешними воздействиями… Этот печальный список можно продолжать до бесконечности. Но смысл? Не проще ли расслабится? Именно так и поступает большинство казахстанцев! Но тогда, спрашивается, кто же будет проводить кардинальные реформы и поднимать страну?..

архивные статьи по теме

Не факт, что встреча в Астане состоится

«Банкротство» трех банков: дым, огонь и провокации

Онлайн-конференция: почему беззащитны журналисты?

Editor