-9 C
Астана
30 ноября, 2021
Image default

«Назарбаев опасался, что станет мишенью». Как принимали Декларацию о суверенитете?

25 октября 1990 года была принята Декларация о государственном суверенитете Казахской ССР. До 2009 года этот день официально отмечался как День Республики. Как принимали исторический документ, рассказывает Марат Токашбаев, член координационного совета движения «Азат» в 1990-х годах.

Бывшее здание парламента Казахстана. Ныне — Казахстанско-Британский университет

Азаттык: Недавно некоторые активисты заявили, что День независимости Казахстана следует отмечать в день, когда приняли Декларацию о суверенитете Казахской ССР, 25 октября 1990 года. Вы являетесь очевидцем политических событий тех лет. Вы согласны с этим мнением?

Марат Токашбаев: На мой взгляд, надо восстановить День Республики. 16 декабря должно остаться Днем независимости, так как в этот день был принят закон «О независимости». Значение Декларации о суверенитете и общественно-политические настроения на момент ее принятия можно понять через призму политических событий, которые предшествовали ей и последовали за ней. До принятия Декларации о суверенитете в Казахстане была введена президентская власть. Этот вопрос обсуждался в Верховном Совете 24 апреля 1990 года, академик Султан Сартаев выступил с докладом, и в тот же день был принят закон. Но я помню, что тогда Москва была против принятия такого закона и оказывала давление.

Журналист Марат Токашбаев. Алматы, 23 октября 2021 года

Азаттык: Участвовали ли представители Москвы в заседании Верховного Совета Казахской ССР?

Марат Токашбаев: Нет, представителя из Москвы не было. В то время значимость Москвы была уже невысокой. Позже я говорил с Султаном Сартаевым о давлении Москвы. Он сказал, что Назарбаев тогда не знал, вводить президентское правление или нет.

Азаттык: Тогда же институт президентства ввели и другие союзные республики?

Марат Токашбаев: Не все. Это правда, что после того, как Горбачев стал президентом СССР, четыре-пять республик ввели институт президентства. Но Москва не хотела развития этого процесса, потому что боялась потерять контроль. Власть Коммунистической партии могла стать властью второго уровня. Но Назарбаев набрался храбрости, он, должно быть, чувствовал, что для него это выгодно.

Азаттык: Вы наблюдали, как обсуждался вопрос о введении президентского правления?

Марат Токашбаев: Конечно. В то время журналисты, особенно главные редакторы, часто посещали большие правительственные заседания. Лично я участвовал во многих из них. Мы все слушали и наблюдали.

Незадолго до этого была учреждена газета Верховного Совета — «Халық кеңесі» («Советы Казахстана»). Сарбас Актаев был назначен главным редактором «Халық кеңесі», а я — ответственным секретарем. В день, когда президентом избрали Назарбаева и ввели президентскую власть, мы выпустили первый номер и раздали его 360 депутатам. Депутаты очень обрадовались появлению собственной газеты.

Президент СССР Михаил Горбачев и президент Казахской ССР Нурсултан Назарбаев. Москва, 25 сентября 1990 года

«Некоторые депутаты заявили, что «достаточно президента СССР, Казахстану это не нужно»»

Азаттык: Вам не поручали посвятить первый номер президенту?

Марат Токашбаев: Нет, в первом номере мы поместили Всеобщую декларацию прав человека, принятую ООН 10 декабря 1948 года. Таким образом, эта декларация в Казахстане впервые была опубликована в «Халық кеңесі». В тот же день был избран президент Казахской ССР. В Казахстане также были противники введения института президентства. Некоторые депутаты заявили, что «достаточно президента СССР, Казахстану это не нужно». Закон прошел голосование. Подняли руки и проголосовали, счетная комиссия посчитала. Затем на пост президента выдвинули Назарбаева. Другого кандидата не было.

«Для противостояния сепаратистским выпадам президентское правление казалось более подходящим»

Азаттык: Парламент тогда не назначал дату президентских выборов? Возможно, появились бы другие кандидаты? Даже если бы избирали депутаты Верховного Совета, можно было бы дать время кандидатам?

Марат Токашбаев: Таких разговоров не было. В других республиках президентами избирались первые секретари. Тот же процесс продолжился и в нашей стране. Нужно было ускориться. Это была ситуация, когда нельзя было откладывать даже на неделю. В течение недели Москва могла отправить войска, чтобы изменить ситуацию. Тогда народ поддержал введение президентской власти. Интеллигенция тоже поддержала. Возможность постепенного распада СССР, возможность независимости Казахстана, возможность потери некоторых земель Казахстана горячо обсуждалась в обществе. Для противостояния сепаратистским выпадам президентское правление казалось более подходящим, чем коммунистическое правление. Ситуация была такой. Теперь это преподносят по-разному. Видимо, по этой причине никто не говорил о выдвижении альтернативных кандидатов и переносе выборов на поздние сроки.

Представители СМИ на заседании Верховного Совета Казахской ССР. Второй справа – Марат Токашбаев.

Азаттык: Нурсултан Назарбаев, избранный президентом Казахской ССР, тогда заявил: «Мы со всей ответственностью заявляем, что наш флаг красный и наша цель — хороший социализм в ленинском смысле».

Марат Токашбаев: Ничего другого Назарбаев тогда сказать не мог. Он сказал то, что понравится Москве. Он и сейчас говорит то, что нравится Москве. Обновление Союза стало первым вопросом, который рассматривался на съездах народных депутатов СССР, Верховных Советах каждой республики и вызывал бурную дискуссию. Вопрос был в том, создавать ли федерацию или конфедерацию. Спор начался летом 1990 года и продолжался до путча Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) 19 августа 1991 года. Это свидетельство того, что желание сохранить Союз не прекращалось даже после принятия Декларации о суверенитете.

Азаттык: В Казахстане существовали какие-либо общественно-политические организации до принятия Декларации о суверенитете, кроме коммунистов?

Марат Токашбаев: 31 июля 1990 года я сформировал движение «Азат» в Союзе писателей. Избрали его сопредседателей, и я стал членом координационного совета. Мы хотели создать партию «Независимость». Сабетказы Акатай, разработавший проект, позже выступил против свой же идеи, заявив, что, «если мы создадим партию, нас уничтожат, пусть будет движение, как в республиках Прибалтики». Была большая подготовительная работа, мы пригласили представителей от каждой области. Так я выпустил газету «Азат», стал ее редактором, выпустил первый и второй номера. Эти номера сохранились. Затем главным редактором стал Батырхан Даримбет. Движение «Азат» работало в демократическом направлении. Была также разработана альтернативная версия Декларации о суверенитете. «Азат» стал первым общественно-политическим движением в Казахстане. Остальные движения не носили политического характера.

Нурсултан Назарбаев вступил в должность президента Казахской ССР

«Власть тогда была слабой, они не знали, чью сторону принять, ждали, чем закончится»

Азаттык: Как руководство республики отреагировало на создание движения «Азат»?

Марат Токашбаев: Назарбаев находился под влиянием Москвы, он не сильно поддерживал. Он дважды принимал Сабетказы Акатаева. Они долго говорили. Тогда Сабетказы Акатаев сказал: «За одни слова Нурсултана хочется душу отдать, за другие — умереть на его пути» («Нұрсұлтанның бір сөзі бар — қолында өлгің келеді, бір сөзі бар — жолында өлгің келеді»). Потом эти слова получили распространение. Власти опасались «Азата» и притормозили Сабетказы. Ему, должно быть, посоветовали ослабить антимосковскую риторику, потому что после встречи Сабетказы начал вести себя более сдержанно. Члены движения «Азат» очень хотели, чтобы казахский народ взял власть в свои руки. Во время событий в Уральске 15 сентября 1990 года движение «Азат» сыграло ключевую роль. Они не допустили сепаратистских действий со стороны казаков. Власть тогда была слабой, они не знали, чью сторону принять, ждали, чем закончится. У меня записана хронология, как противостояли празднованию 400-летия служения царю казаками.

Азаттык: Казахстан был последней из 15 союзных республик, провозгласивших независимость. Декларацию о суверенитете мы также опубликовали 13-ми по счету. Известно, что только к осени 1990 года в республиканской прессе стали появляться статьи о провозглашении суверенитета.

Марат Токашбаев: В то время были очевидны демократические изменения и пробуждение народного сознания. Декларация о суверенитете была принята, хотя и с опозданием, но продемонстрировала приверженность Казахстана независимости. Декларация не имеет юридической силы. Это намерение, ориентирование на будущее. Она дала большой импульс демократически настроенным гражданам и казахстанскому народу в целом. Она имела большое политическое влияние. К тому времени произошло объединение Германии, пала Берлинская стена.

Организаторы движения «Азат». В первом ряду Сабетказы Акатай (второй слева), Марат Токашбаев (четвертый слева). 1990 год. Из личного архива Марата Токашбаева.

Азаттык: Как рядовые люди отреагировали на Декларацию о суверенитете?

Марат Токашбаев: По сути, это был документ, отражавший казахскую мечту. Народ ее принял с радостью. Не знаю, как коммунисты, но в целом широкая публика приняла с большой радостью.

Азаттык: Однако независимостью это не считали?

Марат Токашбаев: Нет, о независимости тогда речи не было. Лично я думал, что не дождусь настоящей независимости, надеялся, что мои дети и внуки доживут до нее. Мы были рады и Декларации о суверенитете. Такое чувство переживали и другие люди. Понятия суверенитета и независимости похожи, но разные. Я говорю с точки зрения того времени. Декларация о суверенитете рассматривалась как способ повысить внутреннюю компетенцию Казахстана и реализовать мечты казахстанского народа о построении национального государства. Потому что вопросы армии, денег, судебной системы, прокуратуры оставались в руках Москвы.

Декларация о суверенитете Казахской ССР в первую очередь поднимала вопрос о создании национального государства. Это было большим достижением для нации. В конце декларации говорилось, что она является основой будущей Конституции. Народ воспринимал ее как закон о независимости. Как я уже сказал выше, в то время обсуждался вопрос о подписании нового союзного договора. 17 марта 1991 года Москва решила провести референдум о сохранение Союза. То есть даже после Декларации о суверенитете продолжали поднимать вопрос о сохранении Союза.

Номер газеты «Лениншіл жас» («Ленинская смена» на казахском) от 30 октября 1990 года

«Назарбаев мог стать премьер-министром СССР, если бы Советский Союз сохранился»

Азаттык: На референдуме Казахстан проголосовал за сохранение Союза.

Марат Токашбаев: Тут надо смотреть, за сохранение какого Союза проголосовал. Расскажу, что произошло за несколько дней до референдума. Мы обсуждали вопрос референдума с движением «Азат». В то время не было разговоров о том, что Союз не нужен. Говорили, что Союз должен оставаться, но как федерация. Верховный Совет принял решение вынести на голосование следующий вопрос: «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой в полной мере будут гарантированы права и свободы человека любой национальности?» Мы изменили его и вынесли такой вопрос: «Считаете ли вы необходимым сохранение Союза ССР как Союза равноправных суверенных государств?» СССР хотел сохранить свою власть, обещая защиту прав каждого, а мы изменили вопрос так, чтобы республика сохранила свои права. Казахстан проголосовал за этот вариант. Это произошло после провозглашения Декларации о суверенитете.

Азаттык: Как вам удалось изменить вопрос?

Марат Токашбаев: 21 февраля 1991 года Назарбаев выступил на сессии Верховного Совета, и встреча подходила к концу. Затем я написал вопрос для референдума от имени движения «Азат» депутату, сидящему рядом с Назарбаевым, со словами: «Этот вопрос нужно задать на референдуме, давайте обсудим». Назарбаев также поддержал вопрос. Таким образом, вопрос, подготовленный движением «Азат», был принят большинством голосов.

Если бы СССР сохранился, это был бы документ, который сильно повлиял бы на суверенитет Казахстана.

На первой полосе газеты «Социалистік Қазақстан» от 19 марта 1991 года статья с заголовком «Казахстанцы поддержали Союз»

«Трясущиеся руки Янаева крупным планом показали по телевидению»

Азаттык: В то время казахстанская пресса писала: «Референдум — это уловка Союза». Было опубликовано мнение известного композитора Еркегали Рахмадиева «Я против СССР».

Марат Токашбаев: Так считала тогдашняя интеллигенция. Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП) в августе 1991 года положил конец всем спорам по поводу нового союзного договора. ГКЧП, который утверждал, что свергнул президента СССР Михаила Горбачева и захватил власть, держал СССР в хаосе в течение трех дней. У главы ГКЧП Янаева затряслись руки, когда он подписывал документ о том, что власть переходит к ГКЧП. Это показали по телевидению крупным планом. Эта неуверенность полностью подорвала доверие к обновленному Союзу.

Однако власти Казахстана продолжали откладывать вопрос о провозглашении независимости. Думаю, на это повлияли два момента. Во-первых, Назарбаев мог стать премьер-министром СССР, если бы Советский Союз сохранился. Во-вторых, Назарбаев, наверное, опасался, что станет мишенью, если возникнет такая ситуация, как с ГКЧП.

Азаттык: Не повлияли ли на позднее провозглашение независимости запланированные Нурсултаном Назарбаевым на 1 декабря президентские выборы? Почему независимость была провозглашена в один день с Декабрьскими событиями?

Марат Токашбаев: В этом есть смысл. Видимо, он хотел вначале провести президентские выборы. Тогда люди помнили Декабрьские события 1986 года. Возможно, он хотел этим радостным событием заменить и стереть из памяти народа те кровавые события.

Проект декларации о суверенитете, подготовленный движением «Азат», был опубликован в газете «Азат» от 1 октября 1990 года.

Азаттык: Каким вы видели будущее Казахстана, когда приняли Декларацию о суверенитете? Ваши надежды оправдались?

Марат Токашбаев: В то время мы представляли, что будущее Казахстана будет очень светлым. Считали, что Москва является причиной низкого уровня нашей жизни. Хотя с тех пор прошло 30 лет, мы добились небольшого прогресса. Мы потеряли демократичный тон, ритм, амбициозный настрой народа 1990-х годов. Боевая мощь народа ослабла.

Азаттык: Президент Казахской ССР был избран Верховным Советом в 1990 году. Вы тогда думали о том, сколько лет он будет президентом?

Марат Токашбаев: Руководство страной одним человеком в течение 30 лет не отвечает никаким требованиям. Последние 20 лет мы провели в ожидании смены власти. Иногда мне кажется, что 20 лет моей жизни потрачены впустую. Эти годы действительно украли. Я очень сожалею об этом.

Источник: https://rus.azattyq.org/

архивные статьи по теме

Учителей завалили ненужными бумагами

Нацбанк и Минтруда закидали снегом

Берлускони обязали вернуть деньги