19 C
Астана
15 августа, 2022
Image default

Назарбаев между тюркским и русским миром

В кон­фликт меж­ду Рос­си­ей и Тур­ци­ей вме­шал­ся Казах­стан. Одна­ко наме­ре­ние Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва стать глав­ным миро­твор­цем может раз­бить­ся о необ­хо­ди­мость выбо­ра одно­го из лаге­рей в бли­жай­шем будущем

Пре­зи­дент Казах­ста­на Нур­сул­тан Назар­ба­ев сно­ва при­ме­ря­ет на себя ман­тию глав­но­го меди­а­то­ра в миро­вой поли­ти­ке. После попы­ток вне­сти частич­ку мира в укра­ин­ский кри­зис и в иран­скую ядер­ную про­грам­му Назар­ба­ев пере­клю­чил­ся на кон­фликт Рос­сии и Тур­ции из-за сби­то­го на про­шлой неде­ле Су-24М. В вос­кре­се­нье, 29 нояб­ря, меж­ду Редже­пом Эрдо­га­ном и Назар­ба­е­вым состо­ял­ся теле­фон­ный раз­го­вор — фор­маль­но по ини­ци­а­ти­ве турец­кой сто­ро­ны. Как отме­ча­ет­ся на сай­те пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Казах­стан, «сто­ро­ны обме­ня­лись мне­ни­я­ми по кри­зис­ной ситу­а­ции в Сирии и инци­ден­те с рос­сий­ским само­ле­том Су-24М». В ито­ге Эрдо­ган согла­сил­ся — надо пола­гать, не без под­сказ­ки Назар­ба­е­ва — встре­тить­ся с Вла­ди­ми­ром Пути­ным в самое бли­жай­шее вре­мя. Путин встре­чать­ся отка­зал­ся. Утром 30 нояб­ря Нур­сул­тан Назар­ба­ев высту­пил с еже­год­ным посла­ни­ем наро­ду — и, судя по его сло­вам о ситу­а­ции в рос­сий­ско-турец­ких отно­ше­ни­ях, что-то, воз­мож­но, пошло не так.

«Факт состо­ит в том, что рос­сий­ский бом­бар­ди­ров­щик не напа­дал на Тур­цию. Не шёл на Тур­цию. Шёл вое­вать с тер­ро­ри­ста­ми», — эти­ми сло­ва­ми Назар­ба­ев, счи­та­ют поли­то­ло­ги, кос­вен­но при­знал право­ту рос­сий­ско­го взгля­да на кон­фликт. А тира­да: «Я тот чело­век, кото­рый мно­го лет рабо­тал для того, что­бы сбли­зить пози­ции Рос­сии и Тур­ции. Сде­лать их дру­же­ствен­ны­ми. Начи­ная со вре­мен пре­мьер-мини­стра Деме­ре­ля, начи­ная с пре­зи­ден­та Ель­ци­на. И всё это, постро­ен­ное за мно­го лет, может пой­ти насмар­ку», — наме­ка­ет на боль­шую лич­ную доса­ду пре­зи­ден­та Казах­ста­на. Мол, мы с дру­гом Бори­сом и с дру­гом Сулей­ма­ном столь­ко все­го дела­ли — а у вас ника­ко­го ува­же­ния к нашим тру­дам.
Но вооб­ще доса­да может быть объ­яс­не­на не толь­ко лич­ны­ми моти­ва­ми: из-за кон­флик­та Рос­сии и Тур­ции весь Казах­стан ока­зал­ся в очень неудоб­ном положении.

Фор­маль­но офи­ци­аль­ной пози­ци­ей стра­ны по кон­флик­ту явля­ет­ся заяв­ле­ние МИДа, в кото­ром «выра­зи­ли сожа­ле­ние» в свя­зи с «тра­ги­че­ским инци­ден­том». «При­зы­ва­ем рос­сий­скую и турец­кую сто­ро­ны про­явить сдер­жан­ность в реа­ги­ро­ва­нии на этот тра­ги­че­ский инци­дент и исполь­зо­вать все воз­мож­ные меры и кана­лы свя­зи для деэс­ка­ла­ции ситу­а­ции», — доба­ви­ли в ведом­стве. Но так счи­та­ют не все в казах­стан­ской вла­сти. Через несколь­ко часов после того, как рос­сий­ский Су-24М был сбит на гра­ни­це с Тур­ци­ей, спи­кер Сена­та пар­ла­мен­та Казах­ста­на Касым­жо­март Тока­ев — по сути, тре­тий, если не вто­рой, чело­век в госу­дар­стве, — заявил в сво­ём Twitter, что на выстре­лы по истре­би­те­лю у Тур­ции не было ника­ких осно­ва­ний. «Необос­но­ван­ное сби­тие рос­сий­ско­го бом­бар­ди­ров­щи­ка турец­ки­ми ВВС – серьез­ный инци­дент с крайне тяже­лы­ми послед­стви­я­ми для дву­сто­рон­них отно­ше­ний», — про­ци­ти­ро­ва­ло поли­ти­ка инфор­ма­гент­ство «Ново­сти-Казах­стан». С учё­том того, что это было вооб­ще пер­вое заяв­ле­ние офи­ци­аль­но­го лица Казах­ста­на в отно­ше­нии инци­ден­та на турец­ко-сирий­ской гра­ни­це, в Казах­стане под­нял­ся боль­шой шум. Суть его мож­но све­сти к двум тези­сам: сто­рон­ни­ки про­рос­сий­ской поли­ти­ки в стране вос­при­ня­ли это как сиг­нал в свою поль­зу (раз «сби­тие» «необос­но­ван­ное»), про­тив­ни­ки вла­сти — как оче­ред­ной отход от мно­го­век­тор­ной поли­ти­ки, кото­рой так кичит­ся Казах­стан — а зна­чит, стра­на в оче­ред­ной раз про­гну­лась «под Пути­на».
Казах­стан­ское обще­ство, доста­точ­но раз­де­лён­ное в вопро­се отно­ше­ния к укра­ин­ским собы­ти­ям, рас­ко­ло­лось ещё боль­ше.
Линия раз­ло­ма теперь про­шла по наци­о­наль­но­му при­зна­ку: наци­о­нал-пат­ри­о­ты в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве выра­зи­ли под­держ­ку Тур­ции и Эрдо­га­ну и выста­ви­ли на сво­их стра­ни­цах в интер­не­те турец­кие фла­ги. Сто­рон­ни­ки рос­сий­ской линии тоже есть, но сей­час они если не в мень­шин­стве, то точ­но не обла­да­ют такой все­объ­ем­лю­щей попу­ляр­но­стью сре­ди ней­траль­ной части обще­ства.
Для внеш­ней и внут­рен­ней поли­ти­ки Казах­ста­на кон­фликт меж­ду Рос­си­ей и Тур­ци­ей — нелёг­кое дипло­ма­ти­че­ское испы­та­ние. С одной сто­ро­ны, Казах­стан состо­ит в боль­шом коли­че­стве сою­зов — эко­но­ми­че­ских и воен­ных — с Рос­си­ей: ОДКБ, ЕАЭС, ШОС. Да и то, что Вла­ди­мир Путин и Нур­сул­тан Назар­ба­ев «Богом даны друг дру­гу», пуб­лич­но под­чёр­ки­вал сам казах­стан­ский пре­зи­дент. С дру­гой сто­ро­ны, Казах­стан и Тур­ция свя­за­ны боль­ши­ми биз­нес-инте­ре­са­ми. В первую оче­редь, разу­ме­ет­ся, на тури­сти­че­ской осно­ве, но ещё и в тор­го­вой сфе­ре: из Тур­ции везёт­ся очень мно­го одеж­ды в Казах­стан. Кро­ме того, силь­на куль­тур­ная и обра­зо­ва­тель­ная состав­ля­ю­щая: в Тур­ции очень чтят казах­стан­ских поэтов и писа­те­лей, в их честь назы­ва­ют ули­цы — а Назар­ба­е­ву вооб­ще уста­нов­лен памят­ник. В то же вре­мя в Казах­стане дей­ству­ет боль­шое коли­че­ство казах­ско-турец­ких лице­ев, име­нем турец­ко­го пре­зи­ден­та Тур­гу­та Оза­ла назва­на ули­ца в Алма-Ате (в Тур­ции, конеч­но, есть ули­ца Назар­ба­е­ва), а турец­кие сери­а­лы и вовсе попу­ляр­нее рос­сий­ских. Но глав­ное объ­еди­ня­ю­щее свой­ство Казах­ста­на и Тур­ции — мен­таль­ность и язык. В ази­ат­ском мире дав­но леле­ет­ся идея об объ­еди­не­нии тюрк­ских наро­дов в один эко­но­ми­че­ский (как мини­мум) союз — Назар­ба­ев гово­рил об этом ещё три года назад как раз во вре­мя визи­та в Тур­цию.
На фоне неста­биль­но рабо­та­ю­ще­го, а порой откро­вен­но меша­ю­ще­го эко­но­ми­ке Казах­ста­на Евразий­ско­го сою­за идея пан­тюр­киз­ма в стране при­об­ре­та­ет боль­шую попу­ляр­ность, чем рань­ше.
Имен­но поэто­му Казах­стан посте­пен­но ока­зы­ва­ет­ся перед нелёг­ким выбо­ром. Сей­час у него есть вре­мя на раз­ду­мье, одна­ко даль­ше необ­хо­ди­мость выби­рать меж­ду дву­мя суб­ре­ги­о­наль­ны­ми дер­жа­ва­ми будет толь­ко уси­ли­вать­ся. «Для Казах­ста­на сей­час самым выгод­ным сце­на­ри­ем будет попыт­ка занять ней­траль­ную пози­цию, — счи­та­ет поли­то­лог Досым Сат­па­ев. — Более важ­но, одна­ко, про­ана­ли­зи­ро­вать дол­го­сроч­ный тренд: какую пози­цию, напри­мер, будет зани­мать Рос­сия лет через пять? Будет ли она изго­ем не толь­ко с точ­ки зре­ния Запа­да, но и с точ­ки зре­ния мусуль­ман­ско­го мира, в кото­ром Казах­стан тоже пыта­ет­ся укреп­лять свои пози­ции и под­дер­жи­ва­ет связь с Ира­ном, Ката­ром, Сау­дов­ской Ара­ви­ей и [той же] Тур­ци­ей? Важ­но про­ана­ли­зи­ро­вать и дей­ствия Тур­ции: будет ли она выстра­и­вать [вокруг себя] еди­ное тюр­ко­языч­ное поле?». Исхо­дя из это­го ана­ли­за, мож­но решить, в какую сто­ро­ну маят­ник внеш­ней поли­ти­ки стра­ны будет качать­ся более интен­сив­но. «Но есть загвозд­ка, — сра­зу же ого­ва­ри­ва­ет­ся Сат­па­ев. — У нас всё – в том чис­ле и внеш­няя поли­ти­ка — завя­за­но на дей­ству­ю­щем пре­зи­ден­те. И когда я гово­рю, что перед Казах­ста­ном рано или позд­но могут поста­вить выбор «с кем ты будешь?», я имею в виду, что выбор будет постав­лен после Назар­ба­е­ва. Пре­зи­дент выстро­ил за 20 лет мно­го­век­тор­ную поли­ти­ку — и вопрос в том, смо­жет ли новое руко­вод­ство эту поли­ти­ку выдер­жать, будет ли оно выстра­и­вать новые внеш­ние отно­ше­ния, и будут ли его слу­шать на меж­ду­на­род­ной арене».
Гипо­те­ти­че­ски Казах­стан может занять в кон­флик­те люби­мую пози­цию миро­твор­ца. «Аста­на может занять гораз­до более удоб­ную пози­цию актив­но­го посред­ни­ка — как Минск по Укра­ине, но с гораз­до боль­шей меж­ду­на­род­ной «леги­тим­но­стью», то есть поли­ти­че­ски извлечь выго­ды для себя, да и для реаль­но­го дипло­ма­ти­че­ско­го «зами­ре­ния», — гово­рит экс­перт по Цен­траль­ной Азии Вита­лий Вол­ков. — Судя по заяв­ле­нию МИД РК на сби­тый само­лет, Казах­стан как мож­но доль­ше попро­бу­ет выдер­жи­вать сред­нюю линию в дипло­ма­тии. А вос­по­ми­на­ние о недав­нем про­шлом — то есть о дипло­ма­тии вокруг иран­ской ядер­ной про­грам­мы и о посред­ни­че­стве по Восточ­ной Укра­ине — гово­рит о том, что Аста­на научи­лась вести не пас­сив­ную, а актив­ную дипло­ма­тию. Сей­час как раз такой слу­чай». При этом, уточ­ня­ет Вол­ков, посред­ни­ком Казах­стан ста­нет не сра­зу: сна­ча­ла он послу­ша­ет, что дума­ют стра­ны Запа­да и Восто­ка обо всей этой ситу­а­ции на самом деле, и как они отне­сут­ся к воз­мож­но­сти уси­ле­ния кон­фрон­та­ции Тур­ции и Рос­сии. «А после постав­ки Моск­вой С‑400 в Сирию Казах­стан выста­вит «лока­то­ры», что­бы понять, куда дует ветер», — добав­ля­ет экс­перт.
Надо ска­зать, что пока Казах­стан дела­ет шаги очень акку­рат­ные — если не ска­зать, что пере­стра­хо­вы­ва­ет­ся.
В пят­ни­цу, 27 нояб­ря, в Восточ­ном Казах­стане был отме­нён тра­ур­ный митинг по погиб­ше­му лёт­чи­ку Оле­гу Пеш­ко­ву, кото­рый дол­гое вре­мя жил и учил­ся в Усть-Каме­но­гор­ске. Офи­ци­аль­но было объ­яс­не­но, что митинг не согла­со­ва­ли с вла­стя­ми, но экс­пер­ты пола­га­ют, что таким обра­зом Казах­стан хочет мак­си­маль­но изба­вить­ся от непри­ят­но­стей во внеш­ней поли­ти­ке. «Этот кон­фликт и так воз­бу­дил обще­ство до верх­ней план­ки, как было в ситу­а­ции с Укра­и­ной. Если бы этот митинг был про­ве­дён, понят­но, что это был бы мощ­ней­ший инфор­ма­ци­он­ный взрыв, — гово­рит Досым Сат­па­ев. — Вла­сти посчи­та­ли, что неце­ле­со­об­раз­но созда­вать про­во­ка­ци­он­ную ситу­а­цию даже на таком локаль­ном уровне». Отме­тим, что Восточ­ный Казах­стан тра­ди­ци­он­но силён про­рос­сий­ски­ми настро­е­ни­я­ми — и при­страст­ные оцен­ки про­изо­шед­ше­го на митин­ге про­зву­ча­ли бы навер­ня­ка.
В эко­но­ми­че­ских вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с Рос­си­ей и Тур­ци­ей ситу­а­ция, одна­ко, чуть слож­нее. Вече­ром 26 нояб­ря ста­ло извест­но, что на гра­ни­це Рос­сии и Гру­зии застря­ло 30 машин, везу­щих това­ры из Тур­ции в Казах­стан. Задерж­ка свя­за­на с тем, что пра­ви­тель­ство Рос­сии пору­чи­ло Рос­сель­хоз­над­зо­ру уси­лить кон­троль за постав­ка­ми сель­хоз­про­дук­ции из Тур­ции и орга­ни­зо­вать допол­ни­тель­ные про­вер­ки на гра­ни­це Рос­сии и на про­из­вод­стве в самой Тур­ции — то есть, по сути, объ­яви­ло эко­но­ми­че­скую вой­ну. Офи­ци­аль­ных заяв­ле­ний от казах­стан­ской сто­ро­ны пока не после­до­ва­ло — одна­ко посто­ян­ное вме­ша­тель­ство Рос­сии в тор­гов­лю Казах­ста­на с дру­ги­ми стра­на­ми силь­но раз­дра­жа­ет биз­нес-эли­ты рес­пуб­ли­ки. Так уже было в нача­ле сен­тяб­ря, когда на казах­стан­ско-рос­сий­ской гра­ни­це застря­ло 150 авто­мо­би­лей с гру­за­ми из Евро­пы и Укра­и­ны яко­бы «по лич­но­му рас­по­ря­же­нию гла­вы ФТС Андрея Белья­ни­но­ва». В ситу­а­цию вме­ша­лись на самом высо­ком уровне — и фуры про­пу­сти­ли, но раз­дра­же­ние оста­лось.
«Если от Рос­сии парт­нё­рам по ЕАЭС посту­пит пред­ло­же­ние огра­ни­чить това­ро­обо­рот с Тур­ци­ей, Казах­стан, ско­рее все­го, зай­мёт ту же пози­цию, как и в слу­чае с укра­ин­ски­ми собы­ти­я­ми и вой­ной санк­ций — то есть отка­жет­ся от пред­ло­же­ния, — пола­га­ет Досым Сат­па­ев. — При­ве­дёт ли это к тор­го­вым кон­флик­там? Да. Но к чему при­ве­ло вме­ша­тель­ство Рос­сии в тор­го­вые дела Казах­ста­на в ито­ге? К тому, что даже пре­зи­дент Назар­ба­ев на рас­ши­рен­ном засе­да­нии пра­ви­тель­ства впер­вые намек­нул на то, что ЕАЭС пока не оправ­ды­ва­ет воз­ло­жен­ных на него надежд». Излиш­нее дав­ле­ние Рос­сии будет рас­це­ни­вать­ся биз­не­сом и поли­ти­ка­ми как угро­за, они будут всё боль­ше дистан­ци­ро­вать­ся от Евразий­ско­го сою­за — и в ито­ге Рос­сия сде­ла­ет хуже толь­ко себе, объ­яс­ня­ет Досым Сат­па­ев.
Впро­чем, если эко­но­ми­че­ская вой­на и перей­дёт в фазу пере­тя­ги­ва­ния союз­ни­ков на свою сто­ро­ну, Казах­стан всё рав­но попы­та­ет­ся извлечь для себя выго­ду, добав­ля­ет Вита­лий Вол­ков. «Если такая эко­но­ми­че­ская вой­на и нач­нёт­ся, то РК, ско­рее, выбе­рет «бело­рус­скую так­ти­ку на укра­ин­ском фрон­те», то есть поста­ра­ет­ся остать­ся мости­ком для легаль­но­го и серо­го тран­зи­та чего бы то ни было из Тур­ции в Рос­сию», — гово­рит он. Слож­нее будет, если кон­фликт пере­рас­тёт в откры­тое воен­ное про­ти­во­сто­я­ние: тогда Казах­стан ока­жет­ся меж двух огней в бук­валь­ном смыс­ле. Тро­гать его, конеч­но, никто не будет, но спра­ши­вать «с кем вы, масте­ра дипло­ма­тии?» нач­нут гораз­до чаще, а такие вопро­сы казах­стан­ская власть очень не любит.

Читать ори­ги­нал статьи — 

Назар­ба­ев меж­ду тюрк­ским и рус­ским миром

архивные статьи по теме

Казахстан не уважает ни себя, ни ООН

Стилистические разногласия

Editor

Казахстан: Грозит ли проблемами Казахстану включение его в топ-10 преддефолтных…

Editor