13 C
Астана
15 июня, 2021
Image default

Назарбаев, где закон и справедливость?!

«Поче­му вла­сти допус­ка­ют такой бес­пре­дел в отно­ше­нии наро­да?! Куда смот­рит пре­зи­дент, кото­ро­го мы выбра­ли и кото­рый не уста­ет гово­рить, что у нас демо­кра­тия?! Поче­му у нас тво­рит­ся без­за­ко­ние?» Таки­ми сло­ва­ми встре­ти­ли нас неф­тя­ни­ки Жана­о­зе­на. В горя­чем Ман­ги­стау с каж­дым днем ста­но­вит­ся все жар­че. Басту­ю­щие неф­тя­ни­ки наме­ре­ны сто­ять до кон­ца, а руко­вод­ство ком­па­ний и мест­ные вла­сти дела­ют вид, что ниче­го не про­ис­хо­дит. В ходе двух­днев­ной поезд­ки в басту­ю­щий реги­он мы убе­ди­лись в этом окончательно. 

Автор: Нази­ра ДАРИМБЕТ

Как уже сооб­ща­лось, в Актау в кон­це про­шлой неде­ли выеха­ла груп­па под­держ­ки, в соста­ве кото­рой Вла­ди­мир Коз­лов, руко­во­ди­тель Коор­ди­на­ци­он­но­го коми­те­та реги­стри­ру­е­мой пар­тии «Алга», извест­ный юрист Сер­гей Уткин, руко­во­ди­те­ли фили­а­лов пар­тии Восточ­но-Казах­стан­ской и Акмо­лин­ской обла­стей, Фати­ма Касе­но­ва и Марат Жан­у­за­ков, а так­же сотруд­ни­ки цен­траль­но­го аппа­ра­та НП «Алга», журналисты.

Утром пер­во­го дня при­быв­шие на встре­чу с гостя­ми работ­ни­ки «Ерсая» и Васи­лий Чепур­ной — супруг аре­сто­ван­но­го юри­ста Ната­льи Соко­ло­вой — сооб­щи­ли, что в Актау уже все зна­ют о нашем визи­те. Им самим, напри­мер, о нас рас­ска­за­ли басту­ю­щие неф­тя­ни­ки. Так­же с их слов ста­ло извест­но, что в город стя­ну­ты поли­цей­ские силы чуть ли не со всей обла­сти и воз­мож­ны провокации.

И дей­стви­тель­но, у подъ­ез­дов домов, где оста­но­ви­лась основ­ная часть при­быв­ших, были заме­че­ны поли­цей­ские авто­мо­би­ли. Акти­ви­сты реши­ли сыг­рать на опе­ре­же­ние и напи­са­ли заяв­ле­ние о воз­мож­ных про­во­ка­ци­ях в ДВД Ман­гы­ста­уской области.

Во вто­рой поло­вине дня груп­па выеха­ла в город Жана­о­зен, к неф­тя­ни­кам «Озен­му­най­га­за». По доро­ге нас жда­ли сюрпризы.

Про­ехать пост дорож­ной поли­ции спо­кой­но не уда­лось — наши авто­мо­би­ли оста­но­ви­ли дорож­ные поли­цей­ские. Вме­сте с ними нас под­жи­дал и про­ку­рор горо­да Жана­о­зе­на г‑н Той­жан, кото­рый пытал­ся вру­чить каж­до­му из нас его спис­ке были все!) пре­ду­пре­жде­ние об ответ­ствен­но­сти. После фор­маль­ной про­вер­ки доку­мен­тов води­те­лей мы поеха­ли дальше.

Когда мы при­бы­ли к озен­му­най­га­зов­цам, нас встре­ти­ли две бой­кие жен­щи­ны сред­них лет. Они, види­мо, осно­ва­тель­но под­го­то­ви­лись, у одной из них в руках был громкоговоритель.

- Вы кто такие, зачем при­е­ха­ли? Вот мы неф­тя­ни­ки, а вы кто? — нача­ла одна из них.

- Мы жур­на­ли­сты, обще­ствен­ни­ки, при­е­ха­ли из Алма­ты, — отве­тил кто-то из нашей группы.

- Вот ты, Коз­лов, зачем при­е­хал? Что тебе надо, хочешь взба­ла­му­тить народ? — вдруг спро­си­ла вторая.

Мы сде­ла­ли вывод, что встре­ча­ю­щие могут быть теми самы­ми про­во­ка­то­ра­ми, о кото­рых нас пре­ду­пре­жда­ли. Дамы сопро­вож­да­ли нас до того места, где сто­я­ли басту­ю­щие неф­тя­ни­ки, но пой­ти даль­ше не реши­лись. Несколь­ко минут, выкри­ки­вая что-то непо­нят­ное в гром­ко­го­во­ри­тель и без него, жен­щи­ны пыта­лись, види­мо, сорвать нашу встре­чу с неф­тя­ни­ка­ми. Но под свист и воз­му­щен­ные воз­гла­сы басту­ю­щих им при­шлось ретироваться.

На пусты­ре воз­ле гара­жа пред­при­я­тия УОС‑5, кото­рое отно­сит­ся к «Озен­му­най­га­зу», собра­лось око­ло 3 тысяч чело­век. Они радост­но при­вет­ство­ва­ли нас и окру­жи­ли плот­ным кольцом.

- Мы при­е­ха­ли, чтоб ока­зать вам под­держ­ку. Хотим добить­ся, что­бы сюда при­е­ха­ла комис­сия Меж­ду­на­род­ной орга­ни­за­ции тру­да (МОТавт.). Перед нами так­же сто­ит зада­ча дать объ­ек­тив­ную инфор­ма­цию о том, что здесь про­ис­хо­дит. Пото­му что посту­па­ет про­ти­во­ре­чи­вая инфор­ма­ция — вот, мол, они зажра­лись, полу­ча­ют хоро­шие зар­пла­ты и еще хотят повы­ше­ния. Хотим узнать, чем мы можем помочь, и сде­ла­ем все, что в наших силах. Мы будем гово­рить о ситу­а­ции в евро­пар­ла­мен­те, а вопрос о Ната­лье Соко­ло­вой будет под­ни­мать­ся отдель­но, — рас­ска­зал о цели поезд­ки Вла­ди­мир Коз­лов.

Поли­тик сооб­щил, что в груп­пе есть юри­сты, в том чис­ле извест­ный Сер­гей Уткин. Он наме­рен разо­брать­ся в ситу­а­ции с юри­ди­че­ской точ­ки зре­ния и по воз­мож­но­сти про­ве­сти кон­суль­та­ции, а так­же будет рабо­тать с доку­мен­та­ми, кото­рые пла­ни­ру­ет собрать. Выслу­шав Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва и дру­гих чле­нов груп­пы, неф­тя­ни­ки ста­ли гово­рить о себе.

- Вот смот­ри­те раз­ни­цу: начис­ле­но 230 тысяч, а выпла­ти­ли 188. У нас долж­но быть бес­плат­ное пита­ние, но вот види­те — гра­фа «Удер­жа­но за пита­ние», кос­вен­ные нало­ги удер­жи­ва­ют по 2 раза. Соц­стра­хо­ва­ние за счет рабо­то­да­те­ля, но поче­му-то за стра­хо­вой полис удер­жи­ва­ют с нас, хотя долж­ны толь­ко кос­вен­ный налог. Нам непо­нят­но, поче­му так про­ис­хо­дит, — при­ве­ла свой при­мер объ­явив­шая голо­дов­ку Ната­лья Ажигалиева.

Из раз­го­во­ра с Ната­льей Ажи­га­ли­е­вой и дру­ги­ми неф­тя­ни­ка­ми, предо­ста­вив­ши­ми нам кви­тан­ции зара­бот­ной пла­ты, полу­ча­ет­ся, что в таких эле­мен­тар­ных вопро­сах адми­ни­стра­ция ком­па­нии не может рас­ста­вить точ­ки над i. Работ­ни­ки воз­му­ща­ют­ся, а руко­вод­ство ниче­го им объ­яс­нять не хочет. В ито­ге у людей сло­жи­лось твер­дое убеж­де­ние, что их обманывают.

- Наши тре­бо­ва­ния оста­ют­ся преж­ни­ми: мы тре­бу­ем спра­вед­ли­вой опла­ты наше­го тру­да и осво­бож­де­ния Ната­льи Соко­ло­вой. Она проф­со­юз­ный юрист, защи­ща­ет наши пра­ва. Поче­му ей шьют уго­лов­щи­ну? Это без­за­ко­ние! Она защи­ща­ла инте­ре­сы про­стых работ­ни­ков — и за это чело­ве­ка сажать надо?! Наши пра­ва нару­ша­ют­ся, а мы долж­ны мол­чать, с нас, как с плен­ных конц­ла­ге­ря, тре­бу­ют толь­ко рабо­тать, — взя­ла сло­во маши­нист «Озен­му­най­га­за» Роза Тулетаева.

Нам так­же уда­лось пого­во­рить с одной из жен­щин, постра­дав­ших в резуль­та­те пота­сов­ки 12 июня. Воз­му­ще­нию Манар Кубу­ку­ло­вой не было пре­де­ла — исто­рию о том, как она «обща­лась» с поли­ци­ей, мы приводим:

- Сотруд­ни­ца «Озен­му­най­га­за» Кун­су­лу Айти­ше­ва средь бела дня изби­ла меня. Она была нетрез­вая — как в таком виде она вышла на рабо­ту? Вме­сто того что­бы разо­брать­ся, поли­ция при­ме­ни­ла ко мне силу, ото­бра­ла сото­вый теле­фон. Поли­ция не при­ня­ла мое заяв­ле­ние, меди­ки не захо­те­ли сде­лать экс­пер­ти­зу — ее нам уда­лось сде­лать толь­ко в Актау. Про­ку­ра­ту­ра Жана­о­зе­на так­же не при­ня­ла наши заяв­ле­ния. Нам уда­лось отпра­вить в пись­мен­ном виде заяв­ле­ния в про­ку­ра­ту­ру обла­сти и в Гене­раль­ную про­ку­ра­ту­ру. Что за бес­пре­дел и без­за­ко­ние? — не скры­ва­ла воз­му­ще­ния Манар Кубу­ку­ло­ва. — Куда смот­рит наш пре­зи­дент? Мы что, скот?! Не добьешь­ся испол­не­ния зако­на нигде — ни в поли­ции, ни в аки­ма­те! Я чело­век, имею пра­ва! Есть, в кон­це кон­цов, закон и спра­вед­ли­вость в Жана­о­зене и Казах­стане? Пусть Назар­ба­ев отве­тит нам на этот вопрос и раз­бе­рет­ся в ситу­а­ции лич­но! Мы тре­бу­ем это­го! Меня под­дер­жат все неф­тя­ни­ки Жанаозена!

- Да, все прав­да, под­дер­жи­ва­ем!- хором ото­зва­лись забастовщики.

Каж­дое сло­во акти­ви­стов и заба­стов­щи­ков запи­сы­ва­ли на видео­ка­ме­ры неиз­вест­ные люди, всю­ду сле­до­вав­шие за нами. И через неко­то­рое вре­мя вни­ма­ние неф­тя­ни­ков пере­ки­ну­лось на них.

- Вы спо­соб­ству­е­те бес­пре­де­лу! Это вы раз­жи­га­е­те соци­аль­ную рознь! Кто вам дал пра­во нас сни­мать? Поче­му не при­хо­ди­те в фор­ме и не пока­зы­ва­е­те доку­мен­ты? У вас тоже есть мате­ри, жены — поче­му допу­сти­ли изби­е­ние жен­щин, а вме­сто того что­бы нака­зать винов­ных, спо­соб­ству­е­те про­во­ка­то­рам?! Если вы поли­цей­ские, рабо­та­е­те для сохра­не­ния поряд­ка, заби­рай­те Айти­ше­ву (ее в рядах заба­стов­щи­ков счи­та­ют про­во­ка­тор­шей — авт.), она ведь нару­ша­ет поря­док, не дает нор­маль­но общать­ся с людь­ми! — потре­бо­ва­ли они у пар­ней с камерами.

- Мы не зна­ем ее. Ска­жи­те все началь­ству, они отпра­ви­ли нас на рабо­ту сюда, — ото­звал­ся один из них.

Воз­му­щен­ным заба­стов­щи­кам уда­лось вогнать в крас­ку само­го моло­до­го сотруд­ни­ка, кото­рый нако­нец убрал свою каме­ру и удалился.

- У меня 12 детей. Мои трое сыно­вей рабо­та­ли здесь, их уво­ли­ли. Как мать я не могу рав­но­душ­но смот­реть, как голо­да­ют наши ребя­та и жен­щи­ны, поэто­му я здесь, что­бы под­дер­жать их. Где руко­вод­ство обла­сти, где наша власть и руко­во­ди­те­ли ком­па­нии? Поли­ция, полу­ча­ет­ся, тоже на их сто­роне, если они посы­ла­ют про­во­ка­то­ров, вме­сто того что­бы сле­дить за поряд­ком. По теле­ви­зо­ру все врут — ни разу не дали прав­ди­вую инфор­ма­цию. Я сижу здесь под солн­цем целы­ми дня­ми и буду сидеть до кон­ца, пока не раз­ре­шит­ся ситу­а­ция! Поче­му каза­хи так посту­па­ют друг с дру­гом на род­ной зем­ле? — не скры­ва­ла слез 70-лет­няя Умай­гуль Досмагамбетова.

Встре­ча с неф­тя­ни­ка­ми дли­лась боль­ше двух часов. Выска­зав все свои поже­ла­ния, про­бле­мы, они про­во­ди­ли нас. Пока­зав напо­сле­док заго­тов­лен­ные буты­ли с бен­зи­ном. Люди гото­вы на край­ние меры — сжечь себя, если руко­вод­ство ком­па­нии и мест­ные вла­сти так и не сядут за стол переговоров.

Напом­ним, что бес­сроч­ная акция про­те­ста работ­ни­ков ПФ «Озен­му­най­газ» АО «Раз­вед­ка Добы­ча «Каз­Му­най­Газ» нача­лась 26 мая. Неф­тя­ни­ки тре­бу­ют осво­бож­де­ния аре­сто­ван­но­го юри­ста Ната­льи Соко­ло­вой. Кро­ме того, они выдви­ну­ли руко­вод­ству пред­при­я­тия шесть тре­бо­ва­ний, глав­ные из кото­рых — воз­вра­ще­ние выплат пре­мий в пол­ном раз­ме­ре, а так­же пере­ход на преж­нюю тариф­ную став­ку зара­бот­ной платы.

Как сооб­ща­лось, заба­стов­ку нача­ли 250 работ­ни­ков про­из­вод­ствен­но­го фили­а­ла, еще 10 объ­яви­ли голо­дов­ку. В пери­од с 16 по 24 мая 22 работ­ни­ка про­из­вод­ствен­ных струк­тур­ных под­раз­де­ле­ний «ОМГ» пода­ли заяв­ле­ние о про­ве­де­нии голо­дов­ки, состо­я­щее из 6 тре­бо­ва­ний по изме­не­нию систе­мы опла­ты тру­да, в мест­ные испол­ни­тель­ные и над­зор­ные орга­ны, а так­же в суд Жана­о­зе­на и руко­во­ди­те­лю пред­при­я­тия. 24 мая судом Жана­о­зе­на тре­бо­ва­ния были при­зна­ны необос­но­ван­ны­ми и неза­кон­ны­ми. По состо­я­нию на 2 июня в акции про­те­ста в «ОМГ» при­ни­ма­ли уча­стие, по офи­ци­аль­ным дан­ным, 893 чело­ве­ка, в основ­ном води­те­ли тех­но­ло­ги­че­ско­го транс­пор­та. Про­стой спец­тех­ни­ки состав­лял от 60 до 80%.

3 июня чис­ло участ­ни­ков акции про­те­ста в про­из­вод­ствен­ном фили­а­ле сокра­ти­лось до 724 чело­век. Про­стой спец­тех­ни­ки сокра­тил­ся до 52%. Ком­па­ния про­дол­жа­ет рас­тор­же­ние тру­до­вых дого­во­ров с теми, кто, нару­шая тру­до­вую дис­ци­пли­ну, отка­зы­ва­ет­ся выхо­дить на рабо­ту. В насто­я­щее вре­мя уво­ле­ны 62 человека.

Read the article:
Назар­ба­ев, где закон и справедливость?!

архивные статьи по теме

Новая «войнушка» в МВД

Люди остались без поддержки властей

Кто виноват, скажи-ка, брат?