fbpx

Назарбаеву уже почти не на кого равняться кроме КНДР

“Мы даже не мечтали!” В Узбекистане разблокировали сайты, критиковавшие власть

Узбе­ки­стан при­оста­но­вил бло­ки­ров­ку в интер­не­те несколь­ких сай­тов, кото­рые до это­го в тече­ние более 10 лет были недо­ступ­ны для поль­зо­ва­те­лей внут­ри стра­ны. С про­шлой неде­ли вла­сти откры­ли доступ к пор­та­лам пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций, а так­же зару­беж­ных СМИ, кри­ти­ко­вав­ших пра­вя­щий режим.

Это реше­ние уже при­вет­ство­ва­ли в ОБСЕ. В то же вре­мя раз­бло­ки­ров­ка ресур­сов может стать пока­за­тель­ным жестом со сто­ро­ны вла­стей, посколь­ку неко­то­рые оппо­зи­ци­он­ные и новост­ные сай­ты на тер­ри­то­рии Узбе­ки­ста­на по-преж­не­му оста­ют­ся недо­ступ­ны­ми.

Напри­мер, в стране все еще нель­зя открыть сайт узбек­ской вер­сии Радио Сво­бо­да.

“Гово­рить, что в Узбе­ки­стане все теперь хоро­шо, будет пре­уве­ли­че­ни­ем. Но мы ста­ли намно­го сво­бод­нее, если срав­нить ситу­а­цию с вре­ме­на­ми Исла­ма Кари­мо­ва или, ска­жем, с тем, что было три года назад. Рас­кре­по­щен­нее ста­ли и жур­на­ли­сты, и чита­те­ли, кото­рые все чаще обра­ща­ют­ся к кри­ти­че­ским пуб­ли­ка­ци­ям, соци­аль­ные сети актив­ны как нико­гда”, — отме­ча­ет глав­ный редак­тор Узбек­ской служ­бы Би-би-си Хай­рул­ло Файз.

С 2016 года вла­сти Узбе­ки­ста­на пред­при­ня­ли ряд шагов по либе­ра­ли­за­ции: объ­яви­ли поли­ти­че­скую амни­стию, нача­ли раз­ви­вать туризм и пыта­ют­ся при­влечь в стра­ну ино­стран­ные инве­сти­ции.

Кого разблокировали?

В апре­ле пред­ста­ви­тель ОБСЕ по вопро­сам сво­бо­ды СМИ Гар­лем Дезир при­звал вла­сти Узбе­ки­ста­на раз­бло­ки­ро­вать ряд сай­тов и изме­нить нор­ма­тив­ные акты, регу­ли­ру­ю­щие доступ к инфор­ма­ции и сво­бо­ду выра­же­ния мне­ний.

10 мая руко­во­ди­тель Агент­ства по инфор­ма­ции и мас­со­вым ком­му­ни­ка­ци­ям Узбе­ки­ста­на Комил Аллам­жо­нов сооб­щил о вос­ста­нов­ле­нии досту­па к сай­там Узбек­ской служ­бы Би-би-си, Deutsche Welle, “Голо­са Аме­ри­ки”, Eurasianet.org, AsiaTerra, инфор­ма­ци­он­но­му агент­ству Fergana и неко­то­рым дру­гим СМИ, а так­же к стра­ни­цам пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций Amnesty International, Human Rights Watch и “Репор­те­ры без гра­ниц”.

Аллам­жо­нов отме­тил, что ранее все эти сай­ты были недо­ступ­ны из-за “тех­ни­че­ско­го сбоя”, кото­рый, по его сло­вам, теперь был устра­нен.

Неза­ви­си­мые ком­мен­та­то­ры обра­ща­ют вни­ма­ние на то, что тех­ни­че­ские труд­но­сти в тече­ние мно­гих лет по какой-то при­чине воз­ни­ка­ли лишь у сай­тов оппо­зи­ци­он­ных и зару­беж­ных СМИ, а так­же у ряда пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций.

Узбе­ки­стан начал бло­ки­ров­ку ряда новост­ных и ана­ли­ти­че­ских онлайн-ресур­сов еще в 2005 году.

Тогда ряд стран Запад­ной Евро­пы, США, пра­во­за­щит­ные и меж­ду­на­род­ные орга­ни­за­ции рез­ко осу­ди­ли дей­ствия вла­стей Узбе­ки­ста­на во вре­мя столк­но­ве­ний в горо­де Анди­жан. В ходе тех собы­тий погиб­ло око­ло 200 чело­век.

С 2016 года вла­сти Узбе­ки­ста­на актив­но пыта­ют­ся при­влечь в стра­ну тури­стов и ино­стран­ных инве­сто­ров

Почему власти пошли на такой шаг?

Раз­бло­ки­ро­ва­ние сай­тов согла­су­ет­ся с поли­ти­кой либе­ра­ли­за­ции, про­во­ди­мой пре­зи­ден­том Узбе­ки­ста­на Шав­ка­том Мир­зи­ёе­вым.

Он при­шел к вла­сти в кон­це 2016 года, сме­нив на этом посту Исла­ма Кари­мо­ва, руко­во­див­ше­го стра­ной 25 лет и пре­вра­тив­ше­го Узбе­ки­стан в одно из самых репрес­сив­ных госу­дарств в мире.

При Мир­зи­ёе­ве Узбе­ки­стан мед­лен­но, но под­ни­ма­ет­ся во Все­мир­ном индек­се сво­бо­ды прес­сы. В 2017 году стра­на зани­ма­ла 169 строч­ку, а в 2019 уже 160-ю, что озна­ча­ет, что Таш­кент посте­пен­но ослаб­ля­ет госу­дар­ствен­ную цен­зу­ру.

В послед­нее вре­мя в узбек­ском сег­мен­те соци­аль­ных сетей все гром­че зву­ча­ли при­зы­вы к пре­кра­ще­нию бло­ки­ров­ки сай­тов. Мно­гие поль­зо­ва­те­ли “Фейс­бу­ка” писа­ли сооб­ще­ния и посты доче­ри пре­зи­ден­та Саи­де Мир­зи­ёе­вой, кото­рая недав­но была назна­че­на заме­сти­те­лем дирек­то­ра Агент­ства инфор­ма­ции и мас­со­вых ком­му­ни­ка­ций Узбе­ки­ста­на.

Рас­ту­щая попу­ляр­ность соци­аль­ных сетей так­же мог­ла стать фак­то­ром, повли­яв­шим на реше­ние вла­стей снять бло­ки­ров­ку.

Дело в том, что суще­ствен­ную часть кон­тен­та на забло­ки­ро­ван­ных веб-сай­тах внут­ри стра­ны все рав­но мож­но полу­чить через стра­ни­цы СМИ в “Фейс­бу­ке”, YouTube и на дру­гих соци­аль­ных плат­фор­мах. Все это дела­ло бло­ки­ров­ку сай­тов не очень эффек­тив­ной, но наклад­ной для вла­стей мерой.

“Я думаю, это одно из важ­ней­ших реше­ний нынеш­не­го пра­ви­тель­ства. Три года назад мы о таком даже не меч­та­ли!” — гово­рит Файз.

“Наде­юсь, вла­сти пошли на этот шаг, осо­зна­вая, что без сво­бо­ды сло­ва дру­гие рефор­мы не дадут жела­е­мо­го резуль­та­та”, — добав­ля­ет он.

Что все это значит?

Мне­ния о том, как интер­пре­ти­ро­вать шаг вла­стей Узбе­ки­ста­на, раз­де­ли­лись.

“Раз­бло­ки­ро­ва­ние неко­то­рых сай­тов СМИ и пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций — это не при­знак демо­кра­ти­за­ции или муд­ро­сти Аллам­жа­но­ва, а про­стая рабо­та для созда­ния пози­тив­ной атмо­сфе­ры перед визи­том пре­зи­ден­та Гер­ма­нии Штай­н­май­е­ра”, — счи­та­ет бази­ру­ю­щий­ся в США узбек­ский поли­то­лог Рафа­эль Сат­та­ров.

“Есть про­сто такая заба­ва у режи­ма — каж­дый раз перед визи­том давать аккре­ди­та­цию жур­на­ли­стам или раз­бло­ки­ро­вать неугод­ные началь­ству сай­ты. При пре­зи­ден­те Кари­мо­ве бло­ки­ров­ка и глу­шил­ка рабо­та­ли как часы, а для “пози­тив­но­го кон­тен­та” перед визи­том круп­но­го гостя обыч­но осво­бож­да­ли полит­за­клю­чен­ных. Фор­мы меня­ют­ся, фор­мы”, — добав­ля­ет Сат­та­ров.

“Я очень рад, что дожил до того, что это про­изо­шло. Это может зву­чать гром­ко, но я счи­таю, что это реше­ние — резуль­тат реформ, кото­рые про­во­дит пре­зи­дент. Оче­вид­но, что это было бы невоз­мож­но при преж­нем руко­вод­стве”, — ска­зал гене­раль­ный дирек­тор раз­бло­ки­ро­ван­но­го сай­та Fergana.ru Дани­ил Кис­лов в интер­вью репор­те­рам Repost.uz.

Пред­ста­ви­тель Human Rights Watch по Цен­траль­ной Азии Стив Сверд­лов назвал окон­ча­ние бло­ки­ров­ки сай­тов неве­ро­ят­но зна­чи­тель­ным шагом для сво­бо­ды сло­ва в Узбе­ки­стане.

В то же вре­мя поли­то­лог Али­шер Иль­ха­мов счи­та­ет, что Мир­зи­ёев мог про­сто после­до­вать при­ме­ру сво­е­го пред­ше­ствен­ни­ка, раз­бло­ки­ро­вав толь­ко те сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции, кото­рые он счи­та­ет без­опас­ны­ми.

“Нель­зя исклю­чать, что пра­ви­тель­ство Мир­зи­ёе­ва вос­ста­нав­ли­ва­ет эту прак­ти­ку изби­ра­тель­ной бло­ки­ров­ки, а так­же пыта­ет­ся сде­лать из это­го пиар-кам­па­нию”, — ска­зал Иль­ха­мов.

Что будет дальше?

Рефор­мы Мир­зи­ёе­ва в обла­сти СМИ до сих пор были несколь­ко огра­ни­чен­ны­ми, но в тоже вре­мя отно­си­тель­но после­до­ва­тель­ны­ми.

Это озна­ча­ет, что пра­ви­тель­ство Узбе­ки­ста­на может в буду­щем рас­ши­рить спи­сок раз­бло­ки­ро­ван­ных сай­тов. В то же вре­мя послаб­ле­ния вряд ли в бли­жай­шее вре­мя кос­нут­ся стра­ниц оппо­зи­ци­он­ных поли­ти­че­ских орга­ни­за­ций.

Более того, объ­яв­ляя о раз­бло­ки­ро­ва­нии веб-сай­тов, Аллам­жо­нов при­звал ино­стран­ные СМИ и жур­на­ли­стов “ува­жать жур­на­лист­скую эти­ку, избе­гать исполь­зо­ва­ния непод­твер­жден­ной и невер­ной инфор­ма­ции и не рас­про­стра­нять необос­но­ван­ные спе­ку­ля­ции и сомне­ния”.

Это может гово­рить о том, что вла­сти все еще могут насто­ро­жен­но отно­сить­ся к жур­на­ли­стам СМИ, непод­кон­троль­ных госу­дар­ству.

“Если бы сей­час были вре­ме­на Кари­мо­ва, я думаю, мно­гие из нас жур­на­ли­стов были бы уже аре­сто­ва­ны. Сей­час мы рабо­та­ем. Но важ­но отме­тить, что дав­ле­ние на неко­то­рых бло­ге­ров и жур­на­ли­стов все еще сохра­ня­ет­ся”, — отме­ча­ет Файз.

Недав­но по подо­зре­нию в мошен­ни­че­стве был задер­жан жур­на­лист Саи­даб­ду­ла­зиз Юсу­пов, являв­ший­ся пред­се­да­те­лем Фон­да под­держ­ки печат­ных изда­ний. Мно­гие жур­на­ли­сты и бло­ге­ры высту­пи­ли с при­зы­вом осво­бо­дить Юсу­по­ва.

“Тот факт, что в Узбе­ки­стане появ­ля­ет­ся жур­на­лист­ская соли­дар­ность, гово­рит, что вре­ме­на меня­ют­ся. И власть мало-пома­лу при­вы­ка­ет к фено­ме­ну сво­бод­ной прес­сы”, — пояс­ня­ет редак­тор Узбек­ской служ­бы Би-би-си.

Ори­ги­наль­ный источ­ник: BBC RUSSIAN