20 C
Астана
29 мая, 2024
Image default

“Надеюсь, что провокаций не будет”

Супру­га осуж­ден­но­го оппо­зи­ци­он­но­го поли­ти­ка Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва Алия Туру­с­бе­ко­ва раз­ме­сти­ла в “Фейс­бу­ке” скан пись­ма сво­е­го мужа. Это — отве­ты поли­ти­ка на вопро­сы его севе­ро­ка­зах­стан­ских кол­лег. Он рас­ска­зал, как оце­ни­ва­ет про­шед­ший над ним суд, как живет в колонии.

 

Автор: Редак­ция

 

Ниже при­во­дим фраг­мен­ты из пись­ма Вла­ди­ми­ра Козлова.

“Доб­ро­го вре­ме­ни суток всем вам, Мари­на Ана­то­льев­на, Сер­гей, Жанат, Катя, мой крест­ник Вова, и всем, кто помо­га­ет мне доб­рым сло­вом. Это очень важ­но в такой ситу­а­ции, в кото­рой я нахо­жусь, ситу­а­ции, обид­ной в сво­ей неспра­вед­ли­во­сти и оскор­би­тель­ной по сути.

Но что есть, то есть, толь­ко вре­мя рас­ста­вит все по местам, оно не оши­ба­ет­ся, ведь 25 лет назад и “жел­ток­са­нов­цы” были “хули­га­на­ми и бан­ди­та­ми”, а сей­час мы в этот день празд­ну­ем нашу глав­ную госу­дар­ствен­ную дату. Я очень рад тому, что мой суд (мой суд! — не суд надо мной) про­хо­дил в откры­том режи­ме, что весь ход суда те, кто хотел, мог прак­ти­че­ски в “online” отсле­жи­вать в интернете.

Отдель­ная бла­го­дар­ность за это Сер­гею Измай­ло­ву, Мак­су Бока­е­ву, Нур­ла­ну Жол­да­со­ву и всем, кто это обес­пе­чи­вал. Это очень важ­но, что­бы инфор­ма­ция с суда, вся, без купюр, была доступ­на людям, име­ю­щим жела­ние иметь свое мне­ние по этой теме; име­ю­щий моз­ги без осо­бо­го тру­да пой­мет, что, как мини­мум, про­изо­шла судеб­ная ошиб­ка в том смыс­ле, что судья ошиб­ся в выбо­ре профессии.

Коро­че, я очень рад тому, что вы и все, кто меня зна­ет, пони­ма­е­те, что я не пре­ступ­ник, а чело­век, засту­пив­ший неви­ди­мую чер­ту. Но пре­ступ­ни­ком я себя не чув­ствую, и при­чи­ны тому оче­вид­ны. Кста­ти гово­ря, почти все, кто фра­за­ми типа “теперь я понял, что …” ого­во­рил меня (хотя это юри­ди­че­ски не было сви­де­тель­ски­ми пока­за­ни­я­ми, кото­рые долж­ны начи­нать­ся сло­ва­ми “я видел”, “я сам слы­шал”), почти все они изви­ни­лись пере­до мной за это в тюрь­ме. У меня нет зла на них, я их всех про­стил еще тогда, пото­му что знаю, что им при­шлось пережить.

Теперь корот­ко о себе. Коло­ния моя режим­ная. Это зна­чит: жест­ко, но все по зако­ну, все по Уго­лов­но-испол­ни­тель­но­му Кодек­су. Здесь нет “блат­ных”, нет “чер­ных” и “крас­ных”, толь­ко закон и обес­пе­чи­ва­ю­щий его дей­ствие режим. Дико зву­чит, но из всех воз­мож­ных вари­ан­тов имен­но этот бли­же все­го к нам идео­ло­ги­че­ски — здесь рабо­та­ет пра­ви­ло “все рав­ны перед режи­мом”, т.е. “закон для всех”. Это одна из тех целей, кото­рые мы перед собой ставили! (…)

Очень похо­же на шко­лу “моло­до­го бой­ца” в части режи­ма: подъ­ем — заряд­ка — здо­ро­вое пита­ние — отсут­ствие вред­ных соблаз­нов. Все по гра­фи­ку, все по общим для всех пра­ви­лам. Если бы не дурац­кие 7,5 лет… (…)

Сей­час моя зада­ча — добить­ся сво­ей “тутош­ней” жиз­нью сво­е­го ско­рей­ше­го осво­бож­де­ния. Осмот­рюсь, пой­му, где и в чем я могу быть поле­зен тем, кто рядом со мной, и буду наде­ять­ся, что и в отно­ше­нии меня так­же не будет ника­ких про­во­ка­ций и неправд.

Буду рад полу­чать от вас пись­ма… Если будут вопро­сы — отве­чу, пере­пис­ка здесь не лими­ти­ру­ет­ся, хотя цен­зу­ри­ру­ет­ся — режим. (…)

Всем-всем нашим и тем, кто рядом, огром­ный при­вет. Я вас всех люб­лю и ценю. Все­гда с вами.

Вла­ди­мир Козлов.

3 янва­ря 2013 года”.

Источ­ник: http://www.facebook.com/groups/295136890548618/?fref=ts

архивные статьи по теме

Сержан и Диана Дуйсебаевы

Editor

КНБ “взял” сотрудников редакции “Республики”

Единственная афганская провинция не под талибами готова воевать

Editor