-4 C
Астана
22 апреля, 2021
Image default

«Мы на дне – пора подниматься!»

Зав­тра у Двор­ца рес­пуб­ли­ки в Алма­ты несо­глас­ные обе­ща­ют про­ве­сти оче­ред­ной митинг. На этот раз – посвя­щен­ный памя­ти жертв Жана­о­зе­на. Меро­при­я­тие вла­сти горо­да про­во­дить не раз­ре­ши­ли, одна­ко людей это, похо­же, не оста­но­вит. О том, как рас­тет граж­дан­ское созна­ние, наш раз­го­вор с гла­вой фон­да «Ар. Рух. Хак» Бахыт­жан Торегожиной.

 

Автор: Ири­на МЕДНИКОВА

 

Поли­ти­ки под аре­стом — акти­ви­сты в деле

- Бахыт­жан Аман­га­ли­ев­на, имен­но Вы, гово­рят, взя­ли на себя орга­ни­за­цию митин­га 24 марта?

- Пер­вый раз я взя­лась за орга­ни­за­цию митин­га в фев­ра­ле, после того как Була­та Аби­ло­ва и Амир­жа­на Коса­но­ва поса­ди­ли. Я посмот­ре­ла по сто­ро­нам — у нас в прин­ци­пе никто не пыта­ет­ся про­дол­жать. Каж­дый, конеч­но, под­дер­жи­ва­ет по-сво­е­му — кто-то ходил на Лоба­чев­ско­го, делал оди­ноч­ные про­те­сты, при­но­сил пере­да­чи. А я реши­ла под­дер­жать их тем, что­бы про­дол­жить дело по орга­ни­за­ции митинга.

Так как у меня воз­мож­но­стей мало, член­ства в орга­ни­за­ции и денег, разу­ме­ет­ся, нет, я реши­ла это сде­лать через Интер­нет. И я не ожи­да­ла, что это най­дет такой боль­шой отклик. Уже на вто­рой митинг при­шло мно­го людей «из Интер­не­та», и это было очень при­ят­но. Ну а так как я в Интер­не­те уже вела рабо­ту, то ста­ла ее продолжать.

- Но офи­ци­аль­но заяв­ку на митинг Вы подавали?

- Заяв­ку на митинг я пода­ла как физи­че­ское лицо вме­сте с Кай­ра­том Бер­ды­ба­е­вым, Мар­жан Аса­пан­ди­я­ро­вой, Бахыт Туме­но­вой. Все­го нас было семь чело­век, и мы пода­ли три заяв­ки. Я пода­ла заяв­ле­ние 1 мар­та вме­сте с сопро­во­ди­тель­ным пись­мом, в кото­ром про­си­ла при­нять меры по ситу­а­ции, кото­рая была в про­шлый раз.

Поли­ция нару­ши­ла при­каз 665 МВД Казах­ста­на, где кате­го­ри­че­ски запре­ща­ет­ся задер­жи­вать орга­ни­за­то­ров и акти­ви­стов непо­сред­ствен­но на месте про­ве­де­ния меро­при­я­тия в при­сут­ствии участ­ни­ков дан­ной акции, что­бы не вызы­вать воз­му­ще­ние, кото­рое может при­ве­сти к нега­тив­ным последствиям.

- А какой повод Вы ука­за­ли в заяв­ке на пред­сто­я­щий митинг?

- Повод — это 100 дней памя­ти жертв Жана­о­зе­на. Я напи­са­ла в пись­ме в аки­мат, что это для стра­ны очень болез­нен­ная дата в свя­зи с тем, что не был объ­яв­лен тра­ур. Это наш долг — про­ве­сти 100 дней пуб­лич­но. И в соот­вет­ствии с зако­ном я попро­си­ла раз­ре­ше­ния на этот митинг. При этом я ука­за­ла, что «Сары-Арка» для нас непри­ем­ле­ма, пото­му что это дале­ко и неудоб­но. Дата памя­ти сто­ит того, что­бы про­ве­сти ее в цен­тре города.

- Полу­чи­ли ответ?

- 6 мар­та я полу­чи­ла при­гла­ше­ние на встре­чу от заме­сти­те­лем аки­ма Алма­ты Сей­ду­ма­но­вым, кото­рый ска­зал, что моя заяв­ка откло­не­на в свя­зи с тем, что я не ука­за­ла место рабо­ты Кай­ра­та Бер­ды­ба­е­ва. Я ему ска­за­ла, что он без­ра­бот­ный и вооб­ще: поче­му я долж­на это все указывать?

По сути пись­ма Сей­ду­ма­нов ска­зал, что в соот­вет­ствии с зако­ном «О поряд­ке орга­ни­за­ции и про­ве­де­ния мир­ных собра­ний» мы можем попро­сить любое закры­тое поме­ще­ние в любом месте в любое вре­мя. Все это он нерв­но мне выго­ва­ри­вал, раз­дра­жен­но, почти на кри­ке. Я ска­за­ла, что сего­дня же пере­пи­шу заяв­ку и ука­жу, что Кай­рат Бер­ды­ба­ев безработный.

- И како­ва же судь­ба вто­рой заявки?

- Вто­рую заяв­ку я пода­ла 7 мар­та, при­чем сра­зу на 30 мест в Алма­ты — я взя­ла все памят­ни­ки в цен­тре горо­да, вклю­чая памят­ник рево­лю­ци­о­не­рам, кото­рый сто­ит у «Сая­ха­та», все кино­те­ат­ры, теат­ры, а когда уже исто­щи­лась фан­та­зия, попро­си­ла про­ве­сти пикет напро­тив аки­ма­та, КНБ, ДВД, рядом с Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­рой, напро­тив зда­ния пер­во­го пре­зи­ден­та и напро­тив его памят­ни­ка в Пар­ке пер­во­го президента.

Еще, вспом­нив сло­ва аки­ма, что он даст любое закры­тое поме­ще­ние, я попро­си­ла Дво­рец рес­пуб­ли­ки. Его, напри­мер, дава­ли уйгур­ской диас­по­ре, когда были уби­ты уйгу­ры в Синьц­зян­ском авто­ном­ном окру­ге в Китае — в самом боль­шом зале на три тыся­чи чело­век они про­ве­ли вечер по погиб­шим. Думаю, 17 каза­хов, кото­рые были уби­ты на сво­ей соб­ствен­ной зем­ле, достой­ны памя­ти во Двор­це республики.

- И что же акимат?

- Ответ при­шел 19 мар­та — в пере­чис­лен­ных местах отка­за­но в свя­зи с реше­ни­ем 16‑й сес­сии мас­ли­ха­та г. Алма­ты 3 созы­ва № 167 от 29 июля 2005 года, где ска­за­но, что про­ве­де­ние всех него­су­дар­ствен­ных меро­при­я­тий раз­ре­ша­ет­ся в скве­ре за кино­те­ат­ром «Сары-Арка». Они напи­са­ли, что меро­при­я­тие тео­ре­ти­че­ски раз­ре­ша­ет­ся, но само раз­ре­ше­ние дано не было.

«Если дой­ду до митинга…»

- Состо­ит­ся ли митинг 24 мар­та, если раз­ре­ше­ния вла­стей нет?

- Конеч­но, состоится.

- Он будет опять несанк­ци­о­ни­ро­ван­ным. Вы соби­ра­е­тесь в нем участвовать?

- Конеч­но, да, если дой­ду до митин­га (име­ет­ся в виду утрен­ний арест перед митин­гом 25 фев­ра­ля — ред.).

- Кто-то еще из поли­ти­ков и обще­ствен­ных дея­те­лей под­твер­дил свое жела­ние прий­ти в пол­день суб­бо­ты на пло­щадь перед Двор­цом республики?

- Булат Аби­лов, когда вышел из спец­при­ем­ни­ка, ска­зал, что при­дет. При­дут ли Жар­ма­хан Туяк­бай и Амир­жан Коса­нов — не могу ска­зать. Заяви­ли, что при­дут, Мух­тар Тай­жан, Мух­тар Шаха­нов, национал-патриоты.

- Как к это­му отнес­лись ком­пе­тент­ные орга­ны? С Вами уже про­во­ди­ли бесе­ду, как в про­шлый раз?

- Пока нет. В про­шлый раз про­ку­ра­ту­ра домой при­нес­ла пре­ду­пре­жде­ние. До суб­бо­ты есть вре­мя, воз­мож­но, они еще попы­та­ют­ся вру­чить мне что-то. Хотя когда меня вызы­вал г‑н Сей­ду­ма­нов, он начал с того, что заста­вил меня рас­пи­сать­ся на вто­ром экзем­пля­ре пись­ма. В нем было ска­за­но, что я уве­дом­ле­на об ответ­ствен­но­сти за про­ве­де­ние несанк­ци­о­ни­ро­ван­но­го митинга.

- На фев­раль­ский митинг несо­глас­ных вла­сти отре­а­ги­ро­ва­ли очень жест­ко. Как это повли­я­ет на зав­траш­ний митинг? Жела­ю­щих участ­во­вать в нем будет меньше?

- Я не могу вам отве­тить точ­но. Но эти 400 чело­век, кото­рые уже сфор­ми­ро­ва­лись и посто­ян­но участ­ву­ют в митин­гах, при­дут точ­но. Тема заяв­лен­но­го митин­га зло­бо­днев­ная, а при­дут ли осталь­ные и под­дер­жат, мы посмотрим.

Страх — это не прогресс!

- Как Вы оце­ни­ва­е­те настро­е­ния в обще­стве сего­дня? Наблю­да­ет­ся ли у нас, как в Рос­сии, рост недо­воль­ства властью?

- Рост недо­воль­ства вла­стью есть, но в одном слу­чае граж­дане это озву­чи­ва­ют, в дру­гом — мол­чат и ждут. Озву­чи­ва­ют обыч­но свои пре­тен­зии, про­бле­мы, нару­шен­ные пра­ва. Ведь сей­час куда паль­цем ни ткни — вез­де проблема.

- Что не устра­и­ва­ет людей?

- Орга­ны вла­сти не выпол­ня­ют сво­их пря­мых функ­ций — от аки­ма­та до Акор­ды. Ни на одно пись­мо мы вовре­мя и по суще­ству не полу­ча­ем отве­та! Судеб­ная систе­ма кор­рум­пи­ро­ва­на, про­ку­ра­ту­ра непо­нят­но чем зани­ма­ет­ся, поли­ция гоня­ет­ся за оппо­зи­ци­ей. В выс­шем обра­зо­ва­нии про­бле­мы, не хва­та­ет дет­ских садов. Здра­во­охра­не­ние, жилищ­но-ком­му­наль­ное хозяй­ство, доро­ги, повы­ше­ние цен, мигран­ты… А что тво­рит­ся на таможне?! Вез­де про­бле­мы, и никто их не реша­ет, все дела­ют вид, что все хоро­шо. В бреж­нев­ские вре­ме­на на пол­ках мага­зи­нов ниче­го не было — и у нас сей­час, если закрыть гра­ни­цы, будет то же самое. Что у нас на пол­ках сво­е­го, оте­че­ствен­но­го? С это­го же все начинается!

- Вам часто при­хо­дит­ся общать­ся с моло­де­жью — какие настро­е­ния у моло­дых людей сегодня?

- Если взять про­грес­сив­ную моло­дежь, тех же самых бола­ша­ков­цев, то, живя за гра­ни­цей по 4—5 лет, разу­ме­ет­ся, они искренне стре­мят­ся на роди­ну. При­е­хав, хотят совер­шить про­гресс. Вот летом при­е­хал один зна­ко­мый сту­дент из Аме­ри­ки, устро­ил­ся рабо­тать в госу­дар­ствен­ный орган. Его энту­зи­аз­ма и жела­ния хва­ти­ло на три меся­ца. Все его ини­ци­а­ти­вы были заруб­ле­ны на кор­ню, ему ска­за­ли: «Сиди, мол­чи, полу­чай зар­пла­ту и радуйся».

Сего­дня моло­дежь, кото­рая хочет состо­ять­ся в жиз­ни, пре­крас­но пони­ма­ет, что не может это­го сде­лать в пар­тии вла­сти или власт­ных струк­ту­рах. Они не идут и в биз­нес, пони­мая, что не смо­гут рабо­тать без отка­тов. И в боль­шин­стве осе­да­ют в таможне, поли­ции или орга­нах испол­ни­тель­ной власти.

Они разо­ча­ро­ва­ны, госу­дар­ство для них — это маче­ха, кото­рая хочет их исполь­зо­вать и выкинуть.

- Что долж­но про­изой­ти в стране, что­бы народ выдви­нул поли­ти­че­ские тре­бо­ва­ния, как это про­изо­шло в России?

- Навер­ное, в первую оче­редь долж­на быть поли­ти­че­ская куль­ту­ра. У нас, к сожа­ле­нию, в тече­ние два­дца­ти лет, начи­ная с дет­ско­го сада, детей учат гово­рить «Нур­сул­тан-ата», «Нур­сул­тан — Казах­стан» и тому подоб­ное. И выби­ва­ют пони­ма­ние прав, вну­шая послу­ша­ние госу­дар­ству. Ино­гда я думаю, что у нас спе­ци­аль­но выхо­ла­щи­ва­ют хоро­шее каче­ствен­ное обра­зо­ва­ние, что­бы убить граж­дан­ское общество.

Если чело­век не зна­ет сво­их прав, его лег­ко запу­гать. Вот вче­ра ко мне при­шли сту­ден­ты с жало­бой. Им в уни­вер­си­те­тах гово­рят: если они пой­дут на митинг, то их отчис­лят, поса­дят на 15 суток. Я им нача­ла разъ­яс­нять закон, что адми­ни­стра­тив­ное нака­за­ние начи­на­ет­ся с пре­ду­пре­жде­ния и со штра­фа, а потом толь­ко отсид­ка — и у них уже дру­гое настро­е­ние! А у нас вби­ли в голо­ву: если Назар­ба­ев уйдет, то будет вой­на. Все дер­жит­ся толь­ко на стра­хе общества.

- Кста­ти, как Вы може­те оце­нить дело по ОПГ оппо­зи­ции? О нем рас­ска­зал на недав­ней пресс-кон­фе­рен­ции режис­сер Болат Ата­ба­ев. Обви­не­ния, выдви­ну­тые в адрес Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва и его сорат­ни­ков, серьезные.

- Это тот слу­чай, когда послу­ша­ние обще­ства дово­дит до того, что власть чув­ству­ет свою без­на­ка­зан­ность и без­от­вет­ствен­ность. Уго­лов­ные дела начи­на­ют штам­по­вать на гра­ни фантастики.

Нам уже пора ска­зать: «Хва­тит!» Пото­му что зав­тра нас могут рас­стре­лять на ули­це те самые поли­цей­ские, кото­рые были в Жана­о­зене. Туда при­вез­ли со всей стра­ны око­ло трех тысяч чело­век. Они сей­час все поразъ­е­ха­лись и раз­гу­ли­ва­ют сво­бод­но. Люди, кото­рые один раз при­ме­ни­ли ору­жие и при этом не понес­ли ника­ко­го нака­за­ния, обя­за­тель­но при­ме­нят его еще раз.

Если мы не добьем­ся в этом деле спра­вед­ли­вых рас­сле­до­ва­ний и нака­за­ний, зав­тра нас могут рас­стре­лять в любом дво­ре! Мы долж­ны под­ни­мать­ся с это­го дна! Даль­ше спус­кать­ся уже некуда!

- Полу­чит­ся осу­дить Коз­ло­ва и осталь­ных, как Вы думаете?

- Слож­ный вопрос. Я бы не хоте­ла делать каких-либо про­гно­зов. Все зави­сит от того, смо­жем ли мы объ­еди­нить­ся и высто­ять. Во вся­ком слу­чае, как граж­да­нин, я мол­чать не буду. И все, что в моих силах, я буду делать, что­бы аре­сто­ван­ные вышли, пото­му что они не винов­ны, я уве­ре­на в этом на сто процентов.

Акор­да «пой­ма­ет тишину»

- А как, по ваше­му мне­нию, отре­а­ги­ру­ет Аста­на на резо­лю­цию Евро­пар­ла­мен­та? Мне­ние Запа­да важ­но для Акорды?

- Они сей­час «пой­ма­ют тиши­ну» и будут думать, что эта резо­лю­ция сама по себе рас­со­сет­ся. Опять устро­ят оче­ред­ную пока­зу­ху, куда все сле­тят­ся. Уже гово­рят, что чуть ли не Нико­ля Сар­ко­зи при­ле­тит в Казахстан.

Наши вла­сти дума­ют, что если они про­даж­ные, зна­чит, все про­даж­ные. Когда они пой­мут, что беш­бар­ма­чить — это толь­ко для них хоро­шо, а есть люди, у кото­рых име­ют­ся честь и досто­ин­ство, тогда нач­нут шевелиться.

- Сего­дня у Вас день рож­де­ния — «Рес­пуб­ли­ка» поздрав­ля­ет вас с юби­ле­ем. И в свя­зи с ним послед­ний вопрос: таким Вы пред­став­ля­ли себе Казах­стан два­дцать лет назад?

- Чест­но гово­ря, к 2012 году я пред­став­ля­ла Казах­стан совсем дру­гим. Я дума­ла, что это будет совре­мен­ное, циви­ли­зо­ван­ное и демо­кра­ти­че­ское обще­ство. Учи­ты­вая все наши при­род­ные ресур­сы, уж не хуже, чем Гер­ма­ния, Поль­ша или Чехия. Дума­ла, что мы будем искренне гор­дить­ся сво­ей стра­ной, кото­рая будет ассо­ци­и­ро­вать­ся не с кор­руп­ци­ей и Бора­том. Меч­ты эти не сбы­лись, но я наде­юсь, что сбу­дут­ся. Конеч­но, нуж­но мно­го рабо­тать, а не ждать, когда все при­не­сут на блю­деч­ке. И надо, что­бы рабо­та­ли все. 

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №11 (233) от 23 мар­та 2012 года

Continue Reading:
«Мы на дне – пора подниматься!»

архивные статьи по теме

Смотрите запись…

Большой брат будет следить за всеми!

Полку «разжигателей розни» прибыло