33 C
Астана
26 мая, 2022
Image default

«Мы даем людям удочку, а не рыбу…»

Не ходить по судам вме­сто людей, а научить их само­сто­я­тель­но отста­и­вать свои пра­ва — такую цель поста­ви­ли себе сотруд­ни­ки «Каз­по­треб­над­зо­ра». Эта орга­ни­за­ция, рабо­та­ю­щая в Казах­стане уже год, прин­ци­пи­аль­но отли­ча­ет­ся от подоб­но­го рода НПО имен­но сво­и­ми зада­ча­ми: обма­ну­тым граж­да­нам пред­ла­га­ют доби­вать­ся вос­ста­нов­ле­ния сво­их прав самостоятельно.

Автор: Сер­гей АКИМОВ

Более подроб­но о том, как рабо­та­ет обще­ствен­ное объ­еди­не­ние, мы попро­си­ли рас­ска­зать нашим чита­те­лям дирек­то­ра по иссле­до­ва­ни­ям ОО «Каз­по­треб­над­зор» Сер­гея Акимова.

- Сер­гей, рас­ска­жи­те, пожа­луй­ста, чем все-таки вы кон­крет­но занимаетесь? 

- Сфе­ра дея­тель­но­сти нашей орга­ни­за­ции доста­точ­но широ­кая. Основ­ной спектр каса­ет­ся сфе­ры защи­ты прав потре­би­те­лей, но в более широ­ком кон­тек­сте, чем у дру­гих орга­ни­за­ций подоб­но­го рода вро­де Лиги потре­би­те­лей, обще­ства “Адал” и так далее. То есть мы рас­смат­ри­ва­ем куль­ту­ру потреб­ле­ния в более широ­ком клю­че, вклю­чая туда, напри­мер, госу­дар­ствен­ные услу­ги все­воз­мож­но­го харак­те­ра. По наше­му убеж­де­нию, это тоже явля­ет­ся частью потреб­ле­ния. И, соб­ствен­но, исхо­дя из это­го, суще­ствен­но рас­ши­ря­ет­ся круг наших инте­ре­сов. Дру­гая сфе­ра нашей дея­тель­но­сти, кото­рую мы пока не в пол­ной мере рас­кры­ли, это защи­та прав нало­го­пла­тель­щи­ков Казах­ста­на. Если вду­мать­ся, то поня­тия “потре­би­тель” и “нало­го­пла­тель­щик” очень тес­но свя­за­ны, поэто­му их име­ет смысл рас­смат­ри­вать в связке.

- Еще одна сфе­ра вашей дея­тель­но­сти — анти­кор­руп­ци­он­ная. А здесь что делаете?

- Да, в нашей орга­ни­за­ции суще­ству­ет Анти­кор­руп­ци­он­ный коми­тет. В послед­нее вре­мя он дей­ству­ет доста­точ­но эффек­тив­но, систем­но. Ни для кого не сек­рет, что кор­руп­ция явля­ет­ся одной из акту­аль­ных про­блем Казах­ста­на, ока­зы­ва­ю­щей суще­ствен­ное вли­я­ние, как на сфе­ру нало­го­об­ло­же­ния, так и на сфе­ру госу­дар­ствен­ных услуг и потреб­ле­ния. Наш коми­тет зани­ма­ет­ся ана­ли­зом воз­мож­ных про­блем в дан­ной сфе­ре и ста­ра­ет­ся делать при­клад­ные реко­мен­да­ции для исправ­ле­ния ситуации.

- Рас­ска­жи­те о целях и зада­чах — зачем вооб­ще Вы созда­ва­ли НПО?

- Цель нашей орга­ни­за­ции — фор­ми­ро­ва­ние нало­го­вой, потре­би­тель­ской куль­ту­ры, выход казах­стан­цев на более высо­кий уро­вень раз­ви­тия. Наш про­ект дол­го­сроч­ный, мы наде­ем­ся, что резуль­тат его дея­тель­но­сти будет ощу­тим через три-пять лет. Сей­час наша рабо­та свя­за­на с повы­ше­ни­ем узна­ва­е­мо­сти и дове­рия со сто­ро­ны насе­ле­ния. Это будет зало­гом нашей успеш­ной дея­тель­но­сти в будущем.

Наш руко­во­ди­тель Тал­гат Абди­жап­па­ров вына­ши­вал замы­сел око­ло деся­ти лет, наблю­дая за тем, как рабо­та­ют иные орга­ни­за­ции раз­лич­но­го про­фи­ля, в том чис­ле поли­ти­че­ские пар­тии. И было при­ня­то реше­ние создать нечто иное, свое­об­раз­ный сим­би­оз. Мы поста­ра­лись взять от раз­лич­ных орга­ни­за­ций луч­шее. Мы не поли­ти­че­ская пар­тия и нико­гда ею не ста­нем. Это прин­ци­пи­аль­ный момент. Мы вне поли­ти­ки и это самое важ­ное. Это мини­ми­зи­ру­ет для нас воз­мож­ные поли­ти­че­ские рис­ки. В усло­ви­ях Казах­ста­на это очень важно.

- Поче­му вы не вме­ши­ва­е­тесь в политику?

- Вы упо­ми­на­ли, что мы дела­ем доста­точ­но ост­рые заяв­ле­ния, кото­рые сей­час во мно­гом не дела­ет никто, кро­ме ради­каль­ной оппо­зи­ции. Если мы будем их делать вку­пе с поли­ти­че­ски­ми заяв­ле­ни­я­ми, нас будут рас­смат­ри­вать как поли­ти­че­ский инстру­мент и соот­вет­ству­ю­щие огра­ни­че­ния могут быть нало­же­ны и на сфе­ру, каса­ю­щу­ю­ся не поли­ти­че­ской части. Нам это не надо. Невме­ша­тель­ство в поли­ти­ку дает нам опре­де­лен­ное про­стран­ство для манев­ра при сво­ей про­филь­ной деятельности.

- Но есть и дру­гие орга­ни­за­ции, защи­ща­ю­щие пра­ва потребителей…

- Мы не типич­ная орга­ни­за­ция по защи­те прав потре­би­те­лей. Мы, напри­мер, не берем денег с тех, кто к нам обра­ща­ет­ся и в буду­щем мы рас­счи­ты­ва­ем зара­ба­ты­вать день­ги по-дру­го­му. То есть мы нечто иное.

- Вы не явля­е­тесь госу­дар­ствен­ной орга­ни­за­ци­ей? У вас назва­ние такое офи­ци­аль­ное: Казпотребнадзор…

- Мы част­ная орга­ни­за­ция. Если гово­рить юри­ди­че­ским язы­ком обще­ствен­ное объ­еди­не­ние, по сути — НПО. Мы в неко­то­рой сте­пе­ни наце­ле­ны на кон­струк­тив­ное сотруд­ни­че­ство с госу­дар­ствен­ны­ми орга­на­ми в том плане, что мы ни в коем слу­чае не про­ти­во­по­став­ля­ем себя им.

- И вы не полу­ча­е­те ника­ких денег от госу­дар­ствен­ных структур?

- За почти год нашей рабо­ты не полу­чи­ли ни копей­ки ни от госу­дар­ствен­ных струк­тур, ни от оли­гар­хов. Соб­ствен­но, этот момент и обу­слав­ли­ва­ет нашу неза­ви­си­мость от госу­дар­ствен­ных органов.

- А на что, так ска­зать, живете?

- Нас финан­си­ру­ет на про­тя­же­нии все­го пери­о­да суще­ство­ва­ния наш непо­сред­ствен­ный руко­во­ди­тель Тал­гат Абди­жап­па­ров. У нас ника­ких ино­стран­ных источ­ни­ков финан­си­ро­ва­ния и мы ни разу не взя­ли ни одно­го гранта.

Если НПО берет гран­ты от госу­дар­ства, то тогда оно пере­ста­ет быть НПО. Непра­ви­тель­ствен­ная орга­ни­за­ция, если она финан­си­ру­ет­ся госу­дар­ством, ста­но­вит­ся при-пра­ви­тель­ствен­ной организацией

- Как дол­го вы работаете?

- Актив­но мы нача­ли рабо­тать с сен­тяб­ря, а под­го­то­ви­тель­ная рабо­та нача­лась при­мер­но год назад. В дан­ном слу­чае сле­ду­ет отме­тить, что сама орга­ни­за­ция заре­ги­стри­ро­ва­на еще в 2010 году, но рань­ше она име­ла иной вид и про­филь рабо­ты, зани­ма­ясь защи­той прав доль­щи­ков. Позд­нее орга­ни­за­ция “пере­ква­ли­фи­ци­ро­ва­лась”, ее сфе­ра дея­тель­но­сти была суще­ствен­но расширена.

- На сво­ем сай­те http://nadzor.kz/ вы дела­е­те доволь­но кри­тич­ные обзо­ры. Име­ет­ся ли какая-либо реак­ция на них от соот­вет­ству­ю­щих госорганов? 

- Реа­ги­ро­ва­ние име­ет­ся и самое раз­ное. Ино­гда оно быва­ет очень кон­струк­тив­ным, но конеч­но, чаще при­сут­ству­ет жест­кая критика.

- Напри­мер?

- В каче­стве одно­го из при­ме­ров мож­но при­ве­сти наше иссле­до­ва­ние по так назы­ва­е­мо­му “соци­аль­но­му” хле­бу. В нача­ле осе­ни, исхо­дя из резуль­та­тов уро­жая и дина­ми­ки цен на хлеб, мы сде­ла­ли про­гноз о том, что цена на него будет рас­ти. Мы при­во­ди­ли доста­точ­но серьез­ные и убе­ди­тель­ные аргу­мен­ты в поль­зу тако­го про­гно­за. Судя по все­му, наше срав­не­ние было услы­ша­но, и пра­ви­тель­ством были при­ня­ты доста­точ­но серьез­ные упре­жда­ю­щие меры и цена на хлеб не вырос­ла. Мы про­ве­ли повтор­ный замер и отме­ти­ли, что ситу­а­ция суще­ствен­но улуч­ши­лась. Это при­мер пози­тив­ной реакции.

- Навер­ное, нега­тив­ная реак­ция тоже была?

- В каче­стве менее здо­ро­вой реак­ции мож­но при­ве­сти такой при­мер. Наш анти­кор­руп­ци­он­ный коми­тет про­во­дил свое­об­раз­ный рейд по поли­кли­ни­кам горо­да Алма­ты на пред­мет выяв­ле­ния слу­ча­ев про­да­жи спра­вок о вре­мен­ной нетру­до­спо­соб­но­сти — “боль­нич­ных”. Думаю, никто не уди­вит­ся нашим резуль­та­там: мы выяви­ли такие слу­чаи в поло­вине поли­кли­ник. Горздрав отре­а­ги­ро­вал не очень здра­во: на нас пода­ли в суд.

- Но сво­ей цели вы добились?

- Да, доби­лись. Я готов бить­ся об заклад, что сей­час ни в одной поли­кли­ни­ке купить боль­нич­ный невоз­мож­но толь­ко пото­му, что свер­ху была спу­ще­на очень жест­кая дирек­ти­ва для того, что­бы хотя бы предот­вра­тить воз­мож­ные скан­да­лы в буду­щем. То есть нам таким мето­дом кну­та уда­лось добить­ся постав­лен­ной цели. Хотя дру­гим резуль­та­том это­го стал иск в суд.

Чаще госу­дар­ствен­ные орга­ны ста­ра­ют­ся помочь фор­маль­но. Доста­точ­но мно­го пред­ста­ви­те­лей от гос­струк­тур выхо­ди­ли с нами на кон­такт и про­си­ли от нас реко­мен­да­ции по все­воз­мож­ным вопро­сам. Мы, есте­ствен­но, их предо­став­ля­ем по мере воз­мож­но­сти. Спе­ци­фи­ка бюро­кра­ти­че­ско­го адми­ни­стра­тив­но­го аппа­ра­та не поз­во­ля­ет нам пока уви­деть како­го-то кон­крет­но­го “выхло­па” от подоб­но­го вза­и­мо­дей­ствия. Наш голос по серьез­ным вопро­сам слы­шит­ся пока в недо­ста­точ­ной мере. А если и слы­шит­ся, то пре­под­но­сит­ся как соб­ствен­ная ини­ци­а­ти­ва. Хотя, нам, в прин­ци­пе, все рав­но, от чье­го име­ни будут реа­ли­зо­ва­ны те или иные начи­на­ния. Глав­ное, если име­ют про­грес­сив­ное зна­че­ние, что­бы они были реа­ли­зо­ва­ны. Мы в опре­де­лен­ной сте­пе­ни сотруд­ни­ча­ем с финан­со­вой поли­ци­ей, АРЕМ выхо­дил на нас, МВД, сей­час вышло Мини­стер­ство реги­о­наль­но­го раз­ви­тия. Пока кон­крет­но­го “выхло­па” нет, но сам факт такой ини­ци­а­ти­вы — это прогресс.

- А с рядо­вы­ми граж­да­на­ми вы как-то работаете?

- Без­услов­но. Но как я уже гово­рил, эта рабо­та корен­ным обра­зом отли­ча­ет­ся от того фор­ма­та, кото­ро­го при­дер­жи­ва­ет­ся боль­шин­ство орга­ни­за­ций, защи­ща­ю­щих пра­ва потре­би­те­лей. Нам зво­нят и обра­ща­ют­ся доста­точ­но мно­го граж­дан и мы даем преж­де все­го кри­ти­че­ские кон­суль­та­ции. В 70% слу­ча­ев это­го вполне доста­точ­но. Ино­гда быва­ет, что доста­точ­но одно­го наше­го звон­ка для реше­ния проблемы.

- Напри­мер?

- В каче­стве при­ме­ра мож­но при­ве­сти слу­чай в Бал­ха­ше. Жен­щи­на там запла­ти­ла за пла­сти­ко­вые окна пол­ную сум­му, но ком­па­ния не ста­ви­ла ей окна, игно­ри­ро­ва­ла все ее тре­бо­ва­ния. Эта жен­щи­на ниче­го не мог­ла сде­лать про­тив них, посколь­ку вла­де­лец ком­па­нии явля­ет­ся род­ствен­ни­ком како­го-то мест­но­го чинов­ни­ка. Одно­го наше­го звон­ка хва­ти­ло, что­бы ей через три дня поста­ви­ли окна, хотя до это­го они заяв­ля­ли, что у них в тече­ние деся­ти дней не будет мате­ри­а­ла и тех­ни­че­ской воз­мож­но­сти поста­вить их.

- И даже в суд обра­щать­ся не пришлось?

- Еще одно важ­ное отли­чие нас от дру­гих орга­ни­за­ций, защи­ща­ю­щих пра­ва потре­би­те­лей: мы не ходим в суд. Мы не отста­и­ва­ем пра­ва за потре­би­те­лей. Наша зада­ча в дру­гом: дать им удоч­ку, а не рыбу. Граж­дане сами долж­ны научить­ся отста­и­вать свои пра­ва, а мы толь­ко долж­ны дать направ­ле­ние для дея­тель­но­сти и если там есть пря­мое нару­ше­ние прав, нада­вить как-то адми­ни­стра­тив­но: пообе­щать скан­да­лы в СМИ, ажи­о­таж и про­чее. Боль­шин­ство част­ных ком­па­ний боит­ся скан­да­лов. Им про­ще пой­ти на уступ­ки, вос­ста­но­вив нару­шен­ные пра­ва потре­би­те­лей, чем про­во­ци­ро­вать скандал.

- А если звон­ки не помогают?

- Кро­ме звон­ков, у нас есть и дру­гие мето­ды воз­дей­ствия. Мы направ­ля­ем пись­ма с пре­тен­зи­я­ми, обос­но­ван­ны­ми юри­ди­че­ски, и пере­чис­ля­ем наши даль­ней­шие дей­ствия, кото­рые мы пред­при­мем в слу­чае не реа­ги­ро­ва­ния. Если же реак­ция отсут­ству­ет, мы отправ­ля­ем пись­ма в зави­си­мо­сти от ситу­а­ции в про­ку­ра­ту­ру либо в дру­гие орга­ны. В ито­ге в 95% слу­ча­ев дело до суда не дохо­дит. Если дей­стви­тель­но постав­щик услуг или това­ров не прав, ситу­а­ция разрешается.

- В каких реги­о­нах Казах­ста­на пред­став­ле­на ваша организация?

- Мы рабо­та­ем над этим вопро­сом. На дан­ный момент пол­но­цен­ный фили­ал у нас есть толь­ко в Алма­ты. Во мно­гих реги­о­нах у нас есть еди­нич­ные после­до­ва­те­ли в коли­че­стве двух-трех чело­век, ока­зы­ва­ю­щих нам помощь на волон­тер­ской осно­ве. Но к сен­тяб­рю мы пла­ни­ру­ем сде­лать пол­но­цен­ную сеть фили­а­лов как мини­мум в двух тре­тях област­ных цен­трах и рабо­тать более систем­но. Сей­час мы ведем под­го­то­ви­тель­ную рабо­ту. Это тре­бу­ет серьез­ных мате­ри­аль­ных затрат. Да и дина­ми­ка обра­ще­ний рас­тет. Вна­ча­ле к нам обра­ща­лись бук­валь­но один-два чело­ве­ка в неде­лю, сей­час же в неде­лю посту­па­ет 10—15 серьез­ных обращений.

- Серьез­ных? А быва­ют несерьезные?

- Да, к при­ме­ру, зво­нит чело­век и гово­рит: «у меня пре­ры­ва­ет­ся Интер­нет. Я хочу подать в суд и потре­бо­вать огром­ную ком­пен­са­цию за те 10 минут, кото­рые он не рабо­тал». Есте­ствен­но, мы ста­ра­ем­ся в таких слу­ча­ях объ­яс­нять, что мы живем не в Аме­ри­ке и выиг­рать какие-то сум­мы из-за деся­ти­ми­нут­но­го отсут­ствия интер­не­та невоз­мож­но. Такие обра­ще­ния мы не фик­си­ру­ем как серьезные.

В боль­шин­стве слу­ча­ев про­бле­мы баналь­ные и про­стые в сво­ем реше­нии: нека­че­ствен­ные това­ры, услу­ги, их несвое­вре­мен­ное испол­не­ние… То есть про­бле­мы из-за низ­кой пра­во­вой гра­мот­но­сти. Не надо быть юри­стом или чело­ве­ком семи пядей во лбу, что­бы решить их само­сто­я­тель­но. И если к нам обра­тил­ся чело­век с подоб­ной про­бле­мой и мы ему объ­яс­ни­ли пути реше­ния, то в сле­ду­ю­щий раз он решит ее само­сто­я­тель­но. То есть идет мед­лен­ный про­цесс фор­ми­ро­ва­ния куль­ту­ры потреб­ле­ния, и мы ста­ра­ем­ся на сво­ем мик­ро­уровне это­му помогать.

Ори­ги­нал статьи: 

«Мы даем людям удоч­ку, а не рыбу…»

архивные статьи по теме

В чашу терпения упала последняя капля

Никакой поддержки Назарбаеву!

Шахтеры заявлению профсоюзов не верят