fbpx

Мухтар Джакишев приговорен к медленной смерти в неволе (ЗАЯВЛЕНИЕ)

Восточ­но-Казах­стан­ский област­ной суд оста­вил в силе реше­ние суда пер­вой инстан­ции об отка­зе Мух­та­ру Джа­ки­ше­ву в услов­но –досроч­ном осво­бож­де­нии.

Суд не посчи­тал нуж­ным учесть отбы­тие более 2/3 сро­ка нака­за­ния, отсут­ствие взыс­ка­ний, инва­лид­ность 3‑ей груп­пы, все ухуд­ша­ю­ще­е­ся состо­я­ние здо­ро­вья заклю­чен­но­го, вынуж­ден­но­го жить на таб­лет­ках, прак­ти­че­ски не выле­зая из сан­ча­сти.

Про­сто изде­ва­тель­ски зву­чит моти­ви­ров­ка отка­за в УДО – яко­бы заклю­чен­ный не воз­ме­стил ущерб, назна­чен­ный реше­ни­ем суда. При этом в рас­чет не берет­ся отсут­ствие физи­че­ской воз­мож­но­сти пога­ше­ния мно­го­мил­ли­ард­но­го «ущер­ба» в усло­ви­ях содер­жа­ния в коло­нии.

На фоне того, как изби­ра­тель­но гуман­но казах­стан­ское пра­во­су­дие отно­сит­ся к неко­то­рым дру­гим осуж­ден­ным, осо­бен­но отдель­ным быв­шим высо­ко­по­став­лен­ным чинов­ни­кам; того, как лица осуж­да­ют­ся за тяж­кие пре­ступ­ле­ния про­тив лич­но­сти — убий­ства, гра­бе­жи, изна­си­ло­ва­ния — на зна­чи­тель­но мень­шие сро­ки и услов­но-досроч­но осво­бож­да­ют­ся задол­го до их окон­ча­ния, оче­ред­ной необос­но­ван­ный отказ в осво­бож­де­нии Джа­ки­ше­ва убе­ди­тель­но дока­зы­ва­ет, что в его деле при­сут­ству­ет поли­ти­че­ская состав­ля­ю­щая и, соот­вет­ствен­но, вопро­сы его осво­бож­де­ния нахо­дят­ся вне пра­во­во­го поля.

Де-юре все упи­ра­ет­ся в день­ги, кото­рые Джа­ки­шев не может зара­бо­тать в местах лише­ния сво­бо­ды для пога­ше­ния «ущер­ба». Кста­ти, в тече­ние мно­гих лет в отно­ше­нии пога­ше­ния ущер­ба при реше­нии вопро­са об услов­но-досроч­ном осво­бож­де­нии дей­ство­ва­ла более разум­ная фор­му­ли­ров­ка — «при­ни­ма­ет меры по пога­ше­нию ущер­ба», кото­рая исхо­ди­ла из отсут­ствия рабо­ты в местах лише­ния сво­бо­ды или их низ­кой опла­ты. Оче­вид­но же, что на сво­бо­де пога­шать ущерб эффек­тив­нее.

Но де-факто дан­ное реше­ние суда мож­но рас­це­нить по суще­ству как при­го­вор к мед­лен­ной мучи­тель­ной смер­ти в нево­ле. Нуж­но исхо­дить из того, что та мини­маль­ная меди­цин­ская помощь, кото­рую он полу­ча­ет в заклю­че­нии, не спо­соб­на оста­но­вить болезнь и тем более ее изле­чить. Тюрем­ное лече­ние в состо­я­нии толь­ко про­длить его муче­ния, что в свою оче­редь долж­но рас­смат­ри­вать­ся как пыт­ки.

В соот­вет­ствии с пра­ви­лом 24 Мини­маль­ных стан­дарт­ных пра­вил обра­ще­ния с заклю­чен­ны­ми, предо­став­ле­ние меди­ко-сани­тар­но­го обслу­жи­ва­ния заклю­чен­ным явля­ет­ся обя­зан­но­стью госу­дар­ства. Заклю­чен­ным долж­ны быть обес­пе­че­ны те же стан­дар­ты меди­ко-сани­тар­но­го обслу­жи­ва­ния, кото­рые суще­ству­ют в обще­стве, и им дол­жен быть обес­пе­чен бес­плат­ный доступ к необ­хо­ди­мым меди­ко-сани­тар­ным услу­гам без какой-либо дис­кри­ми­на­ции по при­зна­ку их пра­во­во­го ста­ту­са.

По реше­нию суда лишая чело­ве­ка сво­бо­ды, госу­дар­ство берёт на себя обя­за­тель­ство по сохра­не­нию его жиз­ни и здо­ро­вья. Одна­ко в слу­чае с Джа­ки­ше­вым эта нор­ма не соблю­да­ет­ся. Нынеш­няя систе­ма меди­цин­ско­го обслу­жи­ва­ния в местах заклю­че­ния не преду­смат­ри­ва­ет стан­дарт­но­го меди­цин­ско­го обслу­жи­ва­ния, а сама про­це­ду­ра обслу­жи­ва­ния име­ет огра­ни­че­ния. Это не поз­во­ля­ет обес­пе­чи­вать пол­но­цен­ное лече­ние осуж­ден­ных.

В этой ситу­а­ции Мух­та­ру Джа­ки­ше­ву, име­ю­ще­му серьез­ное забо­ле­ва­ние, не может ока­зы­вать­ся необ­хо­ди­мое для выздо­ров­ле­ния лече­ние. Соот­вет­ствен­но, его состо­я­ние будет ухуд­шать­ся и это чре­ва­то смер­тель­ным исхо­дом. Но он не про­сто может уме­реть. Это будет резуль­та­том пыт­ки, како­вой явля­ет­ся неока­за­ние меди­цин­ской помо­щи.

Соглас­но Резо­лю­ции Гене­раль­ной Ассам­блеи ООН (1988) неока­за­ние меди­цин­ской помо­щи, при­рав­ни­ва­ет­ся к пыт­кам (Свод прин­ци­пов защи­ты всех лиц, под­вер­га­е­мых задер­жа­нию или заклю­че­нию в какой бы то ни было фор­ме. Прин­цип 24, 25, 26).

В этой связи Казахстанское бюро по правам человека

  • тре­бу­ет от вла­стей Казах­ста­на пре­кра­тить пыт­ки «не лече­ни­ем» Мух­та­ра Джа­ки­ше­ва;
  • при­зы­ва­ет меж­ду­на­род­ные орга­ни­за­ции, поли­ти­ков, пра­во­за­щит­ни­ков, всех, кому не чужд гума­низм, потре­бо­вать от казах­стан­ских вла­стей решить этот вопрос, что­бы спа­сти обре­чен­но­го на мед­лен­ную смерть чело­ве­ка, отказ кото­ро­му в услов­но-досроч­ном осво­бож­де­нии после 10 лет заклю­че­ния про­дик­то­ван, как нам пред­став­ля­ет­ся, исклю­чи­тель­но поли­ти­че­ски­ми моти­ва­ми.
  • при­зы­ва­ет пре­зи­ден­та Касым-Жомар­та Тока­е­ва, как быв­ше­го заме­сти­те­ля Гене­раль­но­го сек­ре­та­ря ООН, при­нять меры по без­ого­во­роч­но­му испол­не­нию реше­ния Коми­те­та ООН по пра­вам чело­ве­ка от 9 декаб­ря 2015 года и осво­бо­дить Мух­та­ра Джа­ки­ше­ва, предо­ста­вив ему необ­хо­ди­мое лече­ние и над­ле­жа­щую ком­пен­са­цию.

11 сен­тяб­ря 2019 г.
Казах­стан­ское меж­ду­на­род­ное бюро по пра­вам чело­ве­ка