13 C
Астана
15 июня, 2021
Image default

Мухтар Аблязов: «Нуржану Субханбердину повезло»

По мнению Мухтара Аблязова, Казкому еще сильно повезло...

Мухтар Аблязов: «Субханбердину сильно повезло»

Автор: Нурах­мет КЕНЖЕЕВ
18.09.2015
Срав­ни­вать то, как «раз­де­ли» на акции вла­дель­ца «Каз­ком­мерц­бан­ка» Нур­жа­на Суб­хан­бер­ди­на, с тем, как вла­сти обо­шлись с преж­ним менедж­мен­том «и соб­ствен­ни­ка­ми БТА Бан­ка», не кор­рект­но, счи­та­ет казах­стан­ский поли­тик и биз­нес­мен Мух­тар Абля­зов. По его мне­нию, «Каз­ко­му» силь­но повезло.

Пред­ла­га­ем вни­ма­нию чита­те­лей тре­тью часть интер­вью с Мух­та­ром Абля­зо­вым, кото­рое он дал, нахо­дясь во фран­цуз­ской тюрь­ме в ожи­да­нии реше­ния об экс­тра­ди­ции по запро­су Рос­сии и Украины.

Преды­ду­щие две части читай­те на пор­та­ле под заго­лов­ка­ми «Сколь­ко “сто­ит” Назар­ба­ев. Мух­тар Абля­зов об акти­вах пре­зи­ден­та» и «Сек­рет поли­ши­не­ля. Мух­тар Абля­зов о женах Назар­ба­е­ва».

В поис­ке финан­со­вых крыльев

- Мух­тар Кабу­ло­вич, Вы уже рас­ска­зы­ва­ли нам, поче­му Назар­ба­ев ото­брал у вас «БТА Банк». Но сей­час похо­жая исто­рия про­ис­хо­дит с «Каз­ко­мом» и Нур­жа­ном Суб­хан­бер­ди­ным. Поче­му? Ведь он все­гда выпол­нял все поже­ла­ния Назар­ба­е­ва. За что поплатился?

- У ККБ и Нур­жа­на Суб­хан­бер­ди­на дру­гая ситу­а­ция. С ним не про­ис­хо­дит то же самое, что слу­чи­лось с БТА или со мной и сотруд­ни­ка­ми БТА.

Суб­хан­бер­дин со сво­ей ста­рой коман­дой остал­ся акци­о­не­ром ККБ, в отли­чие от меня. Толь­ко пред­се­да­те­лем прав­ле­ния бан­ка стал нын­че не пря­мой акци­о­нер ККБ Нина Жусу­по­ва, а Ауэ­зов — ее же уче­ник, дол­гое вре­мя рабо­тав­ший ее заме­сти­те­лем. Чело­век он гиб­кий, чет­ко выпол­ня­ет коман­ды новых акци­о­не­ров — пред­ста­ви­те­лей Назар­ба­е­ва, ну и ста­рых акци­о­не­ров будет ста­рать­ся не обижать.

То есть Нур­жан со сво­ей коман­дой поте­рял толь­ко пря­мой и еже­днев­ный кон­троль над менедж­мен­том бан­ка, его опе­ра­ци­он­ной дея­тель­но­стью. Но Назар­ба­ев ниче­го у него не ото­брал, как было в слу­чае с БТА. Мы все чита­ем пресс-рели­зы Суб­хан­бер­ди­на, в кото­рых он одоб­ри­тель­но выска­зы­ва­ет­ся об изме­не­ни­ях в ККБ.

- Поче­му, дума­е­те, его хоть и подви­ну­ли, но не до конца?

- Нур­жан и его коман­да явля­ют­ся дело­вы­ми парт­не­ра­ми Назар­ба­е­ва, Кули­ба­е­ва, Маси­мо­ва, Тас­ма­ган­бе­то­ва, Еси­мо­ва и мно­гих дру­гих высо­ко­по­став­лен­ных лиц из бли­жай­ше­го окру­же­ния Назар­ба­е­ва. У них сов­мест­ные про­ек­ты в неф­те­га­зо­вом сек­то­ре, недви­жи­мо­сти и т.д. Были ранее сов­мест­ные про­ек­ты в Шым­кент­ском НПЗ, алма­тин­ском аэро­пор­ту, ряде круп­ных неф­тя­ных про­ек­тов в запад­ном Казах­стане. Как я уже упо­ми­нал, они про­да­ли свой отель Назар­ба­е­ву-Уте­му­ра­то­ву в Москве (Ritz Carlton) за 700 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Так­же Назар­ба­ев выку­пил доли груп­пы ККБ в “Казахте­ле­ко­ме”. И таких при­ме­ров сотруд­ни­че­ства очень много.

- Но что-товсе-таки, види­мо, пошло в их отно­ше­ни­ях не так, раз Нур­жа­на Суб­хан­бер­ди­на лиши­ли пря­мо­го кон­тро­ля над банком?

- Есть про­бле­мы в их вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях. Назар­ба­ев вос­при­ни­ма­ет Нур­жа­на Суб­хан­бер­ди­на как опас­но­го потен­ци­аль­но­го сопер­ни­ка, име­ю­ще­го силь­ные свя­зи со мно­ги­ми вли­я­тель­ны­ми людь­ми из окру­же­ния Назар­ба­е­ва, вклю­чая нынеш­не­го пре­мье­ра Кари­ма Маси­мо­ва. Назар­ба­ев счи­та­ет, что у Нур­жа­на есть поли­ти­че­ские амби­ции и ста­ра­ет­ся огра­ни­чить его вли­я­ние в пра­ви­тель­стве. Напри­мер, сей­час из акци­о­не­ров ККБ толь­ко Сау­ат Мын­ба­ев остал­ся при долж­но­сти. Осталь­ные — такие союз­ни­ки, кото­рые в слу­чае невы­год­ной для них ситу­а­ции, рез­ко пере­ме­тут­ся на дру­гую сторону.

Поэто­му Назар­ба­ев не ссо­рит­ся окон­ча­тель­но с Суб­хан­бер­ди­ным, но ста­ра­ет­ся его огра­ни­чить в воз­мож­но­стях, оста­вив ему толь­ко день­ги, что­бы эта груп­па не вли­я­ла на поли­ти­ку, не вла­де­ла круп­ны­ми про­мыш­лен­ны­ми пред­при­я­ти­я­ми с тыся­ча­ми рабо­чих — потен­ци­аль­ным электоратом.

- То есть ситу­а­ция с «Каз­ко­мом» сего­дня — это про­дол­же­ние игры на огра­ни­че­ние вли­я­ния в стране этой группы?

- Напом­ню, с 1994 по 2005 годы груп­па ККБ была самой вли­я­тель­ной в Казах­стане, как в поли­ти­ке, так и в биз­не­се. В пери­од пре­мьер­ства Аке­жа­на Каже­гель­ди­на и Нур­ла­на Бал­гим­ба­е­ва она име­ла наи­боль­шее вли­я­ние в стране. Во вто­рой поло­вине 90‑х годов Назар­ба­ев был силь­но напу­ган их быст­ры­ми эко­но­ми­че­ски­ми заво­е­ва­ни­я­ми при под­держ­ке Каже­гель­ди­на и мно­гих дру­гих высо­ко­по­став­лен­ных чинов­ни­ков, ведь эко­но­ми­че­ский рост при­вел к уси­ле­нию поли­ти­че­ско­го вли­я­ния этой груп­пы. Тогда ККБ кон­тро­ли­ро­вал связь, почту, авиа­цию, желез­ную доро­гу, круп­ные неф­тя­ные про­ек­ты, ряд веду­щих про­мыш­лен­ных предприятий.

Союз­ни­ком груп­пы был Каже­гель­дин — реаль­ный поли­ти­че­ский кон­ку­рент Назар­ба­е­ва. В 1997 году Аке­жан был еще пре­мье­ром, а его про­ти­во­ре­чия с Назар­ба­е­вым толь­ко нарас­та­ли. Мно­гие пони­ма­ли, что в борь­бе за власть ККБ под­дер­жит Каже­гель­ди­на. О ККБ в тот пери­од ходи­ла бай­ка: «Почту, теле­граф, авиа­цию, банк, желез­ную доро­гу взя­ли, оста­лось взять толь­ко власть».

Поэто­му в фев­ра­ле 1997 года Назар­ба­ев решил пере­ло­мить ситу­а­цию, разо­рвать связь ККБ с Каже­гель­ди­ным, пока­зав, кто реаль­но хозя­ин в Казах­стане. В «Каз­ко­ме» воору­жен­ные поли­цей­ские устро­и­ли обыс­ки, затем воз­бу­ди­ли уго­лов­ные дела по, яко­бы, обна­ру­жен­ным фак­там мошен­ни­че­ства и хище­ния, чем пара­ли­зо­ва­ли рабо­ту банка.

Тогда, я пом­ню, Каже­гель­дин и ряд мини­стров всту­пи­лись за ККБ, гово­ри­ли, что гото­вы уйти в отстав­ку в знак про­те­ста. Но в ито­ге все тихо дого­во­ри­лись. Назар­ба­ев полу­чил зна­чи­тель­ный пакет акций в ККБ. Тимур Кули­ба­ев стал «смот­ря­щим» в этом бан­ке, полу­чив долж­ность испол­ни­тель­но­го директора.

Так Назар­ба­ев пере­ори­ен­ти­ро­вал ККБ на себя. А Аке­жан Каже­гель­дин был выдав­лен из стра­ны. Он попы­тал­ся участ­во­вать в выбо­рах пре­зи­ден­та, но его маши­ну рас­стре­ля­ли и к выбо­рам не допустили.

- Ины­ми сло­ва­ми, борь­ба за пере­дел финан­со­во­го рын­ка не сти­ха­ет по сей день…

- Зна­е­те, в 2000‑м году в нед­рах семьи Назар­ба­е­ва вына­ши­вал­ся план, под услов­ным назва­ни­ем «Два кры­ла». У Назар­ба­е­ва тогда было два зятя — Рахат и Тимур, и семья реши­ла, что у нее будет два финан­со­вых кры­ла со сво­и­ми союз­ни­ка­ми: Рахат и груп­па БТА, Тимур и груп­па ККБ. Это были два веду­щих бан­ка страны.

Семья реши­ла, что сна­ча­ла Тимур возь­мет кон­троль в «Народ­ном Сбе­ре­га­тель­ном бан­ке» (Халык), а затем про­изой­дет его объ­еди­не­ние с ККБ, в кото­ром у семьи Назар­ба­е­ва будет не менее 50% акций.

В 2000‑м году и на меня нача­лось дав­ле­ние с тре­бо­ва­ни­ем офор­мить бес­плат­но 50% акций бан­ка БТА на Раха­та Али­е­ва. Сам Рахат пря­мо мне гово­рил, что он номи­нал, выпол­ня­ет коман­ды Назар­ба­е­ва. А Назар­ба­ев пря­мо мне гово­рил, что мне надо рабо­тать с Раха­том. Я не согла­шал­ся, и нас нача­ли мочить. Вызы­вать на допро­сы, ломать биз­нес всей груп­пы. Обыс­ки, дав­ле­ние на людей. Но тогда нам уда­лось отбиться.

Более того, несмот­ря на то, что ККБ и «Народ­ный» пуб­лич­но объ­яви­ли о сво­ем пред­по­ла­га­е­мом сли­я­нии, созда­ли общий менедж­мент, еди­ную сеть бан­ко­ма­тов и т.д., нам уда­лось раз­ру­шить эти планы.

- Каким образом?

- В резуль­та­те очень жест­кой борь­бы, в кото­рой мы исполь­зо­ва­ли тот факт, что рынок ста­но­вил­ся бы в слу­чае их сли­я­ния моно­по­ли­зи­ро­ван­ным. Так нам уда­лось оста­но­вить сли­я­ние банков.

В тот пери­од Тимур пытал­ся за услов­ные день­ги выку­пить 33,3% «Народ­но­го бан­ка». Мы объ­яви­ли, что груп­па БТА гото­ва запла­тить 75 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Фак­ти­че­ски это был бло­ки­ру­ю­щий пакет, кото­рый не дал бы воз­мож­но­сти слить­ся двум банкам.

- Это было вре­мя, когда еще мож­но было сопро­тив­лять­ся и бороться?

- Да, хотя это и было крайне рис­ко­ван­но. Но все же мы сво­е­го доби­лись: тогда Назар­ба­ев не смог полу­чить кон­троль в БТА и клю­че­вой кон­троль в ККБ. Одна­ко попы­ток не оставил.

План полу­че­ния семьей кон­тро­ля в БТА и ККБ был подроб­но опи­сан в про­ек­те «Супер­хан» в 2006 году. А 23 фев­ра­ля 2008 года в Москве Назар­ба­ев мне лич­но ска­зал, что его дове­рен­ны­ми людь­ми на Лон­дон­ской бир­же были куп­ле­ны более 25% акций ККБ, кро­ме тех, что у него уже были.

На этой встре­че Назар­ба­ев меня запу­ги­вал, обе­щал поса­дить в тюрь­му, если я не отдам ему 50% БТА. Раз­го­вор был эмо­ци­о­наль­ный, на повы­шен­ных тонах, и Назар­ба­ев тогда про­го­во­рил­ся о сво­их пла­нах по ККБ. Он ска­зал, что теперь он будет доби­вать­ся того, что­бы от теку­ще­го управ­ле­ния бан­ком были отстра­не­ны Суб­хан­бер­дин и Жусу­по­ва. Что в ито­ге Назар­ба­ев и сде­лал, но через 7 лет после наше­го раз­го­во­ра. Рань­ше не мог, пото­му что шла вой­на со мной.

- Как она ему мешала?

- Назар­ба­ев опа­сал­ся, что если такой же кон­фликт, как со мной, будет с ККБ, то все закон­чит­ся как с БТА — гигант­ски­ми поте­ря­ми и раз­ва­лом финан­со­во­го рын­ка стра­ны. Так что груп­пе ККБ повез­ло, что шла ярост­ная борь­ба Назар­ба­е­ва со мной — имен­но поэто­му с ними мир­но дого­во­ри­лись: запла­ти­ли, а не захва­ти­ли, как в слу­чае с БТА.

Тем не менее, страх Назар­ба­е­ва перед Нур­жа­ном Суб­хан­бер­ди­ным остал­ся. Он пони­ма­ет, что поли­ти­че­ские амби­ции Суб­хан­бер­ди­на и дру­гих таки­ми мето­да­ми не зада­вить, что коман­да ККБ — люди новой рыноч­ной фор­ма­ции. Это спо­соб­ные мене­дже­ры с либе­раль­ны­ми поли­ти­че­ски­ми и эко­но­ми­че­ски­ми взгля­да­ми. И хотя они име­ли и име­ют сов­мест­ный биз­нес с Назар­ба­е­вым и его окру­же­ни­ем, тем не менее, по сво­ей при­ро­де это потен­ци­аль­ные про­тив­ни­ки Назар­ба­е­ва и его политики.

Нур­жа­ну Суб­хан­бер­ди­ну сей­час 50 лет, а Назар­ба­е­ву — 75 лет. Он про­сто био­ло­ги­че­ски пере­жи­вет пре­зи­ден­та. Я даже не сомне­ва­юсь, что при­дет вре­мя, когда Суб­хан­бер­дин откры­то будет зани­мать­ся поли­ти­че­ской дея­тель­но­стью в Казах­стане. День­ги у него есть, а вре­ме­ни боль­ше, чем у Назар­ба­е­ва. Так что самое инте­рес­ное в будущем.

- А как Вы оце­ни­ва­е­те слу­хи о том, что ККБ в ито­ге будет пере­дан зятю пре­зи­ден­та Кай­ра­ту Сатыбалды?

- Думаю, что в рам­ках идеи — два кры­ла, это реаль­но. Раха­та, прав­да, нет. Но Назар­ба­ев мог решить не дове­рять боль­ше зятьям, а поло­жить­ся на пря­мых род­ствен­ни­ков. «Народ­ный» он решил кон­тро­ли­ро­вать через дочь и дове­рен­ных людей, таких как Пав­лов — быв­ший министр финан­сов пра­ви­тель­ства. БТА раз­ру­шен, а ККБ в ито­ге пере­дать Саты­бал­ды, но лишив его опе­ра­ци­он­но­го вли­я­ния и кон­тро­ля. Ина­че, учи­ты­вая фана­тич­ную рели­ги­оз­ность Саты­бал­ды, отде­ле­ния бан­ка риску­ют быст­ро пре­вра­тить­ся в сеть мече­тей по всей стране и, конеч­но, не будут зара­ба­ты­вать деньги.

- Кста­ти, вы, навер­ное, зна­е­те нема­ло слу­ча­ев рей­дер­ства со сто­ро­ны семьи пре­зи­ден­та. Може­те рас­ска­зать о них?

- Таких слу­ча­ев нема­ло. Я в 2010 году при­во­дил при­ме­ры с Кули­ба­е­вым, кото­рый вывел ком­па­нию «Каз­строй­сер­вис» из «Каз­му­най­га­за» за 10 мил­ли­о­нов дол­ла­ров, хотя она сто­и­ла на тот момент не менее 1 мил­ли­ар­да дол­ла­ров. Затем про­дал 7% это­го пред­при­я­тия швей­цар­ско­му бан­ку за 75 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. (Подроб­нее см. в мате­ри­а­ле «Как Кули­ба­ев купил сам у себя ком­па­нию за $344 мил­ли­о­на»).

Или, напри­мер, скан­дал с отъ­е­мом неф­тя­но­го биз­не­са у мол­дав­ско­го биз­не­сме­на Ана­то­ля Ста­ти, кото­рый обра­тил­ся в Сток­гольм­ский Арбит­раж­ный суд, и тот обя­зал Казах­стан выпла­тить потер­пев­ше­му убыт­ки биз­не­сме­ну 506 мил­ли­о­нов долларов.

Еще более огром­ную ком­пен­са­цию — 125 мил­ли­о­нов дол­ла­ров, суд при­су­дил выпла­тить Казах­ста­ну Фон­ду стра­хо­ва­ния вкла­дов Тур­ции. Дело в том, что Тимур ото­брал биз­нес у турец­ких биз­не­сме­нов в Казах­стане (речь идет о ком­па­нии KaR-Tel), и те обра­ти­лись в меж­ду­на­род­ный суд (см. подроб­нее мате­ри­ал «Купил за тыся­чу, а про­дал за 350 000 000?»).

То есть кра­дет Тимур, чье состо­я­ние еще в 2010 году я оце­ни­вал в 20 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров, а штра­фы и воз­ме­ще­ние ущер­ба ино­стран­ным инве­сто­рам выпла­чи­ва­ет Казахстан.

Но они хотя бы могут через меж­ду­на­род­ные суды добить­ся прав­ды. А мест­ным биз­не­сме­нам куда девать­ся? Вспом­ни­те исто­рию Ерла­на Атам­ку­ло­ва — быв­ше­го началь­ни­ка желез­ной доро­ги Казах­ста­на, у кото­ро­го Тимур отжал его биз­нес-цен­тры в Алма­ты. И таких при­ме­ров мно­го, и не толь­ко с уча­сти­ем Тиму­ра, но и мно­гих дру­гих род­ствен­ни­ков Назарбаева.

По сле­дам 1986 года

- Есть еще вопрос. Он немно­го не в тему, но любо­пыт­но узнать мне­ние зна­ю­ще­го чело­ве­ка о собы­ти­ях в Алма­ты в декаб­ре 1986 года и в Жана­о­зене в декаб­ре 2011 года. Кто и поче­му их орга­ни­зо­вал, на Ваш взгляд?

- Оче­вид­но, что декабрь­ские собы­тия 1986 года были орга­ни­зо­ва­ны и спро­во­ци­ро­ва­ны поли­ти­че­ской вер­хуш­кой во гла­ве с Назар­ба­е­вым, что­бы добить­ся ухо­да ново­го пер­во­го сек­ре­та­ря ЦК КП Казах­ста­на Ген­на­дия Кол­би­на, кото­ро­го назна­чил гла­ва СССР Миха­ил Гор­ба­чев. Эти собы­тия поз­во­ли­ли Назар­ба­е­ву прий­ти к вла­сти, стать руко­во­ди­те­лем Ком­пар­тии Казахстана.

А декабрь­ские собы­тия 2011 года в Жана­о­зене — рас­стрел мир­ных неф­тя­ни­ков, были орга­ни­зо­ва­ны Назар­ба­е­вым, что­бы удер­жи­вать эту власть мак­си­маль­но дол­го. Для тех, кто пред­став­ля­ет власть в Казах­стане, оче­вид­но, что в день неза­ви­си­мо­сти стра­ны в 2011 году (да и в любой дру­гой день), никто не смог бы отдать коман­ду на рас­стрел насе­ле­ния без пря­мой санк­ции Назар­ба­е­ва. Он пошел по пути Исла­ма Кари­мо­ва в Узбе­ки­стане, где в Анди­жане в нача­ле 2000‑х годов были рас­стре­ля­ны сот­ни мир­ных жите­лей. Зачем? Что­бы запу­гать граж­дан стра­ны, пода­вить все про­тестные настроения.

В 1986 году Назар­ба­ев лич­но воз­глав­лял поли­ти­че­ские репрес­сии про­тив тех, кто осме­лил­ся высту­пить про­тив став­лен­ни­ка Моск­вы. Это поз­во­ли­ло ему выслу­жить­ся перед Моск­вой, укре­пить­ся и в ито­ге прий­ти к вла­сти. В 1986 участ­ни­ков тех собы­тий Назар­ба­ев назы­вал хули­га­на­ми, алко­го­ли­ка­ми, нар­ко­ма­на­ми, туне­яд­ца­ми и наци­о­на­ли­ста­ми, пере­ло­жив на них всю вину. Но уже в 1991 году, когда Казах­стан объ­явил о сво­ей неза­ви­си­мо­сти, Назар­ба­ев пере­ло­жил вину за те собы­тия на Моск­ву, объ­явив их участ­ни­ков геро­я­ми. Более того, вдруг ока­за­лось, что Назар­ба­ев шел во гла­ве колон­ны про­те­сту­ю­щих! Так напи­са­но в его воспоминаниях.

В 2011 году в Жана­о­зене почерк пре­ступ­ле­ния повто­рил­ся. Вна­ча­ле во всем обви­ни­ли неф­тя­ни­ков. По вер­сии режи­ма, имен­но неф­тя­ни­ки в чер­ной спец­одеж­де гра­би­ли, жгли и гро­ми­ли все под­ряд. Яко­бы они при­ме­ни­ли ору­жие, а власть их усми­ря­ла, спа­са­ла мир­ных жите­лей. Но толь­ко это был 2011 год, у людей уже появи­лись сото­вые теле­фо­ны с видео­ка­ме­ра­ми, рабо­та­ло неза­ви­си­мое от вла­сти спут­ни­ко­вое теле­ви­де­ние. И после того, как канал «K+» про­де­мон­стри­ро­вал на весь мир, что власть рас­стре­ли­ва­ла без­оруж­ных людей, Назар­ба­ев обви­нил в орга­ни­за­ции бес­по­ряд­ков и попыт­ке свер­же­ния кон­сти­ту­ци­он­но­го строя «внеш­ние силы» (меня и Мурат­бе­ка Кете­ба­е­ва), самих неф­тя­ни­ков и лиде­ра оппо­зи­ци­он­ной пар­тии «Алга» Вла­ди­ми­ра Козлова.

Убий­ства, пыт­ки и дру­гие репрес­сии, кото­рые были в 1986‑м, в еще боль­ших мас­шта­бах повто­ри­лись в Казах­стане, к сожа­ле­нию, в 2011 году. И за ними сто­ит толь­ко один человек…

архивные статьи по теме

Закономерности стихийного протеста

Таможенный союз обзаводится своей системой ПВО

Скандал с ENRC далеко не закончился –2