fbpx

МТС заплатит по узбекскому счету

Компания оштрафована на 850 миллионов долларов из-за «коррупционных связей» с дочерью Ислама Каримова

Круп­ней­ший рос­сий­ский теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ный опе­ра­тор МТС заклю­чил миро­вое согла­ше­ние с аме­ри­кан­ски­ми вла­стя­ми — миню­стом и Комис­си­ей по цен­ным бума­гам — и запла­тит США 850 мил­ли­о­нов дол­ла­ров штра­фа.

Эта сум­ма — нака­за­ние за нару­ше­ние Зако­на о кор­руп­ции за рубе­жом: «доч­ка» МТС обви­ня­лась в даче взя­ток в Узбе­ки­стане. «Штраф будет выпла­чен из средств, кото­рые были заре­зер­ви­ро­ва­ны МТС по ито­гам тре­тье­го квар­та­ла 2018 года», — заяви­ла пресс-служ­ба опе­ра­то­ра в офи­ци­аль­ном сооб­ще­нии.

Как вооб­ще свя­за­ны меж­ду собой Узбе­ки­стан, США и МТС?

Что­бы понять это, нуж­но вер­нуть­ся в 2004 год, когда МТС купил в Узбе­ки­стане ком­па­нию свя­зи под назва­ни­ем «Уздун­ро­би­та» и ввел на рынок стра­ны свой бренд. До 2012 года это была самая успеш­ная сото­вая ком­па­ния рес­пуб­ли­ки (изда­ние «Фер­га­на» оце­ни­ва­ет ее охват в 10 мил­ли­о­нов або­нен­тов — треть все­го насе­ле­ния Узбе­ки­ста­на). Но вес­ной 2012 года вла­сти стра­ны про­ве­ли вне­пла­но­вую ком­плекс­ную про­вер­ку «МТС-Узбе­ки­стан» и обна­ру­жи­ли
«неце­ле­вое исполь­зо­ва­ние денеж­ных средств, рас­хи­ще­ние иму­ще­ства, а так­же про­ти­во­прав­ные схе­мы по обна­ли­чи­ва­нию средств и укло­не­нию от нало­го­об­ло­же­ния».

Рос­сий­ская ком­па­ния сра­зу дистан­ци­ро­ва­лась от «доч­ки» и заяви­ла о наме­ре­нии помо­гать вла­стям Узбе­ки­ста­на, посколь­ку «доро­жит сво­им чест­ным име­нем». Одна­ко затем вла­сти стра­ны де-факто наци­о­на­ли­зи­ро­ва­ли ком­па­нию, обо­ру­до­ва­ние пол­то­ра года про­ста­и­ва­ло без дела, а в 2013 году суд при­знал «МТС-Узбе­ки­стан» банк­ро­том. Тогда уже и МТС пошла в ата­ку на узбек­ские вла­сти, подав иск в Меж­ду­на­род­ный центр по уре­гу­ли­ро­ва­нию инве­сти­ци­он­ных спо­ров при Все­мир­ном бан­ке. Спу­стя еще год МТС и Узбе­ки­стан вро­де бы офи­ци­аль­но поми­ри­лись, а ком­па­ния вер­ну­лась на теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ный рынок стра­ны — прав­да, 49,99% акций «МТС-Узбе­ки­стан» теперь при­над­ле­жа­ли госу­дар­ству.
Мир­ное сосу­ще­ство­ва­ние двух акци­о­не­ров нару­ши­ли вла­сти США, кото­рые в 2015 году, после боль­шо­го рас­сле­до­ва­ния от OCCRP, нача­ли соб­ствен­ные анти­кор­руп­ци­он­ные дей­ствия в отно­ше­нии Vimpelcom и МТС, пред­став­лен­ных в Узбе­ки­стане сво­и­ми «доч­ка­ми». Кро­ме того, акции МТС раз­ме­ща­лись на бир­жах в США, так что любые их дей­ствия попа­да­ют под аме­ри­кан­скую юрис­дик­цию. Минюст забло­ки­ро­вал 300 мил­ли­о­нов дол­ла­ров ком­па­ний, лежа­щих на сче­тах Bank of New York Mellon Corp.: эти день­ги, по мне­нию вла­стей США, пред­на­зна­ча­лись для стар­шей доче­ри тогдаш­не­го пре­зи­ден­та Исла­ма Кари­мо­ва Гуль­на­ры.

При помо­щи фик­тив­ных схем и взя­ток семье Кари­мо­вых, заяви­ли в Миню­сте, ком­па­нии изна­чаль­но доби­ва­лись досту­па на узбек­ский рынок. МТС, в част­но­сти, раз­ме­сти­ла в при­над­ле­жа­щей Кари­мо­вой офшор­ной ком­па­нии депо­зит на 20 мил­ли­о­нов дол­ла­ров — яко­бы для воз­мож­но­сти полу­че­ния частот в Узбе­ки­стане, а потом эти день­ги про­сто были спи­са­ны в убы­ток.

Счи­та­ет­ся, что эти день­ги полу­чи­ла Гуль­на­ра Кари­мо­ва — на тот момент глав­ный «дер­жа­тель» всей теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ной систе­мы стра­ны.

Почти все мобиль­ные опе­ра­то­ры, захо­дя­щие на рынок Узбе­ки­ста­на, долж­ны были давать день­ги пре­зи­дент­ской доче­ри: общий доход Кари­мо­вой от таких дей­ствий OCCRP оце­ни­ва­ла в 980 мил­ли­о­нов дол­ла­ров.
«Уже в двух­ты­сяч­ных годах было понят­но, что Кари­мо­ва нало­жи­ла руку на теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ный биз­нес, она кон­тро­ли­ро­ва­ла захо­ды всех круп­ных ино­стран­ных ком­па­ний на рынок (все­го их было три), — под­твер­жда­ет изда­тель «Фер­га­ны» Дани­ил Кис­лов. — Это была сво­е­го рода бар­щи­на, отдан­ная ей, навер­ное, отцом. У самих ком­па­ний не было ника­ко­го дру­го­го выхо­да, кро­ме как пла­тить Кари­мо­вой».

В эпо­ху Исла­ма Кари­мо­ва, кото­рый умер в кон­це лета 2016 года, все сфе­ры жиз­ни в стране были поде­ле­ны меж­ду его бли­жай­ши­ми сорат­ни­ка­ми и род­ствен­ни­ка­ми, так что про­ис­хо­дя­щее вос­при­ни­ма­лось как нор­маль­ный поря­док вещей, объ­яс­ня­ет Кис­лов, мож­но было «доить» свою «коро­ву».

Но имен­но аппе­ти­ты Гуль­на­ры в теле­ком­му­ни­ка­ци­ях ста­ли для нее губи­тель­ны­ми. В 2012 году про­ку­ра­ту­ра Шве­ции нача­ла рас­сле­до­ва­ние о кор­руп­ци­он­ных свя­зях фин­ско-швед­ской ком­па­нии TeliaSonera в Узбе­ки­стане, и когда всплы­ло имя Гуль­на­ры Кари­мо­вой, на стол ее отцу «через пять минут лег­ла папоч­ка» со все­ми пре­гре­ше­ни­я­ми.

«Кари­мов посчи­тал, что дей­ствия Гуль­на­ры могут нане­сти вред госу­дар­ству (то есть ему само­му), поэто­му была дана отмаш­ка на ее пре­сле­до­ва­ние. У нее ото­бра­ли все акти­вы, потом поме­сти­ли под домаш­ний арест, а теперь сна­ча­ла дали один срок, а потом дру­гой. Никто в такой ситу­а­ции в прин­ци­пе уже не думал за нее всту­пать­ся»

Ины­ми сло­ва­ми, если бы Кари­мо­ва не попа­ла в опа­лу к соб­ствен­но­му отцу, даже рас­сле­до­ва­ние миню­ста США не нанес­ло бы столь­ко уро­на тем ком­па­ни­ям, кото­рые мог­ли давать взят­ки доче­ри узбек­ско­го пре­зи­ден­та. А так у самих узбек­ских вла­стей не было боль­ше ника­ко­го инте­ре­са защи­щать усто­яв­ший­ся поря­док на рын­ке теле­ком­му­ни­ка­ций (к тому же сей­час мно­гое в узбек­ской поли­ти­ке, по сло­вам Кис­ло­ва, «меня­ет­ся»).

В 2016 году МТС вышел из соста­ва узбек­ской «доч­ки», про­дав свою долю 50,01% госу­дар­ству за «сим­во­ли­че­скую цену», и это, судя по все­му, было одним из усло­вий заклю­че­ния согла­ше­ния с Миню­стом США, к кото­ро­му ком­па­ния в ито­ге при­шла в мар­те 2019 года.
В МТС обе­ща­ют, что такая ситу­а­ция боль­ше нико­гда не повто­рит­ся. «При­вер­жен­ность МТС высо­чай­шим эти­че­ским стан­дар­там веде­ния биз­не­са ста­нет гаран­том невоз­мож­но­сти повто­ре­ния ситу­а­ции, кото­рая яви­лась при­чи­ной заклю­че­ния дан­но­го миро­во­го согла­ше­ния, и будет спо­соб­ство­вать укреп­ле­нию лидер­ских пози­ций ком­па­нии на рын­ках при­сут­ствия», — цити­ру­ет ком­па­ния сво­е­го пре­зи­ден­та Алек­сея Кор­ню.

Что­бы эти сло­ва ста­ли реаль­но­стью, МТС в тече­ние трех лет долж­на будет про­хо­дить неза­ви­си­мый аудит. Но мож­но пред­по­ло­жить, что подоб­ные узбек­ской ситу­а­ции вряд ли повто­рят­ся. Это уже не вопрос ими­джа, а чистая праг­ма­ти­ка: из-за необ­хо­ди­мо­сти заре­зер­ви­ро­вать день­ги под выпла­ту штра­фа МТС в тре­тьем квар­та­ле 2018 года полу­чил чистый убы­ток в 37 мил­ли­ар­дов руб­лей.

Автор: Вяче­слав ПОЛОВИНКО, спец­кор
Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан