-4 C
Астана
22 апреля, 2021
Image default

Молчание казахстанцев – знак ягнят

24 мар­та погиб­ших жана­о­зен­цев поми­на­ли и в Астане. С момен­та тра­ге­дии, слу­чив­шей­ся в День неза­ви­си­мо­сти Казах­ста­на, про­шло сто дней. Вывод, сде­лан­ный астан­ча­на­ми, полу­чил­ся груст­ным: от собы­тий, подоб­ных жана­о­зен­ским, в нашей стране не застра­хо­ван ни один регион. 

 

Автор: Лидия ШМИДТ

 

Меро­при­я­тия нача­лись с неболь­шо­го теат­ра­ли­зо­ван­но­го пред­став­ле­ния, посвя­щен­но­го тра­ги­че­ским собы­ти­ям. Впро­чем, несмот­ря на скуд­ный рек­ви­зит поста­нов­ки, скорбь и горе здесь были настоящие.

Потом на импро­ви­зи­ро­ван­ной сцене мог высту­пить любой участ­ник — рас­ска­зать о набо­лев­шем. По погиб­шим про­чли молит­ву, а после, как и поло­же­но на помин­ках, закон­чи­ли дело поми­наль­ным обедом.

Орга­ни­за­то­ра­ми дей­ствия высту­пи­ло несколь­ко обще­ствен­ных орга­ни­за­ций — Фонд раз­ви­тия пар­ла­мен­та­риз­ма в Казах­стане, ОО «Мис­сия по пра­вам чело­ве­ка», ОО «Инсти­тут по пра­вам чело­ве­ка» и ряд дру­гих. Свой вклад внес­ли и участ­ни­ки обще­ствен­ной кам­па­нии «За достой­ное жилье!», предо­ста­вив для собра­ния част­ную тер­ри­то­рию. Толь­ко так по казах­стан­ско­му зако­но­да­тель­ству мож­но про­ве­сти мир­ное собра­ние, что­бы его не разо­гна­ла полиция.

Впро­чем, тер­ри­то­рия, предо­став­лен­ная Гуль­ми­рой Сар­сен­ба­е­вой, спор­ная. Ее хозяй­ку, когда-то купив­шую этот земель­ный уча­сток, необ­жи­тый и небла­го­устро­ен­ный, обви­ня­ют в само­за­хва­те, уже кото­рый год гро­зят высе­лить, а дом — сне­сти. В таком же поло­же­нии все ее сосе­ди. И если высе­ле­ние, не дай Бог, будет про­из­во­дить­ся сило­вы­ми мето­да­ми, здесь может про­изой­ти тра­ге­дия, ана­ло­гич­ная жанаозенской.

- Вот он, резуль­тат, к кото­ро­му мы при­шли за 20 лет нашей неза­ви­си­мо­сти, — с горе­чью заяви­ла лидер Фон­да раз­ви­тия пар­ла­мен­та­риз­ма в Казах­стане, пра­во­за­щит­ни­ца Зауреш Бат­та­ло­ва. — Поли­цей­ские стре­ля­ли в наших же без­оруж­ных граждан!

При этом, как неод­но­крат­но заме­ти­ли высту­пав­шие, Казах­стан уси­лен­но пози­ци­о­ни­ру­ет себя циви­ли­зо­ван­ной, демо­кра­ти­че­ской стра­ной, где даже на смерт­ную казнь объ­яв­лен мора­то­рий. То есть чело­век, совер­шив­ший тяж­кие пре­ступ­ле­ния, у нас име­ет пра­во жить, а мир­ный граж­да­нин, посмев­ший защи­щать свои пра­ва, — нет. А выжив­шие ока­жут­ся на ска­мье подсудимых.

- Поче­му в нашей стране сего­дня это про­ис­хо­дит? — вопро­ша­ла пра­во­за­щит­ни­ца. — Пото­му что когда более 20 лет назад про­изо­шел Жел­ток­сан, мы мол­ча­ли. Когда уби­ли Заман­бе­ка Нур­ка­ди­ло­ва, мы про­мол­ча­ли. Когда уби­ли Алтын­бе­ка Сар­сен­ба­е­ва, мы про­мол­ча­ли. Когда в стране были поли­ти­че­ские заклю­чен­ные — мы так­же про­мол­ча­ли. До каких пор мы будем мол­чать? Это «мол­ча­ние ягнят» при­ве­ло к тому, что в мир­ных граж­дан стре­ля­ли поли­цей­ские соб­ствен­ной стра­ны. Это мол­ча­ние при­ве­дет к тому, что наши дети и наши вну­ки будут жить не про­сто в тота­ли­тар­ном госу­дар­стве, они будут жить в еще более худ­ших усло­ви­ях. Раз­ве мы это­го хотим нашим детям? Раз­ве в такой стране мы хотим жить? Раз­ве такой неза­ви­си­мо­сти жела­ют казахстанцы?

Объ­еди­нять­ся и тре­бо­вать у вла­сти отче­та перед соб­ствен­ным наро­дом наме­ре­ны митин­гу­ю­щие. И начать сле­ду­ет с гря­ду­ще­го судеб­но­го про­цес­са над жана­о­зен­ца­ми, обви­ня­е­мы­ми в бес­по­ряд­ках. По мне­нию астан­чан, на ска­мье под­су­ди­мых долж­ны сидеть совер­шен­но дру­гие люди. Те, кто довел народ до про­те­стов, те, кто санк­ци­о­ни­ро­вал рас­стрел мир­ных граж­дан, и те, кто его проводил.

- Кто самый глав­ный винов­ник кон­флик­та в Жана­о­зене? Это госу­дар­ство, — уве­рен пра­во­за­щит­ник Болат­пек Бля­лов. — Это госу­дар­ство не реши­ло за семь меся­цев про­бле­мы неф­тя­ни­ков. А поли­цей­ские, вме­сто того что­бы охра­нять граж­дан, ста­ли в них стрелять.

Кон­фликт мож­но было раз­ре­шить мир­ным путем. Вот толь­ко не нашлось жела­ю­щих сде­лать это ни на одном уровне. Вла­сти пред­по­чли занять пози­цию рабо­то­да­те­ля, сило­ви­ки — сило­вую. Хотя, при­ме­ни поли­ция вме­сто писто­ле­тов и авто­ма­тов водо­ме­ты, тра­ге­дии мож­но было бы избежать.

- А ведь ситу­а­ция может «вспых­нуть» во мно­гих частях Казах­ста­на, — счи­та­ет Бля­лов. — Вез­де, в любом месте, где есть нере­шен­ные про­бле­мы. И если наши вла­сти, вме­сто того что­бы их решать, нач­нут стре­лять, то чем это закончится…

Пра­во­за­щит­ник совер­шен­но прав — даже в Астане (не гово­ря уже о дру­гих горо­дах и реги­о­нах) тле­ют зачат­ки соци­аль­ных кон­флик­тов. Это т.н. само­за­строй­ные посел­ки, объ­яв­лен­ные вла­стя­ми неза­кон­ны­ми. Это жилищ­ные про­бле­мы доль­щи­ков, ипо­теч­ни­ков, жертв сно­са и мно­гих дру­гих граж­дан. А каки­ми мето­да­ми власть реша­ет подоб­ные вопро­сы, мы уже видели.

- На месте жана­о­зен­цев мог­ли ока­зать­ся любые казах­стан­цы, — кон­ста­ти­ро­ва­ли в ито­ге собрав­ши­е­ся, — в том чис­ле и мы.

More:
Мол­ча­ние казах­стан­цев – знак ягнят

архивные статьи по теме

Защитите ваших правозащитников!

Один террорист, два взрыва, семь погибших

На свободе, но все равно печальны