16 C
Астана
27 июля, 2021
Image default

Молодежь не может верить Назарбаеву

«Новый» пре­зи­дент вряд ли решит­ся доб­ро­воль­но рас­стать­ся со сво­ей вла­стью, уве­рен Жан­бо­лат Мамай. По мне­нию лиде­ра моло­деж­но­го дви­же­ния «Рух пен тiл», кар­ди­наль­но изме­нить ситу­а­цию в стране долж­ны моло­дые казах­стан­цы. Но пока они друж­ны­ми ряда­ми ста­но­вят­ся в оче­редь, что­бы «доб­ро­воль­но» про­го­ло­со­вать.
Подроб­но­сти читай­те на http://www.facebook.com/respublika.kaz
 

Автор: Нази­ра ДАРИМБЕТ 

В послед­нее вре­мя экс­пер­ты все чаще гово­рят о том, что вре­мя нынеш­них оппо­зи­ци­о­не­ров уже про­шло — теперь, дескать, пора дей­ство­вать молодым.

Как моло­дые ребя­та, кото­рым сего­дня нет еще трид­ца­ти, отно­сят­ся к про­шед­шим выбо­рам и как вооб­ще оце­ни­ва­ют про­ис­хо­дя­щее в стране сего­дня? Об этом — в интер­вью с Жан­бо­ла­том Мама­ем, лиде­ром моло­деж­но­го дви­же­ния «Рух пен тiл».

- Жан­бо­лат, досроч­ные пре­зи­дент­ские выбо­ры про­шли, у нас теперь «новый» пре­зи­дент. Как, на Ваш взгляд, про­шли выборы?

- Мы до выбо­ров и в день голо­со­ва­ния про­во­ди­ли раз­лич­ные акции, что­бы при­влечь вни­ма­ние обще­ства, в основ­ном с целью про­све­тить моло­дых людей. Мы хоте­ли пока­зать, что на самом деле нынеш­ние выбо­ры — это нерав­ная игра. Как в дет­стве: ты пыта­ешь­ся играть со взрос­лы­ми наравне во взрос­лую игру, а они, понят­ное дело, уме­ют это луч­ше тебя и, конеч­но, зна­ют, что ты про­иг­ра­ешь. И в какой-то мере, воз­мож­но, нам это уда­лось, пото­му что сту­ден­ты, с кото­ры­ми мы встре­ча­лись до выбо­ров и в день голо­со­ва­ния, откро­вен­но рас­ска­зы­ва­ли нам, как дека­ны состав­ля­ли спис­ки, как угро­жа­ли отчис­ле­ни­ем. Поэто­му и были эти дав­ки в Каз­Н­ТУ, Каз­ГУ и дру­гих вузах. К сожа­ле­нию, сту­ден­ты под­да­лись дав­ле­нию, но хотя бы набра­лись сме­ло­сти гово­рить об этом.

- И как оце­ни­ва­ет сей факт моло­дое поколение? 

- Какое может быть отно­ше­ние у моло­де­жи к насиль­но «избран­но­му» гла­ве госу­дар­ства?! Они изу­ча­ют, каким долж­но быть демо­кра­ти­че­ское обще­ство, что такое сво­бо­да выбо­ра, а в реаль­ной жиз­ни их застав­ля­ют идти голо­со­вать под стра­хом отчис­ле­ния из инсти­ту­та. Слу­ша­ют выступ­ле­ния пре­зи­ден­та, где гово­рит­ся, что все у нас заме­ча­тель­но, а потом дума­ют, как бы им про­дер­жать­ся подоль­ше на сти­пен­дию или, если ее нет, зара­бо­тать денег на уче­бу. Сам про­хо­дил недав­но все это, поэто­му знаю. Видя все эти про­ти­во­ре­чия и двой­ные стан­дар­ты, нам слож­но при­знать эти выбо­ры и «ново­го» президента.

Я бы еще хотел отме­тить, что моло­дежь, кото­рая в основ­ной мас­се живет в сво­ем мире, очень нуж­да­ет­ся в том, что­бы им, как гово­рят каза­хи, «откры­ли гла­за». Этим мы пыта­ем­ся зани­мать­ся: при­гла­ша­ем сту­ден­тов и про­сто моло­дых людей на наши акции, меро­при­я­тия. К при­ме­ру, за вре­мя рабо­ты Клу­ба моло­дых казах­ских жур­на­ли­стов на наших встре­чах с поли­ти­ка­ми и обще­ствен­ны­ми дея­те­ля­ми побы­ва­ло более 500 чело­век, и они после этих бесед на мно­гое смот­рят уже по-другому.

Но такая про­све­ти­тель­ская рабо­та долж­на вестись и поли­ти­че­ски­ми пар­ти­я­ми, дру­ги­ми обще­ствен­ны­ми орга­ни­за­ци­я­ми, кото­рые име­ют ресур­сы для это­го. Толь­ко тогда, я думаю, мы уже не будем «стра­дать», как сей­час, из-за того, что нет лиде­ров, нет пол­но­цен­но­го граж­дан­ско­го обще­ства. Тогда мы сами смо­жем изме­нить стра­ну к лучшему.

- Кста­ти, о пере­ме­нах. Как Вы счи­та­е­те, моло­дежь пове­ри­ла пре­зи­ден­ту, кото­рый сра­зу же после выбо­ров заявил о серьез­ных поли­ти­че­ских реформах? 

- Вы зна­е­те, что меня пора­зи­ло? То, что Нур­сул­тан Назар­ба­ев гово­рил о поли­ти­че­ских рефор­мах в один день с Муам­ма­ром Кад­да­фи! Речь была почти оди­на­ко­вой, един­ствен­ное отли­чие — наш пре­зи­дент не сидел в бун­ке­ре в оса­де. В этом есть некий сим­вол, я бы даже ска­зал — какое-то исто­ри­че­ское сов­па­де­ние. Ведь меж­ду ними так мно­го обще­го. Мно­го­лет­нее прав­ле­ние, дик­та­то­ра­ми назы­ва­ют обо­их, недо­ве­рие народа…

Пони­ма­е­те, слож­но пове­рить чело­ве­ку, кото­рый 20 лет дает обе­ща­ния и не выпол­ня­ет их. К при­ме­ру, если роди­те­ли посто­ян­но обе­ща­ют ребен­ку что-то, а дела­ют все наобо­рот, он уже не будет им верить. Как могут те же сту­ден­ты пове­рить пре­зи­ден­ту после того, что с ними про­де­лы­ва­ли на выбо­рах? Лич­но я думаю, не может чело­век так быст­ро поме­нять свои взгля­ды, тем более в таком воз­расте. И верить, что сей­час у нас в один миг нач­нет­ся поли­ти­че­ская модер­ни­за­ция, по край­ней мере глупо.

- Но ведь Назар­ба­ев вел речь о вполне кон­крет­ных вещах!..

- Воз­мож­но, пре­зи­дент и сде­ла­ет нам обе­щан­ный двух- или трех­пар­тий­ный пар­ла­мент, но под боль­шим вопро­сом, что от это­го обсто­я­тель­ства у нас демо­кра­тии ста­нет боль­ше. Пустят туда оппо­зи­ци­он­ные пар­тии, кото­рые наде­ют­ся попасть в пар­ла­мент, дого­во­рив­шись с вла­стью. А голо­са этих депу­та­тов не будут ниче­го решать в серьез­ных вопро­сах, не будут вли­ять на реше­ния, будут так же под­кон­троль­ны одно­му чело­ве­ку. И что? Зачем тогда этот пар­ла­мент и чем он будет каче­ствен­но отли­чать­ся от преды­ду­ще­го? Зато нам ска­жут: хоте­ли реформ, хоте­ли мно­го­пар­тий­ный пар­ла­мент — вот вам! И будет нам мир и ста­биль­ное будущее.

- А что Вы пони­ма­е­те под сло­вом «ста­биль­ность», кото­рое так любят наши власти? 

- Для меня, моих дру­зей, для наше­го поко­ле­ния — то есть тех, кому сего­дня по 20—30 лет, это преж­де все­го усло­вия, в кото­рых воз­мож­но креп­ко встать на ноги. Это воз­мож­ность полу­чить хоро­шее обра­зо­ва­ние, най­ти достой­ную рабо­ту, создать семью и жить, не боясь за свое буду­щее. Сей­час не мно­гие мои сверст­ни­ки пони­ма­ют, навер­ное, что все это воз­мож­но не толь­ко при нали­чии денег и состо­я­тель­ных роди­те­лей, но и при усло­вии, когда ситу­а­ция в стране дей­стви­тель­но ста­биль­на. Когда Кон­сти­ту­ция незыб­ле­ма, а зако­ны оди­на­ко­вы для всех. Когда меня­ют­ся гла­вы госу­дарств, но систе­ма рабо­та­ет и через два­дцать лет, и через двести.

Нынеш­няя власть, на мой взгляд, пони­ма­ет под этим поня­ти­ем совер­шен­но дру­гое, неже­ли ста­биль­ная, бла­го­по­луч­ная жизнь граж­дан стра­ны. Для них ста­биль­ность — это сохра­не­ние сво­ей вла­сти как мож­но доль­ше, вот и все. С такой «ста­биль­но­стью» лич­но у меня нет уве­рен­но­сти как в соб­ствен­ном буду­щем, так и в буду­щем страны.

- Неуже­ли Вы совсем не пред­став­ля­е­те себе наше будущее?

- Нет, поче­му, я пытал­ся думать на эту тему: что будет через 15—20 лет с Казах­ста­ном, будет ли вооб­ще на кар­те мира такое госу­дар­ство? Раз­го­ва­ри­вал на эту тему со мно­ги­ми ана­ли­ти­ка­ми и экс­пер­та­ми. И ни один из них не берет­ся точ­но ска­зать, что будет, как гово­рит­ся, с роди­ной и с нами через несколь­ко десят­ков лет. Но я думаю, сме­на нынеш­ней вла­сти неиз­беж­на. Конеч­но, нам, моло­дым, хочет­ся все­го здесь и сей­час. Поэто­му не исклю­че­ны и араб­ские вари­ан­ты, кто зна­ет? Наде­юсь, все будет про­ис­хо­дить мир­ным путем. Но я не до кон­ца уве­рен, что наш пре­зи­дент доб­ро­воль­но поки­нет свой пост, а про­тив про­те­сту­ю­щих не будет при­ме­нять­ся оружие.

- А како­ва роль моло­де­жи в нынеш­них поли­ти­че­ских процессах?

- Во всем мире обыч­но 10—15% моло­де­жи инте­ре­су­ют­ся поли­ти­кой, из них актив­ная часть состав­ля­ет все­го 1—2% , но и это­го быва­ет доста­точ­но для свер­ше­ния пере­мен. Казах­стан, думаю, не исклю­че­ние, у нас при­мер­но такая же ситу­а­ция. Я, конеч­но, не беру во вни­ма­ние тех, кто в рядах «Жас Ота­на», пото­му что понят­но, что эти ребя­та не по соб­ствен­ной воле зани­ма­ют­ся поли­ти­кой. Они там нахо­дят­ся либо из-за мате­ри­аль­ных воз­на­граж­де­ний, либо по дру­гим причинам.

Недав­но Оба­ма заявил, что США гото­вы под­дер­жи­вать моло­дежь тех стран, кото­рые решат­ся на актив­ные дей­ствия. Это заяв­ле­ние, навер­ное, мож­но при­нять за некий сиг­нал, что моло­дежь дей­стви­тель­но ста­но­вит­ся силой во всем мире, осо­бен­но после собы­тий в араб­ском мире. Что поде­лать, если даже через выбо­ры нам не уда­ет­ся поме­нять гла­ву государства.

- Ну, есть еще опе­ра­ция «пре­ем­ник»…

- Лич­но мне этот вари­ант кажет­ся нере­аль­ным. И потом: систе­ма с пре­ем­ни­ком Назар­ба­е­ва навер­ня­ка не будет осо­бо отли­чать­ся от его режи­ма. В таком слу­чае, что нам даст эта номи­наль­ная сме­на одно­го лица на дру­гое? Раз­го­во­ры о пре­ем­ни­ке — из раз­ря­да так назы­ва­е­мой фило­со­фии вождиз­ма, кото­рая гла­сит, что жизнь воз­мож­на толь­ко с этим пре­зи­ден­том либо его намест­ни­ком, кото­ро­го он выбе­рет сам. Но я боль­ше скло­ня­юсь к мне­нию, что у нас ско­рее воз­мо­жен турк­мен­ский вари­ант, неже­ли азер­бай­джан­ский. И я думаю — вряд ли моло­дежь вос­при­мет такой метод сме­ны власти.

Read more here:
Моло­дежь не может верить Назарбаеву

архивные статьи по теме

Спецслужбы грозят казахской редакции

За наездом на Казком стоит Масимов?

Полицию никто в стране не боится?