17 C
Астана
26 мая, 2022
Image default

Можно ли защититься от пропаганды

Если чело­век уже отрав­лен про­па­ган­дой, спа­сти его прак­ти­че­ски невоз­мож­но — это дока­за­но мно­же­ством пси­хо­ло­ги­че­ских экс­пе­ри­мен­тов, напо­ми­на­ет доцент факуль­те­та соци­аль­ных наук Уни­вер­си­те­та Амстер­да­ма Анна Фенько

Впо­след­ние неде­ли, поми­мо огром­ной тра­ге­дии, раз­во­ра­чи­ва­ю­щей­ся в цен­тре Евро­пы — гибе­ли людей, раз­ру­шен­ных жилых домов, боль­ниц и дет­ских садов, мир­ных жите­лей, неде­ля­ми пря­чу­щих­ся в под­ва­лах без воды и теп­ла, и мил­ли­он­ных пото­ков бежен­цев во все сосед­ние стра­ны, — мы ста­ли сви­де­те­ля­ми еще и мно­же­ства локаль­ных семей­ных тра­ге­дий. Чле­ны одной семьи, ока­зав­ши­е­ся по раз­ные сто­ро­ны линии фрон­та, не верят, когда близ­кие рас­ска­зы­ва­ют им о пере­жи­тых ими лич­но бом­беж­ках. Как такое воз­мож­но? Как уда­ет­ся про­па­ган­де отра­вить мозг Homo sapiens? Как эта зара­за рабо­та­ет и мож­но ли защи­тить от нее наших близких? 

Прививка от пропаганды

Соци­аль­ная пси­хо­ло­гия и тео­рия ком­му­ни­ка­ции дав­но пыта­ют­ся отве­тить на этот вопрос и выра­бо­тать дей­ствен­ные спо­со­бы защи­ты от про­па­ган­ды, напо­до­бие при­ви­вок, кото­рые защи­ща­ют нас от болез­ней. Один из попу­ляр­ных мето­дов борь­бы с про­па­ган­дой так и назы­ва­ет­ся — иммунизация. 

Вот при­мер того, как она рабо­та­ет. В США есть сто­рон­ни­ки тео­рии заго­во­ра, убеж­ден­ные в том, что тер­акт 11 сен­тяб­ря 2001 года был резуль­та­том мас­штаб­но­го заго­во­ра аме­ри­кан­ско­го пра­ви­тель­ства и спец­служб. В 2006 году 36 % аме­ри­кан­цев счи­та­ли такой заго­вор веро­ят­ным, а один из сто­рон­ни­ков этой тео­рии, Дилан Эйве­ри, смон­ти­ро­вал на соб­ствен­ном домаш­нем ком­пью­те­ре про­па­ган­дист­ский фильм Loose Change («Раз­мен­ная моне­та»), в кото­ром изла­гал свои дово­ды в поль­зу этой тео­рии. Фильм был талант­ли­вым, эмо­ци­о­наль­ным и пуга­ю­ще убе­ди­тель­ным. За пару меся­цев его посмот­ре­ло в интер­не­те более четы­рёх мил­ли­о­нов чело­век, и его при­зна­ли пер­вым сете­вым блокбастером. 

Двое про­фес­со­ров из Уни­вер­си­те­та Окла­хо­мы, Джон Банас и Гре­го­ри Мил­лер, про­ве­ли экс­пе­ри­мент, что­бы про­ве­рить, мож­но ли защи­тить сту­ден­тов от воз­дей­ствия про­па­ган­ды с помо­щью раци­о­наль­ных дово­дов. Сна­ча­ла у всех участ­ни­ков экс­пе­ри­мен­та (их было более трех­сот) спра­ши­ва­ли, насколь­ко веро­ят­ной они счи­та­ют тео­рию заго­во­ра в отно­ше­нии тер­ак­та 11 сен­тяб­ря. Сре­ди сту­ден­тов про­цент сто­рон­ни­ков тео­рии заго­во­ра ока­зал­ся при­мер­но таким же, как и в сред­нем по стране (37 %). Затем участ­ни­ков экс­пе­ри­мен­та слу­чай­ным обра­зом раз­де­ли­ли на три груп­пы. Пер­вой груп­пе сра­зу пока­за­ли 40-минут­ную вер­сию «Раз­мен­ной моне­ты« (Loose Change: Final Cut), а вто­рой и тре­тьей груп­пе сна­ча­ла сде­ла­ли прививку. 

Было два вари­ан­та при­вив­ки — имму­ни­за­ция фак­та­ми и имму­ни­за­ция логикой. 

При­вив­ка фак­та­ми пред­став­ля­ла собой неболь­шой текст, в кото­ром пере­чис­ля­лись фак­ты, про­ти­во­ре­ча­щие утвер­жде­ни­ям филь­ма. Напри­мер, в филь­ме были пока­за­ны «сви­де­те­ли», утвер­ждав­шие, что слы­ша­ли звук взры­ва еще до того, как само­лет вре­зал­ся в одну из башен Все­мир­но­го тор­го­во­го цен­тра, из чего яко­бы сле­до­ва­ло, что бом­ба была зало­же­на в зда­ние зара­нее. Текст обра­щал вни­ма­ние на фак­ты, не соот­вет­ству­ю­щие это­му пред­по­ло­же­нию, в част­но­сти, на то, что звук от взры­ва бом­бы был бы настоль­ко оглу­ши­тель­ным, что его бы слы­ша­ли не пароч­ка нена­деж­ных сви­де­те­лей, а все жите­ли Нью-Йор­ка от Бронк­са до Брай­тон Бич. 

При­вив­ка логи­кой при­зы­ва­ла зри­те­лей рас­смот­реть дово­ды сто­рон­ни­ков тео­рии заго­во­ра с логи­че­ской точ­ки зре­ния. Напри­мер, если бы заго­вор тако­го мас­шта­ба дей­стви­тель­но суще­ство­вал, в нем долж­ны были бы быть задей­ство­ва­ны не толь­ко непо­сред­ствен­ные заказ­чи­ки и испол­ни­те­ли, но и мно­же­ство людей — госу­дар­ствен­ные и муни­ци­паль­ные слу­жа­щие, пожар­ные, меди­ки, жур­на­ли­сты. Труд­но сохра­нить сек­рет, в кото­рый посвя­ще­но столь­ко людей. Поче­му до сих пор никто из них не про­го­во­рил­ся? Не логич­нее ли пред­по­ло­жить, что ника­ко­го заго­во­ра не было? 

Резуль­та­ты пока­за­ли, что про­смотр 40-минут­но­го про­па­ган­дист­ско­го филь­ма повы­ша­ет коли­че­ство веру­ю­щих в тео­рию заго­во­ра с 37 % до 50 %. Сре­ди тех, кто полу­чил при­вив­ку фак­та­ми, про­цент сто­рон­ни­ков тео­рии заго­во­ра сни­зил­ся до 25 %, а в груп­пе имму­ни­зи­ро­ван­ных логи­кой — до 31 %. Таким обра­зом, имму­ни­за­ция фак­та­ми ока­за­лась эффек­тив­нее, чем имму­ни­за­ция логи­кой. Авто­ры объ­яс­ня­ют это тем, что чело­ве­ку про­ще оце­нить прав­ди­вость фак­тов, чем логи­че­скую строй­ность аргументов. 

Прививка — это не лекарство

Зна­чит ли это, что фото­гра­фия ране­ной бере­мен­ной жен­щи­ны, кото­рую выно­сят на носил­ках из раз­ру­шен­но­го род­до­ма в Мари­у­по­ле, долж­на ско­рее убе­дить рос­сий­ских граж­дан, что от их име­ни ведет­ся вой­на, в кото­рой гиб­нут мир­ные люди, чем утвер­жде­ние о том, что пре­зи­дент Укра­и­ны еврей, поэто­му никак не может быть укра­ин­ским наци­стом? На самом деле — без раз­ни­цы, пото­му что имму­ни­за­ция долж­на пред­ше­ство­вать воз­дей­ствию вируса. 

Мари­у­поль, 9 мар­та. Спа­са­те­ли и волон­те­ры выно­сят из род­до­ма ране­ную роженицу/Фото: Scanpix / LETA

За послед­ние 20 лет было про­ве­де­но более 40 иссле­до­ва­ний эффек­тив­но­сти раз­лич­ных мето­дов борь­бы с про­па­ган­дой. При­мер­но в поло­вине из них срав­ни­ва­лось вос­при­я­тие одних и тех же дово­дов до и после про­па­ган­дист­ско­го воз­дей­ствия. Мно­гие иссле­до­ва­ния под­твер­ди­ли эффек­тив­ность имму­ни­за­ции, то есть предо­став­ле­ния раци­о­наль­ных дово­дов до воз­дей­ствия про­па­ган­ды. Но ни одно из них не пока­за­ло, что изме­ни­лись взгля­ды, сло­жив­ши­е­ся после воз­дей­ствия про­па­ган­ды. То есть пере­убе­дить чело­ве­ка, отрав­лен­но­го про­па­ган­дой, почти невозможно. 

Инструк­ции о том, как мож­но пере­убе­дить сво­их дру­зей или роди­те­лей, веря­щих путин­ской про­па­ган­де, к сожа­ле­нию, ско­рее при­ве­дут к раз­ры­ву с дру­зья­ми и роди­те­ля­ми, чем к осо­зна­нию ими сво­их заблуждений

Если одно­го сде­лан­но­го на колен­ке 40-минут­но­го филь­ма доста­точ­но, что­бы уве­ли­чить долю аме­ри­кан­ских сто­рон­ни­ков тео­рии заго­во­ра с 37 % до 50 %, то что же могут сде­лать деся­ти­ле­тия мас­си­ро­ван­ной теле­ви­зи­он­ной про­па­ган­ды? Люди, года­ми полу­чав­шие инфор­ма­цию из теле­ви­зо­ра, про­сто не спо­соб­ны пове­рить фак­там, про­ти­во­ре­ча­щим их кар­тине мира, даже если об этих фак­тах рас­ска­зы­ва­ют их близ­кие. Появив­ши­е­ся в послед­нее вре­мя инструк­ции о том, как мож­но пере­убе­дить сво­их дру­зей или роди­те­лей, веря­щих путин­ской про­па­ган­де, к сожа­ле­нию, ско­рее при­ве­дут к раз­ры­ву с дру­зья­ми и роди­те­ля­ми, чем к осо­зна­нию ими сво­их заблуж­де­ний. Защи­тить­ся от про­па­ган­ды фак­та­ми и логи­кой мож­но толь­ко зара­нее. Мож­но защи­тить детей, научив их логи­че­ски мыс­лить и кри­ти­че­ски оце­ни­вать фак­ты. Пере­убе­дить роди­те­лей прак­ти­че­ски невозможно. 

Прививка от прививки 

Но как тогда объ­яс­нить пове­де­ние людей, кото­рые до огра­ни­че­ния в Рос­сии досту­па к интер­не­ту и запре­та всех неза­ви­си­мых СМИ не смот­ре­ли теле­ви­зор, а полу­ча­ли инфор­ма­цию из неза­ви­си­мых источ­ни­ков? Может быть, хотя бы они оста­лись невос­при­им­чи­вы­ми к рос­сий­ской про­па­ган­де? На самом деле — тоже нет. 

Тут всту­па­ет в силу еще один меха­низм, кото­рый полу­чил назва­ние мета­им­му­ни­за­ция. Вспом­ним аме­ри­кан­ских сту­ден­тов, кото­рым пока­за­ли про­па­ган­дист­ский фильм, но они ему не пове­ри­ли, пото­му что их зара­нее об этом пре­ду­пре­ди­ли. У это­го экс­пе­ри­мен­та есть про­дол­же­ние, в кото­ром участ­во­ва­ло уже не три, а пять групп сту­ден­тов. Пер­вым трем груп­пам дава­лись точ­но такие же зада­ния, как и в пер­вом экс­пе­ри­мен­те — пер­вая груп­па про­сто смот­ре­ла про­па­ган­дист­ский фильм про заго­вор, вто­рая полу­ча­ла перед этим при­вив­ку фак­та­ми, а тре­тья — при­вив­ку логикой. 

Новым было добав­ле­ние еще двух групп. Эти груп­пы полу­ча­ли точ­но такое же зада­ние, как вто­рая и тре­тья груп­пы, то есть смот­ре­ли про­па­ган­дист­ский фильм, перед кото­рым они полу­ча­ли при­вив­ку либо фак­та­ми, либо логи­кой. Но перед нача­лом экс­пе­ри­мен­та им сооб­ща­ли при­мер­но сле­ду­ю­щее: «Суще­ству­ют люди, кото­рые хотят повли­ять на ваше мне­ние. Сей­час вы уви­ди­те фильм, цель кото­ро­го — изме­нить ваше пред­став­ле­ние о реаль­но­сти. Но спер­ва вы про­чи­та­е­те текст — у кото­ро­го точ­но такая же цель, толь­ко с обрат­ным зна­ком. Ваша зада­ча — выслу­шать обе сто­ро­ны и при­нять соб­ствен­ное решение». 

Пове­рят ли сту­ден­ты из послед­них двух групп ско­рее про­па­ган­дист­ско­му филь­му или про­ти­во­ре­ча­щим ему фак­там и дово­дам? На пер­вый взгляд кажет­ся, что они долж­ны вклю­чить моз­ги — в кон­це кон­цов, их к это­му пря­мо при­зы­ва­ют экс­пе­ри­мен­та­то­ры! — и стать менее уяз­ви­мы­ми для про­па­ган­ды. На самом деле — всё наоборот. 

Сту­ден­ты из чет­вер­той и пятой групп, под­верг­ши­е­ся двой­ной имму­ни­за­ции, ока­за­лись более уяз­ви­мы­ми перед про­па­ган­дист­ским филь­мом, чем те, кто полу­чил одну при­вив­ку. Если одно­крат­ная имму­ни­за­ция сни­зи­ла про­цент сто­рон­ни­ков тео­рии заго­во­ра, то сре­ди двух групп, под­верг­ших­ся двой­ной имму­ни­за­ции, этот про­цент остал­ся таким же, как в кон­троль­ной груп­пе — 37 %. 

Как рабо­та­ет мета­им­му­ни­за­ция? Зада­ча, кото­рую она ста­вит перед чело­ве­ком — не про­сто сопо­ста­вить дово­ды «за» и «про­тив» опре­де­лен­ной точ­ки зре­ния, но и оце­нить моти­вы тех, кто эту точ­ку зре­ния отста­и­ва­ет. Эта зада­ча нераз­ре­ши­ма про­сто пото­му, что люди вооб­ще лише­ны досто­вер­ной инфор­ма­ции о моти­вах чужих дей­ствий. Невы­пол­ни­мая зада­ча вызы­ва­ет когни­тив­ную пере­груз­ку: люди запу­ты­ва­ют­ся в аргу­мен­тах и контр­ар­гу­мен­тах, ока­зы­ва­ют­ся дез­ори­ен­ти­ро­ва­ны, им начи­на­ет казать­ся, что обе сто­ро­ны пыта­ют­ся скло­нить их на свою сто­ро­ну, мани­пу­ли­руя фак­та­ми и аргу­мен­та­ми. В усло­ви­ях когни­тив­ной пере­груз­ки сра­ба­ты­ва­ет авто­ма­ти­че­ский рубиль­ник и интел­лект отклю­ча­ет­ся. Люди пере­ста­ют слы­шать разум­ные дово­ды, ста­но­вят­ся невос­при­им­чи­вы к логи­ке и фак­там. А в отсут­ствие раци­о­наль­но­го кон­тро­ля чело­век начи­на­ет руко­вод­ство­вать­ся авто­ма­ти­че­ски­ми реак­ци­я­ми на при­ми­тив­ные эмо­ци­о­наль­ные стимулы. 

В слу­чае аме­ри­кан­ских сту­ден­тов таким эмо­ци­о­наль­ным сти­му­лом был талант­ли­во сде­лан­ный про­па­ган­дист­ский фильм. К услу­гам рос­сий­ских граж­дан — мно­же­ство при­ми­тив­ных эмо­ци­о­наль­ных сти­му­лов, забот­ли­во предо­став­лен­ных пропагандой.

Про­бле­ма не в том, что рос­сий­ские граж­дане не зна­ют прав­ды о войне в Укра­ине. Про­бле­ма в том, что они боль­ше не верят в прав­ду как таковую

Во-пер­вых, это иден­ти­фи­ка­ция с силь­ной и могу­ще­ствен­ной Рос­сий­ской импе­ри­ей, несу­щей миру «тра­ди­ци­он­ные цен­но­сти». Иден­ти­фи­ка­ция с силь­ным и могу­ще­ствен­ным госу­дар­ством, кото­рое несет сосед­ним наро­дам мир и осво­бож­де­ние, гораз­до ком­форт­нее, чем при­зна­ние того, что твоя стра­на — воен­ный агрес­сор, кото­ро­му ужа­са­ет­ся весь мир. 

Во-вто­рых — это без­до­ка­за­тель­ные, но эмо­ци­о­наль­но заря­жен­ные обви­не­ния укра­ин­цев в «нациз­ме». В рос­сий­ском куль­тур­ном пан­теоне Вто­рая миро­вая вой­на и борь­ба с нациз­мом — один из наи­бо­лее тра­ги­че­ских эпи­зо­дов, уме­ло исполь­зу­е­мый рос­сий­ской про­па­ган­дой для того, что­бы акту­а­ли­зи­ро­вать исто­ри­че­скую трав­му, раз­бе­ре­дить пси­хо­ло­ги­че­ские раны и создать образ врага. 

В‑третьих, это апел­ля­ция к анти­аме­ри­кан­ским настро­е­ни­ям и стра­хам, свя­зан­ным с «наступ­ле­ни­ем НАТО». Иден­ти­фи­ка­ция с рос­сий­ским госу­дар­ством, про­ти­во­сто­я­щим все­му миру, созда­ет у обы­ва­те­ля чув­ство тре­во­ги, кото­рое необ­хо­ди­мо раци­о­на­ли­зи­ро­вать. НАТО — самый при­выч­ный и про­стой объ­ект для такой рационализации. 

Но что­бы все эти эле­мен­ты про­па­ган­ды рабо­та­ли сей­час, на фоне пол­но­мас­штаб­ной вой­ны, пусте­ю­щих мага­зи­нов и рас­ту­щих цен, нуж­на была мета­при­вив­ка. Эта мета­при­вив­ка была сде­ла­на еще восемь лет назад, когда рос­сий­ским граж­да­нам впрыс­ну­ли мощ­ный пре­па­рат крым­наш. Уже с того вре­ме­ни все воз­ра­же­ния про­тив нару­ше­ния меж­ду­на­род­ных дого­во­ров и окку­па­ции чужих тер­ри­то­рий ока­зы­ва­лись без­дей­ствен­ны­ми, раз­би­ва­лись о непро­би­ва­е­мые мета­ар­гу­мен­ты: «А они тоже врут! А они тоже вою­ют на чужой тер­ри­то­рии! А если бы не мы, там были бы сол­да­ты НАТО!» 

Про­бле­ма не в том, что рос­сий­ские граж­дане не зна­ют прав­ды о войне в Укра­ине. Про­бле­ма в том, что они боль­ше не верят в прав­ду как тако­вую. Эта кор­руп­ция прав­ды была оче­вид­на еще в отно­ше­нии сби­то­го донец­ки­ми сепа­ра­ти­ста­ми Boeing MH17. 

Рос­сий­ская про­па­ган­да тогда про­ве­ла гене­раль­ную репе­ти­цию, впрыс­нув в моз­ги граж­дан мощ­ную мета­при­вив­ку в виде мно­же­ства яко­бы рав­но­прав­ных вер­сий — что Boeing сби­ли укра­ин­цы, что рядом с пас­са­жир­ским само­ле­том летел истре­би­тель, что в само­ле­те были не живые пас­са­жи­ры, а замо­ро­жен­ные тру­пы из мор­га и так далее. Неко­то­рые из этих вер­сий были настоль­ко неле­пы и лег­ко опро­вер­га­е­мы, что мно­гие удив­ля­лись: кто вооб­ще спо­со­бен в это пове­рить? Но верить в пред­ла­га­е­мые вер­сии и не тре­бу­ет­ся. Все, что нуж­но для мета­при­вив­ки, это когни­тив­ная пере­груз­ка обы­ва­те­ля и убеж­ден­ность в том, что «все врут». А раз исти­ны не суще­ству­ет, мож­но при­нять ту точ­ку зре­ния, кото­рая пси­хо­ло­ги­че­ски более ком­форт­на и кото­рая раз­де­ля­ет­ся и одоб­ря­ет­ся большинством. 

Сон разума 

Сей­час мно­го рас­суж­да­ют о том, что уяз­ви­мость перед про­па­ган­дой — это спе­ци­фи­че­ская чер­та рос­сий­ско­го наро­да, свя­зан­ная с его исто­ри­ей, рели­ги­ей и про­чи­ми наци­о­наль­ны­ми осо­бен­но­стя­ми. Об этом труд­но судить, посколь­ку срав­ни­тель­ных иссле­до­ва­ний в обла­сти про­па­ган­ды недо­ста­точ­но и они затруд­не­ны тем, что пред­мет про­па­ган­ды спе­ци­фи­чен для каж­дой стра­ны. Более про­стые экс­пе­ри­мен­ты — вро­де зна­ме­ни­то­го экс­пе­ри­мен­та с кон­форм­но­стью Соло­мо­на Аша — про­во­ди­лись во мно­гих стра­нах, и резуль­та­ты ока­за­лись противоречивыми. 

Напом­ню, что в этом экс­пе­ри­мен­те несколь­ко помощ­ни­ков экс­пе­ри­мен­та­то­ра, кото­рые выда­ют себя за испы­ту­е­мых, дают заве­до­мо непра­виль­ный ответ на про­стой вопрос (какая из трех линий длин­нее?). Чем боль­ше груп­па «заго­вор­щи­ков» и чем еди­но­душ­нее она дает непра­виль­ный ответ, тем выше веро­ят­ность того, что реаль­ный испы­ту­е­мый тоже даст непра­виль­ный ответ. Сна­ча­ла пред­по­ла­га­лось, что в кол­лек­ти­вист­ских куль­ту­рах уро­вень кон­форм­но­сти будет выше, но ока­за­лось, что в Япо­нии он ниже, чем в США, а в Кувей­те, Ливане, Бра­зи­лии и Фран­ции прак­ти­че­ски не отли­ча­ет­ся от американского. 

Экс­пе­ри­мент с кон­форм­но­стью — один из мно­же­ства при­ме­ров того, как наше пове­де­ние зави­сит от пове­де­ния окру­жа­ю­щих. В пси­хо­ло­гии эту зави­си­мость опи­сы­ва­ют как зави­си­мость от соци­аль­ных норм. Раз­ли­ча­ют два типа соци­аль­ных норм — наблю­да­е­мые и про­воз­гла­ша­е­мые. Про­воз­гла­ша­е­мые нор­мы — это пред­став­ле­ния о доб­ре и зле, кото­рым учат семья и шко­ла, рели­гия и лите­ра­ту­ра. Они прак­ти­че­ски уни­вер­саль­ны. Наблю­да­е­мые нор­мы — это то, как ведут себя окру­жа­ю­щие люди. В слу­чае, когда наблю­да­е­мые нор­мы про­ти­во­ре­чат про­воз­гла­ша­е­мым — напри­мер, когда люди курят под таб­лич­кой «Не курить» или устра­и­ва­ют мусор­ную свал­ку рядом с объ­яв­ле­ни­ем «Свал­ка запре­ще­на», про­ис­хо­дит деваль­ва­ция соци­аль­ных норм. Люди начи­на­ют сле­до­вать не толь­ко пове­де­нию, пря­мо про­ти­во­ре­ча­ще­му про­воз­гла­ша­е­мым нор­мам, но и рас­про­стра­ня­ют свой ниги­лизм на дру­гие нормы.

«Все побе­жа­ли — и я побе­жал» — это древ­нее, при­ми­тив­ное, но до сих пор рабо­та­ю­щее пра­ви­ло выжи­ва­ния в ситу­а­ции неопре­де­лен­но­сти. Когда нор­мы раз­ру­ше­ны, а вокруг вра­ги и опас­ность, неко­гда спра­ши­вать: «Зачем?» Сроч­но рисуй Z себе на лбу!

Гол­ланд­ские пси­хо­ло­ги Кейс Кай­зер и Лин­да Стег про­ве­ли серию экс­пе­ри­мен­тов, в кото­рых в каче­стве нару­ше­ния про­воз­гла­ша­е­мой нор­мы высту­па­ли граф­фи­ти. Когда люди виде­ли граф­фи­ти рядом с объ­яв­ле­ни­ем об их запре­те, они чаще мусо­ри­ли и при­сте­ги­ва­ли вело­си­пед в непо­ло­жен­ном месте. В одном из экс­пе­ри­мен­тов из поч­то­во­го ящи­ка слег­ка высо­вы­ва­лось пись­мо, а в про­зрач­ном око­шеч­ке для адре­са была вид­на купю­ра в пять евро. Один поч­то­вый ящик был новень­кий, а дру­гой был раз­ри­со­ван граф­фи­ти. Из пер­во­го ящи­ка выта­щи­ли пись­мо 13 % про­хо­жих, а из вто­ро­го — 25 %. Каза­лось бы, какая тут связь с про­ис­хо­дя­щим вокруг шаба­шем? Связь пря­мая: люди руко­вод­ству­ют­ся теми нор­ма­ми, кото­рые они наблю­да­ют, и пере­но­сят нару­ше­ние пред­пи­сан­ных норм с одних норм на дру­гие. Воро­вать нехо­ро­шо — но ведь и ящи­ки раз­ри­со­вы­вать нехо­ро­шо. А раз ящик раз­ри­со­ван, то и все осталь­ное позволено. 

Осо­бен­но впе­чат­ля­ет, когда люди начи­на­ют вдруг сле­до­вать совер­шен­но новым и необъ­яс­ни­мым нор­мам, вро­де выстра­и­ва­ния детей в дет­ском саду бук­вой Z. Это зачем? Какой в этом смысл? Ника­ко­го. Про­сто сле­ду­ем образ­цу. Такой экс­пе­ри­мент тоже хоро­шо изве­стен. Если несколь­ко чело­век вста­нут посре­ди ожив­лен­ной ули­цы и нач­нут смот­реть в одном направ­ле­нии, к ним обя­за­тель­но при­со­еди­нят­ся про­хо­жие, и вско­ре уже целая тол­па зевак будет смот­реть неиз­вест­но на что. У тако­го пове­де­ния есть свой эво­лю­ци­он­ный смысл. Не каж­дый член пер­во­быт­но­го пле­ме­ни мог вовре­мя заме­тить опас­ность. Доста­точ­но было, что­бы кто-то один заме­тил и побе­жал, а все осталь­ные — за ним. «Все побе­жа­ли — и я побе­жал» — это древ­нее, при­ми­тив­ное, но до сих пор рабо­та­ю­щее пра­ви­ло выжи­ва­ния в ситу­а­ции неопре­де­лен­но­сти. Когда нор­мы раз­ру­ше­ны, а вокруг вра­ги и опас­ность, неко­гда спра­ши­вать: «Зачем?» Сроч­но рисуй Z себе на лбу! 

Сим­фе­ро­поль, 18 мар­та. Тор­же­ства в честь вось­ми­лет­ней годов­щи­ны аннек­сии Крыма/Фото: Scanpix / LETA

При­ми­тив­ные меха­низ­мы пове­де­ния до сих пор — самые рас­про­стра­нен­ные. По оцен­ке аме­ри­кан­ско­го пси­хо­ло­га Дэни­е­ла Кане­ма­на, награж­ден­но­го Нобе­лев­ской пре­ми­ей за свою тео­рию при­ня­тия реше­ний, более 90 % наших дей­ствий совер­ша­ет­ся не раци­о­наль­но, а авто­ма­ти­че­ски, под вли­я­ни­ем эмо­ций, соци­аль­ных норм или при­вы­чек. Чело­век вклю­ча­ет моз­ги толь­ко если соблю­де­ны три усло­вия: во-пер­вых, при­ни­ма­е­мое реше­ние очень важ­но для него лич­но. Во-вто­рых, у него есть доста­точ­но ресур­сов — вре­ме­ни, инфор­ма­ции и зна­ний, что­бы обду­мать свое реше­ние. И, в тре­тьих, он нахо­дит­ся в спо­кой­ном состо­я­нии, нику­да не бежит и ни от кого не спа­са­ет­ся. Во всех осталь­ных слу­ча­ях мы не спо­соб­ны сле­до­вать голо­су разума. 

Есть ли надеж­да на то, что морок про­па­ган­ды спа­дет, и граж­дане Рос­сии вклю­чат мозг? Тео­ре­ти­че­ски, есть. Но для это­го нуж­но соблю­де­ние этих трех усло­вий: адек­ват­ное вос­при­я­тие реаль­но­сти долж­но стать для них жиз­нен­но важ­ным, у них долж­но быть доста­точ­но вре­ме­ни и когни­тив­ных ресур­сов, что­бы ана­ли­зи­ро­вать инфор­ма­цию, и они не долж­ны испы­ты­вать стресс. Вопрос в том, как эти усло­вия обеспечить. 

Источ­ник: istories.media

архивные статьи по теме

Платная дорога без альтернативы

Наши нефтяники – не рабы Китая!

Про Жанаозен приказано молчать?