24 C
Астана
22 июля, 2024
Image default

Мода на коррупцию

Автор: Сер­гей ДУВАНОВ
18.08.2011
Двадцать лет власть ведет войну с коррупцией, но результат прямо противоположный

Самая смеш­ная тема офи­ци­аль­ной про­па­ган­ды – это борь­ба с кор­руп­ци­ей. Два­дцать лет власть ведет вой­ну с этим соци­аль­но-эко­но­ми­че­ским злом, но резуль­тат пря­мо про­ти­во­по­лож­ный — кор­руп­ции ста­ло боль­ше, она ста­ла масштабнее. 

В обще­стве все­рьез уже никто эту борь­бу не вос­при­ни­ма­ет. Сего­дня это ско­рее  некий риту­ал —  эта­кие  поли­ти­че­ские закли­на­ния, транс­ли­ру­е­мые с целью  пока­зать, что вла­сти при­зна­ют нали­чие про­бле­мы и пыта­ют­ся что-то сде­лать. Кро­ме горь­кой усмеш­ки эти поту­ги ниче­го не вызы­ва­ют — на самом деле, нель­зя же бороть­ся с кор­руп­ци­ей рука­ми коррупционеров.

Но это толь­ко одна сто­ро­на про­бле­мы.  Есть и дру­гая —  отно­ше­ние само­го обще­ства к это­му явле­нию. В казах­стан­ском  обще­ствен­ном мне­нии кор­руп­ция все боль­ше вос­при­ни­ма­ет­ся как неиз­беж­ное и даже необ­хо­ди­мое зло. Все чаще мож­но услы­шать аргу­мен­та­цию, что в стра­нах с восточ­ной мен­таль­но­стью насе­ле­ния кор­руп­ция может играть поло­жи­тель­ную роль, высту­пая в каче­стве непра­во­вой фор­мы регу­ли­ро­ва­ния соци­аль­но-эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний. Эта­кая наци­о­наль­ная спе­ци­фи­ка, оправ­ды­ва­ю­щая пра­во­вой бес­пре­дел и каз­но­крад­ство чиновников!

Если де-юре взят­ка еще счи­та­ет­ся поро­ком, то де-факто она дав­но уже ста­ла атри­бу­том казах­стан­ской жиз­ни, а поэто­му по умол­ча­нию ею поль­зу­ют­ся прак­ти­че­ски все казах­стан­цы. Без кор­руп­ции  в Казах­стане невоз­мож­но пол­но­цен­но жить,  зани­мать­ся биз­не­сом,  сде­лать карье­ру,  полу­чить пол­но­цен­ное обра­зо­ва­ние и меди­цин­ское обслу­жи­ва­ние. Взят­ка ста­ла есте­ствен­ным инстру­мен­том вза­и­мо­от­но­ше­ний меж­ду людь­ми и чинов­ни­ка­ми оли­це­тво­ря­ю­щи­ми государство.

Спро­си­те, кем меч­та­ют стать нынеш­ние стар­ше­класс­ни­ки! Госчи­нов­ни­ка­ми. Где хотят рабо­тать выпуск­ни­ки вузов? В Гос­струк­ту­рах. Поче­му? Пото­му что там боль­ше воз­мож­но­стей обо­га­тить­ся. Не зара­бо­тать (какая зар­пла­та у чинов­ни­ков!), а имен­но обо­га­тить­ся за счет взя­ток и уча­стия в «рас­пи­ле» бюд­жет­ных средств.

До бар­хат­ной рево­лю­ции в Гру­зии более 60% маль­чи­шек меч­та­ли стать вора­ми в законе, и 50% дев­чо­нок — жена­ми воров в законе. Эти циф­ры  — убий­ствен­ный диа­гноз нрав­ствен­но­го состо­я­ния гру­зин­ско­го обще­ства того вре­ме­ни. Наша моло­дежь, меч­та­ю­щая рабо­тать в гос­струк­ту­рах, — в прин­ци­пе то же самое. Пото­му что нынеш­ний казах­стан­ский чинов­ник с его воров­ской мен­таль­но­стью — тот же вор в законе.

Нынеш­ний неглас­ный кодекс чинов­ни­ка гла­сит — плох тот чинов­ник, кото­рый не име­ет сво­е­го инте­ре­са при отправ­ле­нии слу­жеб­ных обя­зан­но­стей. Гос­служ­ба сего­дня  —  золо­тое дно. Стать чинов­ни­ком, что­бы воро­вать и быть бога­тым —  основ­ной мотив, побуж­да­ю­щий нынеш­нюю моло­дежь стре­мит­ся на госу­дар­ствен­ную служ­бу. Думаю, что наш про­цент моло­де­жи, меч­та­ю­щей стать «вора­ми в законе», не мень­ше, чем в Гру­зии нача­ла 2000‑х. И это страшно!

У стра­ны, где моло­дежь стре­мит­ся стро­ить свое пре­успе­ва­ние на обкра­ды­ва­нии госу­дар­ства, на мздо­им­стве  (взят­ка — тоже раз­но­вид­ность кра­жи)  нет буду­ще­го. Впе­ре­ди такую стра­ну ждет духов­ная дегра­да­ция, эко­но­ми­че­ский упа­док и соци­аль­ные потря­се­ния.  В этой ситу­а­ции нас не спа­сут даже высо­кие цены на  нефть. Тол­ку от этих мил­ли­о­нов неф­те­дол­ла­ров, кото­рые тут же  раз­во­ро­вы­ва­ют­ся, рас­те­ка­ют­ся по кар­ма­нам  одер­жи­мых нажи­вой чинов­ни­ков? Уже сего­дня мимо бюд­же­та ухо­дит не мень­ше тре­ти, а  из того, что посту­па­ет в бюд­жет, зна­чи­тель­ная часть раз­во­ро­вы­ва­ет­ся. И это не предел.

Но и это еще не все. Одер­жи­мый жаж­дой обо­га­ще­ния чинов­ник в прин­ци­пе не спо­со­бен гра­мот­но руко­во­дить стра­ной, ква­ли­фи­ци­ро­ван­но управ­лять эко­но­ми­кой, решать соци­аль­ные про­бле­мы — он рабо­та­ет на себя. Такой чело­век не про­сто бес­по­ле­зен для госу­дар­ства — он для него опа­сен. То есть кор­рум­пи­ро­ван­ный чинов­ник  — это уже  вопрос наци­о­наль­ной безопасности.

С кор­руп­ци­ей мож­но спра­вить­ся, толь­ко про­явив поли­ти­че­скую волю, как это сде­ла­ли в Гру­зии — выжи­га­ли кале­ным желе­зом, невзи­рая на лица и долж­но­сти. Так, как это дела­ют  в Казах­стане, побе­дить кор­руп­цию нель­зя в прин­ци­пе. Все эти попыт­ки Назар­ба­е­ва спра­вить­ся с кор­руп­ци­ей — не более, чем ими­та­ция борь­бы с ней. Думаю,  пре­зи­дент пре­крас­но пони­ма­ет, что проч­ность его режи­ма стро­ит­ся имен­но на кор­руп­ции. Кор­руп­ция  — то, что скреп­ля­ет зда­ние казах­стан­ско­го авто­ри­та­риз­ма. Он создал класс кор­руп­ци­о­не­ров, кото­рые, кров­но заин­те­ре­со­ва­ны в сохра­не­нии этой систе­мы, а зна­чит и само­го Назар­ба­е­ва, как гаран­та их кор­руп­ци­он­но­го пре­успе­ва­ния.. Это его опо­ра,  его соци­аль­ная база, и они, опья­нен­ные богат­ством и все­доз­во­лен­но­стью, порвут любо­го, кто попы­та­ет­ся сло­мать эту систе­му. Зачем же ему пилить сук, на кото­ром он сидит сам?

В казах­стан­ском  обще­стве в части отно­ше­ния к обо­га­ще­нию сло­жи­лось мне­ние отлич­ное от тра­ди­ци­он­но­го, осно­ван­но­го на прин­ци­пах закон­но­сти и мора­ли. Сего­дня для обще­ствен­но­го мне­ния не важ­но, как обо­га­тил­ся чело­век — зара­бо­тал ли, украл ли. Важен резуль­тат, что чело­век сумел это сде­лать. В этом плане обо­га­ще­ние через кор­руп­цию уже не вос­при­ни­ма­ет­ся как грех, это все­го лишь один из спо­со­бов «делать день­ги». И любой пре­успев­ший на этом попри­ще вос­при­ни­ма­ет­ся как побе­ди­тель. Он сумел это! А побе­ди­те­лей, как извест­но, не судят.

Сфор­ми­ро­ва­лась свое­об­раз­ная мораль не про­сто оправ­ды­ва­ю­щая кор­руп­ци­о­не­ров, но и геро­изи­ру­ю­щая их.  С точ­ки зре­ния этой новой мора­ли быть кор­руп­ци­о­не­ром сего­дня  даже мод­но. Ну и что, что кор­руп­цию осуж­да­ют с высо­ких три­бун, ну и что, что  за это по зако­ну пола­га­ет­ся срок. Кто не рис­ку­ет, тот не пьет шам­пан­ско­го. А не пьют  шам­пан­ско­го толь­ко лохи. Никто не хочет быть лохом —  все хотят шампанского.

Недав­но неволь­но под­слу­шал раз­го­вор моло­дых деву­шек, в ходе кото­ро­го одна рас­ска­зы­ва­ла о сво­ем кру­том бой­френ­де из фин­по­ла, кото­рый купил ей джип за 45 тысяч дол­ла­ров. Нуж­но было слы­шать, с какой гор­до­стью она гово­ри­ла о том, что он мень­ше 5 тысяч (взят­ки) вооб­ще не берет. А рядом сто­я­ли две подруж­ки и откро­вен­но зави­до­ва­ли — им тоже хоте­лось иметь тако­го бой­френ­да-кор­руп­ци­о­не­ра. Вот, дожили!!!

То есть воров­ство гос­средств или взят­ка уже не явля­ют­ся чем-то амо­раль­ным. И если те, кому за трид­цать, пони­ма­ют, что это «не есть хоро­шо», оправ­ды­вая себя без­вы­ход­но­стью ситу­а­ции, то моло­дежь, вос­пи­тан­ная в духе пре­сло­ву­то­го назар­ба­ев­ско­го «обо­га­щай­ся, кто может», кор­руп­цию вос­при­ни­ма­ет как долж­ное. Эту зара­зу они впи­та­ли, что назы­ва­ет­ся, с моло­ком мате­ри, а пото­му не видят в этом ниче­го зазорного.

Но  цен­ност­ные ори­ен­та­ции моло­де­жи  — это пока­за­тель направ­ле­ния, в кото­ром дви­жет­ся все обще­ство. Зав­тра они зай­мут места нынеш­них взрос­лых. Каким будет это обще­ство? Что ста­нет со стра­ной, где зави­ду­ют ворам, гор­дят­ся ими, меч­та­ют стать вора­ми, пре­кло­ня­ют­ся им?

Я думаю, мы катим­ся в нрав­ствен­ную про­пасть. Чем доль­ше мы будем сле­до­вать невер­но­му поли­ти­че­ско­му кур­су Назар­ба­е­ва, тем труд­нее нам будет вер­нуть нашу моло­дежь, нас самих в рам­ки обще­че­ло­ве­че­ских нрав­ствен­ных цен­но­стей. Пора понять, что еще лет десять такой назар­ба­ев­ской «ста­биль­но­сти»  — и нрав­ствен­ная дегра­да­ция ста­нет реаль­ной угро­зой для наше­го буду­ще­го, нашей государственности.


Источ­ник: www.respublika-kaz.info,
полу­че­но с помо­щью rss-farm.ru

Read More:
Мода на коррупцию

архивные статьи по теме

Новое законодательство раскрывает информацию о владении оффшорной недвижимостью в Великобритании — вроде того

Editor

Кровавая пятница

Президента используют в целях партии