-7 C
Астана
3 октября, 2022
Image default

Младшая дочь Базарбая Кенжебаева

 

В отча­ян­ном поло­же­нии ока­за­лась млад­шая дочь Базар­бая Кен­же­ба­е­ва, погиб­ше­го в резуль­та­те пыток в Жана­о­зене. Жады­ра после раз­во­да оста­лась без дома и сама рас­тит двух мало­лет­них дочерей.

 

 

Дочь погибшего от пыток Базарбая Кенжебаева, Жадыра Кенжебаева, со своей двухлетней дочерью Аружан и грудной дочерью Айсуной. Поселок Кызылсай Мангистауской области. 14 февраля 2012 года.

Дочь погиб­ше­го от пыток Базар­бая Кен­же­ба­е­ва, Жады­ра Кен­же­ба­е­ва, со сво­ей двух­лет­ней доче­рью Ару­жан и груд­ной доче­рью Айсу­ной. Посе­лок Кызыл­сай Ман­ги­ста­уской обла­сти. 14 фев­ра­ля 2012 года.

08.04.2016

Дра­ма семьи 50-лет­не­го Базар­бая Кен­же­ба­е­ва, скон­чав­ше­го­ся 21 декаб­ря 2011 года вслед­ствие пыток, полу­чен­ных в изо­ля­то­ре вре­мен­но­го содер­жа­ния (ИВС) во вре­мя Жана­о­зен­ских собы­тий, нача­лась с его неудач­ной попыт­ки посе­тить 16 декаб­ря в род­до­ме Жана­о­зе­на млад­шую дочь Жады­ру. При упо­ми­на­нии в СМИ тра­ги­че­ской исто­рии семьи Кен­же­ба­е­вых — она все­гда нахо­ди­лась в тени отца и сест­ры Асем.

 

Сего­дня 24-лет­няя Жады­ра одна вос­пи­ты­ва­ет двух малень­ких доче­рей и, по ее сло­вам, испы­ты­ва­ет мате­ри­аль­ные трудности.

 

ПОСЛЕДСТВИЯ ЖАНАОЗЕНСКИХ СОБЫТИЙ ДЛЯ СЕМЬИ

 

Жана­о­зен­ские собы­тия ока­за­лись роко­вы­ми для семьи Базар­бая Кен­же­ба­е­ва. Через год после его гибе­ли умер­ла его жена, а в декаб­ре 2014 года скон­ча­лась 24-лет­няя дочь Асем, запом­нив­ша­я­ся сво­и­ми бес­страш­ны­ми сви­де­тель­ства­ми в суде о Жана­о­зен­ских событиях.

 

В живых из семьи Кен­же­ба­е­вых оста­лись чет­ве­ро детей. Стар­шие — 30-лет­няя дочь и 35-лет­ний сын — име­ют семьи и живут отдель­но. У каж­до­го по несколь­ку детей. Вме­сте с роди­те­ля­ми в селе Кызыл­сай близ Жана­о­зе­на в декаб­ре 2011 года жили раз­ве­ден­ная дочь Асем со сво­им сыном Ану­а­ром и млад­ший сын Кен­же­ба­е­вых (сей­час ему 29 лет). Млад­шая дочь Жады­ра в ту пору была заму­жем и жила в Жана­о­зене с мужем и полу­то­ра­го­до­ва­лой доче­рью Аружан.

 

Базарбай Кенжебаев лежит под системой в больнице. Жанаозен, декабрь 2011 года.

Базар­бай Кен­же­ба­ев лежит под систе­мой в боль­ни­це. Жана­о­зен, декабрь 2011 года.

 

Дра­ма­ти­че­ская исто­рия семьи Базар­бая Кен­же­ба­е­ва начи­на­ет­ся с того, что 16 декаб­ря 2011 года он при­е­хал в Жана­о­зен из села Кызыл­сай — посе­тить в род­до­ме дочь Жады­ру, кото­рая в тот день пода­ри­ла ему внуч­ку. Одна­ко Кен­же­ба­ев был схва­чен сило­ви­ка­ми и поме­щен в ИВС, где его жесто­ко изби­ва­ли. 19 декаб­ря Базар­бая выпи­са­ли из боль­ни­цы, куда он попал после ИВС, — и он смог дать интер­вью кор­ре­спон­ден­ту рос­сий­ской «Новой газе­ты» Елене Костюченко.

 

Это интер­вью, кото­рое про­рва­ло инфор­ма­ци­он­ную бло­ка­ду вокруг Жана­о­зен­ских собы­тий, Базар­бай Кен­же­ба­ев давал в квар­ти­ре в Жана­о­зене, в кото­рой тогда жила семья млад­шей доче­ри. После пере­не­сен­ных пыток он не был даже в состо­я­нии взять на руки ново­рож­ден­ную внуч­ку Айсу­ну — Жады­ра в тот момент уже выпи­са­лась из роддома.

 

Через два дня после интер­вью Базар­ба­ев умер. У мате­ри, по сло­вам Жады­ры, нача­лись при­сту­пы гипер­то­ни­че­ско­го кри­за, кото­рые в ито­ге при­ве­ли к ее смер­ти. Сест­ра Асем сно­ва вышла замуж. Новым мужем стал мест­ный парень Аман­дык Туле­ев. После ее смер­ти он остал­ся с ее сыном Ану­а­ром, кото­ро­го хотел усы­но­вить. Это­му вос­про­ти­вил­ся био­ло­ги­че­ский отец ребен­ка, 28-лет­ний Жарас Акта­ев. Теперь Ану­ар живет вме­сте с род­ным отцом и бабуш­кой в Актау.

 

— И хоро­шо, что Ану­ар живет с род­ным отцом. Он учит­ся во вто­ром клас­се. У него всё хоро­шо, — гово­рит Жады­ра, пояс­няя, что после смер­ти сво­ей мате­ри Ану­а­ру, навер­ное, труд­но было бы жить у чужих людей, хотя Аман­дык, судя по все­му, успел при­вя­зать­ся к нему.

 

Не совсем бла­го­по­луч­но сло­жи­лась судь­ба самой Жады­ры. Муж, по ее сло­вам, начал ходить к чужим жен­щи­нам, пить и упо­треб­лять нар­ко­ти­ки. В 2014 году они про­да­ли квар­ти­ру в Жана­о­зене и купи­ли дом в посел­ке Кызыл­сай, кото­рый офор­ми­ли на имя Жады­ры, но в дого­во­ре куп­ли-про­да­жи супру­ги ука­за­ны в каче­стве рав­но­знач­ных совла­дель­цев. После раз­во­да в 2015 году Жады­ра с дву­мя дочерь­ми ушла из дома. По сло­вам жен­щи­ны, муж тер­ро­ри­зи­ро­вал ее и она опа­са­лась за свою жизнь.

 

КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС

 

Сей­час Жады­ра Кен­же­ба­е­ва живет в одно­ком­нат­ной квар­ти­ре в Жана­о­зене. Ее млад­шая дочь ходит в дет­ский садик, стар­шая — в нуле­вой класс. Ей надо пла­тить за арен­ду квар­ти­ры, быв­ший муж скры­ва­ет­ся — опре­де­лен­ные судом али­мен­ты не пла­тит. Хотя Жады­ра и рабо­та­ет, зар­пла­ты не хва­та­ет на покры­тие всех семей­ных рас­хо­дов. Счи­та­ет, что спра­ви­лась бы с мате­ри­аль­ны­ми про­бле­ма­ми, если бы тру­до­устро­и­лась в мест­ную неф­тя­ную компанию.

 

Асем Кенжебаева на суде по делу о смерти ее отца Базарбая Кенжебаева. Актау, 25 апреля 2014 года.

Асем Кен­же­ба­е­ва на суде по делу о смер­ти ее отца Базар­бая Кен­же­ба­е­ва. Актау, 25 апре­ля 2014 года.

 

Пока жен­щи­на пыта­ет­ся решить свой квар­тир­ный вопрос. Она не может жить в доме в посел­ке Кызыл­сай, кото­рый при­над­ле­жит ей и быв­ше­му мужу, — он тоже там не живет. Поэто­му судеб­ные испол­ни­те­ли не могут най­ти его, что­бы заста­вить выпла­чи­вать али­мен­ты. Жады­ра хочет про­дать дом, что­бы полу­чить свою долю — поло­ви­ну его сто­и­мо­сти, но не может про­дать его без согла­сия быв­ше­го мужа.

 

«Роди­тель­ский дом» по суще­ству тако­вым не был: Кен­же­ба­е­вы лишь арен­до­ва­ли его. После смер­ти трех чле­нов семьи в доме не оста­лось нико­го, кто мог бы потя­нуть аренд­ную пла­ту. Млад­ший из бра­тьев — неже­на­тый и без­ра­бот­ный — ока­зал­ся без кры­ши над голо­вой, пере­би­ва­ет­ся слу­чай­ны­ми зара­бот­ка­ми, ночу­ет у бра­та или сестер. Послед­ние помо­га­ют ей как могут, гово­рит Жады­ра: у них свои семьи. К тому же самый стар­ший брат так­же не име­ет посто­ян­ной рабо­ты, а у сест­ры пяте­ро детей.


 

Казис ТОГУЗБАЕВ

 


kazis.toguzbayev+gmail.com

 

 

Пол­ков­ник запа­са Казис Тогуз­ба­ев после окон­ча­ния воен­ной служ­бы занял­ся жур­на­ли­сти­кой, увлек­ся фото­гра­фи­ро­ва­ни­ем. Рабо­тал в оппо­зи­ци­он­ных газе­тах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сай­те kub.info, где раз­ме­щал свои фото­ре­пор­та­жи, один из кото­рых — о насиль­ном высе­ле­нии жите­лей посел­ков Бакай и Шаны­рак близ Алматы.

В янва­ре 2007 года Казис Тогуз­ба­ев был награж­ден пре­ми­ей «Сво­бо­да» за вклад в про­дви­же­ние демо­кра­ти­че­ских цен­но­стей в Казах­стане. С сен­тяб­ря 2008 года Казис Тогуз­ба­ев рабо­та­ет кор­ре­спон­ден­том Азатты­ка – Казах­ской редак­ции Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да».

Обсу­дить ста­тьи Кази­са Тогуз­ба­е­ва мож­но в Facebook’е, Твит­те­ре. Кази­са Тогуз­ба­е­ва мож­но най­ти так­же в сетях «ВКон­так­те», «Одно­класс­ни­ки», «Мой мир».

 

 

 

Ори­ги­нал ста­тьи: РАДИО АЗАТТЫК – Казах­ская редак­ция Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Без праздников: День Независимости в Казахстане означает тюрьма для критиков

Editor

Положение транспортных рабочих Казахмыса глазами журналиста

СДК выступает против эскалации со стороны властей социального конфликта в Аксае