-7 C
Астана
17 января, 2022
Image default

Михаил СИЗОВ: «Люди не верят, что все можно изменить!”

Вче­ра в Алма­ты про­шла акция памя­ти жертв поли­ти­че­ских репрес­сий. Сило­ви­ки вели себя спо­кой­но, но и наро­ду было нев­пе­чат­ля­ю­щее коли­че­ство. Мы попро­си­ли и.о. руко­во­ди­те­ля коор­ди­на­ци­он­но­го коми­те­та НП «Алга» Миха­и­ла Сизо­ва оце­нить про­шед­шее мероприятие.

 

Автор: Миха­ил СИЗОВ

 

- Миха­ил,  акция, посвя­щен­ная Дню памя­ти жертв поли­ти­че­ских репрес­сий, про­шла в это  раз без ярко выра­жен­но­го дав­ле­ния со сто­ро­ны вла­сти или это толь­ко кажет­ся со стороны?

- Со сто­ро­ны может пока­зать­ся, что все про­шло без дав­ле­ния и замет­ных пре­град со сто­ро­ны сило­ви­ков, но это лишь поверх­ност­ное ощу­ще­ние. Да, по асфаль­ту нико­го не волок­ли, но это отнюдь не гово­рит о том, что режим стал либе­раль­нее смот­реть на граж­дан­ские ини­ци­а­ти­вы, а акти­ви­стам граж­дан­ско­го обще­ства предо­ста­ви­ли боль­ше сво­бод. Думаю, что сило­ви­ки — те же сотруд­ни­ки КНБ, про­ку­ра­ту­ры, МВД — про­сто немно­го при­бли­зи­лись к пони­ма­нию, что мас­со­вые аре­сты мир­но про­те­сту­ю­щих граж­дан и  заби­тые нару­ши­те­ля­ми авто­бу­сы созда­ют для пра­вя­ще­го режи­ма гораз­до более нега­тив­ный резо­нанс, чем, ска­жем, несанк­ци­о­ни­ро­ван­ные пуб­лич­ные выступ­ле­ния десят­ка оппо­зи­ци­он­но настро­ен­ных граж­дан. Но я бы не ска­зал, что свой хлеб сило­ви­ки не отрабатывают…

- И как же они его отрабатывают?!

- Вы навер­ня­ка помни­те, какой точеч­ный отстрел в отно­ше­нии моде­ра­то­ров и высту­па­ю­щих был нака­нуне митин­га НЕсо­глас­ных 28 чис­ла. Про­изо­шли аре­сты и задер­жа­ния имен­но тех фигур, кото­рые долж­ны были обес­пе­чить орга­ни­за­ци­он­ную и поли­ти­че­скую состав­ля­ю­щую митин­га.  Прак­ти­че­ски то же самое было и нака­нуне 31 мая, и утром — уже непо­сред­ствен­но в день акции. Про­ку­ра­ту­ра задей­ство­ва­ла все свои люд­ские резер­вы, что­бы разыс­кать граж­дан, в той или иной сте­пе­ни при­част­ных к   Дню памя­ти жертв поли­ти­че­ских репрес­сий в Алматы.

- Може­те рас­ска­зать, за кем гоня­лись про­ку­ро­ры и  чего от них хотели?

- Их так назы­ва­е­мый «рейд» начал­ся 29 чис­ла вече­ром, око­ло 19 часов. Я стал полу­чать теле­фон­ные звон­ки от кол­лег с инфор­ма­ци­ей о том, что им зво­нят из про­ку­ра­ту­ры и спра­ши­ва­ют, куда мож­но при­вез­ти про­ку­рор­ское «предо­сте­ре­же­ние». Есте­ствен­но, пер­спек­ти­ва про­во­дить вечер с про­ку­ра­ту­рой нико­го не вдох­но­ви­ла, поэто­му все отве­ча­ли отка­зом на пред­ло­же­ние встре­тить­ся, ссы­ла­ясь на занятость.

Дохо­ди­ло до мараз­ма. Алие Туру­с­бе­ко­вой вооб­ще позво­ни­ли по ошиб­ке — дума­ли, что зво­нят Бахыт Туме­но­вой. Но когда все про­яс­ни­лось, пред­ло­жи­ли и ей вру­чить бума­гу — види­мо, на вся­кий слу­чай. Хотя у Алии уже был запла­ни­ро­ван вылет в Актау, и она вооб­ще не соби­ра­лась при­ни­мать уча­стие в акции.

Таким же обра­зом пыта­лись назна­чить встре­чу наше­му акти­ви­сту Ерла­ну Кали­е­ву, кото­рый вооб­ще-то уже несколь­ко меся­цев без­вы­лаз­но нахо­дит­ся в Актау, и я далек от мыс­ли, что про­ку­рор­ские сотруд­ни­ки об этом не знали.

Утром сле­ду­ю­ще­го дня звон­ки  пре­кра­ти­лись. Поняв, что доб­ро­воль­но никто встре­чать­ся не наме­рен, про­ку­ра­ту­ра запу­сти­ла несколь­ко групп сво­их работ­ни­ков по горо­ду в поис­ках «потен­ци­аль­ных нару­ши­те­лей зако­на». Утром воз­ле дома и в офи­се ОФ «Аман саулык» пыта­лись выло­вить Бахыт Туме­но­ву, нанес­ли визит домой Мари­анне Гури­ной, нашли Амир­бе­ка Тогу­со­ва, пыта­лись «достать» даже почтен­ных акса­ка­лов — Серик­бол­сы­на Абдиль­ди­на и Кари­ша­ла Аса­но­ва,  что вооб­ще нонсенс.

Нас с Али­ей настиг­ли в офи­се пар­тии. Ее утром, меня — после почет­но­го сопро­вож­де­ния в кар­те­же про­ку­рор­ских машин по все­му горо­ду (я выез­жал по делам).

Во вто­рой поло­вине дня добра­лись до Геор­гия Архан­гель­ско­го. Един­ствен­ное, что могу ска­зать, что мы все отка­за­лись полу­чать и зна­ко­мить­ся с тек­стом это­го предо­сте­ре­же­ния, на что были состав­ле­ны соот­вет­ству­ю­щие акты об отка­зе. Если посмот­реть с юри­ди­че­ской точ­ки зре­ния, то сама по себе эта бума­га ров­ным сче­том ниче­го из себя не пред­став­ля­ет и никак не может повли­ять на ход собы­тий, усу­гу­бить или сгла­дить «вину» потен­ци­аль­но­го нарушителя.

- Но про­ку­ро­ры-то сво­ей цели добились? 

- Нет. Никто из пере­чис­лен­ных выше людей не отка­зал­ся от уча­стия в акции. Види­мо, про­ку­ра­ту­ра поня­ла это по реак­ции на свое «предо­сте­ре­же­ние, поэто­му пред­при­ня­ла попыт­ку физи­че­ски бло­ки­ро­вать отдель­ных акти­ви­стов утром 31 чис­ла. Пря­мо из дома увез­ли к судо­ис­пол­ни­те­лю (по делу трех­лет­ней дав­но­сти) Геор­гия Архан­гель­ско­го, а дорож­ные поли­цей­ские доста­ви­ли поче­му-то в РОВД  Али­ха­на Рама­за­но­ва. Всю ночь дежу­ри­ли под окна­ми Бахыт Туме­но­вой, но она дома не ночевала.

Кста­ти, похо­же, что при­каз ока­зать мас­со­вое дав­ле­ние на акти­ви­стов — ини­ци­а­то­ров Дня памя­ти и попы­тать­ся сорвать акцию посту­пил имен­но в послед­ние дня. Пото­му что рас­про­стра­не­ние аги­та­ци­он­ной про­дук­ции — газет и листо­вок, а так же пресс-кон­фе­рен­ции и  засе­да­ния шта­ба про­хо­ди­ли у нас совер­шен­но сво­бод­но, без препятствий.

Был один инци­дент на алма­тис­кой бара­хол­ке, когда сотруд­ни­ки Жеты­суй­ско­го РОВД задер­жа­ли десять рас­про­стра­ни­те­лей листо­вок и изъ­яли око­ло трех тысяч печат­ной про­дук­ции. Но спу­стя три дня позво­ни­ли, изви­ни­лись, сооб­щи­ли, что экс­пер­ти­за не нашла ника­кой кра­мо­лы в листов­ках, и вер­ну­ли весь изъ­ятый тираж.

- Что­бы поли­цей­ские и вер­ну­ли листов­ки — это про­сто чуде­са толе­рант­но­сти! Ну а во вре­мя самой акции как вели себя пра­во­охра­ни­тель­ные органы?

- Весь­ма кор­рект­но. Коли­че­ствен­но поли­ция, КНБ, про­ку­ра­ту­ра были пред­став­ле­ны в месте про­ве­де­ния едва ли не таким же соста­вом, как и участ­ни­ки. Про­сто были рас­сре­до­то­че­ны по углам, по кустам, мел­ки­ми груп­па­ми. Все фик­си­ро­ва­ли на видео и фото, обо всем докла­ды­ва­ли в режи­ме онлайн, но ника­ких пре­пят­ствий не чини­ли. С нашей сто­ро­ны тоже все было кор­рект­но. Хотя это, конеч­но, сило­ви­ков нико­гда не останавливало.

- Как вы сами оце­ни­ва­е­те акцию? Наро­ду-то при­шло немно­го — чело­век две­сти, по нашим оценкам…

- Да, вы пра­вы. В самом нача­ле акции было чело­век 200—250. С одной сто­ро­ны, меня очень пора­до­ва­ло то, что этот повод — опас­ность поли­ти­че­ско­го тер­ро­ра в совре­мен­ном Казах­стане — собрал в одной точ­ке ярких, извест­ных и авто­ри­тет­ных  пред­ста­ви­те­лей граж­дан­ско­го обще­ства, поли­ти­ков, кото­рые дале­ко не все­гда нахо­дят общий язык меж­ду собой в повсе­днев­ной работе.

Были на этой акции С.Абдильдин и Г.Алдамжаров, Булат Аби­лов, Жар­ма­хан Туяк­бай, Сер­гей Дува­нов, Болат Ата­ба­ев, Гуль­жан Ерга­ли­е­ва, Рыспек Сар­сен­ба­ев, Петр Сво­ик, Жаса­рал Куа­ны­ша­лин, и мно­гие дру­гие. Меро­при­я­тие без сомне­ний полу­чи­лось пред­ста­ви­тель­ным. Но вот количественно.…

К сожа­ле­нию, мы в оче­ред­ной раз убе­ди­лись, что уро­вень поли­ти­че­ской куль­ту­ры и сте­пень граж­дан­ской ответ­ствен­но­сти у наших граж­дан крайне не раз­ви­ты.  Мы неод­но­крат­но уже убеж­да­лись, что люди, даже дове­ден­ные до отча­я­ния, не гото­вы выно­сить свой внут­рен­ний про­тест даль­ше соб­ствен­ной кухни.

- Но поче­му люди боят­ся откры­то заяв­лять свой протест? 

- Пото­му что не верят, что ситу­а­цию мож­но изме­нить. Пото­му что не чув­ству­ют в себе силу и силу в оппо­зи­ци­он­ных дви­же­ни­ях и пар­ти­ях. Пото­му что пока не полу­ча­ет­ся создать еди­ный, мобиль­ный, мощ­ный и силь­ный про­тестный костяк. Пото­му что не уда­ет­ся нам пока сде­лать про­тестные дви­же­ния мод­ны­ми, попу­ляр­ны­ми, при­тя­га­тель­ны­ми.… Как это слу­чи­лось перед оран­же­вы­ми собы­ти­я­ми на Укра­ине, как это про­ис­хо­дит сего­дня в Рос­сии. Меха­низм пока стоит.

Его нуж­но заве­сти, рас­ка­чать, и тогда про­цесс пой­дет. Про­тестные груп­пы будут обрас­тать новы­ми людь­ми, кре­а­ти­вом, попу­ляр­ны­ми иде­я­ми, появят­ся мас­сы, с кото­ры­ми уже будут счи­тать­ся, кото­рые будут пред­став­лять из себя силу и кото­рые смо­гут повер­нуть ситу­а­цию в нуж­ное русло.

Посмот­ри­те, что про­ис­хо­дит: одни и те же лица, одни и те же фами­лии. На акции при­хо­дят граж­дане, кото­рых ни в чем убеж­дать уже не нуж­но. А све­жей моло­дой кро­ви, образ­но гово­ря, нет. Где наша интел­ли­ген­ция, где попу­ляр­ные веду­щие, музы­кан­ты? Неуже­ли они всем доволь­ны? Да нико­гда не поверю.

Посмот­ри­те на ту же Моск­ву. Пар­фе­нов, Ефре­мов, Соб­чак, Вася Обло­мов, Юрий Шев­чук.… Пола­гаю, они люди обес­пе­чен­ные, никто с этим спо­рить не будет. Но ведь вли­лись в про­тестное дви­же­ние? Помог­ли сде­лать его мод­ным, попу­ляр­ным? Все зави­сит от сте­пе­ни граж­дан­ской ответственности.

Люди вез­де оди­на­ко­вые. Нет смыс­ла ссы­лать­ся на мен­та­ли­тет, на уро­вень обра­зо­ва­ния, интел­лек­та. Про­сто меха­низм пока не вклю­чил­ся — поэто­му мы и соби­ра­ем по 200 чело­век. Если не выхо­дят на ули­цу из-за повы­ше­ния тари­фов, цен на про­дук­ты, мизер­ных посо­бий и пен­сий, то что уж гово­рить о поли­ти­че­ских репрес­си­ях. Каж­дый дума­ет, что уж это-то его точ­но обой­дет сто­ро­ной, не пони­мая, что отсут­ствие реак­ции на вызо­вы вре­ме­ни при­ве­дет нас в обо­зри­мом буду­щем к турк­мен­ско­му вари­ан­ту, когда о каких-то сво­бо­дах и пра­вах вооб­ще недо­пу­сти­мо будет даже думать…

- И что же делать в такой ситуации?

- Надо объ­ек­тив­но смот­реть на вещи, и надо выши­бать из себя страх. Если бы в день аре­ста Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва пять  тысяч его сто­рон­ни­ков вышли к СИЗО КНБ и потре­бо­ва­ли жест­ко его осво­бож­де­ния, думаю, он бы был сей­час сво­бо­ден. Но не вышли же.…

Все очень сме­ло и реши­тель­но выска­зы­ва­ют­ся в соци­аль­ных сетях, в ком­мен­та­ри­ях на том или ином пор­та­ле… А как дохо­дит до прак­ти­че­ских дей­ствий — все оста­ют­ся в сво­ей вир­ту­аль­ной реаль­но­сти. Поэто­му мы сего­дня и име­ем поли­ти­че­ских заклю­чен­ных, поли­ти­че­ские убий­ства, поли­ти­че­ских изгнан­ни­ков. Пото­му что пози­ция боль­шин­ства — «моя хата с краю».

- Мы зна­ем, что парал­лель­но акции про­хо­ди­ли и в реги­о­нах тоже. Там  были проблемы?

- Про­бле­мы, конеч­но же, были. Раз­но­го харак­те­ра. И столк­но­ве­ния с пра­во­охра­ни­тель­ны­ми орга­на­ми, и фак­тор низ­кой актив­но­сти насе­ле­ния. Если в полу­то­ра­мил­ли­он­ной  Алма­те вышли 200 чело­век, то в трех­сот­ты­сяч­ных област­ных цен­трах вышли по 20—30 граж­дан. Это, к сожа­ле­нию, дан­ность, ее надо при­знать, но с ней нель­зя мирить­ся. При­чи­ны — те же самые, о кото­рых я ска­зал выше.

Что каса­ет­ся реак­ции сило­ви­ков на акции (ска­жу, что в реги­о­нах они про­во­ди­лись уси­ли­я­ми толь­ко  алгов­цев и ком­му­ни­стов), то она была вез­де раз­ной. В боль­шин­стве реги­о­нов поз­во­ли­ли, как и в Алма­ты, про­ве­сти спо­кой­но, без задер­жа­ний и аре­стов. Но вот, к при­ме­ру, в Тара­зе, как толь­ко доста­ли пла­ка­ты и фото поли­ти­че­ских заклю­чен­ных, тут же после­до­ва­ла неза­мед­ли­тель­ная реак­ция: зало­ма­ли руки, при­во­лок­ли в опор­ный пункт, соста­ви­ли про­то­ко­лы об адм­на­ру­ше­ни­ях, изъ­яли видео и фото­но­си­те­ли, стер­ли всю инфор­ма­цию. Одним сло­вом, беспределили.

В Акто­бе, где мемо­ри­ал нахо­дит­ся за горо­дом, высо­ко на камен­ной соп­ке, аки­мат запу­стил на пло­щад­ку толь­ко свои маши­ны, заста­вив ста­ри­ков под­ни­мать­ся в гору пеш­ком, гло­тая пыль.… Думаю, это про­сто аморально.

В Коста­нае нака­нуне акции в офис нашим ребя­там зво­нил некто, пред­ста­вив­шись сотруд­ни­ком КНБ, кото­рый уже десять лет про­во­дит день памя­ти само­сто­я­тель­но и за вме­ша­тель­ство алгов­цев в его акцию при­гро­зил всех засудить…

- Что вы дума­е­те делать даль­ше? Буде­те про­дол­жать акции в надеж­де, что люди все-таки  ста­нут более активными?

- Нуж­но про­дол­жать рабо­тать. Нель­зя отча­и­вать­ся, нель­зя оста­нав­ли­вать­ся. Нуж­но искать новые идеи, новые под­хо­ды, новые фор­ма­ты, направ­лен­ные на изме­не­ние граж­дан­ско­го сознания.

Сей­час для нас, алгов­цев, очень важ­но отра­бо­тать по линии защи­ты  Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва и всех, кто пошел при­це­пом за раз­жи­га­ние соци­аль­ной роз­ни. Добить­ся откры­то­сти про­цес­са, при­влечь как мож­но боль­шее коли­че­ство меж­ду­на­род­ных наблю­да­те­лей, экс­пер­тов, жур­на­ли­стов, пра­во­за­щит­ни­ков. Мы же пони­ма­ем, что все дока­за­тель­ства будут высо­са­ны из паль­ца, а само  дело шито белы­ми нит­ка­ми. Нуж­но, что­бы все это всплы­ло на поверх­ность, ста­ло дока­за­тель­ством пол­ной неви­нов­но­сти Воло­ди и дру­гих ребят.

В более гло­баль­ном плане, нуж­но про­дол­жать созда­вать силь­ное, мобиль­ное, гра­мот­ное ядро из чис­ла пред­ста­ви­те­лей поли­ти­че­ских пар­тий, непра­ви­тель­ствен­ных орга­ни­за­ций, граж­дан­ских инсти­ту­тов. Под­го­тов­ка подоб­ных акций — митин­гов НЕсо­глас­ных, Дня памя­ти —  помо­га­ет нам всем при­те­реть­ся друг с дру­гом, про­ве­рить спо­соб­но­сти  и, исхо­дя из это­го, пере­рас­пре­де­лять ответ­ствен­ность за направ­ле­ния в даль­ней­шем. Одна «Алга» сего­дня ниче­го не поме­ня­ет. Ника­кое НПО в оди­ноч­ку не сдви­нет  с места низ­кую граж­дан­скую актив­ность обще­ства. У нас у всех общие цели,  поэто­му, нуж­но нахо­дить ком­про­мисс, точ­ки сопри­кос­но­ве­ния, вза­и­мо­по­ни­ма­ния, вза­и­мо­дей­ствия — и дви­гать­ся дальше.

Фор­ма — это уже дру­гое. Глав­ное  — пра­виль­ная  идея, мес­седж, посыл, кото­рый  уве­ли­чит чис­ло сто­рон­ни­ков.  А фор­ма может быть раз­ной. И митин­ги, и какие-то локаль­ные акции, и рабо­та в соци­аль­ном поле, чем наша пар­тия уже несколь­ко лет зани­ма­ет­ся, помо­гая граж­да­нам отста­и­вать их пра­ва по пусть мел­ким, но кон­крет­ным, живым про­бле­мам. Ну и, конеч­но, инфор­ма­ция. К сожа­ле­нию, огром­ное чис­ло казах­стан­цев сего­дня живут в инфор­ма­ци­он­ном ваку­у­ме. Его нуж­но разрушать.

Впе­ре­ди огром­ная рабо­та. Поэто­му хочу поже­лать успе­ха и себе само­му, и всем сво­им дру­зьям и кол­ле­гам в дости­же­нии нашей общей цели. А она, исхо­дя из все­го выше­ска­зан­но­го, у нас одна — акти­ви­за­ция граж­дан­ско­го созна­ния, избав­ле­ние обще­ства от стра­ха и убеж­де­ние граж­дан в том, что нель­зя быть фата­ли­ста­ми. Все мож­но изме­нить. Но сде­лать это можем толь­ко мы сами.

Бесе­до­вал Нурах­мет КЕНЖЕЕВ

Read More:
Миха­ил СИЗОВ: «Люди не верят, что все мож­но изменить!”

архивные статьи по теме

У страны нет шансов

Урожайные рекорды как гений Назарбаева?

Депутат – премьеру: кто ответил за срыв программы?