17 C
Астана
19 мая, 2024
Image default

Мечты о прибыли разбились о риски

При­чи­на мас­со­во­го ухо­да запад­ных инве­сто­ров с казах­стан­ско­го рын­ка мор­ских неф­те­по­ис­ко­вых работ — в систе­ме госре­гу­ли­ро­ва­ния. Про­бле­мы и рис­ки пере­ве­ши­ва­ют пер­спек­ти­вы дохо­дов, счи­та­ет дирек­тор по кор­по­ра­тив­ным обзо­рам и рас­сле­до­ва­ни­ям в стра­нах Цен­траль­ной Азии и Кас­пий­ско­го реги­о­на бри­тан­ской ком­па­нии GPW Кейт Маллинсон.

 

Автор: Артур ШАХНАЗАРЯН

Недав­но министр неф­ти и газа РК Сау­ат Мын­ба­ев заявил, что казах­стан­ская сто­ро­на подыс­ки­ва­ет стра­те­ги­че­ско­го парт­не­ра для раз­ра­бот­ки мор­ско­го место­рож­де­ния Абай. Поче­му он вдруг пона­до­бил­ся? Из про­ек­та ушла нор­веж­ская «Ста­тойл».

Как гово­рят наблю­да­те­ли, ее уход стал наи­бо­лее болез­нен­ным в чере­де выхо­дов запад­ных ком­па­ний из про­ек­тов по казах­стан­ско­му шель­фу Кас­пия. Корот­ко вспом­ним, что в про­шлом году фран­цуз­ская Total отка­за­лась от уча­стия в про­ек­те «Женис», ита­льян­ская Eni — от участ­ка Шага­ла. В этом году аме­ри­кан­ская ConocoPhilips про­да­ла КМГ свою долю в про­ек­те «Н». Shell ото­зва­ла все преж­ние пред­ло­же­ния и не име­ет пла­нов на уча­стие в новых про­ек­тах на шель­фе Кас­пия и так далее. Так поче­му ухо­дят из про­ек­тов инвесторы?

По мне­нию дирек­то­ра по кор­по­ра­тив­ным обзо­рам и рас­сле­до­ва­ния по стра­нам Цен­траль­ной Азии и Кас­пий­ско­го реги­о­на бри­тан­ской ком­па­нии GPW Кейт Мал­лин­сон, глав­ная при­чи­на  — в суще­ству­ю­щей систе­ме госрегулирования.

- Огром­ный потен­ци­ал угле­во­до­ро­дов Казах­ста­на оче­ви­ден для всех миро­вых неф­тя­ных ком­па­ний. Одна­ко в нынеш­них финан­со­вых, нор­ма­тив­ных и мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ских усло­ви­ях, дей­ству­ю­щих в стране, финан­со­вые сум­мы буду­щих дохо­дов про­сто не скла­ды­ва­ют­ся, — объ­яс­ни­ла Мал­ли­сон. — Если необ­хо­ди­мые изме­не­ния не про­изой­дут, Казах­стан про­дол­жит терять инвесторов.

Как пола­га­ет экс­перт, инве­сто­рам есть где раз­ви­вать­ся — они могут уйти в дру­гие реги­о­ны, бога­тые угле­во­до­ро­да­ми, такие, напри­мер, как Арк­ти­ка, пред­ла­га­ю­щая поли­ти­че­скую ста­биль­ность и мелководье.

Оце­ни­вая выход ком­па­нии «Ста­тойл», Кейт Мал­лин­сон отме­ти­ла, что этой ком­па­нии еще повез­ло, пото­му как она не успе­ла вло­жить в раз­ра­бот­ку про­ек­та боль­ших средств. Куда в менее при­ят­ном поло­же­нии ока­за­лись дру­гие круп­ные игро­ки, напри­мер ком­па­ния Шелл, кото­рая вло­жи­ла не менее $7 млрд в орга­ни­за­цию про­из­вод­ства, но, еще даже не видя пер­вой неф­ти, столк­ну­лась с жест­ки­ми реше­ни­я­ми властей.

- Пра­ви­тель­ство Казах­ста­на предъ­яв­ля­ет весь­ма жест­кие тре­бо­ва­ния к неф­тя­ным ком­па­ни­ям по таким вопро­сам, как мест­ное содер­жа­ние (local content) и соци­аль­ные инве­сти­ции. Давят и искус­ствен­но нала­га­е­мые эко­ло­ги­че­ские штра­фы. Одно­вре­мен­но круп­ные ком­па­нии стал­ки­ва­ют­ся с более тре­бо­ва­тель­ны­ми анти­кор­руп­ци­он­ны­ми пра­ви­ла­ми веде­ния биз­не­са у себя на родине. Но эти новые тре­бо­ва­ния запад­ных регу­ля­то­ров труд­но увя­зать с прак­ти­кой из-за жест­кой вза­и­мо­свя­зи поли­ти­ки и биз­не­са в Рес­пуб­ли­ке Казах­стан, — отме­ти­ла г‑жа Маллинсон.

Наря­ду со слож­но­стя­ми в госре­гу­ли­ро­ва­нии отдель­ную про­бле­му пред­став­ля­ет собой пере­рас­ход средств и задерж­ки с запус­ком в свя­зи с тех­ни­че­ски­ми труд­но­стя­ми рабо­ты. При­чи­на их воз­ник­но­ве­ния, по мне­нию экс­пер­та, — неэф­фек­тив­ная систе­ма управ­ле­ния: “Искус­ствен­ное созда­ние нера­бо­та­ю­щих (дис­функ­ци­о­наль­ных) кон­сор­ци­у­мов, таких, как в про­ек­те Каша­ган, при­ве­ло к тому, что меж­ду­на­род­ные неф­тя­ные ком­па­нии заня­ли более сла­бую пози­цию в пере­го­во­рах с более уве­рен­ным пра­ви­тель­ством Казахстана”.

Уча­стие в кон­сор­ци­у­ме боль­шо­го коли­че­ства ком­па­ний на рав­ных усло­ви­ях при­ве­ло к тому, что про­ект застрял в рас­прях. В ито­ге кон­сор­ци­ум пре­вра­тил­ся в трех­уров­не­вую струк­ту­ру с уча­сти­ем агент­ских ком­па­ний, кото­рые сла­бо коор­ди­ни­ру­ют рабо­ту меж­ду собой. Все это созда­ет про­бле­мы в управ­ле­нии про­ек­том и отри­ца­тель­но ска­зы­ва­ет­ся на его резуль­та­тах. Но для вла­стей Казах­ста­на это воз­мож­ность исполь­зо­вать в свою поль­зу про­ти­во­ре­чия меж­ду инвесторами.

Поми­мо теку­щих рис­ков, свя­зан­ных с пере­смот­ром усло­вий по согла­ше­ни­ям, зару­беж­ные ком­па­нии, инве­сти­ру­ю­щие в мор­ские неф­тя­ные про­ек­ты в казах­стан­ском сек­то­ре Кас­пия, рас­смат­ри­ва­ют и рис­ки, свя­зан­ные со сме­ной руко­вод­ства страны.

- Мно­гие круп­ные кон­трак­ты, кото­рые были под­пи­са­ны на льгот­ных усло­ви­ях в 1990 годах, после ухо­да дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та стра­ны могут быть пере­смот­ре­ны, при­чем при любом сце­на­рии сме­ны вла­сти, — счи­та­ет Кейт Маллинсон.

Таким обра­зом, кар­ти­на, со слов бри­тан­ско­го экс­пер­та, выри­со­вы­ва­ет­ся отнюдь не радуж­ная. Запад­ные инве­сто­ры ухо­дят. Но кто зай­мет их место? Кейт Мал­лин­сон пола­га­ет, что в каче­стве стра­те­ги­че­ских парт­не­ров вла­сти Казах­ста­на могут при­влечь ази­ат­ские ком­па­нии. Но этот вари­ант чре­ват тех­но­ло­ги­че­ски­ми рисками.

- Выход меж­ду­на­род­ных неф­тя­ных ком­па­ний чре­ват даль­ней­шим затя­ги­ва­ни­ем про­из­вод­ства неф­ти, посколь­ку ни наци­о­наль­ная гос­ком­па­ния «Каз­Му­най­Газ», ни любая из китай­ских неф­тя­ных ком­па­ний не может срав­нить­ся с ними в тех­но­ло­ги­ях, — под­черк­ну­ла г‑жа Маллинсон.

С этим труд­но поспо­рить. Одна­ко во мно­гом рас­ста­нов­ка сил вокруг борь­бы за ресур­сы казах­стан­ско­го шель­фа Кас­пия будет зави­сеть от резуль­та­тов эпо­пеи с пер­вой нефтью на Каша­гане, гово­рят наблю­да­те­ли. Если этот про­ект будет про­ва­лен запад­ны­ми ком­па­ни­я­ми, то их пози­ции еще боль­ше ослабнут…

Ори­ги­нал статьи:

Меч­ты о при­бы­ли раз­би­лись о риски

архивные статьи по теме

ДАБЛ ВЛАСТЬ

Editor

«Свежачок» под местным лейблом

Минск взорвали из Москвы?