21 C
Астана
23 апреля, 2024
Image default

Медные пятаки для Имашева

На про­шлой неде­ле газе­та «Ураль­ская неде­ля» про­иг­ра­ла иск о защи­те чести и досто­ин­ства от началь­ни­ка управ­ле­ния внут­рен­ней поли­ти­ки аки­ма­та Запад­но-Казах­стан­ской обла­сти Тлек­ка­бы­ла Има­ше­ва. Сум­ма взыс­ка­ния — 5 мил­ли­о­нов тен­ге. По при­зна­нию ее редак­то­ра Тама­ры Есля­мо­вой, кол­лек­тив и чита­те­ли будут защи­щать газе­ту до кон­ца и все­ми способами. 

 

Автор: Тама­ра ЕСЛЯМОВА

 

- Тама­ра Алип­ка­ли­ев­на, како­во настро­е­ние редак­ции и как Вы оце­ни­ва­е­те реше­ние суда?

- Пере­ва­ри­ва­ем. Реше­ние ураль­ско­го город­ско­го суда, что назы­ва­ет­ся, за рам­ка­ми все­го и вся. Оно абсо­лют­но неза­кон­ное, ни на чем не основано.

Суд рас­по­ла­гал дву­мя экс­пер­ти­за­ми: цен­тра экс­пер­тиз Мини­стер­ства юсти­ции и цен­тра линг­ви­сти­че­ской экс­пер­ти­зы фон­да защи­ты жур­на­ли­стов «Адил соз». Они не нашли при­зна­ков выска­зы­ва­ний, поро­ча­щих честь и досто­ин­ство Има­ше­ва в этой ста­тье. Лишь у экс­пер­та Миню­ста была такая фра­за, что «может быть, най­де­ны при­зна­ки ущер­ба дело­вой репу­та­ции», в сосла­га­тель­ном накло­не­нии. В суде же г‑н Има­шев не при­вел ни одно­го дока­за­тель­ства, каким обра­зом были нару­ше­ны его честь и досто­ин­ство. Ни одно­го заме­ча­ния не было о том, какой ущерб потер­пе­ла его дело­вая репу­та­ция, — это и сам судья сказал.

Одна­ко судья такое реше­ние вынес­ла, огла­си­ла в пят­ни­цу, но мы до сих пор его не полу­чи­ли, что­бы уви­деть, на чем же судья осно­вы­ва­лась. Это, без­услов­но, заказ­ное решение.

- Кто, на Ваш взгляд, сде­лал заказ и глав­ное — за что?

- Это заказ кри­ми­на­ли­те­та. И это удоб­ный спо­соб рас­пра­вы над неугод­ной газе­той. Один­на­дцать лет наша газе­та суще­ству­ет, и все 11 лет то и дело они пред­при­ни­ма­ют такие спо­со­бы сте­реть нас с лица земли.

- Буде­те ли Вы оспа­ри­вать реше­ние суда?

- Да, без­услов­но. Это была пер­вая инстан­ция, и мы будем в апел­ля­ци­он­ных инстан­ци­ях дока­зы­вать… Нель­зя мирить­ся с неза­кон­ны­ми вещами.

Г‑н Има­шев в интер­вью агент­ству «Тен­гри» гово­рит, что день­ги для меня не важ­ны, я нао­бум назвал эту сум­му. Но здесь чинов­ник врет: если он нао­бум назвал 5 мил­ли­о­нов, то поче­му нака­нуне огла­ше­ния реше­ния при­нес допол­ни­тель­ное хода­тай­ство о том, что­бы взыс­кать уже 10 мил­ли­о­нов? То есть это рас­счи­тан­ные дей­ствия, это сре­жис­си­ро­ва­но, конеч­но. И это дела­ет груп­па лиц в нашей области.

- Вы може­те про­иг­рать суд. Что Вы наме­ре­ны делать тогда, как пога­шать долг?

- Нет у нас этих денег, и неот­ку­да их выплачивать.

- А как ведут себя чита­те­ли, рекла­мо­да­те­ли? Есть ли от них поддержка?

- Под­держ­ка, конеч­но, есть. Наши чита­те­ли воз­му­ще­ны этим реше­ни­ем, и воз­ник­ло мно­го твор­че­ских ини­ци­а­тив. Люди пред­ла­га­ют нам мно­го­чис­лен­ные акции, знаю, что на днях будет пода­на заяв­ка в аки­мат на митинг по это­му пово­ду. Есть совет от жите­лей обла­сти — соби­рать эти день­ги для Има­ше­ва медя­ка­ми, по 5 тен­ге. Навер­ное, доста­вим ему эту мелочь меш­ка­ми. Мы при­мем все предложения…

Воз­му­ти­тель­но еще то, что в Жана­о­зене, когда погиб­ли люди, в част­но­сти мать чет­ве­рых детей, во всех таких слу­ча­ях их семьям была выпла­че­на ком­пен­са­ция не более 1 мил­ли­о­на тен­ге, а честь Има­ше­ва, когда не было уста­нов­ле­но досто­вер­но, что его честь вооб­ще потер­пе­ла какой-либо ущерб, суд оце­ни­ва­ет в 5 мил­ли­о­нов тен­ге. Это лицо наше­го государства…

- Вы осве­ща­ли жана­о­зен­ский про­цесс? Была ли реак­ция вла­сти на публикации?

- Мы все­гда все осве­ща­ли, по Жана­о­зе­ну очень мно­го мате­ри­а­лов пуб­ли­ко­ва­ли. Знаю, что это не нра­ви­лось мест­ным вла­стям, и с зимы идет дав­ле­ние. В фев­ра­ле от вла­дель­ца типо­гра­фии тре­бо­ва­ли, что­бы он отка­зал­ся печа­тать нас. Но пред­при­ни­ма­тель поте­рял бы при­быль, поэто­му он пока отста­и­ва­ет свое. В послед­нее вре­мя уси­ли­лось дав­ле­ние на опто­вых про­дав­цов — им угро­жа­ют, если они будут про­да­вать нашу газету.

- К сло­ву, есть ли ново­сти о поис­ках неиз­вест­ных, кото­рые угро­жа­ют опто­ви­кам? И обра­ща­лись ли Вы в полицию?

- Нет, нико­го не нашли. Заяв­ле­ние в поли­цию мы пока не пода­ли, попро­си­ли людей фото­гра­фи­ро­вать тех, кто к ним под­хо­дит, хотим опо­знать. Киос­ке­ры гово­рят, что эти люди пред­став­ля­ют­ся сотруд­ни­ка­ми про­ку­ра­ту­ры, аки­ма­та. Пока нет ни одной фото­гра­фии. Но это, без­услов­но, мошен­ни­че­ство, даже если это сотруд­ни­ки госор­га­нов. Нет осно­ва­ний пре­сле­до­вать нас, к нам нет ни одной офи­ци­аль­ной претензии.

- Если вер­нуть­ся к Жана­о­зе­ну, како­ва была реак­ция чита­те­лей на Ваши публикации?

- Эта беда сту­чит в серд­цах людей, я знаю. Мы дела­ли заме­ры: 65% опро­шен­ных очень близ­ко к серд­цу это вос­при­ни­ма­ют, бук­валь­но ране­ны собы­ти­я­ми в Жана­о­зене. Еще про­цен­тов 25 пыта­ют­ся защи­тить­ся от этой инфор­ма­ции рав­но­ду­ши­ем, настоль­ко она для них раня­щая. Они гово­рят, что не хотят этим инте­ре­со­вать­ся, но это про­сто само­со­хра­не­ние. И совер­шен­но кро­хот­ные про­цен­ты — это люди, кото­рым дей­стви­тель­но неваж­но это.

Но я посто­ян­но слы­шу, как люди об этом гово­рят. В любой кон­фликт­ной ситу­а­ции, где на одной пло­щад­ке спо­рят народ и пред­ста­ви­те­ли аки­ма­та, я слы­шу, как люди обя­за­тель­но упо­мя­нут Жана­о­зен. Люди живут с этим, и пока их разум не может отве­тить на вопрос: что делать? Но ничто не исче­за­ет в нику­да, а Жана­о­зен остал­ся в самом сердце.

- Веро­ят­но, нерав­но­ду­шие редак­ции к тра­ге­дии тоже ста­ло одной из при­чин нынеш­них пре­сле­до­ва­ний? Как Вы отно­си­тесь в этой свя­зи к заяв­ле­нию клу­ба глав­ных редак­то­ров, что жур­на­ли­сты долж­ны питать насе­ле­ние надеж­да­ми, а не рас­ска­зы­вать о проблемах?

- Жур­на­ли­сты — это все­го лишь зер­ка­ло обще­ства и все­го, что про­ис­хо­дит. Есте­ствен­но, нуж­но иметь сме­лость смот­реть на чест­ную кар­ти­ну. Могу ска­зать о нашей редак­ци­он­ной поли­ти­ке. Сло­ган у нашей газе­ты такой — узна­ем, раз­мыш­ля­ем, дей­ству­ем! То есть мы ста­ра­ем­ся мате­ри­а­лы давать таким обра­зом, что­бы люди дели­лись друг с дру­гом, как выхо­дить из ситу­а­ции. Мне не тре­бу­ет­ся, что­бы кто-то кор­рек­ти­ро­вал мою редак­ци­он­ную поли­ти­ку, доста­точ­но ува­жать себя в про­фес­сии и про­фес­сию в себе, и ниче­го ново­го нель­зя изоб­ре­сти. У меня есть ответ­ствен­ность редак­то­ра перед читателями.

- Похо­же, что при­зы­вы к раз­мыш­ле­нию и дей­ствию наша власть как раз счи­та­ет осо­бо опас­ны­ми. Несмот­ря ни на что, жела­ем Вашей газе­те выдер­жать это испытание.

- Спа­си­бо! В 2010 году на нас было два иска, и каж­дый — на 20 мил­ли­о­нов. Так что через этот опыт мы про­хо­ди­ли, счаст­ли­вым обра­зом все раз­ре­ши­лось в нашу поль­зу. Так будет и в этом слу­чае — спра­вед­ли­вость и прав­да за нами.

Под­го­то­ви­ла Ири­на МЕДНИКОВА

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №27 (249) от 27 июля 2012 года

Continue reading here:
Мед­ные пята­ки для Имашева

архивные статьи по теме

Куда пойдём мы с пятачком?..

ЖАНАОЗЕН: «Стрелять по моей команде!»

Не жуЖЖать, а всем чирикать!