14 C
Астана
23 июня, 2021
Image default

Кыргызско-таджикский конфликт: чью сторону занимают соседние страны?

Пре­зи­дент Таджи­ки­ста­на Эмо­ма­ли Рах­мон (сле­ва) и пре­зи­дент Рос­сии Вла­ди­мир Путин (спра­ва) на цере­мо­нии у Моги­лы Неиз­вест­но­го Сол­да­та у Крем­лев­ской сте­ны 9 мая 2021 года.

Недав­ние бое­вые дей­ствия на кыр­гыз­ско-таджик­ской гра­ни­це поста­ви­ли союз­ни­ков двух стран в затруд­ни­тель­ное поло­же­ние — никто не хочет откры­то вста­вать на сто­ро­ну одной из стран. Но сло­ва­ми и дела­ми неко­то­рые лиде­ры дают понять, какую пози­цию они занимают.

Когда в кон­це апре­ля вдоль кыр­гыз­ско-таджик­ской гра­ни­цы вспых­ну­ли бое­вые дей­ствия, мно­гие стра­ны и орга­ни­за­ции поспе­ши­ли при­звать к пре­кра­ще­нию огня и мир­но­му раз­ре­ше­нию погра­нич­но­го конфликта.

Но никто не поже­лал откры­то вста­вать на сто­ро­ну Кыр­гыз­ста­на или Таджи­ки­ста­на, не гово­ря уже о каких-либо ком­мен­та­ри­ях отно­си­тель­но наси­лия, в резуль­та­те кото­ро­го погиб­ло более 50 человек.

Одна­ко после­до­вав­шие за согла­ше­ни­ем о пре­кра­ще­нии бое­вых дей­ствий заяв­ле­ния и дей­ствия содер­жат кос­вен­ные ука­за­ния, по кото­рым мож­но понять, какой пози­ции при­дер­жи­ва­ют­ся неко­то­рые лидеры.

РАХМОН — НА ПАРАДЕ ПОБЕДЫ В МОСКВЕ 

Пре­зи­ден­ту Таджи­ки­ста­на Эмо­ма­ли Рах­мо­ну посчаст­ли­ви­лось несколь­ко меся­цев назад при­нять при­гла­ше­ние при­е­хать Моск­ву с офи­ци­аль­ным визи­том на празд­но­ва­ние Дня Побе­ды 9 мая. Рах­мон был един­ствен­ным ино­стран­ным гла­вой госу­дар­ства, кото­рый при­сут­ство­вал на мос­ков­ских тор­же­ствах. Эта поезд­ка дала ему воз­мож­ность встре­тить­ся с пре­зи­ден­том Рос­сии Вла­ди­ми­ром Пути­ным 8 мая и на сле­ду­ю­щий день — во вре­мя пара­да на Крас­ной площади.

В сооб­ще­ни­ях о состо­яв­шей­ся встре­че двух пре­зи­ден­тов не упо­ми­на­лось, что были какие-то обсуж­де­ния бое­вых дей­ствий 28–30 апре­ля на кыр­гыз­ско-таджик­ской гра­ни­це, хотя пресс-сек­ре­тарь Пути­на Дмит­рий Пес­ков заявил несколь­ки­ми дня­ми ранее, что эта тема будет на повест­ке дня, а 30 апре­ля Путин пред­ло­жил высту­пать посред­ни­ком в конфликте.

Ком­мен­та­рии Пути­на любо­пыт­ны тем, что они, похо­же, кос­вен­но свя­за­ны с реше­ни­ем про­бле­мы меж­ду Кыр­гыз­ста­ном и Таджикистаном.

Водо­рас­пре­де­ли­тель­ное соору­же­ние «Голов­ное» воз­ле села Кок-Таш Бат­кен­ской обла­сти, став­шее при­чи­ной кыр­гыз­ско-таджик­ско­го кон­флик­та. Когда сотруд­ни­ки «Бат­кен­во­до­ка­на­ла» нача­ли про­во­дить очи­сти­тель­ные рабо­ты на водо­за­бо­ре, жите­ли села Ход­жаи Ало со сто­ро­ны Таджи­ки­ста­на потре­бо­ва­ли, что­бы рабо­ты на дан­ном участ­ке про­во­ди­лись сов­мест­но. 5 мая 2021 года.

Тема рос­сий­ских воен­ных баз в Таджи­ки­стане, где вско­ре после окон­ча­ния Вто­рой миро­вой вой­ны была дис­ло­ци­ро­ва­на 201‑я диви­зия Рос­сии, воз­ни­ка­ет вся­кий раз во вре­мя встреч Пути­на и Рах­мо­на, а так­же, когда США и дру­гие ино­стран­ные силы выво­дят вой­ска из Афганистана.

Путин ска­зал: «Мы рабо­та­ем над её [201‑й базы] укреп­ле­ни­ем, над укреп­ле­ни­ем таджик­ских воору­жён­ных сил».

Заяв­ле­ние об укреп­ле­нии Воору­жен­ных сил Таджи­ки­ста­на, без­услов­но, не оста­лось неза­ме­чен­ным в Кыр­гыз­стане, пусть даже Путин и ска­зал, что это необ­хо­ди­мо в свя­зи с уси­ле­ни­ем бое­вых дей­ствий в Афганистане.

Хотя обе сто­ро­ны в при­гра­нич­ных боях понес­ли суще­ствен­ные поте­ри, дан­ные о чис­ле жертв пока­зы­ва­ют, что кыр­гы­зы серьез­нее постра­да­ли в боях с таджиками.

СИГНАЛЫ ПУТИНА

Кремль неод­но­крат­но заяв­лял о необ­хо­ди­мо­сти ста­биль­но­сти в Кыр­гыз­стане, где у Рос­сии так­же есть воен­ная база и где с 2005 года про­изо­шло три революции.

В июле 2019 года быв­ший тогда пре­зи­ден­том Кыр­гыз­ста­на Алмаз­бек Атам­ба­ев встре­тил­ся с Пути­ным в Москве.

В тот момент меж­ду Атам­ба­е­вым и его пре­ем­ни­ком, пре­зи­ден­том Соорон­ба­ем Жээн­бе­ко­вым, был в раз­га­ре кон­фликт, но, несмот­ря на то что фор­маль­но он нахо­дил­ся под домаш­ним аре­стом, Атам­ба­ев поки­нул Кыр­гыз­стан на само­ле­те, кото­рый выле­тел из рос­сий­ской воен­ной базы в Канте.

В кон­це встре­чи с Атам­ба­е­вым Путин, ссы­ла­ясь на рево­лю­ции 2005 и 2010 годов в Кыр­гыз­стане, ска­зал: «Кыр­гыз­стан пере­жил уже несколь­ко доста­точ­но серьез­ных внут­ри­по­ли­ти­че­ских потря­се­ний, если быть более точ­ным, как мини­мум, два» — и доба­вил, что стра­на «нуж­да­ет­ся в поли­ти­че­ской стабильности».

Путин так­же ска­зал, что в рам­ках уси­лий по дости­же­нию ста­биль­но­сти народ Кыр­гыз­ста­на дол­жен «объ­еди­нить­ся вокруг дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та и помо­гать ему в раз­ви­тии государства».

Враж­да меж­ду Атам­ба­е­вым и Жээн­бе­ко­вым не пре­кра­ти­лась, и все­го через две неде­ли элит­ные вой­ска МВД Кыр­гыз­ста­на устро­и­ли штурм рези­ден­ции Атам­ба­е­ва под Бишкеком.

После кро­во­про­лит­но­го про­ти­во­сто­я­ния Атам­ба­ев сдал­ся и в конеч­ном ито­ге был заклю­чен в тюрьму.

Затем, в октяб­ре 2020 года, про­те­сты про­тив фаль­си­фи­ка­ции резуль­та­тов пар­ла­мент­ских выбо­ров в Кыр­гыз­стане при­ве­ли к отстав­ке Жээнбекова.

Что каса­ет­ся отно­ше­ний Моск­вы с новым пра­ви­тель­ством пре­зи­ден­та Сады­ра Жапа­ро­ва, то пока что они очень холодные.

Рах­мон, с дру­гой сто­ро­ны, нахо­дит­ся у вла­сти в Таджи­ки­стане почти 29 лет, и для Крем­ля он пред­став­ля­ет ста­биль­ность в стране, кото­рая гра­ни­чит с Афганистаном.

Рос­сия при­ло­жи­ла мно­го уси­лий и денег для того, что­бы Таджи­ки­стан стал стра­ной, спо­соб­ной про­ти­во­сто­ять про­ник­но­ве­нию из Афганистана.

Одна­ко во вре­мя встреч с Рах­мо­ном 8 мая Путин так­же гово­рил о таджик­ских тру­до­вых мигран­тах в России.

– Знаю, что это чув­стви­тель­ный вопрос для Таджи­ки­ста­на… Доста­точ­но боль­шой объ­ём для под­держ­ки семей люди [рабо­чие мигран­ты] направ­ля­ют из Рос­сии к себе домой [в Таджикистан].

Рос­сия дер­жит воен­ные базы и на тер­ри­то­рии Таджи­ки­ста­на, и на тер­ри­то­рии Кыргызстана.

То же отно­сит­ся и к Кыргызстану.

Сот­ни тысяч граж­дан Кыр­гыз­ста­на и Таджи­ки­ста­на рабо­та­ют в Рос­сии и отправ­ля­ют день­ги сво­им семьям. Без этих средств эко­но­ми­ка обе­их стран мог­ла бы про­сто рух­нуть, а свя­зан­ный с этим эко­но­ми­че­ский спад спро­во­ци­ро­вал бы соци­аль­ные волнения.

Сво­им обе­ща­ни­ем ока­зать допол­ни­тель­ную помощь таджик­ским воору­жен­ным силам Путин может послать кыр­гыз­ским вла­стям сиг­нал о том, что им даже не сто­ит заду­мы­вать­ся о воз­об­нов­ле­нии агрес­сии вдоль гра­ни­цы с Таджи­ки­ста­ном. А упо­ми­на­ни­ем о мил­ли­ар­дах дол­ла­ров, отправ­лен­ных рабо­чи­ми-мигран­та­ми сво­им семьям, он посы­ла­ет сооб­ще­ние этим двум стра­нам о потен­ци­аль­ных рыча­гах воз­дей­ствия, кото­рые Рос­сия может исполь­зо­вать про­тив Таджи­ки­ста­на или Кыр­гыз­ста­на, если одна из сто­рон пред­при­мет дей­ствия по деста­би­ли­за­ции ситу­а­ции вдоль их общей границы.

В то вре­мя как Крем­лю нуж­но под­дер­жи­вать какой-то баланс, дру­гим стра­нам в этом надоб­но­сти нет.

КТО КОМУ ПОЗВОНИЛ И КАК

Опять же, ни одна стра­на или меж­ду­на­род­ная орга­ни­за­ция не высту­пи­ла на сто­роне Кыр­гыз­ста­на или Таджикистана.

Но неко­то­рые из них выра­зи­ли собо­лез­но­ва­ния в свя­зи с поне­сен­ны­ми в резуль­та­те бое­вых дей­ствий потерями.

1 мая пре­зи­дент Казах­ста­на Касым-Жомарт Тока­ев позво­нил пре­зи­ден­ту Жапа­ро­ву, что­бы выра­зить собо­лез­но­ва­ния постра­дав­шим в резуль­та­те бое­вых дей­ствий в южной обла­сти Кыр­гыз­ста­на Бат­кен и ска­зать, что Казах­стан готов ока­зать гума­ни­тар­ную помощь Кыргызстану.

Тока­ев так­же пого­во­рил с Рах­мо­ном, кото­рый, как сооб­ща­ет­ся, «подроб­но про­ин­фор­ми­ро­вал [Тока­е­ва]» об исто­рии при­гра­нич­но­го кон­флик­та и теку­щей ситуации.

Тока­ев так­же пред­ло­жил свою помощь в посред­ни­че­стве меж­ду Кыр­гыз­ста­ном и Таджи­ки­ста­ном и пла­ни­ру­ет посе­тить Душан­бе 19–20 мая.

4 мая министр ино­стран­ных дел Турк­ме­ни­ста­на Рашид Мере­дов позво­нил сво­е­му кыр­гыз­ско­му кол­ле­ге Рус­ла­ну Казак­ба­е­ву, что­бы выра­зить собо­лез­но­ва­ния «род­ным и близ­ким погиб­ших граж­дан Кыргызстана».

В тот же день министр ино­стран­ных дел Арме­нии Ара Айва­зян позво­нил Казак­ба­е­ву с ана­ло­гич­ным посланием.

4 мая Айва­зян так­же раз­го­ва­ри­вал с мини­стром ино­стран­ных дел Таджи­ки­ста­на Сирод­жид­ди­ном Мух­рид­ди­ном, но в сооб­ще­ни­ях не упо­ми­на­лось ни о каких собо­лез­но­ва­ни­ях отно­си­тель­но потерь Таджикистана.

Жапа­ров 10 мая раз­го­ва­ри­вал с Пути­ным, и они, как сооб­ща­ет­ся, обсу­ди­ли недав­ние бое­вые действия.

Путин пообе­щал предо­ста­вить Кыр­гыз­ста­ну гума­ни­тар­ную помощь, но теле­фон­ный зво­нок – это не то же самое, что двух­днев­ные встре­чи в Москве, хотя мно­гие дета­ли пере­го­во­ров Пути­на и Рах­мо­на, осо­бен­но их обсуж­де­ние бое­вых дей­ствий на гра­ни­це, – оста­ют­ся неизвестными.

Пере­ве­ла с англий­ско­го язы­ка Али­са Вальсамаки.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Верховных судей признали виновными

С такой охраной и врагов не надо?

Как Нацбанк щелкнул депутатов по носу