fbpx

Куспан Косшыгулов: о независимых профсоюзах и требованиях к Астане

Куспан Кос­шы­гу­лов (в цен­тре) — один из работ­ни­ков неф­тя­ной стро­и­тель­ной ком­па­нии, объ­явив­ших голо­дов­ку с тре­бо­ва­ни­ем, что­бы Казах­стан не лик­ви­ди­ро­вал неза­ви­си­мую кон­фе­де­ра­цию проф­со­ю­зов. Актау, 8 янва­ря 2017 года.

В нача­ле декаб­ря Меж­ду­на­род­ная кон­фе­де­ра­ция проф­со­ю­зов на кон­грес­се в Копен­га­гене при­оста­но­ви­ла член­ство Казах­ста­на и потре­бо­ва­ла от Аста­ны пре­кра­тить пре­сле­до­вать неза­ви­си­мые проф­со­ю­зы. Куспан Кос­шы­гу­лов, на встре­че в Дании рас­ска­зав­ший о ситу­а­ции с неза­ви­си­мы­ми проф­со­ю­за­ми в Казах­стане, дал интер­вью Азатты­ку.

На IV Все­мир­ном кон­грес­се, про­шед­шем в Копен­га­гене с 2 по 7 декаб­ря, чле­ны Меж­ду­на­род­ной кон­фе­де­ра­ции проф­со­ю­зов заяви­ли, что в ее рядах «нет места орга­ни­за­ции, кото­рой управ­ля­ют орга­ны вла­сти и где игно­ри­ру­ют прин­ци­пы демо­кра­тии и устав» орга­ни­за­ции. На этом сове­ща­нии член­ство Феде­ра­ции проф­со­ю­зов Казах­ста­на было при­оста­нов­ле­но.

В при­ня­той резо­лю­ции гово­рит­ся, что в Казах­стане «зако­ном огра­ни­че­на проф­со­юз­ная дея­тель­ность и госу­дар­ствен­ные орга­ны вме­ши­ва­ют­ся во внут­рен­ние дела проф­со­ю­за, уси­ли­ва­ет­ся пре­сле­до­ва­ние акти­ви­стов неза­ви­си­мых проф­со­ю­зов».

В Феде­ра­ции проф­со­ю­зов Казах­ста­на заяви­ли, что они кате­го­ри­че­ски не соглас­ны с исклю­че­ни­ем и при­оста­нов­ле­ние член­ства было про­ве­де­но с гру­бы­ми нару­ше­ни­я­ми уста­ва кон­фе­де­ра­ции.

​Все­мир­ный кон­гресс МКП потре­бо­вал от вла­стей Казах­ста­на отме­нить при­го­во­ры в отно­ше­нии лиде­ров неза­ви­си­мых проф­со­ю­зов Ами­на Еле­уси­но­ва, Нур­бе­ка Кушак­ба­е­ва, Лари­сы Харь­ко­вой и Ерла­на Бал­та­бая и немед­лен­но пре­кра­тить их пре­сле­до­ва­ние, выявить винов­ных в напа­де­нии на акти­ви­ста Дмит­рия Синяв­ско­го и нака­зать их.

Кро­ме это­го, кон­гресс потре­бо­вал пере­смот­реть дела в отно­ше­нии акти­ви­стов мир­ной заба­стов­ки неф­тя­ни­ков 2011 года в Жана­о­зене Мак­са­та Дос­ма­гам­бе­то­ва (ныне покой­но­го), Розы Туле­та­е­вой и дру­гих акти­ви­стов, а так­же при­влечь к ответ­ствен­но­сти лиц, отдав­ших при­каз стре­лять по заба­стов­щи­кам, винов­ных в при­ме­не­нии к ним пыток на эта­пе след­ствия. В допол­не­ние МКП выра­зи­ла под­держ­ку акти­ви­стам неза­ви­си­мо­го рабо­че­го дви­же­ния в Казах­стане.

Один из лиде­ров создан­ной работ­ни­ка­ми пред­при­я­тия Oil Construction Company (ОСС) в Ман­ги­ста­уской обла­сти неза­ви­си­мой проф­со­юз­ной орга­ни­за­ции Куспан Кос­шы­гу­лов, участ­во­вав­ший в кон­грес­се по спе­ци­аль­но­му при­гла­ше­нию, дал интер­вью Азатты­ку.

47-лет­ний акти­вист был уво­лен после акции голо­дов­ки неф­тя­ни­ков OСС, потре­бо­вав­ших от вла­стей Казах­ста­на отме­нить реше­ние суда о лик­ви­да­ции Кон­фе­де­ра­ции неза­ви­си­мых проф­со­ю­зов Казах­ста­на в 2017 году.

ТРЕБОВАНИЕ КОНГРЕССА МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНФЕДЕРАЦИИ ПРОФСОЮЗОВ

Азаттык: Гос­по­дин Кос­шы­гу­лов, о чем вы гово­ри­ли в сво­ем выступ­ле­нии на IV Все­мир­ном кон­грес­се Меж­ду­на­род­ной кон­фе­де­ра­ции проф­со­ю­зов, кото­рый состо­ял­ся в Копен­га­гене 2–7 декаб­ря?

Куспан Кос­шы­гу­лов: Преж­де все­го я рас­ска­зал о слож­но­стях с реги­стра­ци­ей неза­ви­си­мых проф­со­ю­зов в Казах­стане. Так­же рас­ска­зал об уго­лов­ных делах в отно­ше­нии лиде­ров неза­ви­си­мо­го проф­со­ю­за Oil Conctruction Company Ами­на Еле­уси­но­ва и Нур­бе­ка Кушак­ба­е­ва, Лари­сы Харь­ко­вой, руко­во­ди­те­ля Кон­фе­де­ра­ции неза­ви­си­мых проф­со­ю­зов Казах­ста­на, кото­рая была лик­ви­ди­ро­ва­на реше­ни­ем суда. Обра­тил­ся к Меж­ду­на­род­ной орга­ни­за­ции тру­да с прось­бой ока­зать содей­ствие в оправ­да­нии казах­стан­ских акти­ви­стов неза­ви­си­мых проф­со­ю­зов.

Я так­же рас­ска­зал о про­дол­жа­ю­щем­ся пре­сле­до­ва­нии чле­нов неза­ви­си­мо­го проф­со­ю­за, о воз­буж­де­нии уго­лов­но­го дела в отно­ше­нии одно­го из лиде­ров кон­фе­де­ра­ции Ерла­на Бал­та­бая и напа­де­нии на акти­ви­ста проф­со­ю­за Дмит­рия Синяв­ско­го. В кон­грес­се, кото­рый состо­ял­ся в Копен­га­гене, участ­во­ва­ли шесть пред­ста­ви­те­лей Феде­ра­ции проф­со­ю­зов Казах­ста­на. Одна­ко никто из них не высту­пил.

Азаттык: Какие докла­ды и темы обсуж­де­ний вам запом­ни­лись?

Куспан Кос­шы­гу­лов: В ходе обще­ния с кол­ле­га­ми понял, что в дру­гих стра­нах, кро­ме Казах­ста­на, будь то заба­стов­ки или голо­дов­ки, проф­со­ю­зы не под­вер­га­ют­ся уго­лов­но­му пре­сле­до­ва­нию за дей­ствия по защи­те тру­до­вых прав работ­ни­ков. Мне кажет­ся, что толь­ко в нашей стране могут уво­лить и при­влечь к суду за уча­стие в заба­стов­ке. В дру­гих стра­нах про­те­сты проф­со­ю­зов рас­смат­ри­ва­ют­ся как «есте­ствен­ный про­цесс» и как «один из спо­со­бов защи­ты сво­их прав, если они не могут прий­ти к согла­ше­нию с рабо­то­да­те­лем». Я слы­шал, что чле­нов проф­со­ю­за могут при­влечь к штра­фам толь­ко в том слу­чае, если будет дока­за­но, что их дей­ствия про­ти­во­ре­чат зако­ну. Лич­но у меня это вызва­ло удив­ле­ние.

ЗАКРЫТИЕ НЕЗАВИСИМОГО ПРОФСОЮЗА

Азаттык: Как вы ста­ли зани­мать­ся проф­со­юз­ной дея­тель­но­стью и что при­ве­ло вас к борь­бе за неза­ви­си­мую орга­ни­за­цию?

Куспан Кос­шы­гу­лов: Всё нача­лось в 2011 году, когда я рабо­тал элек­тро­мон­таж­ни­ком в ком­па­нии OСС в Ман­ги­ста­уской обла­сти. Одна­жды я высту­пил про­тив руко­вод­ства, и меня уво­ли­ли. Я оста­вал­ся без­ра­бот­ным в тече­ние шести меся­цев. Эти собы­тия сов­па­ли с выбо­ра­ми Ами­на Еле­уси­но­ва пред­се­да­те­лем проф­со­ю­за OСС. Я пожа­ло­вал­ся в проф­со­юз, они отсто­я­ли мои пра­ва. В то вре­мя у нас не было сво­е­го юри­ста, поэто­му я нанял адво­ка­та. В ито­ге я вер­нул­ся на рабо­ту и мне выпла­ти­ли зара­бот­ную пла­ту за вре­мя вынуж­ден­но­го про­гу­ла.

Тогда я понял, что проф­со­юз может защи­тить пра­ва работ­ни­ков. Поду­мал, что если каж­дый граж­да­нин будет защи­щать свои пра­ва и бороть­ся, то может устро­ить­ся на рабо­ту, полу­чать зар­пла­ту и содер­жать свою семью. После это­го я начал изу­чать проф­со­юз­ные доку­мен­ты, зако­ны о тру­де и помо­гать дру­гим работ­ни­кам, кото­рые стал­ки­ва­ют­ся с неспра­вед­ли­во­стью со сто­ро­ны рабо­то­да­те­лей. Позд­нее был избран в совет прав­ле­ния проф­со­ю­за OСС.

Азаттык: Неза­ви­си­мый проф­со­юз неф­тя­ни­ков OСС, чле­ном кото­ро­го вы явля­лись, был закрыт судом. Одна­ко актив­ные чле­ны объ­еди­не­ния, не согла­сив­шись с этим реше­ни­ем, с мая про­дол­жа­ют писать жало­бы и пыта­ют­ся защи­тить проф­со­юз. К чему при­ве­ли ваши тре­бо­ва­ния?

Куспан Кос­шы­гу­лов: Сей­час мы пода­ем кас­са­ци­он­ную жало­бу в суд. В целом судеб­ные про­цес­сы в отно­ше­нии проф­со­ю­зов про­во­ди­лись неза­кон­но. 11 апре­ля Ман­ги­ста­ус­кий област­ной эко­но­ми­че­ский суд на осно­ва­нии иска област­но­го аки­ма­та при­нял реше­ние о закры­тии неза­ви­си­мой проф­со­юз­ной орга­ни­за­ции ОСС. Мы слу­чай­но уви­де­ли это реше­ние на сай­те суда и пода­ли апел­ля­ци­он­ную жало­бу, одна­ко про­иг­ра­ли.

Мы узна­ли, что, несмот­ря на про­дол­жа­ю­ще­е­ся судеб­ное раз­би­ра­тель­ство, аки­мат Ман­ги­ста­уской обла­сти начал про­цесс по лик­ви­да­ции нашей проф­со­юз­ной орга­ни­за­ции, поэто­му мы про­ве­ли собра­ние и попро­си­ли, что­бы шесть чело­век вклю­чи­ли в лик­ви­да­ци­он­ную комис­сию. Одна­ко вла­сти отка­за­лись выпол­нить нашу прось­бу. Соглас­но зако­ну, они долж­ны были опуб­ли­ко­вать в СМИ сооб­ще­ние о лик­ви­да­ции. Мы так­же не смог­ли полу­чить ответ на вопрос, когда и в каких СМИ было опуб­ли­ко­ва­но это объ­яв­ле­ние.

«14 ЗАЯВОК О РЕГИСТРАЦИИ»

Азаттык: Извест­но, что неза­ви­си­мый проф­со­юз ОСС не был заре­ги­стри­ро­ван в отрас­ле­вом проф­со­ю­зе неф­тя­ни­ков Феде­ра­ции проф­со­ю­зов Казах­ста­на. Что послу­жи­ло тому при­чи­ной?

Куспан Кос­шы­гу­лов: Было несколь­ко при­чин. Вна­ча­ле проф­со­юз ОСС был при­нят в отрас­ле­вой проф­со­юз неф­тя­ни­ков Аты­ра­уской обла­сти, кото­рый вхо­дит в состав Феде­ра­ции проф­со­ю­зов Казах­ста­на, одна­ко позд­нее, соглас­но зако­ну о проф­со­ю­зах, при­ня­то­му в июле 2014 года, нам ска­за­ли «не реги­стри­ро­вать­ся» и исклю­чи­ли из сво­е­го соста­ва. Я тогда был чле­ном прав­ле­ния. Соглас­но ново­му зако­ну о проф­со­ю­зах, мы 14 раз обра­ща­лись за реги­стра­ци­ей обще­ствен­ной орга­ни­за­ции. Одна­ко депар­та­мент юсти­ции Ман­ги­ста­уской обла­сти по раз­ным при­чи­нам воз­вра­щал наши заяв­ле­ния.

Таким обра­зом, шесть меся­цев, предо­став­лен­ные для пере­ре­ги­стра­ции в свя­зи с новым зако­ном, истек­ли. На самом деле наши про­бле­мы нача­лась еще до при­ня­тия ново­го зако­на о проф­со­ю­зах. Про­ект зако­на нам пока­за­ли на проф­со­юз­ном семи­на­ре в Астане в сен­тяб­ре 2013 года. Мы высту­пи­ли про­тив и потре­бо­ва­ли, что­бы чле­ны 16 проф­со­ю­зов в реги­оне откло­ни­ли про­ект. Но нас никто не послу­шал. Таким обра­зом, закон был при­нят.

Азаттык: Кро­ме Кон­фе­де­ра­ции неза­ви­си­мых проф­со­ю­зов Казах­ста­на, в стране суще­ству­ет объ­еди­не­ние неза­ви­си­мых проф­со­ю­зов «Ама­нат». Вы сотруд­ни­ча­е­те с пред­ста­ви­те­ля­ми это­го проф­со­ю­за?

Куспан Кос­шы­гу­лов: В насто­я­щее вре­мя проф­со­юз­ной орга­ни­за­ции работ­ни­ков ОСС в Казах­стане не суще­ству­ет. В целом, как нам кажет­ся, неко­то­рым силам навер­ху важ­но, что­бы мы не заре­ги­стри­ро­ва­лись и лик­ви­ди­ро­ва­лись. При­чи­ной это­му явля­ет­ся уго­лов­ное дело про­тив Ерла­на Бал­та­бая, пред­се­да­те­ля един­ствен­ной неза­ви­си­мой проф­со­юз­ной орга­ни­за­ции в Казах­стане проф­со­ю­за «Достой­ный труд» и отрас­ле­во­го проф­со­ю­за топ­лив­но-энер­ге­ти­че­ско­го ком­плек­са в Шым­кен­те. Зна­ко­мый сце­на­рий: после судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства отрас­ле­вой проф­со­юз пре­кра­тит свою дея­тель­ность, а это озна­ча­ет, что неза­ви­си­мый проф­со­юз пол­но­стью лик­ви­ди­ру­ют.

Меж­ду тем Меж­ду­на­род­ная кон­фе­де­ра­ция проф­со­ю­зов при­зна­ла нас пол­но­прав­ным чле­ном несмот­ря на то, что в сво­ей стране у нас нет юри­ди­че­ской силы. У нас нет ника­ких парт­нер­ских отно­ше­ний с проф­со­ю­зом «Ама­нат», посколь­ку у нас нет юри­ди­че­ской силы в сво­ей стране.

Декабрь 13, 2018

Ори­ги­нал ста­тьи: РАДИО АЗАТТЫК – Казах­ская редак­ция Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»