23 C
Астана
15 июля, 2024
Image default

Кулибаев — Абулгазин — Сулейменов. Чьи уши торчат за ростом цен на газ?

Январ­ские про­тестные выступ­ле­ния в ряде горо­дов Казах­ста­на, пово­дом для кото­рых стал дву­крат­ный (с 60 до 120 тен­ге за литр) рост цены на сжи­жен­ный газ в запад­ных реги­о­нах рес­пуб­ли­ки, под­толк­ну­ли вла­сти не толь­ко к пере­смот­ру цено­вой поли­ти­ки, но и к поис­ку кон­крет­ных винов­ни­ков в про­изо­шед­шем. Одним из них может ока­зать­ся ком­па­ния Petrosun, за кото­рой, воз­мож­но, сто­ят инте­ре­сы  зятя пер­во­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на Тиму­ра Кулибаева.

Недав­но ста­ло извест­но, что в отно­ше­нии казах­стан­ско-китай­ско­го пред­при­я­тия Petrosun, зани­ма­ю­ще­го лиди­ру­ю­щее место по реа­ли­за­ции сжи­жен­но­го газа в южных реги­о­нах стра­ны, нача­лось досу­деб­ное расследование.

«С сен­тяб­ря по декабрь 2021 года ком­па­ния Petrosun, зло­упо­треб­ляя таким поло­же­ни­ем, еже­ме­сяч­но завы­ша­ла мак­си­маль­ный уро­вень цены на авто­газ, в резуль­та­те сто­и­мость за ука­зан­ный пери­од повы­си­лась на 323,8% за тон­ну това­ра», — сооб­щи­ла про­ку­ра­ту­ра Алматы.

В ито­ге над­зор­ным орга­ном было воз­буж­де­но уго­лов­ное дело по части 2 ста­тьи 221 (зло­упо­треб­ле­ние моно­по­ли­сти­че­ской дея­тель­но­стью) УК РК.

Но что из себя пред­став­ля­ет Petrosun и кто за ней сто­ит? Мы попы­та­лись разо­брать­ся в этом вопро­се и выяс­ни­ли любо­пыт­ные факты.

На офи­ци­аль­ном сай­те ком­па­нии Petrosun гово­рит­ся, что участ­ни­ка­ми ком­па­нии явля­ют­ся ТОО «КННК интер­на­ци­о­нал в Казах­стане» и ТОО «Petrolex Group». 

Из дру­гих откры­тых источ­ни­ков сле­ду­ет, что в чис­ле учре­ди­те­лей ТОО «Petrolex Group» чис­лят­ся три юри­ди­че­ских лица и   Айдан Сулей­ме­но­ва. Послед­няя — дочь пер­во­го мини­стра ино­стран­ных дел неза­ви­си­мо­го Казах­ста­на Туле­утая Сулей­ме­но­ва, супру­га Дани­я­ра Абул­га­зи­на, муль­ти­мил­ли­о­не­ра из спис­каказах­стан­ско­го «Форб­са», и сест­ра Диа­са Сулей­ме­но­ва, быв­ше­го руко­во­ди­те­ля «Тор­го­во­го дома «Каз­Му­най­Га­за», а ныне совла­дель­ца мно­го­от­рас­ле­вой орга­ни­за­ции «Қамқор Менеджмент».

Дани­яр Абул­га­зин, по вер­сии Forbes Kazakhstan, зани­ма­ет 16‑е место в рей­тин­ге бога­тей­ших людей Казах­ста­на и 10‑е – в спис­ке самых вли­я­тель­ных биз­не­сме­нов стра­ны с состо­я­ни­ем $455 000 000. И на пару с супру­гой Айдан Сулей­ме­но­вой вла­де­ет доля­ми в ТОО «Petrosun». 

Даняр Абул­га­зин так­же изве­стен сво­и­ми тес­ны­ми свя­зя­ми с зятем пер­во­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на Тиму­ром Кули­ба­е­вым. Через ком­па­нию ADD Invest Properties сов­мест­но с Тиму­ром и Дина­рой Кули­ба­е­вы­ми он управ­ля­ет ТРЦ Keruen city Astana, ТРЦ Keruen, ТРЦ Talan Towers и БЦ «Туран 18» в сто­ли­це, ТРЦ Baizaar mall в Аты­рау и ТРЦ Keruen city Aktobe.

В свою оче­редь Диас Сулей­ме­нов, зани­ма­ю­щий 38‑ю строч­ку в рей­тин­ге самых вли­я­тель­ных биз­не­сме­нов по вер­сии Forbes Kazakhstan, явля­ет­ся совла­дель­цем и гене­раль­ным дирек­то­ром мно­го­от­рас­ле­вой груп­пы «Қамқор Менедж­мент», соучре­ди­те­лем ТОО «Brent Invest», вла­де­ю­щим долей в сети АЗС Sinooil сов­мест­но с сест­рой Айдан Сулей­ме­но­вой, совла­дель­цем ТОО «Актю­бин­ская ком­па­ния инерт­ных материалов». 

И в парт­нер­стве с Алта­ем Кули­ба­е­вым (сыном Тиму­ра Кули­ба­е­ва) и Арма­ном Исма­и­ло­вым он так­же вла­де­ет ТОО «Ресторан.kz».

О тес­ных свя­зях тро­и­цы Кули­ба­ев-Абул­га­зин-Сулей­ме­нов еще в 2018 году рас­ска­зал пор­тал KZ.expert. Исто­рия всплы­ла бла­го­да­ря рас­сле­до­ва­ниюнеком­мер­че­ской швей­цар­ской орга­ни­за­ции Public Eye o кор­руп­ции в неф­тя­ной сфе­ре. Речь в нем идет о дея­тель­но­сти трей­де­ра Vitol в Казах­стане, за кото­рым, как ока­за­лось, сто­ит зять Назар­ба­е­ва Тимур Кулибаев.

На фото Дани­яр Абул­га­зин, Тимур Кули­ба­ев, Арвинд Тику и Диас Сулейменов 

Мы не ста­нем в этом мате­ри­а­ле углуб­ля­ют­ся в исто­рию рабо­ты Vitol в Казах­стане (жела­ю­щие могут про­чи­тать о ней в мате­ри­а­ле «Как стать неф­тя­ным коро­лем в Казах­стане»). Но поз­во­лим себе напом­нить из него те момен­ты, кото­рые пока­зы­ва­ют тес­ную связь меж­ду эти­ми людь­ми и дают осно­ва­ние пред­по­ла­гать, что за ком­па­ни­ей Petrolex Group тор­чат уши Тиму­ра Кулибаева.

А всплы­ли подроб­но­сти теп­лых брат­ских отно­ше­ний бла­го­да­ря утеч­ке дан­ных. С лета 2014 года по конец 2016 года на ано­ним­ной интер­нет-плат­фор­ме Kazaword была обна­ро­до­ва­на пере­пис­ка меж­ду топ-мене­дже­ра­ми Vitol и дву­мя казах­стан­ски­ми муль­ти­мил­ли­о­не­ра­ми Диа­сом Сулей­ме­но­вым и Дани­я­ром Абул­га­зи­ным. Пере­пис­ка дати­ро­ва­на пери­о­дом с 2009 года по 2015 год.

«Сво­я­ки Сулей­ме­нов и Абул­га­зин суме­ли вска­раб­кать­ся на самый верх казах­стан­ской вла­сти и биз­не­са. Они вхо­дят в круг зятя пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва Тиму­ра Кули­ба­е­ва. Как и послед­ний, они зани­ма­ли высо­кие долж­но­сти в круп­ных госу­дар­ствен­ных неф­те­га­зо­вых ком­па­ни­ях, одно­вре­мен­но обес­пе­чи­вая успех соб­ствен­но­му част­но­му биз­не­су. Поки­нув госу­дар­ствен­ную служ­бу, тро­и­ца про­дол­жи­ла рабо­тать в част­ных неф­тя­ных ком­па­ни­ях и лоб­бист­ских энер­ге­ти­че­ских груп­пах. Эти трое явля­ют­ся «поли­ти­че­ски­ми зна­чи­мы­ми лица­ми» соглас­но опре­де­ле­нию швей­цар­ско­го зако­но­да­тель­ства по отмы­ва­нию денег», — гово­рит­ся в расследовании.

Всту­пая в дело­вые отно­ше­ния с таки­ми лица­ми, швей­цар­ские бан­ки­ры, под­чи­ня­ю­щи­е­ся зако­ну об отмы­ва­нии, обя­за­ны про­ве­сти тща­тель­ную юри­ди­че­скую экс­пер­ти­зу. Одна­ко трей­де­ры, тор­гу­ю­щие потре­би­тель­ски­ми това­ра­ми, не под­чи­ня­ют­ся дан­но­му зако­ну и, сле­до­ва­тель­но, не обя­за­ны про­во­дить ника­кой юри­ди­че­ской экс­пер­ти­зы. Поэто­му они, по мне­нию авто­ров рас­сле­до­ва­ния, «в поли­ти­че­ски зна­чи­мых лицах видят, ско­рее, не риск, а воз­мож­но­сти для раз­ви­тия бизнеса». 

И это хоро­шо вид­но из мей­лов, пред­став­лен­ных на Kazaword, демон­стри­ру­ю­щих уди­ви­тель­ную бли­зость ком­па­нии Vitol к власть имущим.

В каче­стве при­ме­ра «теп­лых и тес­ных отно­ше­ний» авто­ры при­ве­ли фраг­мент одно­го из письма.

«При­вет, бра­тан!» – так начи­на­ет­ся пись­мо руко­во­ди­те­ля отде­ла Цен­траль­ной Азии и Рос­сии ком­па­нии Vitol к Дани­я­ру Абул­га­зи­ну от 14 нояб­ря 2011 года. 

В этот момент Абул­га­зин зани­мал стра­те­ги­че­скую долж­ность в Фон­де наци­о­наль­но­го бла­го­со­сто­я­ния Казах­ста­на «Самрук-Казы­на», руко­во­ди­те­лем кото­ро­го с апре­ля по декабрь 2011 года являл­ся Тимур Кулибаев. 

В зада­чи Абул­га­зи­на вхо­ди­ло управ­ле­ние неф­те­га­зо­вы­ми акци­я­ми, вклю­чая акции «Каз­Му­най­Га­за».

В пись­ме топ-мене­джер Vitol про­сит «бра­та­на» разо­брать­ся с нало­го­вой про­бле­мой и даже дает ему инструк­ции, как посту­пать в отно­ше­нии «двух про­блем­ных момен­тов, кото­рые важ­ны для нас».

«Ника­ких пояс­не­ний, о чем кон­крет­но идет речь, не тре­бо­ва­лось. «Бра­тан» знал. Стиль отно­ше­ний меж­ду менедж­мен­том Vitol и хозя­е­ва­ми из казах­стан­ской пра­вя­щей эли­ты уже был опре­де­лен», — отме­ча­ли расследователи.

О Диа­се Сулей­ма­но­ве рас­сле­до­ва­те­ли писа­ли, что «из всех парт­не­ров Тиму­ра Кули­ба­е­ва Сулей­ме­нов, без сомне­ния, наи­бо­лее верный».

«Обо­их объ­еди­ня­ет любовь к рос­кош­ным при­го­ро­дам Жене­вы, где их жены обу­стро­и­лись на рас­сто­я­нии все­го несколь­ких кило­мет­ров друг от дру­га. В кон­це 2009 года жена Тиму­ра Дина­ра (дочь Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва) купи­ла замок в Анье­ре за 74,7 швей­цар­ских фран­ков. Соглас­но отче­ту, пред­став­лен­но­му в июне 2018 года, в 2010 году жена Диа­са Али­на при­об­ре­ла уча­сток зем­ли в женев­ском рай­оне Коло­ньи, где она постро­и­ла рос­кош­ный дом, оце­ни­ва­е­мый в 40 млн швей­цар­ских фран­ков. По инфор­ма­ции Kazaword, Сулей­ме­нов даже зани­ма­ет­ся управ­ле­ни­ем рас­хо­дов Дина­ры на про­жи­ва­ние в Швей­ца­рии, рабо­тая с ее сче­та­ми и жалобами».

Диас Сулей­ме­нов вырос в тени Тиму­ра Кули­ба­е­ва. С 2003 года он рабо­тал в отде­ле логи­сти­ки «Каз­Му­най­Га­за» (КМГ), где его покро­ви­тель был вто­рым по долж­но­сти чело­ве­ком. С 2004 по 2006 годы он воз­глав­лял АО «Тор­го­вый дом «Каз­Му­най­Газ», отде­ле­ние КМГ, кон­тро­ли­ру­ю­щее долю казах­стан­ско­го неф­тя­но­го экс­пор­та. Офи­сы ком­па­нии рас­по­ло­же­ны в Лон­доне, Луга­но, Дубае, Син­га­пу­ре и Астане. Даже потом, соглас­но инфор­ма­ции Kazaword, он не утра­тил свя­зей с сотруд­ни­ка­ми «Тор­го­во­го дома» в Луга­но, как бы оста­ва­ясь неофи­ци­аль­но их бос­сом. Как сле­ду­ет из рас­сле­до­ва­ния, в 2011 году Сулей­ме­нов полу­чил 11,8 млн дол­ла­ров диви­ден­дов в HSBC Geneva.

Воз­вра­ща­ясь к ситу­а­ции с Petrosun, кото­рую обви­ня­ют в необос­но­ван­ном росте цен на газ, спро­во­ци­ро­вав­шим мас­со­вые акции про­те­сте в Казах­стане в янва­ре 2022 года, то, учи­ты­вая «кру­тость» сто­я­щих за ком­па­ни­ей фигур, поз­во­лим себе пред­по­ло­жить, что на ска­мье под­су­ди­мых ока­жут­ся не они, а лишь оче­ред­ные «стре­лоч­ни­ки». 

Тем более что тро­и­ца уже сей­час страху­ет­ся, вно­ся нема­лые сред­ства в при­ду­ман­ную пре­зи­ден­том Тока­е­вым оче­ред­ную «копил­ку» — фонд «Қаза­қстан халқы­на». Так, от Народ­но­го сбе­ре­га­тель­но­го бан­ка, кон­тро­ли­ру­е­мо­го Тиму­ром и Дина­рой Кули­ба­е­вы­ми, в фонд посту­пи­ло 3 мил­ли­ар­да тен­ге, Дани­яр Абул­га­зин внес 500 мил­ли­о­нов тен­ге, а Диас Сулей­ме­нов – 450 мил­ли­о­нов тенге. 

Впро­чем, в срав­не­нии с ущер­бом, кото­рый был нане­сен стране и казах­стан­цам в ходе акций про­те­стов и после­до­вав­ших за ними погро­ма­ми и рас­стре­лом сило­ви­ка­ми мир­ных людей, эти сум­мы — кап­ля в море.

Источ­ник: Рес­пуб­ли­ка

архивные статьи по теме

Зона ускоренного транзита.

Editor

Протестующих пугают одиночеством

Дело Молдашева уже передали в суд