10 C
Астана
23 октября, 2021
Image default

Кто такая Валентина Чупик, которую не пускают в Россию? 

25 сен­тяб­ря в Рос­сию не пусти­ли извест­ную пра­во­за­щит­ни­цу бес­плат­но­го юри­ста для мигран­тов руко­во­ди­те­ля пра­во­за­щит­ной орга­ни­за­ции «Тонг Жахо­ни» Вален­ти­ну Чупик. У нее ото­бра­ли удо­сто­ве­ре­ние бежен­ца и закры­ли въезд в стра­ну на 30 лет — до 2051 года.

Пра­во­за­щит­ни­ца Вален­ти­на Чупик пятые сут­ки нахо­дит­ся в тран­зит­ной зоне аэро­пор­та Шере­ме­тье­во в Москве. Ей гро­зит депор­та­ция в Узбе­ки­стан.
В минув­шую пят­ни­цу Чупик воз­вра­ща­лась из поезд­ки в Арме­нию. Сотруд­ни­ки погра­нич­ной служ­бы ФСБ оста­но­ви­ли ее в Шере­ме­тье­ве при про­хож­де­нии пас­порт­но­го кон­тро­ля и вру­чи­ли уве­дом­ле­ние от мос­ков­ско­го управ­ле­ния МВД по вопро­сам мигра­ции. Там гово­ри­лось, что Чупик лише­на ста­ту­са бежен­ца из-за «предъ­яв­ле­ния лож­ных све­де­ний или фаль­ши­вых доку­мен­тов». Погра­нич­ни­ки сооб­щи­ли жен­щине, что ей запре­щен въезд в Рос­сию до 2051 года, а затем изъ­яли удо­сто­ве­ре­ние беженца.

Руко­во­ди­тель пра­во­за­щит­ной орга­ни­за­ции «Тонг Жахо­ни» Вален­ти­на Чупик

К Чупик не пус­ка­ют адво­ка­тов, а ее помощ­ник Алек­сандр Ким рас­ска­зал Радио Сво­бо­да, что у пра­во­за­щит­ни­цы вымо­га­ют день­ги. Юри­сты напра­ви­ли запрос в ЕСПЧ с тре­бо­ва­ни­ем вме­шать­ся в ситу­а­цию и допу­стить их в тран­зит­ную зону аэропорта.

«К ней всегда проявляли нездоровый интерес за то, что она помогает мигрантам»

Помощ­ник Вален­ти­ны Чупик Алек­сандр Ким уве­рен, что ее пре­сле­ду­ют по ини­ци­а­ти­ве рос­сий­ских вла­стей за ее пра­во­за­щит­ную деятельность.

— К ней все­гда про­яв­ля­ли нездо­ро­вый инте­рес за то, что она помо­га­ет мигран­там. Она актив­но помо­га­ет сво­им сограж­да­нам и граж­да­нам дру­гих стран Цен­траль­ной Азии и вооб­ще все­го мира. К нам посту­па­ют обра­ще­ния от граж­дан более чем ста стран мира. В свое вре­мя она вынуж­де­на была уехать из Узбе­ки­ста­на, в 2006 году, пото­му что ста­ла жерт­вой пыток, — гово­рит помощник.

Вален­тине Чупик 48 лет. Она поки­ну­ла Узбе­ки­стан после подав­ле­ния про­те­стов в Анди­жане в 2005 году. По сло­вам жен­щи­ны, ее пыта­ли сотруд­ни­ки спец­служб, кото­рые вымо­га­ли у нее день­ги. В 2009 году Вален­ти­на Чупик полу­чи­ла в Рос­сии ста­тус бежен­ца, кото­рый поз­во­ля­ет посто­ян­но про­жи­вать в Рос­сии и вре­мен­но выез­жать в дру­гие стра­ны. Она созда­ла орга­ни­за­цию «Тонг Жахо­ни» («Утро мира»), кото­рая ока­зы­ва­ет юри­ди­че­скую помощь мигран­там из Цен­траль­ной Азии и дру­гих стран.

Мама: «Я не знаю, за что с ней так в России обращаются»

В поне­дель­ник СМИ сооб­щи­ли, что поли­цей­ские при­шли в под­мос­ков­ный дом Вален­ти­ны Чупик. Как пере­да­ет «ОВД-Инфо», они при­гро­зи­ли ее 84-лет­ней мате­ри, так­же граж­дан­ке Узбе­ки­ста­на, соста­вить про­то­кол о про­жи­ва­нии не по месту реги­стра­ции. Любовь Нико­ла­ев­на не зна­ла, где лежат бума­ги, и позво­ни­ла кол­ле­гам доче­ри. Сотруд­ни­ки пра­во­за­щит­ной орга­ни­за­ции гово­рят, что поли­цей­ские спра­ши­ва­ли, «какие даль­ней­шие пла­ны по пово­ду бабуш­ки, пото­му что она оста­лась без опекуна».

«Ситу­а­ция неор­ди­нар­ная и доста­точ­но серьез­ная», — заме­тил один из поли­цей­ских. Кол­ле­ги Чупик дого­во­ри­лись, что один из них на вре­мя пере­едет, что­бы помо­гать пожи­лой жен­щине. С суб­бо­ты они при­хо­дят наве­щать ее два­жды в день. Без доче­ри о Любо­ви Нико­ла­евне неко­му поза­бо­тить­ся — два меся­ца назад в Таш­кен­те от коро­на­ви­ру­са скон­чал­ся ее сын, брат Валентины.

В интер­вью Радио Сво­бо­да Любовь Чупик рас­ска­за­ла, что опа­са­ет­ся за жизнь доче­ри в слу­чае ее депор­та­ции в Узбекистан.

— Я не знаю, за что с ней так в Рос­сии обра­ща­ют­ся. Пото­му что она все дела­ла по зако­ну и даже мигран­там гово­ри­ла: «Вы при­е­ха­ли в дру­гую стра­ну, здесь свои зако­ны, и вы обя­за­ны соблю­дать эти зако­ны. Если ваши пра­ва нару­ше­ны, вас неза­кон­но задер­жа­ли или не выпла­чи­ва­ют зар­пла­ту, я вам все­гда помо­гу». Из Узбе­ки­ста­на мы еле уеха­ли, пото­му что там ей угро­жа­ли. А когда она уеха­ла, веша­ли на дверь устра­ша­ю­щие запис­ки, дави­ли на меня, спра­ши­ва­ли: «Как вы дума­е­те, хоро­шо будет, если она попа­дет под трам­вай или под маши­ну». Я им отве­ча­ла: «Ее здесь нет». — «А мы вас запрем, если она вас любит, она вер­нет­ся обрат­но». Потом я тоже уеха­ла в Россию.

Вален­ти­на Чупик

«Наше государство — это катастрофа»

Гла­ва коми­те­та «Граж­дан­ское содей­ствие» (вне­сен в реестр ино­аген­тов) Свет­ла­на Ган­нуш­ки­на отме­ча­ет, что кон­крет­ные пре­тен­зии МВД к доку­мен­там Вален­ти­ны Чупик до сих пор неизвестны.

— Любое реше­ние долж­ност­но­го лица может быть оспо­ре­но. Если ее лиши­ли ста­ту­са, поче­му не дали ей въе­хать и не дали вре­мя на обжа­ло­ва­ние? Тем более что у нее здесь пре­ста­ре­лая мать. Мы зна­ем, что в этой зоне людей дер­жат людей в ужас­ных усло­ви­ях. У нас там жен­щи­ну-узбеч­ку дер­жа­ли с ребен­ком, и ребен­ка не пус­ка­ли попи­сать, и у четы­рех­лет­не­го ребен­ка была трав­ма, пото­му что ему при­шлось писать на сте­ноч­ку в уго­лоч­ке в этой ком­на­те при всех. Это воз­му­ти­тель­но, — гово­рит пра­во­за­щит­ни­ца Свет­ла­на Ганнушкина.

Гла­ва проф­со­ю­зов тру­дя­щих­ся мигран­тов Ренат Кари­мов уве­рен, что пре­дан­ная широ­кой оглас­ке исто­рия задер­жа­ния Вален­ти­ны Чупик закон­чит­ся благополучно.

— В этой ситу­а­ции я на сто­роне Вален­ти­ны, а не поли­цей­ско­го госу­дар­ства. Думаю, пани­ко­вать не надо. Я видел доку­мен­ты по ее задер­жа­нию, кото­рые были выло­же­ны в пуб­лич­ный доступ. По зако­ну у нее есть месяц для того, что­бы обжа­ло­вать это реше­ние. Она гра­мот­ный юрист и пра­во­за­щит­ник, она най­дет аргу­мен­ты, что­бы отме­нить реше­ние вла­стей. Хотя мы пре­крас­но пони­ма­ем, что в совре­мен­ном рос­сий­ском госу­дар­стве ты можешь быть кри­сталь­но чест­ным чело­ве­ком, но тебя все рав­но будут пре­сле­до­вать, — уве­рен Ренат Каримов.

Чем занимается «Тонг Жахони»

Вален­ти­на Чупик и ее коман­да ока­зы­ва­ют помощь сот­ням людей в день и десят­кам тысяч — за год. Толь­ко в 2021 году «Тонг Жахо­ни», по дан­ным ее сотруд­ни­ков, помог­ла при­мер­но 50 тыся­чам чело­век. Это не толь­ко слож­ные слу­чаи, по кото­рым необ­хо­ди­мо юри­ди­че­ское сопро­вож­де­ние, но и сроч­ное кон­суль­ти­ро­ва­ние по теле­фо­ну. Узнав о задер­жа­нии Чупик, мигран­ты остав­ля­ют сло­ва бла­го­дар­но­сти и поже­ла­ния здо­ро­вья на ее лич­ной стра­ни­це и под поста­ми о ней в соц­се­тях и мес­сен­дже­рах. Ино­стран­цы пишут сот­ни ком­мен­та­ри­ев с вопро­сом, чем теперь они могут помочь ей.

Когда кри­ти­ки обви­ня­ли Чупик в «русо­фо­бии», она отве­ча­ла: «Я нико­го и нико­гда не учи­ла бороть­ся с рос­си­я­на­ми — я учи­ла бороть­ся с нациз­мом и коррупцией».

Вален­ти­на вытас­ки­ва­ла мигран­тов из поли­цей­ских участ­ков, обжа­ло­ва­ла неза­кон­ные штра­фы и выдво­ре­ния, вскры­ва­ла финан­со­вые пира­ми­ды, ули­ча­ла мошен­ни­ков, выби­ва­ла мил­ли­он­ные задол­жен­но­сти по зар­пла­там, выз­во­ля­ла из тру­до­во­го раб­ства. Регу­ляр­но про­во­ди­ла «Шко­лу бес­плат­но­го юри­ста для мигран­тов» и десят­ки тре­нин­гов для ино­стран­цев, во вре­мя кото­рых учи­ла делать то, чем зани­ма­ет­ся сама: оформ­лять доку­мен­ты, искать рабо­ту, тре­бо­вать зар­пла­ту, а глав­ное — отста­и­вать свои пра­ва при встре­чах с полицией.

«Это месть российских силовиков»

Узнав о задер­жа­нии Вален­ти­ны Чупик в Шере­ме­тье­ве, быв­ший глав­ный редак­тор «Фер­га­ны» Мария Янов­ская напи­са­ла, что пра­во­за­щит­ни­ца все­гда помо­га­ла жур­на­ли­стам писать о мигра­ции: кон­суль­ти­ро­ва­ла, дели­лась кон­так­та­ми. И при этом раз­би­ра­лась в каж­дой исто­рии нару­ше­ния прав, не при­ни­мая зара­нее ничью позицию.

«Ее взгляд на ситу­а­цию все­гда помо­гал скор­рек­ти­ро­вать опти­ку, она нико­гда не при­ни­ма­ла сто­ро­ну мигран­тов всле­пую, раз­би­ра­лась в кон­крет­ных ситу­а­ци­ях и зна­ла, каки­ми хит­ры­ми могут быть люди, попав­шие в беду или в непри­ят­но­сти. Но сколь­ким людям она помог­ла, за сколь­ких всту­пи­лась, сколь­ких отби­ла у рос­сий­ско­го леви­а­фа­на — не пере­счи­тать, это десят­ки тысяч. Ее помощь все­гда была бес­плат­на и бес­цен­на. Мигран­ты пере­да­ва­ли ее теле­фон друг дру­гу «на слу­чай беды», ее зна­ли во всех посоль­ствах Цен­траль­ной Азии, ее ува­жа­ли и поба­и­ва­лись — она мог­ла быть ярост­ной. А она вооб­ще ниче­го не боя­лась. И не боит­ся. То, что ей так под­ло запре­ти­ли въезд в РФ, — месть рос­сий­ских сило­ви­ков. Не думаю, что это слож­ная власт­ная мно­го­хо­дов­ка — типа начи­на­ет­ся кам­па­ния про­тив мигран­тов, надо убрать их защит­ни­ков… Боль­ше похо­же на ответ­ку како­го-то взду­то­го пры­ща из орга­нов, кото­ро­го Вален­ти­на доста­ла сво­и­ми обра­ще­ни­я­ми. Но это шок, конечно».

Вален­ти­на Чупик

«Полтора месяца меня каждый день водили на допрос»

На родине в Узбе­ки­стане Чупик тоже зани­ма­лась пра­во­за­щит­ной рабо­той и была вынуж­де­на поки­нуть стра­ну из-за того, что нача­ла полу­чать угро­зы от сотруд­ни­ков спецслужб.

27 сен­тяб­ря Вален­ти­на рас­ска­за­ла Насто­я­ще­му Вре­ме­ни, что заста­ви­ло ее бежать: «С меня тре­бо­ва­ли, что­бы я спер­ва пла­ти­ла 50 % отка­та от меж­ду­на­род­ных гран­тов. Я взя­ток не даю, ни копей­ки я не дала и ска­за­ла, что давать не буду. Потом от меня тре­бо­ва­ли, что­бы я лик­ви­ди­ро­ва­ла орга­ни­за­цию, тре­бо­ва­ли, что­бы я отда­ла им орга­ни­за­цию, тре­бо­ва­ли, что­бы я назна­чи­ла бух­гал­те­ром их чело­ве­ка. А я на все это скром­но отве­ча­ла: “Нет, не для это­го созда­ва­лась орга­ни­за­ция. Я это­го делать не буду”. Меня око­ло полу­то­ра меся­цев каж­дый день води­ли на допро­сы — вече­ром про­сто при­ез­жа­ла маши­на, и меня уво­зи­ли на допрос. В час-два ночи меня отпус­ка­ли, я шла домой пеш­ком весь­ма дале­ко, пото­му что транс­порт уже не ходит в это вре­мя. В фев­ра­ле 2006 года меня встре­ти­ли после коман­ди­ров­ки и поста­ви­ли в под­вал. Я там отсто­я­ла 38 часов. Меня не били, но мне рас­ска­зы­ва­ли про то, как меня будут уби­вать, про то, как меня будут рас­чле­нять, как меня будут наси­ло­вать. Рас­ска­зы­ва­ли про то, как будут уби­вать моих род­ствен­ни­ков, жела­тель­но у меня на гла­зах. Они мог­ли это сде­лать, пото­му что реаль­но есть такие слу­чаи пыток, и их нема­ло. Но это было в 2006 году».

Вопрос о том, поче­му за все годы жиз­ни в Рос­сии она не полу­чи­ла рос­сий­ское граж­дан­ство, Чупик зада­ва­ли десят­ки раз. Но она неиз­мен­но отве­ча­ла, что наде­ет­ся одна­жды вер­нуть­ся в Узбекистан.

«Рос­сий­ское граж­дан­ство я полу­чать не хочу — я очень граж­дан­ски ответ­ствен­ный чело­век, я не гото­ва отве­чать за то, что Рос­сия дела­ет со сво­и­ми граж­да­на­ми, с мигран­та­ми, да и с сосед­ни­ми стра­на­ми, — писа­ла Вален­ти­на в теле­грам-груп­пе, посвя­щен­ной мигра­ции (цити­ру­ет­ся с раз­ре­ше­ния участ­ни­ков). — Рос­сий­ское граж­дан­ство мне не про­сто пред­ла­га­ли — уго­ва­ри­ва­ла полу­чить. Бал­ло­ти­ро­вать­ся во вся­кие депу­та­ты пред­ла­га­ли. И про­сто осно­ва­ний у меня куча — по трем крас­ным дипло­мам, полу­чен­ным в Рос­сии, по носи­те­лю рус­ско­го язы­ка, по ста­ту­су бежен­ца — но я не могу быть граж­дан­кой стра­ны и не ста­рать­ся изме­нить ее к луч­ше­му. А Рос­сию менять труд­но. Вна­ча­ле рос­си­яне долж­ны захо­теть что-то менять».

«Она слишком активно защищала права иностранцев»

Кол­ле­ги и близ­кие Вален­ти­ны Чупик зна­ют, что в послед­ние пол­го­да ей при­хо­ди­ли СМС с угро­за­ми. Так­же око­ло полу­го­да назад кто-то начал регу­ляр­но жало­вать­ся в «Фейс­бук» на стра­ни­цу пра­во­за­щит­ни­цы: ее бани­ли несколь­ко раз, а когда срок бло­ки­ров­ки закан­чи­вал­ся — посту­па­ла новая жало­ба. К арен­до­да­те­лю поме­ще­ния, кото­рое сни­ма­ет под офис «Тонг Жахо­ни», при­хо­ди­ли из уго­лов­но­го розыс­ка — прав­да, кол­ле­ги пра­во­за­щит­ни­цы не в кур­се, свя­зан ли этот визит с дея­тель­но­стью Чупик или с дру­ги­ми дого­во­ра­ми арендодателя.

За гра­ни­цу пра­во­за­щит­ни­ца выле­та­ла доволь­но часто, посе­ща­ла кон­фе­рен­ции. В авгу­сте она лета­ла в Арме­нию по рабо­те, а так­же сде­ла­ла там первую дозу при­вив­ки от COVID-19. В кон­це сен­тяб­ря поле­те­ла за вто­рой. Кол­ле­ги Чупик пола­га­ют, что «сило­ви­ки зафик­си­ро­ва­ли, что она выез­жа­ла, и были гото­вы». При этом удо­сто­ве­ре­ние бежен­ца, кото­рое у пра­во­за­щит­ни­цы отня­ли 25 сен­тяб­ря, про­дле­ва­ет­ся еже­год­но — и когда она в послед­ний раз дела­ла это в мае 2021 года, вопро­сов к Чупик у пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов не возникло.

Пока у пра­во­за­щит­но­го сооб­ще­ства есть лишь общие пред­по­ло­же­ния о при­чи­нах пре­сле­до­ва­ния Вален­ти­ны Чупик: она слиш­ком актив­но защи­ща­ла пра­ва ино­стран­цев. Как напи­са­ла «Новая газе­та», «пра­во­за­щит­ни­ца, в чис­ле про­че­го, рез­ко кри­ти­ко­ва­ла при­ни­ма­е­мые в стране зако­но­про­ек­ты, свя­зан­ные с тру­до­вы­ми мигран­та­ми, осо­бен­но послед­нюю вер­сию феде­раль­но­го зако­но­про­ек­та о мигра­ции, рабо­та над кото­рым сей­час идет в правительстве».

Сама Вален­ти­на в теле­фон­ной бесе­де с кол­ле­га­ми назва­ла две вер­сии того, поче­му у нее мог­ли отобрать доку­мен­ты, — офи­ци­аль­ную и назван­ную ей поли­цей­ски­ми в лич­ной бесе­де. Пер­вая напи­са­на в про­то­ко­ле, где ска­за­но, что Чупик лиши­ли ста­ту­са бежен­ца яко­бы за то, что она предо­ста­ви­ла заве­до­мо лож­ную инфор­ма­цию о себе или фаль­ши­вые доку­мен­ты. «Те, кто меня зна­ет, пони­ма­ют, что я такой прав­доруб тош­но­твор­ный, ни одно­го сек­ре­та в жиз­ни не имею и нена­ви­жу фаль­ши­вые доку­мен­ты. Так что вот это, что ука­за­но в бумаж­ке, — это про­сто бред, — про­ком­мен­ти­ро­ва­ла Вален­ти­на. — А то, что мне озву­чи­ли, — это то, что я слиш­ком актив­но гово­ри­ла о систем­ной кор­руп­ции МВД и слиш­ком мно­го пода­ва­ла жалоб на задер­жа­ние мигран­тов. И что все поли­цей­ские Моск­вы и Петер­бур­га на меня жало­ва­лись, поэто­му меня лиши­ли ста­ту­са беженца».

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

День крушения мифа о единстве в тандеме

Лучше вода из арыка, чем из-под крана

Дустом травить прессу не пробовали?