15 C
Астана
19 мая, 2024
Image default

Кто ответит за сломанную жизнь?

В фев­ра­ле про­шло­го года шести­класс­ни­ца из Кара­ган­ды Веро­ни­ка Овся­но­ва на уро­ке физ­куль­ту­ры сло­ма­ла позво­ноч­ник. Год само­сто­я­тель­ных без­успеш­ных попы­ток поста­вить дочь на ноги выну­дил роди­те­лей рас­ска­зать жур­на­ли­стам ее исто­рию, кото­рая, к сожа­ле­нию, дока­за­ла, что в Казах­стане за здо­ро­вье детей никто ответ­ствен­но­сти не несет.

 

Автор: Але­на КОЛМОГОРОВА

Эта исто­рия слу­чи­лась почти год назад, но широ­кая обще­ствен­ность о ней узна­ла толь­ко сей­час, когда тер­пе­ние и надеж­да мате­ри на выздо­ров­ле­ние доче­ри почти иссяк­ли. Бес­сон­ные ночи, бес­по­мощ­ное наблю­де­ние за стра­да­ни­я­ми Веро­ни­ки выну­ди­ли жен­щи­ну обра­тить­ся за помо­щью к журналистам…

Девоч­ка непо­движ­но лежит на диване, затя­ну­тая в кор­сет. Рядом сто­ят косты­ли, но ходить само­сто­я­тель­но, опи­ра­ясь на них, Веро­ни­ка так и не научи­лась. Виной все­му так и не срос­ши­е­ся позвон­ки. А когда-то уче­ни­ца гим­на­зии меч­та­ла стать хорео­гра­фом, ходи­ла на тан­цы… Впро­чем, сей­час три­на­дца­ти­лет­няя Веро­ни­ка уже спо­кой­но рас­ска­зы­ва­ет о случившемся.

- Мы про­иг­ра­ли маль­чи­кам в бас­кет­бол, и учи­тель­ни­ца нас нака­за­ла. Мы кача­ли пресс на лавоч­ках, — вспо­ми­на­ет подроб­но­сти того дня Веро­ни­ка Овся­но­ва. — Мне ста­ло боль­но. Я ска­за­ла об этом учи­тель­ни­це, а она отве­ти­ла: «Качай, сла­бач­ка, я зани­жу тебе оцен­ки, ты не попа­дешь в сле­ду­ю­щий класс». Я про­гну­лась еще и упа­ла. Еле вста­ла, пошла в раз­де­вал­ку, ста­ла пла­кать, меня еле донес­ли на руках до мед­пунк­та. Позво­ни­ла маме, она меня забрала.

По сло­вам мате­ри девоч­ки, Ната­льи Овся­но­вой, до квар­ти­ры доч­ку при­шлось нести на руках. Дома Веро­ни­ка усну­ла под дей­стви­ем таб­лет­ки из школь­но­го мед­пунк­та и просну­лась лишь на сле­ду­ю­щий день. Толь­ко тогда ста­ло ясно, что трав­ма очень серьез­ная. У девоч­ки отка­за­ли ноги.

Встре­во­жен­ная мать повез­ла ребен­ка в кли­ни­ку име­ни Мака­жа­но­ва. Там девоч­ке поста­ви­ли страш­ный диа­гноз: ком­прес­си­он­ный пере­лом позво­ноч­ни­ка в трех местах. С тех пор жизнь Веро­ни­ки раз­де­ли­лась на две части — до уро­ка физ­куль­ту­ры и после.

Сна­ча­ла был гипс, кото­рый она носи­ла пять меся­цев. При­чем мест­ные вра­чи посо­ве­то­ва­ли маме не давать девоч­ке рас­слаб­лять­ся, застав­лять ее вста­вать и ходить поти­хонь­ку, чтоб мыш­цы не атро­фи­ро­ва­лись. Поз­же ново­си­бир­ские спе­ци­а­ли­сты ска­жут, что в тече­ние пяти меся­цев Веро­ни­ка вооб­ще не долж­на была дви­гать­ся, что­бы не про­изо­шло сме­ще­ния позвон­ков. Увы, позвон­ки сме­сти­лись, позво­ноч­ник искри­вил­ся, обра­зо­ва­лось несколь­ко грыж.

За все это вре­мя учи­тель­ни­ца физ­куль­ту­ры Ана­ста­сия Сне­ги­ре­ва толь­ко один раз наве­да­лась в боль­ни­цу, и то не ради извинений.

- Учи­тель­ни­ца при­хо­ди­ла в боль­ни­цу. Гово­ри­ла: «Я не про­ку­рор, что­бы зада­вать тебе вопро­сы, но мы еще встре­тим­ся». Боль­ше я ее не виде­ла, — вспо­ми­на­ет тот един­ствен­ный визит Вероника.

Ната­лья Овся­но­ва напи­са­ла заяв­ле­ние в Октябрь­ский отдел поли­ции УВД Кара­ган­ды, тре­буя при­влечь педа­го­га к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти за пре­вы­ше­ние пол­но­мо­чий. Одна­ко поли­цей­ские в дей­стви­ях пре­по­да­ва­те­ля соста­ва пре­ступ­ле­ния не нашли. В авгу­сте про­шло­го года сле­до­ва­те­ли вынес­ли поста­нов­ле­ние об отка­зе в воз­буж­де­нии уго­лов­но­го дела. На этом все раз­би­ра­тель­ства вокруг инци­ден­та закон­чи­лись. Ана­ста­сия Сне­ги­ре­ва про­дол­жа­ет рабо­тать в гим­на­зии № 9.

Что инте­рес­но, об этом вопи­ю­щем слу­чае не зна­ли до наше­го звон­ка даже в город­ском отде­ле обра­зо­ва­ния, не гово­ря уже об област­ном депар­та­мен­те. Как пояс­ни­ли в пресс-служ­бе отде­ла обра­зо­ва­ния, мать девоч­ки с заяв­ле­ни­ем к ним не обра­ща­лась. Ну а руко­вод­ство гим­на­зии, судя по все­му, пред­по­чло об этом умол­чать, предо­ста­вив поли­ции искать виновных.

Но про­бле­ма для семьи Овся­но­вых не в поис­ке винов­ных. Вра­чи, начи­ная с участ­ко­во­го и закан­чи­вая леча­щим, ни сло­вом не обмол­ви­лись мате­ри о необ­хо­ди­мо­сти поста­вить девоч­ку в оче­редь на полу­че­ние кво­ты для лече­ния. Роди­те­ли сами через Все­мир­ную сеть вышли на сто­лич­ную кли­ни­ку, объ­яс­ни­ли ситу­а­цию и повез­ли ребен­ка в Аста­ну на осмотр. Но там Веро­ни­ке не помогли.

- Мы были в Астане, там нам ска­за­ли, что они не имплан­ти­ру­ют позвон­ки, — рас­ска­зы­ва­ет Ната­лья Овся­но­ва. — А их надо менять, пото­му что они уже непри­год­ны, почти раз­дро­би­лись. Здесь вра­чи от нас отне­ки­ва­ют­ся, гово­рят, луч­ше ехать в Ново­си­бирск. Мы ходи­ли в облздрав, узна­ва­ли о кво­те для лече­ния за гра­ни­цей, но ее нам не выда­ют, мол, толь­ко по Казахстану.

Не дожи­да­ясь помо­щи от облздра­ва, семья Овся­но­вых соб­ствен­ны­ми сила­ми повез­ла девоч­ку в Ново­си­бирск. В кли­ни­ке трав­ма­то­ло­гии, орто­пе­дии и ней­ро­хи­рур­гии НИИТО вра­чи в обла­сти груд­ной клет­ки девоч­ки обна­ру­жи­ли еще один пере­лом. И пред­ло­жи­ли сде­лать опе­ра­цию — вста­вить два имплан­та­та на место непри­год­ных позвон­ков. Семье дали пол­го­да на под­го­тов­ку к опе­ра­ции, за это вре­мя нуж­но собрать, по самым скром­ным под­сче­там, пять мил­ли­о­нов тенге.

- В Ново­си­бир­ске нам ска­за­ли, что нерв защем­лен, поэто­му ноги отка­зы­ва­ют, и если вовре­мя не сде­лать что-то, то она вооб­ще не смо­жет ходить, — про­дол­жа­ет Ната­лья Овся­но­ва. — При­мер­но посчи­та­ли, что на наши день­ги нуж­но пять мил­ли­о­нов тенге.

Кста­ти, ново­си­бир­ские меди­ки сня­ли диа­гноз, постав­лен­ный казах­стан­ски­ми вра­ча­ми, — болезнь Шей­ер­ма­на-Мау. Забо­ле­ва­ние встре­ча­ет­ся крайне ред­ко, свя­за­но с быст­рым ростом ребен­ка, в резуль­та­те кото­ро­го про­ис­хо­дит дефор­ма­ция позво­ноч­ни­ка. Точ­ные при­чи­ны болез­ни неиз­вест­ны, но одной из самых веро­ят­ных счи­та­ет­ся наслед­ствен­ная предрасположенность.

Этот невер­но постав­лен­ный диа­гноз был на руку руко­вод­ству гим­на­зии № 9. Ведь если пере­лом позво­ноч­ни­ка стал след­стви­ем пло­хой наслед­ствен­но­сти, то вины шко­лы в слу­чив­шем­ся как бы и нет. Сей­час же руко­вод­ство учеб­но­го заве­де­ния вынуж­де­но при­дер­жи­вать­ся иной вер­сии: мол, пере­лом мог слу­чить­ся рань­ше, не в сте­нах гимназии.

- Ребе­нок сво­и­ми нога­ми вышел из спорт­за­ла, — заяви­ла нам заме­сти­тель дирек­то­ра по вос­пи­та­тель­ной рабо­те гим­на­зии № 9 Мари­на Рем­ши­ли­те. — Я думаю, что что-то спро­во­ци­ро­ва­ло пере­лом, она зани­ма­лась тан­ца­ми. Вполне воз­мож­но, что до это­го у нее была трав­ма. Я думаю, что не может выпол­не­ние физи­че­ско­го упраж­не­ния — кача­ние прес­са — при­ве­сти к пере­ло­му позвонка.

То есть нагляд­ный при­мер перед гла­за­ми — девоч­ка, кото­рая уже год лежит, — не доказательство?

…Когда исто­рия девоч­ки полу­чи­ла оглас­ку и к учи­те­лям, меди­кам ста­ли наве­ды­вать­ся жур­на­ли­сты, шко­ла объ­яви­ла сбор средств на лече­ние Веро­ни­ки. Школь­ни­ки раз­да­ют на ули­цах листов­ки с при­зы­ва­ми помочь три­на­дца­ти­лет­ней девоч­ке. И управ­ле­ние здра­во­охра­не­ния Кара­ган­дин­ской обла­сти тоже «просну­лось». Меди­ки свя­за­лись с семьей Овся­но­вых и попро­си­ли при­е­хать в управ­ле­ние. В пресс-служ­бе ведом­ства ска­за­ли, что девоч­ку поста­ви­ли в оче­редь на полу­че­ние кво­ты на лече­ние в сто­лич­ной клинике.

Но где все эти чинов­ни­ки были целый год?! Поче­му никто из них не разъ­яс­нил роди­те­лям, куда и в какой после­до­ва­тель­но­сти обра­щать­ся, что­бы полу­чить кво­ты на лече­ние? Все, кого госу­дар­ство поста­ви­ло забо­тить­ся о детях, рав­но­душ­но наблю­да­ли за тем, как еще недав­но здо­ро­вая девоч­ка пре­вра­ща­ет­ся в инва­ли­да, и ни у кого даже под ложеч­кой не засо­са­ло, никто не забил тре­во­гу, не пред­ло­жил помощь… Успе­ют ли теперь помочь ребенку?

 

Ори­ги­нал статьи: 

Кто отве­тит за сло­ман­ную жизнь?

архивные статьи по теме

Дэвид Кэмерон замолвит слово о Владимире Козлове?

Чем опасно решение суда в Бельгии для Казахстана

Editor

Как связаны офшор Мухтара Аблязова, закрытая частная школа в Карловых Варах и скандальный британский консерватор

Editor