4 C
Астана
25 мая, 2024
Image default

Кто может умереть в 2013 году?

Мир ред­ко опла­ки­ва­ет умер­ших дик­та­то­ров. Смерть авто­ри­тар­но­го пра­ви­те­ля обыч­но при­но­сит хаос и еще боль­ше стра­да­ний тем, кем он управ­ля­ет. Год назад я соста­вил спи­сок ста­ре­ю­щих и болез­нен­ных дик­та­то­ров это­го мира, дни кото­рых сочте­ны по есте­ствен­ным причинам.

 

Автор: Филипп Н. ХОВАРД

 

Поли­ти­че­ские вра­ги обыч­но рабо­та­ют над тем, что­бы досроч­но пре­кра­тить срок пол­но­мо­чий дик­та­то­ра. А мерт­вый дик­та­тор, похо­же, может ока­зы­вать дав­ле­ние даже из поту­сто­рон­не­го мира.

 

Такой спи­сок важен, посколь­ку он помо­га­ет чет­ко очер­тить те части мира, где поли­ти­че­ский поря­док может за корот­кое вре­мя пошат­нуть­ся. Ана­лиз тако­го спис­ка может помочь иден­ти­фи­ци­ро­вать “пред­ска­зу­е­мые неожи­дан­но­сти”, о кото­рых я уже писал.

 

Ниже пред­став­лен спи­сок стран с авто­ри­тар­ны­ми пра­ви­те­ля­ми, кото­рым в сле­ду­ю­щем году испол­нит­ся по край­ней мере 70 лет. Спи­сок состав­лен по сте­пе­ни жест­ко­сти прав­ле­ния лиде­ра (самый жест­кий на самом вер­ху спис­ка), так­же ука­зы­ва­ет­ся воз­раст каж­до­го пра­ви­те­ля и год его при­хо­да к власти:

  • Сау­дов­ская Ара­вия: Абдул­ла ибн Абдель Азиз аль-Сауд, 88 лет, у вла­сти с 2005 года.

  • Оман: Кабус бен Саид Аль­бу­са­ид, 73 года, у вла­сти с 1970 года.

  • Куба: Рауль Каст­ро, 81 год, у вла­сти с 2006 года.

  • Иран: Али Хосей­ни Хаме­неи, 73 года, у вла­сти с 1989 года.

  • Кувейт: Джа­бер аль-Хамад ас-Сабах, 83 года, у вла­сти с 2006 года.

  • Лаос: Тюм­ма­ли Сай­ня­сон, 76 лет

  • Казах­стан: Нур­сул­тан А. Назар­ба­ев, 72 года, у вла­сти с 1990 года.

  • Эква­то­ри­аль­ная Гви­нея: Тео­до­ро Оби­анг Нге­ма Мба­со­го, 70 лет, у вла­сти с 1979 года.

  • Каме­рун: Поль Бийя, 79 лет, у вла­сти с 1982 года.

  • Кон­го-Браз­за­виль: Дени Сас­су-Нгес­со, 69 лет, у вла­сти с 1979 по 1992 и с 1997 года.

  • Фиджи: Рату Эпе­ли Наи­ла­ти­кау, 71 год

  • Анго­ла: Хосе Эду­ар­до дос Сан­тос, 70 лет, у вла­сти с 1979 года.

  • Син­га­пур: Тони Тан Кенг Ям, 72 года, у вла­сти с 2011 года.

  • Уган­да: Йове­ри Кагу­та Мус­се­ве­ни, 68 лет, у вла­сти с 1986 года.

  • Кот-д’И­ву­ар: Алас­сан Уат­та­ра, 70 лет, у вла­сти с 2011 года.

  • Зим­баб­ве: Роберт Муга­бе, 88 лет, у вла­сти с 1987 года.

 

В неко­то­ром отно­ше­нии этот спи­сок похож на про­шло­год­ний. Есть так­же и дру­гие стра­ны, кото­рые вызы­ва­ют бес­по­кой­ство. Вене­су­эль­ский лидер Чавес убеж­да­ет, что он побе­дил рак и основ­но­го поли­ти­че­ско­го оппо­нен­та в 2012 году, одна­ко оба эти заяв­ле­ния вызы­ва­ют сомне­ния. Алжир­ский Буте­фли­ка осу­ществ­ля­ет уме­рен­ные рефор­мы, и его прав­ле­ние не явля­ет­ся столь авто­ри­тар­ным, как у дру­гих власт­ных лиде­ров в этом спис­ке, но его обви­ня­ют в исполь­зо­ва­нии фаль­си­фи­ка­ций во вре­мя выбо­ров, что­бы при­пе­реть к стен­ке исла­ми­стов; ему 76, и он управ­ля­ет шат­кой поли­ти­че­ской систе­мой. Во мно­гих из этих стран сред­няя про­дол­жи­тель­ность жиз­ни насе­ле­ния ниже, чем воз­раст дик­та­то­ров, дер­жа­щих власть в сво­их руках. Это озна­ча­ет, что огром­ные мас­сы моло­де­жи ред­ко лич­но стал­ки­ва­лись с аль­тер­на­тив­ной поли­ти­кой, но это так­же озна­ча­ет, что их лиде­ры — это ото­рван­ное от жиз­ни поко­ле­ние. Через элек­трон­ные СМИ эти мас­со­вые груп­пы моло­де­жи узна­ют об опы­те сво­их сверст­ни­ков в менее авто­ри­тар­ных странах.

 

 

 

Этот спи­сок немно­го изме­нил­ся, и не толь­ко пото­му, что эти дик­та­то­ры ста­ли на год стар­ше. Севе­ро­ко­рей­ский лидер Ким Чен Ир умер вско­ре после состав­ле­ния послед­ней вер­сии спис­ка лиде­ров, кото­рые вско­ре могут уме­реть. Араб­ская вес­на унес­ла жизнь ливий­ско­го Кад­да­фи и лиши­ла поста йемен­ско­го лиде­ра Салеха.

 

Про­шло­год­ний спи­сок вдох­но­вил меня напи­сать о том, как все эти това­ри­щи повя­за­ны в одной “гряз­ной сети”, кото­рая по опре­де­ле­нию огра­ни­че­на, пото­му что несколь­ко потерь сре­ди ее чле­нов могут ока­зать боль­шое вли­я­ние на силу всей сети. И уме­ние отмы­вать гряз­ные день­ги, вести про­па­ган­ду, зани­мать­ся кон­тра­бан­дой нар­ко­ти­ков или рабо­тор­гов­лей не ценит­ся вне этой сети. Про­шло­год­ний спи­сок заста­вил задать себе вопрос о том, что мог­ло бы про­изой­ти со всей сетью авто­ри­тар­ных элит, если бы толь­ко несколь­ко зве­ньев этой гряз­ной цепи ото­шло в мир иной.

 

Смот­ря на спи­сок это­го года, я задаю себе новый вопрос. Если суще­ству­ет кри­зис пере­да­чи вла­сти, то какие стра­ны мог­ли бы иметь неко­то­рое вли­я­ние на раз­ви­ва­ю­щи­е­ся режи­мы? Запад­ные пра­ви­тель­ства, такие как США, мог­ли бы ока­зы­вать неко­то­рое нефор­маль­ное вли­я­ние во вре­мя пери­о­да меж­ду­вла­стия. Но при кри­зи­сах пере­да­чи вла­сти запад­ные дипло­ма­ты часто уда­ря­ют­ся в актив­ные докла­ды о борь­бе за власть для сво­их пра­ви­тельств и не могут в откры­тую назы­вать сво­их фаво­ри­тов. Если бы США пред­по­чи­та­ли како­го-то кан­ди­да­та для пере­да­чи ему вла­сти на Кубе или в Иране, то заяв­ле­ние о таких фаво­ри­тах мог­ли бы повре­дить этим кандидатам.

 

Мно­гие стра­ны име­ют “боль­шо­го бра­та”, дру­же­ствен­но­го сопер­ни­ка, гео­по­ли­ти­че­ско­го покро­ви­те­ля или куль­тур­но схо­же­го сосе­да, ока­зы­ва­ю­ще­го неко­то­рое вли­я­ние на про­ис­хо­дя­щее в стране. В стра­нах, в кото­рых не при­ме­ня­ют­ся изби­ра­тель­ные систе­мы или чет­кие про­цес­сы пере­да­чи вла­сти, или же в кото­рых мест­ные эли­ты повя­за­ны меж­ду­на­род­ной сетью покро­ви­те­лей, эти сосе­ди и покро­ви­те­ли могут иметь боль­шую власть.

 

В спис­ке это­го года при­ме­ча­тель­но то, что Запад на про­цесс пере­да­чи вла­сти в этих стра­нах будет иметь незна­чи­тель­ное вли­я­ние или прак­ти­че­ски вовсе не будет его иметь. И это не уди­ви­тель­но, пото­му что боль­шин­ство запад­ных пра­ви­тельств боль­ше вре­ме­ни про­во­дит, куль­ти­ви­руя отно­ше­ния, осно­ван­ные на тор­гов­ле и поли­ти­че­ском род­стве. Учи­ты­вая, что это дик­та­тор­ские режи­мы, мно­гие стра­ны из это­го спис­ка не име­ют исклю­чи­тель­ной тор­го­вой зави­си­мо­сти от Запа­да или креп­кой друж­бы с запад­ны­ми поли­ти­ка­ми. И если уж на то пошло, тор­го­вые отно­ше­ния нарас­та­ют с Кита­ем, и на интер­ак­тив­ной кар­те фон­да “Насле­дие” отра­же­но, сколь­ко Китай вло­жил в эти отношения.

 

Смерть кого-либо из этих пра­ви­те­лей оста­вит ваку­ум вла­сти. Мест­ные эли­ты, воз­мож­но, под­дер­жа­ли бы поли­ти­че­ско­го лиде­ра, кото­рый наи­бо­лее веро­ят­но смо­жет гаран­ти­ро­вать эко­но­ми­че­скую и поли­ти­че­скую ста­биль­ность. Для мно­гих из этих стран такая ста­биль­ность при­хо­дит в резуль­та­те пря­мых ино­стран­ных инве­сти­ций, а это то, что китай­ские инве­сто­ры предо­став­ля­ют без эти­че­ских колебаний.

 

Какая из стран с поли­ти­че­ским вли­я­ни­ем смог­ла бы повли­ять на мест­ные эли­ты после смер­ти дик­та­то­ра? Аут­сай­де­ры на такие стра­ны, как Иран, Оман, Кувейт или Сау­дов­ская Ара­вия, ско­рее все­го будут иметь сла­бое вли­я­ние или вооб­ще не будут его иметь. Борь­ба за власть в Уган­де, Кот д’И­ву­а­ре и Зим­баб­ве может повлечь за собой физи­че­ские столк­но­ве­ния, в кото­рых сою­зы элит и обще­ствен­ное мне­ние менее важ­ны, чем то, что дума­ют гене­ра­лы и военачальник.

 

Но в каких стра­нах мне­ние каких вли­я­тель­ных стран может иметь вес? Поли­ти­че­ские эли­ты на Кубе, в Лаосе, Эква­то­ри­аль­ной Гви­нее, Каме­руне, Фиджи и Анго­ле могут инте­ре­со­вать­ся мне­ни­ем Китая. Эли­ты в Казах­стане могут при­слу­ши­вать­ся к Рос­сии. Увы, толь­ко Син­га­пур может быть стра­ной, в кото­рой такие стра­ны, как США, могут спо­соб­ство­вать демо­кра­ти­че­ской пере­да­че вла­сти путем состя­за­тель­ных выборов.

 

Суще­ству­ет мно­го при­чин, по кото­рым Китай вкла­ды­ва­ет сред­ства в авто­ри­тар­ные режи­мы. И если какой-либо из наи­бо­лее жест­ких дик­та­то­ров умрет в 2013 году, мы, воз­мож­но, смо­жем уви­деть, насколь­ко финан­со­вые капи­та­ло­вло­же­ния Китая оку­пят­ся в виде при­об­ре­тен­но­го поли­ти­че­ско­го влияния.

Источ­ник: Huffingtonpost

архивные статьи по теме

Прощай, ТВ?

О ветеранах вспомнили, но опять забудут?

И Россия скоро тоже станет Russia?