9 C
Астана
14 мая, 2021
Image default

Кто будет паровозом?

Пар­тий­ное стро­и­тель­ство в Казах­стане, как и в целом на пост­со­вет­ском про­стран­стве, нахо­дит­ся в цен­тре вни­ма­ния мно­гих ана­ли­ти­ков. Какой долж­на быть совре­мен­ная пар­тия, какие зада­чи при­зва­на решать и чему слу­жить? На эти вопро­сы ищет отве­ты в сво­их ста­тьях полит­кон­суль­тант из Ураль­ска Еркин Ирга­ли­ев. Пред­ла­га­ем чита­те­лям вто­рую ста­тью цикла… 

Нача­ло цик­ла пуб­ли­ка­ций здесь.

Любое воз­дей­ствие на обще­ство пред­став­ля­ет собой ком­му­ни­ка­ци­он­ный про­цесс. Глав­ное его зве­но — «Агент модер­ни­за­ции». Он и источ­ник, и сред­ство ком­му­ни­ка­ци­он­но­го процесса.

Име­ю­щи­е­ся сей­час в нали­чии обще­ствен­ные инсти­ту­ты не в состо­я­нии стать «аген­том модер­ни­за­ции»: госу­дар­ство не заин­те­ре­со­ва­но в появ­ле­нии сво­е­го кон­ку­рен­та за вли­я­ние, семье как «малой груп­пе» не по силам созда­ние систе­мы боль­ше­го уровня.

В миро­вой прак­ти­ке таким аген­том модер­ни­за­ции высту­па­ли: на Запа­де — сред­ний класс, в осталь­ных стра­нах — рели­ги­оз­ные инсти­ту­ты, армия или поли­ти­че­ская струк­ту­ра, в зави­си­мо­сти от стра­но­вых особенностей.

В тра­ди­ци­о­на­лист­ских обще­ствах с нор­маль­ным раз­ви­ти­ем при­о­ри­тет отда­ет­ся рели­гии, в экс­тре­маль­ных ситу­а­ци­ях на перед­ний план высту­па­ет армия (в част­но­сти, как в сосед­ней Рос­сии сей­час такую роль — из-за угро­зы рас­па­да стра­ны — испол­ня­ют спецслужбы).

У нас же наи­бо­лее опти­маль­ный вари­ант — поли­ти­че­ская пар­тия, пра­во­пре­ем­ни­ца насле­дия Алаш-Орды, ори­ен­ти­ро­ван­ная на инте­ре­сы непо­сред­ствен­но qazaqов. Это необя­за­тель­но идет в ущерб или за счет осталь­ных этни­че­ских диас­пор, на защи­те кото­рых сто­ит государство.

Пока не будет такой пар­тии, как клю­че­во­го обще­ствен­но­го инсти­ту­та — рабо­та по qazaqской  наци­о­наль­ной идее так и оста­нет­ся на нынеш­нем уровне раз­го­во­ров и бла­гих пожеланий.

Фран­цуз­ский  поли­то­лог М. Дювер­же под­раз­де­ля­ет базо­вые эле­мен­ты пар­тий на изби­ра­тель­ные коми­те­ты, тер­ри­то­ри­аль­ные сек­ции, про­из­вод­ствен­ные ячей­ки и вое­ни­зи­ро­ван­ные отряды.

Соот­вет­ствен­но, при ана­ли­зе струк­ту­ры сего­дняш­них казах­стан­ских пар­тий выяв­ля­ет­ся сле­ду­ю­щее: нынеш­няя пар­тия вла­сти име­ет в каче­стве сво­ей орга­ни­за­ци­он­ной базы ячей­ки по месту рабо­ты. Такая систе­ма харак­тер­на для левых, ком­му­ни­сти­че­ских пар­тий, с жест­кой и цен­тра­ли­зо­ван­ной орг­струк­ту­рой, при­спо­соб­лен­ной для рабо­ты в усло­ви­ях подполья.

Понят­но, что для «Нур-Ота­на» подоб­ные «пер­вич­ки» — ана­хро­низм от пред­ше­ствен­ни­ка — КПСС, но в любом слу­чае подоб­ная орга­ни­за­ци­он­ная «несты­ков­ка» весь­ма красноречива.

Отсю­да понят­на сла­бость и осталь­ных пар­тий и дви­же­ний (обра­зо­ван­ных «быв­ши­ми»), кото­рые так­же не смог­ли выпрыг­нуть из «шку­ры» сор­мов­ско­го и пути­лов­ско­го заво­дов, без серьез­ной орг­струк­ту­ры на местах.

В то же вре­мя, такой взгляд поз­во­ля­ет выявить и исполь­зо­вать потен­ци­ал скры­той эво­лю­ции парт­стро­и­тель­ства в нашем обществе:

Пер­вое: эво­лю­ция про­то­пар­тий. Пар­тии созда­ют­ся для уча­стия в выбо­рах, а послед­ние, в свою оче­редь — невоз­мож­ны без их уча­стия. Имен­но изби­ра­тель­ные кам­па­нии — квинт­эс­сен­ция всей рабо­ты пар­тий, ее момент исти­ны и кри­те­рий жизнеспособности.

Тогда полу­ча­ет­ся, что любая груп­па людей/коалиция струк­тур, успеш­но и регу­ляр­но участ­ву­ю­щая в под­го­тов­ке и про­ве­де­нии серии выбор­ных кам­па­ний раз­лич­ных уров­ней (напри­мер, в одном или несколь­ких «боль­ших изби­ра­тель­ных цик­лах»: мас­ли­ха­ты — пар­ла­мент — пре­зи­дент­ские выбо­ры) — объ­ек­тив­но содер­жит в себе все необ­хо­ди­мые чер­ты про­то­пар­тии (пар­тии-дви­же­ния).

И, напро­тив, любая пар­тия со все­ми фор­маль­ны­ми и юри­ди­че­ски­ми рега­ли­я­ми — без того же систе­ма­ти­че­ско­го про­хож­де­ния через «гор­ни­ло» выбо­ров — «де-факто» не может пре­тен­до­вать даже на ста­тус протопартии.

Реаль­ное появ­ле­ние пар­тий поэто­му обыч­но зави­сит от объ­ек­тив­ной потреб­но­сти в них со сто­ро­ны окру­жа­ю­щей сре­ды и бла­го­при­ят­ных есте­ствен­ных усло­вий зарож­де­ния и раз­ви­тия, т.е. нали­чия регу­ляр­ных, кон­ку­рент­ных и про­зрач­ных выбо­ров. РК доста­точ­но боль­шая стра­на с раз­но­об­раз­ны­ми тер­ри­то­ри­я­ми (по край­ней мере, в недав­нем про­шлом), поэто­му было воз­мож­но любое соче­та­ние подоб­ных фак­то­ров той или иной интенсивности.

Вто­рое: эво­лю­ция реги­о­на­лиз­ма. В совре­мен­ной поли­то­ло­гии есть поня­тие «референтного/эталонного реги­о­на». Это когда на какой-то тер­ри­то­рии на про­тя­же­нии ряда кам­па­ний устой­чи­во сохра­ня­ют­ся сред­не­ста­ти­че­ские для всей стра­ны резуль­та­ты голо­со­ва­ния. Напри­мер, в Рос­сии — это Крас­но­яр­ский край. При­клад­ная цен­ность тако­го под­хо­да — в воз­мож­но­сти отсле­жи­вать дина­ми­ку элек­то­раль­ных пред­по­чте­ний избирателей.

Для нашей стра­ны в этом слу­чае нуж­но делать суще­ствен­ную поправ­ку из-за неле­ги­тим­но­сти элек­то­раль­ных резуль­та­тов. Поэто­му к воз­мож­но­сти нали­чия откры­тых и про­зрач­ных выбо­ров в каком-либо реги­оне, нуж­но при­со­во­ку­пить факт нали­чия в нем боль­шин­ства харак­тер­ных для стра­ны черт и при­зна­ков. Тогда дан­ный реги­он ста­нет моде­лью раз­ви­тия стра­ны не толь­ко на теку­щий, но и пред­сто­я­щий периоды.

Эво­лю­ция про­то­пар­тии в реги­оне: исто­ри­че­ский экскурс

Как извест­но, в пери­о­ды кри­зи­сов про­шлое и буду­щее смы­ка­ют­ся — про­гноз пре­вра­ща­ет­ся в раз­бор поле­тов. Поэто­му в стро­и­тель­стве пар­тии «зав­траш­не­го дня» име­ет смысл поко­пать­ся в дне вче­раш­нем. Тем более, что в кри­зис вче­раш­ние сопер­ни­ки ста­но­вят­ся союз­ни­ка­ми, а «повест­ка дня» уста­ре­ва­ет вме­сте с цена­ми на нефть.

Так полу­чи­лось, что автор по воле слу­чая ока­зал­ся, как гово­рит­ся, «в нуж­ном месте и в нуж­ное время».

Област­ной центр ЗКО — г. Уральск еще в пере­строй­ку стал одним из самых поли­ти­зи­ро­ван­ных и неста­биль­ных горо­дов рес­пуб­ли­ки. Вся его бур­ная и про­ти­во­ре­чи­вая поли­ти­че­ская исто­рия кон­ца 80‑х — пер­во­го деся­ти­ле­тия XXI века весь­ма содер­жа­тель­на, заслу­жи­вая отдель­но­го подроб­но­го опи­са­ния и ана­ли­за. Пока же доста­точ­но сле­ду­ю­щих фак­тов пар­тий­ной и элек­то­раль­ной борьбы:

- нача­ло оппо­зи­ци­он­но­го дви­же­ния в реги­оне — вто­рая поло­ви­на 80‑х годов, с нача­ла воз­рож­де­ния ураль­ско­го каза­че­ства. Наи­выс­шие точ­ки подъ­ема — извест­ные собы­тия сен­тяб­ря-91 и побе­да на выбо­рах в гор­мас­ли­хат и Вер­хов­ный Совет рес­пуб­ли­ки от Ураль­ска в 94‑м году;

- все­го за пер­вые 10 лет элек­то­раль­ной исто­рии боль­шин­ство мест в гор­мас­ли­ха­те и пред­ста­ви­тель­ство от Ураль­ска в ВС/Мажилис стра­ны пооче­ред­но заво­е­вы­ва­ли три  «вол­ны» мест­ной оппо­зи­ции: «демо­кра­ты» (89 г.), Ураль­ское каза­чье вой­ско (94 г.), левый блок «Наро­до­вла­стие»: рус­ско­языч­ные ком­му­ни­сты, каза­ки и демо­кра­ты-ради­ка­лы (95 и 99 гг.);

- с 94-го по 2003 г. на элек­то­раль­ной кар­те боль­шин­ство город­ских изби­ра­тель­ных окру­гов вхо­ди­ли в т.н. «крас­ный пояс» — не толь­ко устой­чи­вую вот­чи­ну оппо­зи­ции, но и где наци­о­наль­ный фак­тор был непре­одо­ли­мым пре­пят­стви­ем: неqazaqское боль­шин­ство изби­ра­те­лей голо­со­ва­ло про­тив любо­го кан­ди­да­та-qazaqа.

При всей демо­кра­ти­че­ской рито­ри­ке о при­вер­жен­но­сти к интер­на­ци­о­наль­ным цен­но­стям сам факт нали­чия оппо­зи­ци­он­но­го рус­ско­языч­но­го мас­ли­ха­та кос­вен­но спо­соб­ство­вал опас­ным про­цес­сам авто­но­ми­за­ции и дез­ин­те­гра­ции. Неслу­чай­но, даже во вто­рой поло­вине 90‑х в таком респек­та­бель­ном рос­сий­ском изда­нии, как «Неза­ви­си­мая газе­та», появи­лась боль­шая ста­тья с про­во­ка­ци­он­ным мес­си­джем: «При­ура­лье жела­ет вер­нуть­ся в Россию».

Таким обра­зом, на про­тя­же­нии всех 90‑х годов перед вла­стя­ми и qazaqским обще­ством сто­я­ла насто­я­тель­ная необ­хо­ди­мость эффек­тив­но­го про­ти­во­дей­ствия оппо­зи­ции имен­но в элек­то­раль­ной плоскости.

При­чем, что харак­тер­но, ника­кие адми­ни­стра­тив­ные меры не ока­за­лись эффек­тив­ны­ми. Это не уда­ва­лось ни мест­ным коми­те­там КПСС в 89‑м, ни адми­ни­стра­ци­ям в 94‑м, ни аки­ма­там в 95‑м и 99‑м гг.

При­чи­ной тому — не толь­ко про­тестное настро­е­ние рус­ско­языч­но­го настро­е­ния горо­да, но и доста­точ­но гра­мот­ные дей­ствия оппо­зи­ции по орга­ни­за­ции пар­тий­ной рабо­ты и про­ве­де­ния выбор­ных кам­па­ний. Доста­точ­но отме­тить, что весь выбор­ный про­цесс (от фор­ми­ро­ва­ния участ­ко­вых избир­ко­мов и до наблю­де­ния за голо­со­ва­ни­ем) успеш­но кон­тро­ли­ро­вал­ся оппонентами.

Все это про­ис­хо­ди­ло на фоне не толь­ко соци­аль­но-эко­но­ми­че­ских про­блем 90‑х, но и орга­ни­за­ци­он­но­го, идей­но­го и тех­но­ло­ги­че­ско­го хао­са со сто­ро­ны вла­стей, про­власт­ных пар­тий и кре­а­тур, сто­рон­них кан­ди­да­тов и т.д., т.е. изби­ра­тель­ных кам­па­ний без како­го-либо еди­но­го цен­тра управ­ле­ния. Пока­за­тель­но, что по ито­гам выбо­ров-99 аким горо­да (вме­сте со сво­им 1‑м замом — пред­се­да­те­лем гориз­бир­ко­ма) был отправ­лен в отстав­ку, вся госма­хи­на — демо­ра­ли­зо­ва­на, город нахо­дил­ся в ситу­а­ции двое­вла­стия и пер­ма­нент­ной кон­фрон­та­ции (когда про­тестный мас­ли­хат боль­ше ори­ен­ти­ро­вал­ся на дру­гое государство).

Как след­ствие, объ­ек­тив­ные пред­по­сыл­ки появ­ле­ния аген­та модер­ни­за­ции были нали­цо, но не хва­та­ло субъ­ек­тив­но­го фак­то­ра, т.е. воли, зна­ний и систем­ных действий.

Попро­бу­ем экс­тра­по­ли­ро­вать собы­тия тех лет к сего­дняш­не­му дню.

Да, тупик был нали­цо, было и стрем­ле­ние вый­ти из него любым спо­со­бом. Тем более что у мест­ной вла­сти были и  дав­ле­ние «свер­ху», и «под­ко­лы» кол­лег из дру­гих реги­о­нов, и недо­воль­ство qazaqской обще­ствен­но­сти суще­ству­ю­щим положением.

За 80—90 гг. было не счесть мест­ных интел­лек­ту­а­лов, пред­при­ни­ма­те­лей, ква­зи­чи­нов­ни­ков и псев­до­биз­не­сме­нов, а то и про­сто аван­тю­ри­стов всех мастей, пытав­ших­ся отме­тить­ся на выбор­ном «риста­ли­ще».

Центр пред­по­чи­тал огра­ни­чи­вать­ся социо­ло­ги­че­ски­ми заме­ра­ми и тре­бо­ва­ни­я­ми «при­нять меры». Как при­зна­ва­лись тогда в при­ват­ных раз­го­во­рах с авто­ром кол­ле­ги-ана­ли­ти­ки из Алма­ты, «ураль­ская тема» пред­став­ля­лась им весь­ма экзо­тич­ной и безвыходной.

Не спа­са­ла здесь при­выч­ная для вла­стей «палоч­ка-выру­ча­лоч­ка» в лице рос­сий­ских пиар­ме­нов, т.к. были обос­но­ван­ные опа­се­ния кос­вен­но­го нали­чия у здеш­ней оппо­зи­ции «руки Моск­вы». Ведь став­кой в этой боль­шой игре был не сколь­ко «воль­ный» Уральск, но, преж­де все­го, его при­го­род­ный Кара­ча­га­нак в соста­ве север­ных, рус­ско­языч­ных земель. От его поста­вок газа, как извест­но, пря­мо зави­сит Орен­бург­ский ГНПЗ.

Все это при­да­ва­ло допол­ни­тель­ную остро­ту жела­нию исполь­зо­вать «на пол­ную катуш­ку» шанс на ста­нов­ле­ние себя как про­фес­си­о­на­ла и пат­ри­о­та. Как гово­рят в наро­де: «оты­зында орда бұзбаған - қырықын­да қамал ала алмас»…

Так полу­ча­ет­ся в наше острое вре­мя, что посто­ян­но при­хо­дит­ся зани­мать­ся невоз­мож­ны­ми веща­ми. Но они с лих­вой вос­пол­ня­ют испы­тан­ные трудности.

Напри­мер, ауль­ное и про­ле­тар­ское про­шлое дало авто­ру спо­соб­ность «кожей» чув­ство­вать «ауру» мас­со­во­го созна­ния и под­со­зна­ния. Рабо­та мон­таж­ни­ка-вер­хо­ла­за — вкус к рабо­те с риском, а так­же тягу к широ­те гори­зон­та. Исто­ри­че­ское обра­зо­ва­ние — воз­мож­ность видеть про­цесс цели­ком и в дина­ми­ке, навы­ки рабо­ты с архе­ти­па­ми. Посто­ян­ное уча­стие с 1989 г. в выбор­ных пери­пе­ти­ях, каж­до­днев­ное обще­ние и сов­мест­ная рабо­та в поли­ти­че­ском про­стран­стве с инте­рес­ны­ми и ярки­ми людь­ми самых поляр­ных взгля­дов и убеж­де­ний сде­ла­ли прак­ти­че­ским политологом.

В 89‑м на волне роман­тиз­ма того вре­ме­ни автор ввя­зал­ся в выбор­ную борь­бу за депу­тат­ство в горсовете.

Понят­но было, что у рабо­че­го-само­вы­дви­жен­ца, в оди­ноч­ку, про­тив масти­тых кон­ку­рен­тов, тем более в окру­ге с рус­ским боль­шин­ством не было ника­ких шансов.

Отсут­ствие коман­ды помог­ло инстинк­тив­но выбрать вер­ную так­ти­ку (аме­ри­кан­ское назва­ние кото­рой — «стоп­тан­ные баш­ма­ки» — автор узнал лишь зна­чи­тель­но позд­нее). Она была очень про­ста, но чрез­вы­чай­но эффек­тив­на: каж­дый день, после рабо­ты и по выход­ным кан­ди­дат мето­дич­но обхо­дит все квар­ти­ры и дома сво­е­го окру­га — зна­ко­мясь и рас­ска­зы­вая «свою плат­фор­му». В ито­ге автор был в шаге от побе­ды, из-за неопыт­но­сти под­ка­ча­ло отсут­ствие сво­их наблю­да­те­лей на участках.

Но бла­го­да­ря кам­па­нии попал в круг зре­ния мест­ных поли­ти­че­ских «кру­гов». Когда у област­ных вла­стей назре­ла нуж­да в поли­ти­че­ском ана­ли­зе мест­ной обста­нов­ки, уже будучи пре­по­да­ва­те­лем кафед­ры, полу­чил при­гла­ше­ние на госслужбу.

В 99‑м дове­лось в част­ном поряд­ке спа­сать  заве­до­мо «горя­щую» — из-за  «позд­не­го стар­та» — кампанию.

Весь­ма дале­кий от поли­ти­ки пред­при­ни­ма­тель — из-за сво­е­го неже­ла­ния и заня­то­сти — «про­тя­нул» с аги­та­ци­ей. Как здра­вый чело­век, он сра­зу чест­но при­знал­ся в сво­ем сомне­нии каких-либо шан­сов на мини­маль­ный резуль­тат за остав­ши­е­ся две неде­ли до голо­со­ва­ния. Тем более при семи силь­ных,  опыт­ных кон­ку­рен­тах, да еще в «крас­ном окру­ге». Выбрал же он его толь­ко по при­чине бли­зо­сти к сво­е­му офи­су. Един­ствен­ное, что нуж­но было — создать перед высо­ки­ми покро­ви­те­ля­ми кан­ди­да­та види­мость попыт­ки како­го-либо уча­стия в этой борьбе.

В этих усло­ви­ях автор полу­чил воз­мож­ность про­ве­сти нестан­дарт­ную и рис­ко­ван­ную кампанию.

С одной сто­ро­ны — анту­раж­ное «мель­ка­ние» кан­ди­да­та  в про­стран­стве СМИ и обя­за­тель­ных пуб­лич­ных меро­при­я­ти­ях. Одно­вре­мен­но весь област­ной округ был накрыт аги­та­ци­он­ной сетью, скры­той от шта­бов кон­ку­рен­тов. Бри­га­ды стар­ше­класс­ни­ков отда­лен­ных школ-лице­ев поквар­тир­но раз­нес­ли агит­ли­стов­ки кан­ди­да­та во всех 4‑х мик­ро­рай­о­нах окру­га. Для опе­ра­тив­но­сти, без­опас­но­сти и мас­ки­ров­ки бри­га­ды под при­смот­ром их учи­те­лей пере­дви­га­лись на слу­жеб­ных авто­бу­сах. На скрыт­ность сыг­рал и отказ от обще­при­ня­той рас­клей­ки листо­вок по мага­зи­нам, подъ­ез­дам и учре­жде­ни­ям. Пред­вы­бор­ные обе­ща­ния были мак­си­маль­но при­вя­за­ны к акту­аль­ным нуж­дам «спаль­ных рай­о­нов» окру­га и лич­но­сти кан­ди­да­та. Парал­лель­но через сто­рон­них орга­ни­за­ций велась под­шеф­ная рабо­та по шко­лам окру­га, где бази­ро­ва­лись участ­ко­вые избиркомы.

Все это в ком­плек­се поз­во­ли­ло неожи­дан­но побе­дить в два тура всех фаво­ри­тов гонки.

Подоб­ный же харак­тер носи­ла и не менее рис­ко­ван­ная борь­ба на довы­бо­рах 2002 г. За счет осво­бо­див­ших­ся в гор­мас­ли­ха­те двух мест у гора­ки­ма­та появи­лась воз­мож­ность попы­тать­ся уста­но­вить хотя бы пари­тет меж­ду кон­струк­тив­ны­ми и оппо­зи­ци­он­ны­ми депутатами.

Авто­ру, конеч­но, достал­ся более тяже­лый, типич­но «крас­ный» округ с тра­ди­ци­он­но про­тестны­ми пред­по­чте­ни­я­ми. Здесь к тому же глав­ным пре­пят­стви­ем слу­жил наци­о­наль­ный фак­тор наше­го кан­ди­да­та — рус­ско­языч­ное боль­шин­ство элек­то­ра­та окру­га все­гда после­до­ва­тель­но голо­со­ва­ло про­тив любо­го qazaqа.

Поэто­му было прин­ци­пи­аль­но важ­но — за год до основ­ных выбо­ров — най­ти спо­со­бы пре­одо­ле­ния это­го фак­то­ра, счи­тав­ше­го­ся уже непре­одо­ли­мой силой и объ­ек­тив­ной реальностью.

Отсю­да понят­на сте­пень скеп­си­са всех, кто здра­во оце­ни­вал ситу­а­цию и поэто­му делал основ­ную став­ку аки­ма­та на рус­скую жен­щи­ну, дирек­то­ра шко­лы, рас­по­ло­жен­ной в дан­ном окру­ге. Имен­но она, со сво­им роди­тель­ским и учи­тель­ским элек­то­ра­том долж­на была попы­тать­ся оси­лить обще­при­знан­но­го фаво­ри­та «гон­ки» — «лево­го»  акти­ви­ста стач­ко­ма мест­но­го обо­рон­но­го заво­да, рус­ско­го, про­ле­та­рия, моло­до­го пар­ня, коммуниста.

В общем, по всем рас­кла­дам выхо­ди­ло, что наш кан­ди­дат — qazaq, к тому же быв­ший зама­ки­ма горо­да, а то вре­мя дирек­тор дру­го­го про­блем­но­го заво­да, изна­чаль­но счи­тал­ся все­ми заве­до­мо «непро­ход­ной фигурой».

Был постро­ен сле­ду­ю­щий так­ти­че­ский рису­нок кам­па­нии. Пер­вая треть кам­па­нии («отвле­ка­ю­щая»): дове­де­ние явно тупи­ко­вой ситу­а­ции «до абсур­да». Сту­ден­ты и пре­по­да­ва­те­ли-уче­ные с «бэй­джа­ми», засе­лив пусту­ю­щий дет­сад, сло­ня­лись по окру­гу, при­ста­вая к жите­лям с отвле­чен­ны­ми анке­та­ми и посто­рон­ни­ми вопро­са­ми, кан­ди­дат исправ­но посе­щал офи­ци­оз­ные меро­при­я­тия избир­ко­ма по реги­стра­ции, встре­чам изби­ра­те­лей с кан­ди­да­та­ми. На самом же деле шло изу­че­ние изби­ра­те­ля (про­блем, пред­по­чте­ний и ожи­да­ний), «вжи­ва­ние» коман­ды в округ, штаб­ная под­го­тов­ка кампании.

Был состав­лен ком­плекс­ный порт­рет окру­га: более урба­ни­зи­ро­ван­но­го, моло­жа­во­го, праг­ма­тич­но-раци­о­на­ли­стич­но­го, обра­зо­ван­но­го и вестер­ни­зи­ро­ван­но­го по срав­не­нию с обще­го­род­ским уров­нем, но и не без сво­их спе­ци­фи­че­ских «замо­ро­чек», стра­хов и комплексов.

Так, корен­ной про­бле­мой  было край­нее запу­щен­ное состо­я­ние мик­ро­рай­о­нов. Осо­бен­но болез­нен­но оно вос­при­ни­ма­лось на фоне начав­шей­ся аки­мом К.Е. Кушер­ба­е­вым капи­таль­ной рекон­струк­ции цен­тра города.

Под при­ве­де­ние хозяй­ства окру­га в цивиль­ный вид была рас­пи­са­на силь­ная, агрес­сив­ная стра­те­гия с кон­крет­ны­ми обе­ща­ни­я­ми по каж­до­му квар­та­лу, дво­ру и дому с «модер­но­вой упа­ков­кой» (ком­плекс­ная «Кон­цеп­ция устой­чи­во­го раз­ви­тия мик­ро­рай­о­нов» на пять лет и с точ­ны­ми сро­ка­ми исполнения).

Это орга­нич­но соот­вет­ство­ва­ло и осо­бен­но­стям кан­ди­да­та — инже­не­ра по обра­зо­ва­нию, тех­но­кра­та, с опы­том руко­вод­ства всей эко­но­ми­кой горо­да, с про­грес­сив­ны­ми взгля­да­ми и убеж­де­ни­я­ми (выхо­дец из завод­ской «демо­кра­ти­че­ской оппо­зи­ции» кон­ца 80‑х).

Авто­ру уда­лось собрать вме­сте пат­ри­о­ти­че­ски настро­ен­ных пре­по­да­ва­те­лей вузов, сту­ден­тов с актив­ной жиз­нен­ной пози­ци­ей, жела­ю­щих испы­тать себя в насто­я­щем боль­шом деле. Помо­га­ло и то, что кан­ди­дат — будучи  близ­ким дру­гом авто­ра и ста­рым това­ри­щем по выбо­рам-89, на прак­ти­ке зная штаб­ную и депу­тат­скую «кух­ню» — ока­зы­вал коман­де пол­ное дове­рие и содей­ствие. В сжа­тые сро­ки была созда­на спло­чен­ная и сба­лан­си­ро­ван­ная коман­да единомышленников.

Глав­ной целе­вой груп­пой воз­дей­ствия была опре­де­ле­на моло­дежь (от школь­ни­ков до 35 лет), кото­рая вытя­ну­ла бы весь элек­то­рат. Под это были «зато­че­ны» и поша­го­во рас­пи­са­ны все акции и мате­ри­а­лы коман­ды. Оста­ва­лось толь­ко создать и запу­стить в рабо­чем режи­ме про­об­раз, модель «аген­та модернизации».

Она мог­ла быть толь­ко орга­ни­за­ци­он­ной струк­ту­рой (геро­ев-оди­но­чек народ у нас ува­жа­ет, но не может дове­рить им дело сво­е­го спа­се­ния). Соот­вет­ствие ими­джу кан­ди­да­та так­же было необ­хо­ди­мым усло­ви­ем (у героя все­гда есть сар­ба­зы). И  здеш­ний люд хотел бы рав­нять­ся сам или же видеть свое потом­ство похо­жим на это­го «аген­та».

Поэто­му для орга­ни­за­ци­он­ной базы кам­па­нии была созда­на и заре­ги­стри­ро­ва­на непра­ви­тель­ствен­ная орга­ни­за­ция сту­ден­тов-акти­ви­стов «Раз­ви­тие моло­деж­ных ини­ци­а­тив». Осно­ван­ная на идее «мобиль­ных ини­ци­а­тив­ных групп» (МИГ), эта струк­ту­ра впо­след­ствии сыг­ра­ла важ­ную роль в ста­нов­ле­нии нашей систе­мы обще­ствен­но­го воздействия.

В актив­ной фазе кам­па­нии стан­дарт­ное коли­че­ство «каса­ний» было уве­ли­че­но вдвое, до 12 акций на каж­до­го изби­ра­те­ля (трех­крат­ные поквар­тир­ные обхо­ды, встре­чи с кан­ди­да­том, интер­нет-кон­фе­рен­ция, директ-мейл на Наурыз мей­ра­мы, фор­ми­ру­ю­щие опро­сы, культ­про­свет, СМИ, и т.д.). Напри­мер, за 6 дней до голо­со­ва­ния во всех 9‑х клас­сах шко­лах окру­га были про­ве­де­ны учеб­но-тре­нин­го­вые «прай­ме­риз» (пер­вич­ное голо­со­ва­ние).  Ито­ги выбо­ра под­рост­ков были опуб­ли­ко­ва­ны в город­ских газе­тах и рас­кле­е­ны в виде листо­вок. Пока­за­тель­но, что они сов­па­ли с резуль­та­та­ми насто­я­ще­го голо­со­ва­ния взрослых.

В завер­ше­ние кам­па­нии были апро­би­ро­ва­ны тех­но­ло­гии «ноч­ная рас­клей­ка». Как и пред­по­ла­га­лось, наши­ми пат­ру­ля­ми были задер­жа­ны «с полич­ным» шта­би­сты основ­но­го конкурента.

Важ­ной акци­ей ста­ла опти­ми­за­ция кон­ку­рент­но­го поля. Чет­вер­тым участ­ни­ком гон­ки была без­ра­бот­ная жен­щи­на-казаш­ка, не про­во­див­шая ника­кой аги­та­ции. Она устра­и­ва­ла всех, но меша­ла нам на «фини­ше».  Поэто­му нами были выяв­ле­ны «кук­ло­во­ды», кан­ди­дат через пере­го­во­ры с ними при­шел к кон­сен­су­су, за три дня до голо­со­ва­ния втайне от кон­ку­рен­тов кан­ди­дат выбыл из гонки.

Прав­да, прин­ци­пи­аль­но­го успе­ха эта тех­но­ло­гия, как потом ока­за­лось, не при­нес­ла (из 30 % qazaqско­го элек­то­ра­та про­го­ло­со­ва­ла все­го половина).

Послед­ний «бой» наши аги­та­то­ры-сту­ден­ты (в т.ч. и рус­ской наци­о­наль­но­сти) успеш­но выдер­жа­ли уже в роли наблю­да­те­лей на сво­их изби­ра­тель­ных участ­ках, где под­верг­лись мас­си­ро­ван­ной «обра­бот­ке» со сто­ро­ны их более мно­го­чис­лен­ных и «воз­раст­ных» кол­лег от «лево­го блока».

Ито­гом нашей рабо­ты в чест­ной и откры­той борь­бе ста­ла убе­ди­тель­ная побе­да кан­ди­да­та уже в пер­вом туре (63 % голосов).

Это был самый труд­ный началь­ный этап зарож­де­ния новой моде­ли рабо­ты по само­ор­га­ни­за­ции обще­ства, резуль­та­том кото­ро­го яви­лось осо­зна­ние важ­но­сти выпол­ня­е­мой рабо­ты и уве­рен­ность в сво­их силах.

Оста­ва­лось толь­ко кон­кре­ти­зи­ро­вать наши нара­бот­ки и «обка­тать» их в ходе пред­сто­я­щих выбор­ных кампаний.

Источ­ни­ки и состав­ные части…

Пер­вым серьез­ным испы­та­ни­ем моде­ли уже в сле­ду­ю­щем, 2003 г. долж­ны были стать выбо­ры в мас­ли­ха­ты, где нуж­но было обес­пе­чить хотя бы устой­чи­вое боль­шин­ство кон­струк­тив­ных депу­та­тов-госу­дар­ствен­ни­ков в гор­мас­ли­ха­те и огра­ни­чить при­сут­ствие оппо­зи­ции в облмаслихате.

Авто­ром и коман­дой еди­но­мыш­лен­ни­ков были вопло­ще­ны сле­ду­ю­щие прин­ци­пы рабо­ты:

1) «обще­ство на обще­ство». Кон­ку­ри­ро­вать с обще­ствен­ны­ми струк­ту­ра­ми и пер­со­на­ми долж­ны были толь­ко их ана­ло­ги. Как пока­зы­вал ана­лиз кам­па­ний, от вме­ша­тель­ства госор­га­нов в чуж­дый им по при­ро­де изби­ра­тель­ный про­цесс полу­ча­лось боль­ше «мину­сов», чем «плю­сов».

И дело не толь­ко в так­ти­че­ских сооб­ра­же­ни­ях: вме­ша­тель­ство чинов­ни­че­ства в выбор­ный про­цесс (орга­ни­че­ски чуж­дый им по при­ро­де и зако­но­да­тель­ству) на про­тя­же­нии всех 80—90‑х гг. было мало­эф­фек­тив­ным и неиз­беж­но порож­да­ло нару­ше­ния и гром­кие скандалы.

Как пока­зы­вал ана­лиз элек­то­раль­ной исто­рии, имен­но упо­ва­ние на «адми­ни­стра­тив­ный ресурс» явля­лось глав­ным отли­чи­тель­ным при­зна­ком всех пар­тий вла­сти, раз­ни­ца в их наиме­но­ва­ни­ях (ПНЕК нач. 90‑х, преж­ний «Отан» или же «Нур-Отан» нынеш­не­го фор­ма­та) не суть важ­на. Зави­си­мость резуль­та­тов элек­то­раль­ной дея­тель­но­сти от «помо­щи» госу­дар­ства явля­ет­ся их «ахил­ле­со­вой пятой», глав­ной при­чи­ной их поли­ти­че­ской недееспособности.

Спра­вед­ли­во­сти ради нуж­но отме­тить, что дан­ная пагуб­ная «адми­ни­стра­тив­ная зави­си­мость» харак­тер­на и для пар­тий, пози­ци­о­ни­ру­ю­щих­ся как неза­ви­си­мые и оппо­зи­ци­он­ные. Их лиде­ры — быв­шие аппа­рат­чи­ки — в прин­ци­пе не уме­ют про­во­дить само­сто­я­тель­ные обще­ствен­ные кампании.

Наша модель созна­тель­но ори­ен­ти­ро­ва­лась на исклю­че­ние адмре­сур­са, отво­дя вла­сти функ­ции сер­ви­са и арбитража.

Это было почти невоз­мож­но, но осу­ще­стви­мо. Надеж­да лишь на здра­вых людей в обще­стве и госу­дар­стве. При про­дви­же­нии даже про­власт­но­го кан­ди­да­та самые тяже­лые сопер­ни­ки — власть иму­щие, искренне дума­ю­щие, что при­но­сят поль­зу, отни­ма­ю­щие мас­су вре­ме­ни, уси­лий и нервов.

В самые кри­ти­че­ские момен­ты мас­ли­хат­ских выбо­ров-2003 иные осо­бо «горя­чие» чинов­ни­ки даже пуб­лич­но гро­зи­ли за его осо­бое упрям­ство «зака­тать авто­ра в асфальт». Но потом сра­ба­ты­ва­ло пра­ви­ло «побе­ди­те­ля не судят» и все пери­пе­тии ста­но­ви­лись «рабо­чи­ми момен­та­ми». Но это — в пер­вых кам­па­ни­ях, в даль­ней­шем по мере оче­ред­ных побед ста­но­ви­лось все лег­че и про­ще, по мере пони­ма­ния право­ты и обос­но­ван­но­сти сво­их действий.

2) «блок на блок». Блоч­ная систе­ма име­ла мас­су пре­иму­ществ: орга­ни­за­ци­он­ных, вре­мен­ных, финан­со­вых, пси­хо­ло­ги­че­ских и т.д. Тем более, к это­му пери­о­ду пред­вы­бор­ный блок «Наро­до­вла­стие» — как широ­кая коа­ли­ция про­тестных сил — уже являл­ся, по суще­ству, еди­ной мас­со­вой рус­ско­языч­ной пар­ти­ей с усто­яв­шей­ся за пол­то­ра деся­ти­ле­тия струк­ту­рой управ­ле­ния, лиде­ра­ми, кад­ра­ми, элек­то­раль­ной и пар­ла­мент­ской исто­ри­ей, тра­ди­ци­я­ми т.д.

Так­ти­ка блоч­ных дей­ствий на выбо­рах доста­точ­но эффек­тив­на для эко­но­мии ресур­сов всех его участ­ни­ков и голов­но­го опе­ра­то­ра, тем более для про­ве­де­ния кам­па­ний в боль­ших мас­шта­бах (несколь­ко окру­гов, город, область). Блок не лиша­ет участ­ни­ков само­сто­я­тель­но­сти. Выиг­рыш­ность бло­ка так­же — в пси­хо­ло­ги­че­ском эффек­те мощи и уве­рен­но­сти, воз­ни­ка­ю­щих у изби­ра­те­лей и элит.

3) «сна­ча­ла струк­ту­ра, потом идео­ло­гия». Имен­но силь­ная орга­ни­за­ци­он­ная сто­ро­на дела, как пока­зы­вал ана­лиз дей­ствий оппо­нен­тов, явля­лась их глав­ным кон­ку­рент­ным пре­иму­ще­ством. Подоб­ный алго­ритм под­твер­жда­ет­ся и выво­да­ми М. Дювер­же, миро­во­го клас­си­ка изу­че­ния пар­тий: боль­шин­ство из них шли по пути от орга­ни­за­ци­он­ной базы к идеологической.

Кро­ме того, нами учи­ты­ва­лось: поли­ти­че­ский менедж­мент на Запа­де бази­ру­ет­ся на рабо­те мощ­ных и хоро­шо отла­жен­ных «пар­тий­ных машин» — поли­ти­че­ских струк­тур, инте­гри­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­аль­но и функ­ци­о­наль­но, име­ю­щих ряд при­зна­ков, отлич­ных от при­выч­ной нам пост­со­вет­ской партструктуры.

Для нашей стра­ны до сих пор харак­тер­но отсут­ствие хоро­шо струк­ту­ри­ро­ван­ных поли­ти­че­ских пар­тий с мно­го­чис­лен­ным и опыт­ным акти­вом (вплоть до уров­ня села, изби­ра­тель­но­го участ­ка, квар­та­ла и отдель­но­го кон­до­ми­ни­у­ма). Ни одна наша пар­тия не может вопло­тить такие тре­бо­ва­ния запад­ных тех­но­ло­гий, как, напри­мер, 5 ‑7 каса­ний каж­до­го изби­ра­те­ля в боль­шой кампании.

А зна­чит, побе­ды в поли­ти­че­ском «сорев­но­ва­нии» достиг­нет толь­ко та сто­ро­на, кото­рая смо­жет запу­стить соб­ствен­ную «пар­тий­ную маши­ну». Кто пер­вым задей­ству­ет в мас­со­вом поряд­ке непо­сред­ствен­ную рабо­ту с насе­ле­ни­ем, уйдет в рез­кий отрыв от кон­ку­рен­тов, кото­рым не помо­гут ни адми­ни­стра­тив­ный ресурс, ни мас­си­ро­ван­ная «бом­бар­ди­ров­ка» СМИ, ни «гряз­ные» технологии.

Такая цель была достиг­ну­та нами на про­тя­же­нии ряда кам­па­ний, когда в соста­ве моде­ли оте­че­ствен­ной «парт­ма­ши­ны» реги­о­наль­но­го фор­ма­та пооче­ред­но вошли:

2003 г. — пред­вы­бор­ные коман­ды всех кан­ди­да­тов в обл­мас­ли­хат по Ураль­ску (11) и  — в гор­мас­ли­хат (20), дочер­ние НПО. Резуль­та­тив­ность наше­го бло­ка — 100 %  в тяже­лей­шей борь­бе с фаво­ри­том — бло­ком «Наро­до­вла­стие» и мно­же­ством самовыдвиженцев;

2004 г. — шта­бы всех кан­ди­да­тов от «Отан» (1 — по  Ураль­ску, 2 — по сель­ским рай­о­нам), актив «Отан», НПО и нефор­маль­ные струк­ту­ры. Резуль­та­тив­ность бло­ка — 100 %  про­тив фаво­ри­тов гон­ки — дей­ству­ю­щих депу­та­тов Мажи­ли­са от «Асар» (быв­шим ком­му­ни­стом) и Аграр­ной партии;

2005 г. —  актив всех про­власт­ных пар­тий («Отан», «Асар», Граж­дан­ской и Аграр­ной пар­тий) в каче­стве струк­тур­ных под­раз­де­ле­ний област­но­го шта­ба кан­ди­да­та в пре­зи­ден­ты, боль­шин­ство НПО;

2007 г. — парт­ак­тив объ­еди­нен­но­го «Нур-Ота­на» в соста­ве обще­об­ласт­ной струк­ту­ры шта­бов по про­дви­же­нию в пар­ла­мент пар­тий­но­го спис­ка и команд кан­ди­да­тов от «Нур-Ота­на» в мас­ли­ха­ты всех уров­ней по г. Уральск и 12 сель­ским районам.

В целом, на про­тя­же­нии дан­ной серии кам­па­ний автор — в каче­стве посто­ян­но­го заме­сти­те­ля област­ных шта­бов — полу­чил воз­мож­ность на прак­ти­ке апро­би­ро­вать свою модель элек­то­раль­но­го и пар­тий­но­го строительства.

4) «сна­ча­ла ядро, потом про­то­плаз­ма и обо­лоч­ка». Стар­то­вой мерой созда­ния нашей моде­ли «аген­та модер­ни­за­ции» стал под­бор и пере­фор­ма­ти­ро­ва­ние под­хо­дя­ще­го НПО на роль «голов­но­го опе­ра­то­ра» с функ­ци­я­ми цен­тра раз­ви­тия инициатив/«зонтичной» орга­ни­за­ции для дочер­них и союз­ни­че­ских структур.

По сути — это штаб по под­го­тов­ке и про­ве­де­нию выбор­ных кам­па­ний: с соот­вет­ству­ю­щи­ми струк­тур­но-функ­ци­о­наль­ны­ми под­раз­де­ле­ни­я­ми, инфра­струк­ту­рой, а так­же эмис­са­ра­ми в каж­дой коман­де кандидатов.

Стерж­нем дан­но­го орга­ни­за­ци­он­но­го «ядра» ста­ла груп­па проектировщиков/координаторов/контролеров. Она выпол­ня­ла функ­ции пар­тий­но­го «моз­го­во­го цен­тра», обу­ча­ю­щей тре­нинг-струк­ту­ры и «горя­чей линии» для системы.

Мест­ным так­ти­че­ским дви­же­ни­ем ста­ло суще­ство­вав­шее ранее обще­ствен­ное объ­еди­не­ние. После при­хо­да туда авто­ра со сво­ей коман­дой оно пол­но­стью пре­об­ра­зо­ва­лось из преж­не­го нефор­маль­но­го клуба/лоббистской «груп­пы дав­ле­ния» мест­ных круп­ных пред­при­ни­ма­те­лей в штаб­ную-про­то­пар­тий­ную структуру.

5) «стра­на живет про­вин­ци­ей, город — мик­ро­рай­о­на­ми, пар­тия — пер­вич­ка­ми». Имен­но базо­вые эле­мен­ты все­гда были общим сла­бым местом и оппо­зи­ции, и «Нур-Ота­на». Но все же пози­ции «Наро­до­вла­стия» были срав­ни­тель­но более выигрышными.

Так, у пар­тии вла­сти, как уже было ска­за­но, низо­вые орга­ни­за­ции постро­е­ны толь­ко по про­из­вод­ствен­но­му прин­ци­пу. Боль­ше все­го чле­нов чис­лит­ся в бюд­жет­ных учре­жде­ни­ях, зна­чи­тель­но мень­ше — на круп­ных про­из­вод­ствен­ных пред­при­я­ти­ях, и совсем нет — в част­ных сред­них и малых пред­при­я­ти­ях. Учре­жде­ния и пред­при­я­тия нерав­но­мер­но раз­бро­са­ны по территориям.

Это дела­ет край­нее про­блем­ным пар­тий­ное воз­дей­ствие на резуль­та­ты низо­вых же пред­ста­ви­тель­ных орга­нов в горо­де — мас­ли­ха­тов. А с уче­том обще­из­вест­но­го фор­маль­но­го харак­те­ра член­ства они мало­при­год­ны и для кам­па­ний и более высо­ко­го уров­ня. В общем, что бы ни вли­я­ло на моти­вы голо­со­ва­ния за пар­тию вла­сти, то это что угод­но, но толь­ко не ее струк­тур­но-орга­ни­за­ци­он­ные фак­то­ры «на низах». Это сей­час, а в нача­ле 2002-го о какой-либо опо­ре на низо­вые парт­струк­ту­ры никто все­рьез и не помышлял.

«Наро­до­вла­стие» же тогда име­ло серьез­ные пози­ции во всех круп­ных окру­го­об­ра­зу­ю­щих пред­при­я­ти­ях. По месту житель­ства име­лись акти­ви­сты, кото­рые мог­ли воз­дей­ство­вать и орга­ни­зо­вы­вать на акции тамош­них сто­рон­ни­ков и сочув­ству­ю­щих. Тем более, что про­тестное дви­же­ние опи­ра­лось на рус­ско­языч­ных корен­ных горо­жан, где все свя­за­ны друг с дру­гом каки­ми-либо соци­аль­ны­ми свя­зя­ми и сообществами.

Попыт­ки про­сто пред­вы­бор­ных команд, кото­рых соби­ра­ли кан­ди­да­ты, про­тив «крас­ной» бло­ко­вой струк­ту­ры име­ли такой же неудач­ный резуль­тат, как ата­ки раз­роз­нен­ных пар­ти­зан­ских отря­дов про­тив регу­ляр­ной армии: были частич­ные успе­хи, носив­шие толь­ко слу­чай­ные и эпи­зо­ди­че­ский харак­тер. К тому же их труд­но све­сти в одну систе­му, и почти невоз­мож­но управлять.

В этих усло­ви­ях, когда все стан­дарт­ные орга­ни­за­ци­он­ные спо­со­бы были дав­но исчер­па­ны, реше­ние было най­де­но в совер­шен­но иной плоскости.

Было выдви­ну­то пред­ло­же­ние сов­ме­стить тех­но­ло­гии низо­во­го парт­стро­и­тель­ства и выбор­но­го менедж­мен­та с такой экзо­ти­кой (на тот пери­од), как муни­ци­паль­ный менедж­мент и наци­е­стро­и­тель­ство (nation-building). Ведь «мате­рин­ские клет­ки» всех этих сфер на ниж­нем уровне при­мер­но сов­па­да­ют, а потреб­ность в послед­них двух сфе­рах дав­но назрела.

В ито­ге нами была созда­на новая тех­но­ло­гия — «обще­ствен­ный муни­ци­паль­ный округ» (ОМО).

Пока доста­точ­но упо­мя­нуть, что, как вся­кая про­рыв­ная вещь, ОМО пол­но­стью и надол­го пере­вер­ну­ла ситу­а­цию в регионе:

- в каче­стве базо­во­го эле­мен­та в горо­де (и его ана­ло­га в селе — Сове­та обще­ствен­но­сти сель­ско­го окру­га /СОсо/) ста­ло орга­ни­за­ци­он­ной базой «про­то­пар­тий­ной маши­ны» — обще­об­ласт­ной Систе­мы обще­ствен­ной под­держ­ки управ­ле­ния выбор­ным про­цес­сом (ОПУВП);

- весь выбран­ный в 2003 году депу­тат­ский состав мас­ли­ха­тов от Ураль­ска парал­лель­но руко­во­дил соот­вет­ству­ю­щи­ми ОМО, за счет чего полу­чил мощ­ную под­держ­ку жите­лей округов;

- боль­ше поло­ви­ны депу­та­тов от ОМО 2003 года, выбран­ных в два тура, соста­ви­ли пред­вы­бор­ные «кон­трак­ты» с избирателями;

- почти все депу­та­ты — муни­ци­па­лы про­дли­ли свои ман­да­ты  в 2007 году;

- все пред­вы­бор­ные обе­ща­ния этих депу­та­тов испол­не­ны еще в пер­вый срок;

- за про­шед­шие семь лет неод­но­крат­ные попыт­ки отме­нить ОМО сры­ва­лись депу­та­та­ми — их приверженцами;

- коли­че­ство ОМО с пер­во­на­чаль­ных 11-ти ныне уве­ли­чи­лось до 20-ти;

- с 2003 года все бюд­жет­ные сред­ства на бла­го­устрой­ство горо­да рав­но­мер­но рас­пре­де­ля­ют­ся меж­ду все­ми ОМО;

- все после­ду­ю­щие выбор­ные кам­па­нии в горо­де про­во­ди­лись на базе и при под­держ­ке команд руко­во­ди­те­лей ОМО;

- в 2010 году реше­ни­ем гор­мас­ли­ха­та при­ня­та к реа­ли­за­ции сред­не­сроч­ная город­ская Про­грам­ма раз­ви­тия ОМО и т.д.

ОБ АВТОРЕ: Еркин Ирга­ли­ев  — полит­кон­суль­тант г. Уральск, испол­ни­тель­ный дирек­тор Запад­но­го реги­о­наль­но­го фили­а­ла Науч­но-обра­зо­ва­тель­но­го фон­да «Аспан­дау».

Источ­ник: Аrkz.info

View the original here:

Кто будет паровозом?

архивные статьи по теме

Дело Сутягинского: что накопал Верховный суд

На востоке Украины воюют казахи

Избиркомы могут пойти на рекорд в 98%