Крупнейшие банки Бельгии предлагают систему обмена информацией о подозрениях в отмывании денег

Предложение было внесено на парламентских слушаниях в
Бельгии, проведенных в ответ на расследование FinCEN Files.

Бель­гий­ский феде­раль­ный парламент.

Под огнем кри­ти­ки из-за неудач в борь­бе с отмы­ва­ни­ем денег
груп­па круп­ней­ших бан­ков Бель­гии пред­ло­жи­ла создать
плат­фор­му для обме­на инфор­ма­ци­ей о подо­зри­тель­ных
тран­зак­ци­ях с бель­гий­ски­ми вла­стя­ми и друг с дру­гом, посколь­ку
уси­лия по пре­се­че­нию пото­ка гряз­ных денег наби­ра­ют силу во всем
мире.
В пока­за­ни­ях перед финан­со­вым коми­те­том бель­гий­ско­го
пар­ла­мен­та на про­шлой неде­ле бель­гий­ские бан­ки — ING Belgium,
KBC Bank, Belfius Bank and Insurance и BNP Paribas Fortis — сов­мест­но
запро­си­ли зако­ны, поз­во­ля­ю­щие им создать без­опас­ную систе­му
для обме­на инфор­ма­ци­ей о подо­зре­ва­е­мых отмы­ва­нии денег и
скры­тые сущ­но­сти, сто­я­щие за транзакциями.

Пред­ло­же­ние бель­гий­ских бан­ков сле­ду­ет за недав­ним
согла­ше­ни­ем мини­стров финан­сов евро­пей­ских стран о созда­нии
ново­го орга­на на уровне Евро­пей­ско­го сою­за с пол­но­мо­чи­я­ми
пря­мо­го над­зо­ра над неко­то­ры­ми учре­жде­ни­я­ми с «высо­ким
риском», а так­же пол­но­мо­чи­я­ми осу­ществ­лять над­зор со сто­ро­ны
наци­о­наль­ных регу­ли­ру­ю­щих орга­нов в «чет­ко опре­де­лен­ных
усло­ви­ях». опре­де­лен­ные и исклю­чи­тель­ные ситу­а­ции ».
Мини­стры так­же под­дер­жа­ли пред­ло­же­ние по гар­мо­ни­за­ции
пра­вил борь­бы с отмы­ва­ни­ем денег в ЕС и обес­пе­чить
коор­ди­на­цию и под­держ­ку наци­о­наль­ных под­раз­де­ле­ний
финан­со­вой раз­вед­ки госу­дарств-чле­нов.
Пред­ло­же­ние Бель­гии и сами слу­ша­ния явля­ют­ся послед­ним
резуль­та­том гло­баль­но­го рас­сле­до­ва­ния FinCEN Files , про­ве­ден­но­го
более чем 400 жур­на­ли­ста­ми, кото­рое пока­за­ло, как бан­ки
про­дол­жа­ют пере­во­дить гряз­ные день­ги для нар­ко­кар­те­лей,
кор­рум­пи­ро­ван­ных режи­мов, тор­гов­цев ору­жи­ем и дру­гих
меж­ду­на­род­ных пре­ступ­ни­ков, а так­же как сло­ман­ная систе­ма
пра­во­при­ме­не­ния под руко­вод­ством США поз­во­ля­ет это­му
слу­чить­ся. Рас­сле­до­ва­ние частич­но осно­вы­ва­лось на 2100
сверх­сек­рет­ных отче­тах о подо­зри­тель­ной дея­тель­но­сти , или SAR,
полу­чен­ных BuzzFeed News и пере­дан­ных Меж­ду­на­род­но­му
кон­сор­ци­у­му жур­на­ли­стов-рас­сле­до­ва­те­лей и его гло­баль­ным
медиа-парт­не­рам. SAR пода­ют­ся гло­баль­ны­ми бан­ка­ми в
раз­ве­ды­ва­тель­ное под­раз­де­ле­ние Мини­стер­ства финан­сов США,
Сеть по борь­бе с финан­со­вы­ми пре­ступ­ле­ни­я­ми, извест­ную как
FinCEN.

Вско­ре после того, как про­ект был опуб­ли­ко­ван в сен­тяб­ре,
бель­гий­ские пар­ла­мен­та­рии про­ве­ли пер­вич­ное слу­ша­ние, на
кото­ром высту­пи­ли репор­те­ры трех бель­гий­ских медиа-парт­не­ров
ICIJ: Лар­са Бове из De Tijd, Кри­сто­фа Кле­рик­са из Knack и Ксавье 

выс­шие долж­ност­ные лица бан­ка, а так­же пред­ста­ви­те­ли тор­го­вой
груп­пы финан­со­во­го сек­то­ра Febelfin и Наци­о­наль­но­го бан­ка
Бель­гии, цен­траль­но­го бан­ка стра­ны и глав­но­го бан­ков­ско­го
регу­ля­то­ра.
Пред­ста­ви­те­ли бан­ка заяви­ли, что идея меж­бан­ков­ско­го
сотруд­ни­че­ства в борь­бе с отмы­ва­ни­ем денег пере­кли­ка­ет­ся с
иде­ей Объ­еди­нен­ной опе­ра­тив­ной груп­пы по рас­сле­до­ва­нию
отмы­ва­ния денег Соеди­нен­но­го Коро­лев­ства , создан­ной в 2015 году
и состо­я­щей из более чем 40 финан­со­вых учре­жде­ний,
регу­ли­ру­ю­щих и пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов.
Карел Бэрт, испол­ни­тель­ный дирек­тор тор­го­вой груп­пы Febelfin,
ска­зал, что уси­ли­ям бан­ков по борь­бе с отмы­ва­ни­ем денег
пре­пят­ству­ет отсут­ствие «зон­тич­ной плат­фор­мы» для пере­да­чи
инфор­ма­ции в без­опас­ной сре­де меж­ду бан­ка­ми и пра­ви­тель­ством
в борь­бе с отмы­ва­ни­ем денег. .
На слу­ша­ни­ях Мари­ан­на Кол­лин, глав­ный спе­ци­а­лист по рис­кам
Belfius, так­же пред­ло­жи­ла пра­ви­тель­ству предо­ста­вить бан­кам
спи­сок так назы­ва­е­мых «поли­ти­че­ски зна­чи­мых лиц» — поли­ти­ков
и дру­гих лиц, кото­рые, как счи­та­ет­ся, пред­став­ля­ют более высо­кий
риск взя­точ­ни­че­ства или кор­руп­ции, — что­бы помочь бан­ки
кон­тро­ли­ру­ют свою финан­со­вую дея­тель­ность.
Бан­ки так­же запро­си­ли более широ­кий доступ к реест­ру
бель­гий­ских вла­стей так назы­ва­е­мых конеч­ных бене­фи­ци­ар­ных
вла­дель­цев, реаль­ных людей, сто­я­щих за ано­ним­ны­ми
под­став­ны­ми ком­па­ни­я­ми, кото­рые обыч­но исполь­зу­ют­ся в
каче­стве средств отмы­ва­ния денег.
Так­же во вре­мя слу­ша­ния пред­ста­ви­тель Наци­о­наль­но­го бан­ка
Бель­гии сооб­щил, что почти каж­дое пятое финан­со­вое учре­жде­ние
в стране име­ло «про­филь высо­ко­го рис­ка» для борь­бы с
отмы­ва­ни­ем денег цен­траль­ным бан­ком.
Рас­сле­до­ва­ние ICIJ FinCEN Files пока­за­ло, что гло­баль­ные бан­ки с
опе­ра­ци­я­ми в США исполь­зо­ва­ли свой доступ к Феде­раль­ной
резерв­ной систе­ме США для пере­во­да более 2 трил­ли­о­нов дол­ла­ров
в пери­од с 1999 по 2017 год в пла­те­жах, кото­рые, по их мне­нию,
были подо­зри­тель­ны­ми, отме­чая кли­ен­тов бан­ков в более чем 170
стра­нах и тер­ри­то­ри­ях, кото­рые они иден­ти­фи­ци­ро­ва­ли. как
уча­стие в потен­ци­аль­но неза­кон­ных сделках.

Изу­чая роль бель­гий­ских бан­ков, три бель­гий­ских медиа-парт­не­ра
ICIJ обна­ру­жи­ли, сре­ди про­че­го, что из 2100 отче­тов в FinCEN Files
365 име­ют ссыл­ки на Бель­гию, из кото­рых 179 отно­сят­ся к ING
Belgium.
Три бель­гий­ских новост­ных агент­ства так­же сооб­щи­ли, что
Коми­тет по санк­ци­ям НББ нало­жил толь­ко четы­ре
адми­ни­стра­тив­ных штра­фа на бель­гий­ские бан­ки с 2013 года,
каж­дый в раз­ме­ре от 50 000 до 350 000 евро.
На слу­ша­нии долж­ност­ные лица бан­ка и регу­ли­ру­ю­щие орга­ны
защи­ща­ли свои уси­лия по борь­бе с отмы­ва­ни­ем денег и заяви­ли,
что они вло­жи­ли зна­чи­тель­ные сред­ства в улуч­ше­ние систем
соот­вет­ствия и уве­ли­че­ние шта­та.
«Тот факт, что бель­гий­ский банк упо­ми­на­ет­ся в отче­те
аме­ри­кан­ско­го под­раз­де­ле­ния по борь­бе с отмы­ва­ни­ем денег, не
озна­ча­ет, что суще­ству­ет про­бле­ма», — ска­зал Баерт из Febelfin. «Они
явля­ют­ся зве­ном в цепи, в кото­рой суд опре­де­ля­ет, суще­ству­ет ли
про­бле­ма отмы­ва­ния денег».

Источ­ник: https://www.icij.org/