-9 C
Астана
27 февраля, 2024
Image default

Круглый стол по возврату активов

Как возвращали деньги Назарбаева: Жовтис

Пожа­луй­ста, спа­си­бо боль­шое. Про­бле­мы воз­вра­та акти­вов вооб­ще в целом есть два основ­ных аспек­та: поли­ти­че­ский, преж­де все­го, и пра­во­вой как вто­рой аспект. Поли­ти­че­ский аспект, во-пер­вых, заклю­ча­ет­ся во внут­рен­нем поли­ти­че­ском кон­тек­сте, то есть заин­те­ре­со­ва­ны ли элит­ные груп­пы, нахо­дя­щи­е­ся у вла­сти, в реаль­ной борь­бе с кор­руп­ци­ей, без­на­ка­зан­но­стью и пре­сле­до­ва­ни­ем тех, кто вывел резуль­та­ты сво­е­го неза­кон­но­го обо­га­ще­ния в дру­гие стра­ны, и гото­вы они это делать с пол­ным соблю­де­ни­ем прин­ци­па вер­хо­вен­ства зако­на. То есть будут ли пре­сле­до­вать всех, кто под­па­да­ет под опре­де­ле­ние неза­кон­но выве­ден­ных акти­вов, или такая борь­ба будет изби­ра­тель­ной и боль­ше свя­за­на с пере­рас­пре­де­ле­ни­ем соб­ствен­но­сти и этих самых акти­вов, а так­же исполь­зо­ва­ни­ем так назы­ва­е­мы­ми элит­ны­ми побе­ди­те­ля­ми госу­дар­ствен­ных инстру­мен­тов для раз­бор­ки с так назы­ва­е­мы­ми элит­ны­ми побеж­ден­ны­ми, при­чем на раз­ных уров­нях власт­ной пира­ми­ды. И вто­рое: будут ли поли­ти­че­ски заин­те­ре­со­ва­ны стра­ны, в чьей юрис­дик­ции нахо­дят­ся эти акти­вы, воз­вра­ще­ние кото­рых свя­за­но и с поли­ти­че­ски­ми, и с эко­но­ми­че­ски­ми инте­ре­са­ми этих стран, будь то США, евро­пей­ские стра­ны или стра­ны Пер­сид­ско­го зали­ва и Юго-Восточ­ной Азии. И здесь эти поли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские инте­ре­сы могут зна­чи­тель­но повли­ять на наши сооб­ра­же­ния, так ска­зать, в отно­ше­нии воз­вра­та этих акти­вов. Пра­во­вой аспект заклю­ча­ет­ся в том, что сна­ча­ла надо уста­но­вить, какие акти­вы дей­стви­тель­но явля­ют­ся резуль­та­том неза­кон­но­го обо­га­ще­ния, а какие нет. Это пред­став­ля­ет очень серьез­ные вызо­вы наци­о­наль­ной пра­во­вой систе­ме, кото­рая для чисто­ты экс­пе­ри­мен­та должна.

Быть неза­ви­си­мой, стро­го соблю­да­ю­щей прин­цип вер­хо­вен­ства зако­на и спра­вед­ли­во­го судеб­но­го про­цес­са. Как-то у меня такой убеж­дён­но­сти в отно­ше­нии наших пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, орга­нов наци­о­наль­ной без­опас­но­сти, орга­нов про­ку­ра­ту­ры и судеб­ных орга­нов нет. Далее сто­ит вопрос о том, как уста­но­вить, где нахо­дят­ся эти выве­ден­ные акти­вы и как отде­лить неза­кон­ные от закон­ных, когда мы име­ем дело с дру­ги­ми юрис­дик­ци­я­ми. Сле­ду­ю­щий вопрос – пра­во­вые дей­ствия по аре­сту этих акти­вов и далее пра­во­вые дей­ствия по воз­вра­ту этих акти­вов. И нако­нец, исполь­зо­ва­ние этих средств после их воз­вра­та. Где гаран­тии, что они пой­дут на бла­гие цели, или что ещё хуже, не будут, мяг­ко гово­ря, ещё раз исполь­зо­ва­ны для оче­ред­но­го неза­кон­но­го обо­га­ще­ния? Меж­ду­на­род­ная и зару­беж­ная прак­ти­ка в этом отно­ше­нии, кото­рую я более-менее знаю, ну не силь­но вдох­нов­ля­ет, ска­жем так. Мой опыт с фон­дом “Вата” был, в прин­ци­пе, пози­тив­ным, но боюсь, это исклю­чи­тель­ный и доста­точ­но слож­ный для копи­ро­ва­ния слу­чай. Немнож­ко рас­ска­жу об этом при­ме­ре. Более 80 млн дол­ла­ров, выяв­лен­ных в нача­ле 2000‑х годов на сче­ту наше­го быв­ше­го пре­зи­ден­та в швей­цар­ском бан­ке, были аре­сто­ва­ны по реше­нию суда в США в свя­зи с уго­лов­ным делом об отка­тах, более извест­ным как “казахгейт”. Затем по мемо­ран­ду­му, под­пи­сан­но­му пра­ви­тель­ства­ми США, Швей­ца­рии и Казах­ста­на, уже при и актив­ном уча­стии Все­мир­но­го бан­ка, пятью граж­да­на­ми Казах­ста­на, не име­ю­щи­ми отно­ше­ния к госу­дар­ству, был создан фонд, кото­рый назва­ли “Бата”. В зада­чу кото­ро­го долж­но было вхо­дить финан­си­ро­ва­ние за счёт этих средств про­грамм на детей, дет­ских про­грамм, кото­рые не финан­си­ру­ют­ся из госу­дар­ствен­но­го бюд­же­та. Это ещё один очень важ­ный момент, свя­зан­ный с воз­вра­том акти­ва, что­бы воз­вра­щён­ные акти­вы не шли как какое-то допол­не­ние гос­бюд­же­та или не заме­ня­ли гос­бюд­жет. Кста­ти, в мемо­ран­ду­ме мало кто зна­ет, но в мемо­ран­ду­ме, кото­рый был под­пи­сан нашим пра­ви­тель­ством, было пря­мо ска­за­но, что к день­гам это­го фон­да не будут иметь отно­ше­ния ника­кие госу­дар­ствен­ные слу­жа­щие, чле­ны их семей или их биз­нес-парт­нё­ры. То есть по мемо­ран­ду­му, под­пи­сан­но­му нашим пра­ви­тель­ством, весь гос­ап­па­рат нашей стра­ны был кос­вен­но опре­де­лён как, мяг­ко гово­ря, подо­зри­тель­ный или вооб­ще цели­ком кор­рум­пи­ро­ван­ный. Доволь­но стран­но, что мы это под­пи­са­ли. Затем Все­мир­ным бан­ком были раз­ра­бо­та­ны устав, дого­вор и дру­гие доку­мен­ты фон­да, кото­рый был создан уже в 2007 году. Далее по усло­ви­ям мемо­ран­ду­ма был объ­яв­лен тен­дер для меж­ду­на­род­ных и зару­беж­ных непра­ви­тель­ствен­ных орга­ни­за­ций. Это было усло­вие мемо­ран­ду­ма, что это будет не казах­стан­ские юри­ди­че­ские лица, и выиг­ра­ли этот тен­дер сов­мест­ной заяв­кой, пред­ло­жив самые выгод­ные усло­вия управ­ле­ния фон­дом, две зару­беж­ные НПО – Арекс и Сечин. Нако­нец, было сфор­ми­ро­ва­но прав­ле­ние из пяти пер­вых учре­ди­те­лей, казах­стан­ских граж­дан, и пред­ста­ви­те­лей пра­ви­тельств Швей­ца­рии и США. Пра­ви­тель­ство Казах­ста­на в этом фон­де не име­ло. Далее были раз­ра­бо­та­ны стро­гие про­це­ду­ры кон­тро­ля осу­ществ­ле­ния про­грам­мы рас­хо­до­ва­ния средств в фон­де, кото­рые осу­ществ­лял Все­мир­ный банк. Соот­вет­ству­ю­щее пра­ви­тель­ство при этом сред­ства на сче­ту в швей­цар­ском бан­ке, кото­рые на этот момент состав­ля­ли более 110 млн дол­ла­ров из-за зачис­лен­ных про­цен­тов, так и оста­ва­лись на этом сче­ту и выде­ля­лись тран­ша­ми каж­дый раз по реше­нию суда в Нью-Йор­ке по запро­су депар­та­мен­та юсти­ции США, кото­рый оце­ни­вал каж­дый раз с учё­том оцен­ки Все­мир­но­го бан­ка, пра­виль­ные были рас­хо­ды средств преды­ду­ще­го тран­ша. В 2015 году все сред­ства были израс­хо­до­ва­ны на помощь мало­иму­щим семьям, име­ю­щим детей в сель­ских рай­о­нах Казах­ста­на, на сти­пен­дии для полу­че­ния выс­ше­го обра­зо­ва­ния детьми из этих рай­о­нов и неболь­шая сум­ма на про­ек­ты казах­стан­ских НПО, зани­ма­ю­щих­ся пра­ва­ми детей. Там было мно­го вопро­сов к сум­ме адми­ни­стри­ро­ва­ния, к рас­хо­дам, кото­рые пошли на само управ­ле­ние, на эти неком­мер­че­ские орга­ни­за­ции, на созда­ние парал­лель­ной систе­мы рас­пре­де­ле­ния помо­щи, пото­му что поль­зу­ет­ся госу­дар­ствен­ные по усло­ви­ям мемо­ран­ду­ма фон. Но тем не менее, посмот­рим на этот кейс.На поли­ти­че­ские пра­во­вое аспект: поли­ти­че­ски вла­сти Казах­ста­на были гото­вы вер­нуть эти день­ги при любых усло­ви­ях, пото­му что быв­ший пре­зи­дент пони­мал, что снять с них арест и осво­бо­дить счёт не удаст­ся, хотя и направ­лял пись­ма в Швей­ца­рию по это­му пово­ду и с такой прось­бой. США, исхо­дя из гео­по­ли­ти­че­ских сооб­ра­же­ний, тихо спу­сти­ли каза­хе на тор­мо­зах, иже тоже, что­бы в кон­це кон­цов аре­сто­ван­ные сче­та, сред­ства на сче­ту в швей­цар­ском бан­ке не отправ­ля­ли отно­ше­ния меж­ду дву­мя стра­на­ми. Пра­вом смыс­ле не было ника­кой необ­хо­ди­мо­сти вно­сить внут­ри стра­ны обви­ни­тель­ные при­го­во­ры, кон­фис­ко­вы­вать эти акти­вы, потом решать вопро­сы в швей­цар­ской или аме­ри­кан­ской юрис­дик­ции, пото­му что всё было реше­но поли­ти­че­ски. Согла­сие вла­дель­ца счё­та может быть рас­ти­ра­жи­ро­ва­но, но даже этот опыт и опыт мое­го уча­стия в ряде меж­ду­на­род­ных круг­лых сто­лов и встреч по это­му вопро­су пока­зы­ва­ет, что поли­ти­че­ских пра­во­вых пре­пят­ствий в воз­вра­те серьёз­ных акти­вов очень мно­го и пока эффек­тив­ных средств их пре­одо­ле­ния не выработано. 

В реестре на возврат активов — 220 трлн тенге: Бапи

28 июня был при­нят вот этот закон очень успеш­ном поряд­ке. В тече­ние меся­ца все­го обсуж­да­ли, пото­му что была прось­ба со сто­ро­ны, что­бы закон начал дей­ство­вать быст­рее октяб­ря. Указ Пре­зи­ден­та по созда­нию коми­те­та по воз­вра­ту акти­вов это июль, сен­тябрь, октябрь – 4 меся­ца. Мы жда­ли, вот теперь коми­тет создан, теперь опять про­шло 4 меся­ца, октябрь, ноябрь – инфор­ма­ции в обще­стве нету, основ­ная рабо­та дан­ный момент идет в закры­том режи­ме. Вопрос упи­ра­ет­ся в боль­шую семью, поэто­му вы сами зна­е­те, что аппа­рат, бюро­кра­ти­че­ский аппа­рат, кото­рый был создан в тече­ние лет под одно­го чело­ве­ка, режи­му лич­ной вла­сти одно­го чело­ве­ка. Поэто­му у меня даже есть опа­се­ние, что вот этот бюро­кра­ти­че­ский аппа­рат дистан­ци­ру­ет­ся пре­зи­ден­та от этой ком­па­нии. Один из высо­ко­по­став­лен­ных чинов­ни­ков госу­дар­ствен­но­го ран­га ска­зал, что до сих пор во вла­сти сидит око­ло 60% ста­ро­го Казах­ста­на. 2 дня тому назад пре­мьер-министр Алек­сандр Исма­и­лов про­вел засе­да­ние по дея­тель­но­сти комис­сии, где было отме­че­но, что в теку­щий пери­од идет раз­ра­бот­ка объ­е­ма сум­мы 220 трил­ли­о­нов тен­ге, кому они отно­сят­ся, кто фигу­ран­ты этих трил­ли­о­нов, пока мы конеч­но не зна­ем, но я думаю, это есть резон. Пока будем, конеч­но, выжи­дать, что потом ска­жет пра­ви­тель­ство. Вот а за гор­ло взять тоже не полу­ча­ет­ся, пото­му что там вла­сти заин­те­ре­со­ван­ных таких лиц мно­го, кото­рые счи­та­ют, пока вести рабо­ту Коми­те­та и комис­сии в закры­том режи­ме. Кое-какие циф­ры хочу озву­чить: к сего­дняш­не­му дню воз­вра­ще­ны акти­вы на 1 трил­ли­он тен­ге, опре­де­ле­ны 344 неви­дим­ки, взя­ты под раз­ра­бот­ку Коми­те­та и комис­сии, навер­но из них 131 объ­ект нахо­дит­ся в ино­стран­ной юрис­дик­ции. Кро­ме это­го, на 448 млрд тен­ге воз­вра­ще­ны в стра­ну цен­ные бума­ги, 448 млн – это рест 220 три тен­ге. Пре­мьер-министр тоже озву­чи­вал 2 дня так бег­лым под­счё­том, если счи­тать, это навер­ное бюд­жет 15 лет Казах­ста­на, если такую сум­му мы конеч­но воз­вра­тим. 10 млн гек­та­ров зем­ли  из них 34 млн гек­та­ров уже осво­е­ны новы­ми вла­дель­ца­ми, кото­рые при­об­ре­те­ны через аук­ци­он, 2 с поло­ви­ны млн гек­та­ров, зна­чит зано­во рас­пре­де­ле­ны сре­ди граж­дан. Из Лих­тен­штей­на 260 млн дол­ла­ров с Австрии 82 млн дол­ла­ров, с Эми­ра­тов 15 млн дол­ла­ров, Гон­конг 2 млн.

я против неправового возврата активов: Нуров

Спа­си­бо боль­шое. Фон и как пока­за­ло моё интер­вью, рею по пово­ду воз­вра­та акти­вов совсем непо­пу­ляр­ное. Я в этом отно­ше­нии, если вер­нуть­ся к глав­но­му докла­ду Евге­ния Алек­сан­дро­ви­ча, да, что вот есть, есть поли­ти­че­ский аспект, есть пра­во­вой аспект. Я бы хотел доба­вить, ещё есть эко­но­ми­че­ский аспект, то есть насколь­ко это важ­но для эко­но­ми­ки. Да, но что каса­ет­ся поли­ти­че­ско­го аспек­та, я вооб­ще высту­паю про­тив тако­го нар­ра­ти­ва, я счи­таю, что он, конеч­но, все­гда будет и есть, но выстав­ля­е­те его в каче­стве какой-то офи­ци­аль­ной там идео­ло­гии, да, како­го-то аспек­та офи­ци­аль­но суще­ству­ю­щей, я бы не стал. Поче­му? Пото­му что я счи­таю, что вся… Ну, я гово­рил уже, вот, Нико­ла­е­вич, что я про­тив пере­де­ла соб­ствен­но­сти нико­гда не высту­пал за пере­де­ла соб­ствен­но­сти в виде воз­вра­та акти­вов. Я счи­таю, что, ну, если я высту­пал, то я высту­пал про­тив финан­со­вых махи­на­ций. То есть их надо раз­би­рать, дово­дить до кон­ца, и тогда воз послед­ствия, раз­бор этих финан­со­вых махи­на­ций, и мы най­дём раз­ных лиц, кото­рые их про­из­во­ди­ли, и тогда это будет для обще­ства ве намно­го боль­ше пози­тив­ные послед­ствия, чем воз­врат акти­вов в поли­ти­че­ском смыс­ле сло­ва, как соци­аль­ная спра­вед­ли­вость и про­чие. Ну, как бы наез­ды на ту или иную эли­ту, как бы я и к ней не отно­сил­ся, хоро­шо или пло­хо. Вот в этом смыс­ле я счи­таю, что какие акти­вы неза­кон­ны, а какие зако­ны, намно­го важ­нее, чем то, что насколь­ко мы счи­та­ем, кто что дол­жен вер­нуть, спис­ки эти, да, я в этом отно­ше­нии счи­таю, что любой воз­врат доб­ро­воль­ный, тем более из КПЗ, это вооб­ще очень пло­хо для раз­ви­тия наше­го пра­во­во­го госу­дар­ства. Да, и это, как бы мы не отно­си­лись пло­хо к людям, кото­рых пыта­ют­ся воть акти­вы или кото­рые застав­ля­ет воть актив, это всё непра­во­вые аспек­ты. А я счи­таю, что как бы не было у нас не раз­ви­то пра­во­вое госу­дар­ство, мы его долж­ны созда­вать каж­до­днев­но и в про­цес­се. Да, ну, и тре­тий аспект, эко­но­ми­че­ский аспект, да, на самом деле воз­вра­та акти­вов, как тако­вой, как само­цель, это нано­сит боль­шой вред эко­но­ми­ке, поче­му? Ну, если брать кон­крет­ные вещи, ну, вы зна­е­те, быва­ет так, поро что сме­на соб­ствен­ни­ка может при­ве­сти к или ции буду­щем пред­при­я­тия, вам толь­ко кажет­ся, что вла­дель­цы, как бы там, да, не силь­но вли­я­ет на менедж­мент, очень силь­но вли­я­ет на менедж­мент и на эко­но­ми­ку пред­при­я­тия, при­ме­ру, кор­мет. Ну, вот, да, сей­час поме­ня­ли соб­ствен­ни­ка. И что даль­ше? А ведь воз­мож­но, что обм про­даж. И сле­до­ва­тель, обм про­из­вод­ства, и все свя­за сла. Ино, пото что это не шут­ки, когда такой обм про­из­вод­ства под вопро­сом. Я наде­юсь, хоро­шо, но это про­бле­ма есть. Сле­ду­ю­щая про­бле­ма: нам же нуж­но демо­но­по­ли­зи­ро­вать отрас­ли эко­но­ми­ки, это намно­го боль­ше при­не­сёт ну бы эко­но­ми­че­ско­го роста, чем воз­врат акти­вов. Воз­врат акти­вов, я вооб­ще боюсь, что том толь назвал, он может быть даже вре­де вни, с всё было реше­но поли­ти­че­ски. Это не очень хоро­шо, когда гово­рят, очень мно­го слож­но­стей в пра­во­вом аспек­те, да, давай­те всё, пус­кай поли­ти­че­ски вер­нут доб­ро­воль­но. А я вот про­тив доб­ро­воль­но­го воз­вра­та, здесь вот такой момент, здесь очень слож­но, осо­бен­но под угро­зой там репрес­сий поли­ти­че­ских. Да, в этом смыс­ле я про­ще про­тив это­го пере­де­ла соб­ствен­но­сти, в этом отно­ше­нии я бы не стал нагне­тать вопрос воз­вра­та акти­вов сам по себе в отры­ве от пра­во­во­го аспек­та. Вот в этом отно­ше­нии счи­таю, что все рас­смат­ри­ва­ют воз­врат акти­вов как соци­аль­ную спра­вед­ли­вость, толь­ко что здесь было озву­че­но, но я бы не хотел сло­во “соци­аль­ное” при­бав­лять к сло­ву “спра­вед­ли­вость”. Я бы хотел, что­бы она была чисто пра­во­вой. Это пра­во­су­дие намно­го важ­нее было бы для нашей эко­но­ми­ки, для наше­го раз­ви­тия госу­дар­ствен­но­го, чем воз­врат акти­вов. И в этом отно­ше­нии, как бы ну, в этом отно­ше­нии я хотел бы ещё раз напом­нить, что сучас­ная соб­ствен­ность свя­щен­на и непри­кос­но­вен­на. Мы, к сожа­ле­нию, очень силь­но отка­ти­лись от неё за 30 лет неза­ви­си­мо­сти. Вна­ча­ле, конеч­но, это было в ту сто­ро­ну, потом обрат­но в сто­ро­ну госка­пи­та­лиз­ма. Сей­час нам нуж­но реаль­но пере рас­смат­ри­вать, реструк­ту­ри­ро­вать эко­но­ми­ку, что­бы как мож­но было мень­ше гос­соб­ствен­но­сти, как мож­но мень­ше ква­зи гос­соб­ствен­но­сти. Да и как мож­но боль­ше прав у всех. Если пра­ва будут у всех в тех или иных отрас­лях тор­го­вать, то даже те, кто сего­дня име­ет какие-то акти­вы, да пус­кай сомни­тель­но­го про­ис­хож­де­ния и кото­рые доми­ни­ру­ют, они всё рав­но поте­ря­ют своё вли­я­ние. Да, если мы будем на этом аспек­те кон­цен­три­ро­вать­ся. То есть я хочу ска­зать, что на самом деле не хоте­лось бы вып ребён­ка, не нуж­но отдель­но нагне­тать обста­нов­ку по воз­вра­ту акти­вов без пра­во­во­го аспек­та. Это как при­мер по борь­бе с кор­руп­ци­ей, фонд Наваль­но­го, как он силь­но топил за борь­бу с кор­руп­ци­ей, вся Рос­сия толь­ко с этим и дела­ла, что боро­лась, а в ито­ге мили­та­ри­за­ции стра­ны про­пу­сти­ли. Про­бле­ма в том, что какой бы закон ни был напи­сан, все­гда всё.

в год из KZ выводилось от $18 до $29 млрд: Айман Турсынхан

Про­бле­ма в том, что какой бы закон ни был напи­сан, всё упи­ра­ет­ся в юри­ди­че­ский меха­низм, как это будет осу­ществ­ле­но, и после­до­ва­тель­ность очень нару­ше­на. То, что сего­дня нача­ли с кон­ца, то есть сна­ча­ла обна­ру­жи­ли какие-то объ­ек­ты необъ­яс­ни­мо­го богат­ства, а потом реши­ли отка­тить назад и попы­тать­ся их вер­нуть. А это, без, как пра­виль­но заме­тил, канат Ильич, без реаль­но­го вос­ста­нов­ле­ния прав част­ной соб­ствен­но­сти людей на свои реаль­но чисто зара­бо­тан­ные капи­та­лы, это очень серьёз­ный вопрос.

Я хоте­ла бы так­же оста­но­вить­ся на аспек­те пра­ва соб­ствен­но­сти. Но в дан­ном слу­чае не толь­ко пра­во соб­ствен­но­сти пред­при­ни­ма­те­лей, но и пра­во соб­ствен­но­сти каж­до­го из 12 млн вклад­чи­ков пен­си­он­ных акти­вов. Поче­му? Пото­му что если мы гово­рим сего­дня о меха­ни­ке того, как это может вер­нуть­ся, толь­ко что вы озву­чи­ли страш­ные циф­ры: 15 лет госу­дар­ствен­но­го, рес­пуб­ли­кан­ско­го вме­сте с мест­ны­ми бюд­же­та­ми объ­ём, а под вопро­сом, то есть под вопро­сом о воз­вра­те. Мы все пре­крас­но зна­ем, что сум­мы могут быть и боль­ше, пото­му что даже по про­стой ста­ти­сти­ке чисто­го саль­до инве­сти­ци­он­ных пото­ков по ста­ти­сти­ке Нац­бан­ка, мы видим, что в год выво­ди­лось от 18 до 29 млрд дол­ла­ров США, и если счи­тать за 30 лет, то сум­ма гораз­до больше.

А я бы хоте­ла скон­цен­три­ро­вать ваше вни­ма­ние на как раз-таки вос­ста­нов­ле­ние прав, что это озна­ча­ет. Ну, рести­ту­ции, то есть это то, что гово­рит о том, как мог­ли про­изой­ти эти капи­та­лы, то есть неза­кон­ные, в общем-то, акти­вы за рубе­жом и в нашей стране. И когда мы видим чёт­ко, как это про­изо­шло, мы чёт­ко зна­ем, как их вер­нуть назад. То есть у нас един­ствен­ным источ­ни­ком неза­кон­но­го обо­га­ще­ния всех этих фигу­ран­тов явля­ет­ся толь­ко бюд­жет стра­ны, дру­гих источ­ни­ков нет. Это пер­вый, самый круп­ный аспект. Вто­рой — это рейдерство. 

То есть, полу­ча­ет­ся при­сво­е­ние чужо­го капи­та­ла, и тре­тий, тоже не менее зна­чи­тель­ный, это через бан­ков­скую систе­му финан­со­вая кор­руп­ция, кото­рая рабо­та­ет в усло­ви­ях доз­во­лен­но­сти со сто­ро­ны госу­дар­ства. По пыле­со­су из кар­ма­нов рядо­во­го чело­ве­ка, граж­да­ни­на, да, через высо­кие про­цент­ные став­ки полу­чать сверх­до­хо­ды и при этом не пла­тить налог на сверх­до­хо­ды. Поэто­му, в этом отно­ше­нии, я бы пред­ло­жи­ла раз­де­лить, в общем-то, да, на три состав­ля­ю­щие дан­ную про­бле­ма­ти­ку: пер­вая про­бле­ма — это вос­ста­нов­ле­ние прав нало­го­пла­тель­щи­ков, кото­рые ста­ли жерт­ва­ми бан­ков­ско­го, я счи­таю, бес­пре­де­ла; вто­рое, то есть это так назы­ва­е­мая кре­дит­ная реа­би­ли­та­ция, не амни­стия, а имен­но реа­би­ли­та­ция; а вто­рой аспект — это неза­кон­ное обо­га­ще­ние за счёт при­сво­е­ния средств через схе­мы финан­си­ро­ва­ния из Еди­но­го нако­пи­тель­но­го пен­си­он­но­го фон­да, то есть вос­ста­нов­ле­ние прав вклад­чи­ков; тре­тье — это вос­ста­нов­ле­ние целост­но­сти госу­дар­ствен­но­го кон­со­ли­ди­ро­ван­но­го бюд­же­та, кото­рый состо­ит из трёх уров­ней: пер­вый уро­вень — это дея­тель­ность нац­фон­да, на самом деле абсо­лют­но непро­зрач­на; вто­рое — это дея­тель­ность по финан­си­ро­ва­нию госу­дар­ствен­ных про­грамм раз­ви­тия, один из самых круп­ных источ­ни­ков хище­ний, когда из рес­пуб­ли­кан­ско­го бюд­же­та напря­мую не выво­дят­ся день­ги, а про­ис­хо­дит огром­ный объ­ём дока­пи­та­ли­за­ции устав­но­го капи­та­ла огром­но­го коли­че­ства ква­зи госу­дар­ствен­но­го сек­то­ра, вот где имен­но в ква­зи госу­дар­ствен­ном сек­то­ре и про­ис­хо­дит вымы­ва­ние капи­та­ла на самом деле; и тре­тье, это, конеч­но же, мест­ные бюд­же­ты, то есть это раз­лич­ные хище­ния в виде тех же самых земель­ных вопро­сов, вопро­сов по инфра­струк­тур­но­му финан­си­ро­ва­нию и соци­аль­ных про­грамм. Если мы будем гово­рить имен­но об этой меха­ни­ке, то пер­вое, с чего нуж­но начи­нать, это нуж­но начи­нать с тоталь­но­го ауди­та. У нас, к сожа­ле­нию, в шест­на­дца­том году пол­но­стью истре­би­ли инсти­тут анти­кор­руп­ци­он­ной экс­пер­ти­зы пра­во­вых актов, и на сего­дня у пар­ла­мен­та, как толь­ко что ере­ке мел, абсо­лют­но не оста­лось ника­ких рыча­гов воз­дей­ствия. Счёт­ный коми­тет, кото­рый суще­ству­ет в рес­пуб­ли­ке Казах­стан, это, изви­ни­те меня, без­гла­зая, совер­шен­но глу­хая и немая, непо­нят­ная струк­ту­ра, непо­нят­но чем зани­ма­ю­ща­я­ся. В мою быт­ность чле­ном Рес­пуб­ли­кан­ской мони­то­рин­го­вой груп­пы анти­кор­руп­ци­он­ной служ­бы, недол­го, кста­ти, да, я заме­ти­ла очень про­стую осо­бен­ность: вся без исклю­че­ния ква­зи госу­дар­ствен­ных струк­тур, поз­во­ля­ю­щая нам на сего­дня, в общем, кон­ста­ти­ро­вать огром­ный про­сто бес­прин­цип­ный раз­мах кор­руп­ции в Рес­пуб­ли­ке, он обу­слов­лен тем, что у учёт­но­го коми­те­та отсут­ству­ют какие-либо пол­но­мо­чия по про­вер­ке ква­зи госу­дар­ствен­но­го сек­то­ра. Про­вер­ка идёт толь­ко по испол­не­нию бюд­же­та, что в бюд­жет закла­ды­ва­ет­ся, пар­ла­мент не контролирует.

К сожа­ле­нию, сколь­ко раз мы раз­го­ва­ри­ва­ли со все­ми без исклю­че­ния пар­ла­мен­та­ри­я­ми, и при­шли к выво­ду, что бюд­жет­ная экс­пер­ти­за у боль­шин­ства депу­та­тов напрочь отсут­ству­ет. Вёрст­ка и согла­со­ва­ние рес­пуб­ли­кан­ско­го бюд­же­та пар­ла­мен­том Рес­пуб­ли­ки, а так­же вёрст­ка и согла­со­ва­ние бюд­же­та мас­ли­ха­та на местах про­из­во­дит­ся всле­пую. Глав­ное, что­бы моя ста­тья, там есть мои лоб­бист­ские инте­ре­сы учте­ны, зна­чит всё в поряд­ке, а про­цент туда, про­цент сюда, никто в абсо­лют­ных циф­рах не счи­та­ет. Како­го рода идут бюд­жет­ные махи­на­ции на уровне вёрст­ки и при­ня­тия зако­на о трёх­лет­нем рес­пуб­ли­кан­ском бюд­же­те, когда на самом деле мы гово­рим о том, что вот не сек­ве­стри­ро­ван­ной соци­аль­ной защи­ты насе­ле­ния еже­год­но вытас­ки­ва­ет­ся по 5 трил­ли­о­нов тен­ге неиз­вест­но на что.

Поэто­му я счи­таю, что необ­хо­ди­мо, во-пер­вых, юри­ди­че­скую тех­ни­ку, кото­рая будет сего­дня помо­гать испол­нить при­ня­тый закон о воз­вра­те акти­вов, всё-таки под­кре­пить нор­маль­ной бюд­жет­ной рефор­мой. По бюд­жет­ной рефор­ме, в прин­ци­пе, всё доста­точ­но пре­дель­но ясно. Это, во-пер­вых, у пар­ла­мен­та долж­на быть комис­сия, кото­рая будет кон­тро­ли­ро­вать испол­не­ние бюд­же­та и пра­во кон­тро­ля ква­зи госу­дар­ствен­но­го сек­то­ра. А что это озна­ча­ет? Это озна­ча­ет пол­но­стью изме­не­ние или устра­не­ние кол­ли­зии, про­ти­во­ре­чия бюд­жет­но­го кодек­са и про­ти­во­ре­чия в законе об обще­ствах. Да, поня­тие о том, что если у пред­при­я­тий более чем 10% долей, мы счи­та­ем же мино­ри­та­рии 10% да, по Граж­дан­ско­му кодек­су, есть при­сут­ствие госу­дар­ства, то эти пред­при­я­тия под­ле­жат контролю.Вы сего­дня все без клю­че­вой. Какие бы поли­ти­че­ские лозун­ги вы не выка­ты­ва­ли, какие бы соци­аль­ные, в общем-то, меро­при­я­тия не про­во­ди­лись, какие-то мас­штаб­ные, как бы обсуж­де­ния, дис­кус­сии и так далее, пока не будет выра­бо­та­но нор­маль­ная, про­стая, ясная, испол­ни­мая юри­ди­че­ская тех­ни­ка, ниче­го не про­изой­дёт. И потом, дале­ко ходить не надо. Поче­му у нас был при­нят отдель­ный закон о воз­вра­те акти­вов, хотя Казах­стан с один­на­дца­то­го года рати­фи­ци­ро­вал все меж­ду­на­род­ные согла­ше­ния по отмы­ва­нию капи­та­ла и неза­кон­но­му выво­ду, в общем-то, да, средств и финан­си­ро­ва­нию тер­ро­риз­ма и так далее? Поче­му этот коми­тет финан­со­во­го мони­то­рин­га не рабо­та­ет, поче­му у нас не рабо­та­ет вза­и­мо­об­мен дан­ны­ми с FATF, поче­му у нас не внед­ре­ны эти прак­ти­ки? А я вам ска­жу поче­му. Пото­му что у нас, на самом деле, да, вся без исклю­че­ния, эта кор­руп­ция она покры­ва­ет­ся бан­ков­ской систе­мой и, в первую оче­редь, наци­о­наль­ным бан­ком Рес­пуб­ли­ки. То есть, каза­лось бы, что может быть про­ще, если вы поса­ди­те несколь­ко, не менее, допу­стим, шести инспек­то­ров гра­мот­ных FATF в КЦМР, то есть коор­ди­на­ци­он­ный центр по меж­бан­ков­ским рас­чё­там, и про­ве­ри­те все без исклю­че­ния тран­зак­ции. Тран­зак­ции все сохра­ня­ют­ся, все сле­ды сохра­ня­ют­ся, это всё долж­но быть сопря­же­но с дея­тель­но­стью ауди­тор­ской ком­па­нии, а ауди­тор­ская ком­па­ния имен­но в руках пар­ла­мен­та. Но, к сожа­ле­нию, всё это не дела­ет­ся, всё изна­чаль­но заве­до­мо заго­ня­ет­ся в поли­ти­че­скую плос­кость для того, что­бы про­сто-напро­сто не поз­во­лить рефор­ми­ро­вать парал­лель­но бюд­жет­ный кодекс и систе­му кон­тро­ля за реаль­ной анти­кор­руп­ци­он­ной дея­тель­но­стью. То есть я вижу, что сей­час про­ис­хо­дит толь­ко пере­дел соб­ствен­но­сти. Нет, на самом деле, ника­кой поли­ти­че­ской воли на бла­го страны.

У парламента нет контрольных полномочий: юрист Воронов

Я ска­жу своё, навер­ное, част­ное мне­ние, с учё­том выступ­ле­ний преды­ду­щих спи­ке­ров. Доб­рый день. Абсо­лют­но согла­сен с теми акцен­та­ми, кото­рые были сде­ла­ны по пово­ду суще­ство­ва­ния поли­ти­че­ско­го, пра­во­го, эко­но­ми­че­ско­го аспек­тов. С Кана­том я не согла­шусь, что в нашей стране делать нар­ра­ти­вы поли­ти­че­ский аспект не совсем пра­виль­но. К сожа­ле­нию, в такой стране как Казах­стан, без про­яв­ле­ния поли­ти­че­ской воли ниче­го не про­ис­хо­дит. Я вот с Мура­том тоже согла­сен, что если бы в два­дцать вто­ром году Тока­ев об этой теме не ска­зал, у нас бы не было ни зако­на, навер­ное, и не про­цес­са. Но такая мы стра­на. Но дру­гое дело, что мож­но на этом ска­зать, что поли­ти­че­ская воля реа­ли­зо­ва­на о поли­ти­че­ском аспек­те, навер­ное, мож­но было не гово­рить и пере­хо­дить уже к пра­во­во­му аспек­ту, кото­рый тоже реа­ли­зо­ван в пар­ла­мен­те бла­го­да­ря появ­ле­нию поли­ти­че­ской воли. То есть закон о воз­вра­те капи­та­лов принят.

Но я бы обра­тил вни­ма­ние уже на даль­ней­ший аспект, кото­рый для меня явля­ет­ся даже наи­важ­ней­шим, так назы­ва­е­мый пра­во­при­ме­ни­тель­ный аспект. Он свя­зан ещё и с инсти­ту­ци­о­наль­ным, о чём вот Айман вы тоже гово­ри­ли, как сей­час будет реа­ли­зо­вы­вать­ся и как вопло­щать­ся в жизнь вот этот закон. Это для меня, напри­мер, самый боль­шой вопрос, пото­му что, ну, до декаб­ря, напри­мер, девя­но­сто тре­тье­го года у нас был пар­ла­мент, кото­рый имел и кон­троль­ный орган за соблю­де­ни­ем бюд­же­та, это кон­троль­ная пала­та. Ну, до мар­та девя­но­сто пято­го года будем гово­рить. Более того, в Кон­сти­ту­ции того года было пря­мо про­пи­са­но, что Гене­раль­ный про­ку­рор в вер­ти­ка­ли Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры под­чи­не­на Вер­хов­но­му Сове­ту как орга­ну госу­дар­ствен­ной зако­но­да­тель­ной и пред­ста­ви­тель­ной вла­сти. Ну, это логи­ка из это­го исхо­ди­ла, что у пар­ла­мен­та, кото­рый при­ни­ма­ет зако­ны, дол­жен быть какой-то кон­троль­ный орган, кото­рый сле­дит за соблю­де­ни­ем это­го зако­на. Ну и даже после того года кар­ди­наль­но поме­ня­лась ситу­а­ция, и сей­час живём. Пра­виль­но гово­рит­ся, что у пар­ла­мен­та нет ника­ких кон­троль­ных пол­но­мо­чий. То есть Гене­раль­ный про­ку­рор пря­мо в Кон­сти­ту­ции про­пи­са­но, что он явля­ет­ся под­от­чёт­ным и под кон­троль­ным толь­ко гла­ве госу­дар­ства, толь­ко пре­зи­ден­ту страны 

Ну или счёт­ный коми­тет, об этом тоже гово­рил, прак­ти­че­ски не име­ет воз­мож­но­сти кон­тро­ли­ро­вать испол­не­ние бюд­же­та. И вот эти новые струк­ту­ры, кото­рые созда­ны для реа­ли­за­ции это­го зако­на, да, комис­сия по воз­вра­ту акти­вов и коми­тет Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры, они тоже нахо­дят­ся либо в под­чи­не­нии пре­зи­ден­та. Ну, как через гене­раль­ную про­ку­ра­ту­ру, а комис­сию вооб­ще воз­глав­ля­ет гла­ва испол­ни­тель­ной вла­сти. Когда я смот­рю на засе­да­ние комис­сии, у меня сра­зу сте­пень дове­рия рез­ко пада­ет, пото­му что власть, над кото­рой самой нужен и кон­троль и над­зор, воз­глав­ля­ет вот этот про­цесс. А пред­ста­ви­те­ли обще­ствен­но­сти там, в лице двух лиц, баме­но и кули­ке, где-то на гор­ке там в этой комис­сии засе­да­ют. Я не знаю. И мы не зна­ем о резуль­та­тах голо­со­ва­ния на этой комис­сии. То есть, я думаю, что суще­ству­ет всё рав­но инсти­ту­ци­о­наль­ная про­бле­ма. Эм, пром, жен, упра. Может это про­зву­чит как вопрос. Вот вы там изнут­ри, какая-то воз­мож­ность у вас суще­ству­ет вооб­ще внут­ри пар­ла­мен­та, что­бы уве­ли­чить вли­я­ние пар­ла­мен­та на этот вопрос, даже дей­ству­ю­щей Кон­сти­ту­ции, силь­но руки пар­ла­мен­ту не свя­зы­ва­ет, и инсти­тут пар­ла­мент­ских рас­сле­до­ва­ний он вполне уме­стен, что­бы не дово­дить ситу­а­цию до абсур­да. И когда про­цесс воз­вра­та капи­та­лов, вот тогда уже про­во­дить пар­ла­мент­ские рас­сле­до­ва­ния по резуль­та­там. Куда делись воз­вра­щён­ные капи­та­лы, это будет самое небла­го­дар­ное заня­тие. И вто­рой вопрос, всё-таки, в этом про­цес­се для нас, что важ­нее, резуль­тат или про­цесс? Пото­му что если мы будем ждать резуль­та­тов, ну, 1 трил­ли­он, спа­си­бо ска­за­ли. Хотя я думаю, что за про­цес­сом воз­вра­та акти­вов наблю­дать всей стране в онлайн-режи­ме, доба­ви­лось там 100 млн, люди все видят, доба­ви­лось туда-то, доба­ви­лось отту­да. Не обя­за­тель­но делать откры­тым про­цесс там поис­ка, аре­ста, рас­кры­тия, рас­сле­до­ва­ния и даже воз­вра­ты капи­та­лов, лад­но, это может быть как спе­цо­пе­ра­ция, да. Но про­цесс, куда эти капи­та­лы долж­ны быть направ­ле­ны, пра­виль­но вы гово­ри­те, что един­ствен­ный источ­ник, по сути дела, всех этих богатств – это бюд­жет нашей стра­ны, наши нед­ры и так далее. Ну, может быть, там рей­дер­ство гораз­до мень­ше, чем финан­со­вые спе­ку­ля­ции. Для меня очень важен и про­цесс сам вот воз­вра­та капи­та­лов, а не толь­ко резуль­тат, пото­му что у нас за вре­мя инду­стри­а­ли­за­ции нашей стра­ны, сколь­ко лен­то­чек мы раз­ре­за­ли на сда­ва­е­мых пред­при­я­ти­ях, заво­дов и так далее, но мы их не видим, что­бы они рабо­та­ли. Так и здесь, лен­точ­ки мож­но раз­ре­зать, резуль­та­ты мы не увидим.…

Я не доверяю Новому Казахстану: Дуванов

Вот пред­ставь­те себе такую ситу­а­цию, что эти 500 млрд вер­ну­лись. И что? И мы отда­ли их либо этой вла­сти, либо поде­ли­ли, как пред­ла­га­ет­ся, сре­ди неиму­щих. И пер­вое, и вто­рое, по-мое­му, это абсурд. Пер­вое – это поли­ти­ка, если отдать вла­сти, это голая поли­ти­ка. Поде­лить – это тоже не очень умное реше­ние. Но так что же делать? Вот пред­ставь­те себе, что здесь про­зву­ча­ла циф­ра: 60 ста­рых во вла­сти, а 40 новых. Ска­жи­те, пожа­луй­ста, а мы тем соро­ка новым дове­ря­ем? Ну, за кад­ром полу­ча­ет­ся, что тем шести­де­ся­ти не дове­ря­ем, пони­ма­е­те, то есть мы не дове­ря­ем и тем, и дру­гим. Мне кажет­ся, ну, по край­ней мере, я, я не знаю, как вы, но у меня есть ощу­ще­ние, что и новым мы так­же пока не дове­ря­ем эти 500 млрд отдать. Ну, это несе­рьёз­но, пони­ма­е­те, то есть мне кажет­ся, что здесь ситу­а­ция нуж­но вот всё-таки исхо­дить из того, что день­ги нуж­но искать, нуж­но озву­чи­вать те име­на, те фами­лии, что­бы страш­но было осталь­ным, пони­ма­е­те. И пра­виль­но здесь про­зву­ча­ло, мы долж­ны зани­мать­ся, в основ­ном, вот меха­низ­ма­ми, что­бы сего­дня ста­ло опас­но добав­лять к этим 500 мил­ли­ар­дам ещё оче­ред­ные мил­ли­ар­ды, пони­ма­е­те. Есть нуж­но это делать, страш­но нель­зя воз­вра­щать. Поче­му? Пото­му что здесь насту­па­ет поли­ти­че­ский момент: это день­ги идут на укреп­ле­ние режи­ма, того режи­ма, кото­рый оппо­зи­ция кри­ти­ку­ет. Я думаю, мно­гие из вас соглас­ны с этой кри­ти­кой, пото­му что эта власть заслу­жи­ва­ет этой кри­ти­ки. А мы хотим им день­ги? Воз­врат акти­вов — это клю­че­вой момент.

вернуть горводоканал Павлодару: Дворецкий

Воз­врат акти­вов явля­ет­ся инди­ка­то­ром для ново­го Казах­ста­на. Если власть искренне хочет это сде­лать, она луч­ше мно­гих зна­ет, насколь­ко эти акти­вы были неспра­вед­ли­вы­ми. Но так­же уве­рен, что без мощ­но­го дав­ле­ния со сто­ро­ны граж­дан­ско­го обще­ства ниче­го хоро­ше­го не полу­чит­ся. Поэто­му очень важ­но, что­бы обще­ствен­ные фон­ды и орга­ни­за­ции были вовле­че­ны в кон­крет­ные про­це­ду­ры воз­вра­та активов. 

Для меня это было не без­раз­лич­но, и я решил с нуля вой­ти в рабо­чую груп­пу по воз­вра­ту акти­вов. Там были деба­ты, пред­ла­га­лись раз­лич­ные меха­низ­мы. Я попро­сил депу­та­тов напи­сать по кон­крет­но­му акти­ву обра­ще­ние к гене­раль­но­му про­ку­ро­ру и выс­шей ауди­тор­ской пала­те. После полу­че­ния отве­тов я сам обра­тил­ся в комис­сию, кото­рую воз­глав­ля­ет пре­мьер, и к кон­крет­но­му чело­ве­ку, кото­рый меня зна­ет, что­бы полу­чить объ­ек­тив­ный ответ. 

Про­цесс пошёл таким обра­зом, что всё это вер­ну­лось, точ­нее посту­пи­ло в коми­тет при ген­про­ку­ра­ту­ре. Я свя­зал­ся с испол­ни­те­лем, кото­рый дал пору­че­ние област­но­му про­ку­ро­ру по это­му акти­ву в нашей обла­сти занять­ся и дать пред­ва­ри­тель­ное заклю­че­ние: пра­виль­но или непра­виль­но, закон­но или неза­кон­но, есть ущерб бюд­же­ту или нет. Я полу­чил эти пред­ва­ри­тель­ные заклю­че­ния от област­ной про­ку­ра­ту­ры, кото­рые, чест­но гово­ря, мне не очень понра­ви­лись. Тогда я напи­сал напря­мую пре­зи­ден­ту пись­мо, кото­рое опять же посту­пи­ло в этот коми­тет и взя­то на кон­троль гене­раль­ной про­ку­ра­ту­рой. Я опять же свя­зал­ся с испол­ни­те­лем, кото­рый сно­ва дал пору­че­ние област­но­му прокурору.

Этот про­цесс пока­зы­ва­ет, как важ­но не толь­ко воз­вра­ще­ние акти­вов, но и про­зрач­ность и кон­троль за этим про­цес­сом, что­бы обес­пе­чить, что воз­вра­щён­ные сред­ства будут исполь­зо­ва­ны пра­виль­но и в инте­ре­сах граждан.

Я офи­ци­аль­но запи­сал­ся на при­ём к област­но­му про­ку­ро­ру по про­це­ду­ре. Они обя­за­ны были сде­лать заслу­ши­ва­ние, они его сде­ла­ли, при­гла­си­ли меня, поло­жи­ли на стол все доку­мен­ты, кото­рые они суме­ли най­ти по кон­крет­но­му акти­ву, и мы вме­сте нача­ли эти доку­мен­ты про­смат­ри­вать. Я по каж­до­му доку­мен­ту давал свои ком­мен­та­рии, пото­му что ситу­а­цию с дан­ным акти­вом я знаю 20 лет. Актив нахо­дил­ся под кры­шей семьи Пре­зи­ден­та. Вот теперь ситу­а­ция сло­жи­лась такая, они точ­но зна­ют мою пози­цию, кото­рая под­твер­жда­лась доку­мен­та­ми. Я всё это озву­чил пуб­лич­но, то есть в Пав­ло­дар­ской обла­сти прак­ти­че­ски мно­гие люди это зна­ют. Они сами очень заин­те­ре­со­ва­ны. Обра­ща­ясь к пре­зи­ден­ту в пись­ме, напи­сал, что если этот актив будет воз­вра­щён, то власть полу­чит пор­цию тако­го серьёз­но­го дове­рия. Это Пав­ло­дар­ский Горво­до­ка­нал, кото­рый был тогдаш­ним аки­мом прак­ти­че­ски пода­рен, при­чём ино­стран­цу. Заметь­те, у нас в стране все­го два водо­ка­на­ла нахо­дят­ся в част­ной соб­ствен­но­сти: один в Чим­кен­те, один в Пав­ло­да­ре. В Пав­ло­да­ре нахо­дит­ся стра­те­ги­че­ский объ­ект в соб­ствен­но­сти ино­стран­ца. За это вре­мя было выде­ле­но там более 20 млрд тен­ге бюд­жет­ных денег, хотя по дого­во­ру этот чело­век, кото­рый при­ва­ти­зи­ро­вал, он дол­жен был все эти вещи, свя­зан­ные с кап­ре­мон­том, модер­ни­за­ци­ей и так далее, пла­тить сам.Аким тогдаш­ний гово­рил, что это мощ­ный инве­стор, у кото­ро­го огром­ное коли­че­ство денег, дол­жен попра­вить ситу­а­цию. Ситу­а­ция не поправ­ле­на, про­бле­мы оста­лись. Сей­час ситу­а­ция завис­ла в этом состо­я­нии. Они не зна­ют, это в каж­дой обла­сти про­ис­хо­дит или может быть это в свя­зи с тем, что мы дела­ем, но у нас созда­на меж­ве­дом­ствен­ная комис­сия, люди при­е­ха­ли с раз­ных обла­стей, пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны там и про­ку­ра­ту­ра там и МВД там, ну и так далее. Я обра­тил­ся так­же с прось­бой про­ве­сти адек­ват­ные про­вер­ки, пото­му что за 20 лет, есте­ствен­но, ника­ких там про­ве­рок не было. Тоже я полу­чил опре­де­лён­ный ответ, и чело­век, кото­рый этим зани­мал­ся, он ока­зал­ся таким силь­ным, по-мое­му, юри­стом. Он пока­зал меха­низм, с помо­щью кото­ро­го, поль­зу­ясь зако­ном о воз­вра­те акти­вов, мож­но отме­нить мно­гие, в том чис­ле судеб­ные реше­ния, и зано­во это пере­смот­реть. То есть реаль­но есть ощу­ще­ние, что меха­низ­мы, кото­рые поз­во­ля­ют доста­точ­но эффек­тив­но вер­нуть эти акти­вы, они суще­ству­ют, и чем мы их сде­ла­ем про­зрач­нее, тем будет луч­ше. Фами­лия аки­ма, кото­рый пере­дал водо­ка­нал, была Жаки­я­нов. С этим аки­мом у меня был серьёз­ный кон­фликт, и он не толь­ко касал­ся это­го водо­ка­на­ла, но и затра­ги­вал хим­за­вод, трам­вай­ное управ­ле­ние и мно­гие дру­гие вопро­сы. Всё осталь­ное нам уда­лось отбить. Кста­ти, по хим­за­во­ду тоже уда­лось отбить, но потом, по вто­ро­му кру­гу, всё это доста­лось Клибанову.

Назарбаева, Мамина, Байбека – в реестр: Санжар Бокаев


Отме­че­ны пра­во­вые, эко­но­ми­че­ские, исто­ри­че­ские аспек­ты, и я бы хотел доба­вить гео­гра­фи­че­ский аспект. Боль­шая часть акти­вов, о кото­рых идет речь, нахо­дит­ся внут­ри нашей стра­ны, они уже рабо­та­ют в нашей эко­но­ми­ке, созда­ют рабо­чие места, пла­тят нало­ги. Одна­ко, когда мы гово­рим о воз­вра­те акти­вов, мы име­ем в виду в первую оче­редь те, что были выве­де­ны за пре­де­лы Казахстана.

Суще­ству­ет мне­ние, что необ­хо­ди­мо дей­ство­вать стро­го по бук­ве зако­на, но учи­ты­вая, что день­ги выво­ди­лись года­ми и отмы­ты столь­ко раз, что най­ти кон­цы не так про­сто. Комис­сия за 2 года вер­ну­ла все­го 2 млрд дол­ла­ров США, и боль­шая часть этих акти­вов нахо­дит­ся в Казах­стане. Если мы будем про­дол­жать дей­ство­вать так же, мы не вер­нём эти деньги.

Неко­то­рые выска­зы­ва­ют мне­ние, что не сто­ит педа­ли­ро­вать вопро­сы воз­вра­та акти­вов, но я счи­таю, что эти день­ги надо воз­вра­щать, и не обя­за­тель­но это делать стро­го по бук­ве зако­на. Мы можем садить неугод­ных, оппо­зи­ци­о­не­ров, давить и душить, когда это нуж­но, но когда речь идет о воз­вра­те акти­вов ста­ро­го Казах­ста­на, мы ста­ра­ем­ся дей­ство­вать по зако­ну в отно­ше­нии неза­кон­но выве­ден­ных активов.

Важ­но соста­вить и опуб­ли­ко­вать спис­ки неза­кон­но выве­ден­ных акти­вов. Казах­стан­цы име­ют пра­во знать, кто их обкра­ды­ва­ет. Этот спи­сок будет вклю­чать мно­же­ство лиц, и если власть это сде­ла­ет, тогда не будет попы­ток пере­де­ла соб­ствен­но­сти. Нуж­но воз­вра­щать сред­ства в Казах­стан, пото­му что для меня это потен­ци­аль­но фаб­ри­ки, заво­ды, соци­аль­ные объ­ек­ты. Не сто­ит отда­вать это вла­сти, луч­ше инве­сти­ро­вать в Пен­си­он­ный фонд, созда­вать обще­ствен­ный кон­троль и стро­ить заво­ды и фаб­ри­ки. Всё это воз­мож­но, нуж­но толь­ко жела­ние и поли­ти­че­ская воля. Дис­кус­сия ока­за­лась настоль­ко инте­рес­ной, что реши­ли раз­бить круг­лый стол на две части.Отмечены пра­во­вые, эко­но­ми­че­ские, исто­ри­че­ские аспек­ты, и я бы хотел доба­вить гео­гра­фи­че­ский аспект. Боль­шая часть акти­вов, о кото­рых идет речь, нахо­дит­ся внут­ри нашей стра­ны, они уже рабо­та­ют в нашей эко­но­ми­ке, созда­ют рабо­чие места, пла­тят нало­ги. Одна­ко, когда мы гово­рим о воз­вра­те акти­вов, мы име­ем в виду в первую оче­редь те, что были выве­де­ны за пре­де­лы Казахстана.

Суще­ству­ет мне­ние, что необ­хо­ди­мо дей­ство­вать стро­го по бук­ве зако­на, но учи­ты­вая, что день­ги выво­ди­лись года­ми и отмы­ты столь­ко раз, что най­ти кон­цы не так про­сто. Комис­сия за 2 года вер­ну­ла все­го 2 млрд дол­ла­ров США, и боль­шая часть этих акти­вов нахо­дит­ся в Казах­стане. Если мы будем про­дол­жать дей­ство­вать так же, мы не вер­нём эти деньги.

Неко­то­рые выска­зы­ва­ют мне­ние, что не сто­ит педа­ли­ро­вать вопро­сы воз­вра­та акти­вов, но я счи­таю, что эти день­ги надо воз­вра­щать, и не обя­за­тель­но это делать стро­го по бук­ве зако­на. Мы можем садить неугод­ных, оппо­зи­ци­о­не­ров, давить и душить, когда это нуж­но, но когда речь идет о воз­вра­те акти­вов ста­ро­го Казах­ста­на, мы ста­ра­ем­ся дей­ство­вать по зако­ну в отно­ше­нии неза­кон­но выве­ден­ных активов.Важно соста­вить и опуб­ли­ко­вать спис­ки неза­кон­но выве­ден­ных акти­вов. Казах­стан­цы име­ют пра­во знать, кто их обкра­ды­ва­ет. Этот спи­сок будет вклю­чать мно­же­ство лиц, и если власть это сде­ла­ет, тогда не будет попы­ток пере­де­ла соб­ствен­но­сти. Нуж­но воз­вра­щать сред­ства в Казах­стан, пото­му что для меня это потен­ци­аль­но фаб­ри­ки, заво­ды, соци­аль­ные объ­ек­ты. Не сто­ит отда­вать это вла­сти, луч­ше инве­сти­ро­вать в Пен­си­он­ный фонд, созда­вать обще­ствен­ный кон­троль и стро­ить заво­ды и фаб­ри­ки. Всё это воз­мож­но, нуж­но толь­ко жела­ние и поли­ти­че­ская воля. Дис­кус­сия ока­за­лась настоль­ко инте­рес­ной, что реши­ли раз­бить круг­лый стол на две части.

Всё украдено до нас: Жовтис


готов Спа­си­бо боль­шое. Пони­ма­е­те, дело в том, что мы все сей­час тро­га­ем сло­на, смот­ря на него с раз­ных сто­рон. То есть это один и тот же слон — воз­врат акти­вов, вся эта ситу­а­ция, свя­зан­ная с неза­кон­ным обо­га­ще­ни­ем, но у неё все раз­ные аспек­ты: и поли­ти­че­ские, на кото­рых я скон­цен­три­ро­вал­ся, и эко­но­ми­че­ские, бес­спор­но вли­я­ние на эко­но­ми­ку, и соци­аль­ные. Пото­му что есть вос­при­я­тие обще­ства, как воз­вра­ща­ют­ся акти­вы, куда воз­вра­ща­ют­ся, от кого воз­вра­ща­ют­ся, при общем пред­став­ле­нии, что вооб­ще всё было укра­де­но, по боль­шо­му счё­ту, так ска­зать, такое доми­ни­ру­ю­щее. Поэто­му, и более того, это и затра­ги­ва­ет про­бле­му вооб­ще пра­ва соб­ствен­но­сти как тако­во­го и пося­га­тель­ства на пра­ва соб­ствен­но­сти в свя­зи с этой операцией.

И вот, посмот­ри­те на два момен­та, хочу обра­тить вни­ма­ние. Пер­вый, напом­ню вам зна­ме­ни­тые, такие хре­сто­ма­тий­ные выска­зы­ва­ния гос­под Рок­фел­ле­ра и Фор­да, что “за каж­дый мил­ли­он не спра­ши­вай­те про пер­вый” и “за каж­дый дол­лар ска­зал Форд, вы не спра­ши­ва­е­те про пер­вый мил­ли­он”. И тогда вста­ёт кон­крет­ный вопрос: что пер­вый мил­ли­он апри­о­ри явля­ет­ся неза­кон­ным, будем его отби­рать или будем отби­рать всё осталь­ное, или будем как-то решать этот вопрос в пра­во­вом поле или в поли­ти­че­ском? Здесь вопрос все­гда вста­ёт, что здесь это части одной моне­ты — поли­ти­че­ская и правовая.

Айман ска­за­ла абсо­лют­но вер­но про бюд­жет, про финан­со­вые махи­на­ции, про рей­дер­ство как источ­ни­ки это­го неза­кон­но­го обо­га­ще­ния. Но я напом­ню, что рей­дер­ство ста­ло сле­ду­ю­щим после ленин­град­ской при­ва­ти­за­ции. Сна­ча­ла вот это, и вот это силь­но отли­ча­ет нас от мно­гих дру­гих госу­дарств пото­му что

пере­ход к рыноч­ной эко­но­ми­ке, о кото­ром я писал мно­го лет и напи­сал ста­тью в году в газе­те Сер­гея Ско­ро­хо­до­ва, назы­ва­лась “Тро­ян­ский конь казах­стан­ской при­ва­ти­за­ции”. В тот момент я ещё поль­зо­вал сво­им преды­ду­щим эко­но­ми­че­ским обра­зо­ва­ни­ем. При­ва­ти­за­ция девя­но­стых годов закла­ды­ва­ет мин­ные поля, пото­му что она про­ис­хо­ди­ла неза­кон­но и явля­лась клю­че­вым бене­фи­ци­а­ром про­цес­са пере­хо­да от госу­дар­ствен­ной совет­ской эко­но­ми­ки без част­ной соб­ствен­но­сти к эко­но­ми­ке с част­ной соб­ствен­но­стью, рыноч­ной эко­но­ми­ке. Она зало­жи­ла осно­вы этих всех состо­я­ний, семейств, групп, и отту­да пошло то, что потом мож­но было выве­сти из стра­ны в зна­чи­тель­ной мере.

Здесь вста­ёт клю­че­вой вопрос, что эта про­бле­ма, согла­сен, в пра­во­вом смыс­ле не реша­е­ма, она реша­е­ма преж­де все­го в поли­ти­че­ском смыс­ле. Каким обра­зом пере­вер­нуть стра­ни­цу и с поне­дель­ни­ка начать жить по-ново­му, что­бы част­ная соб­ствен­ность была дей­стви­тель­но част­ной соб­ствен­но­стью, а не резуль­та­том рей­дер­ства или исполь­зо­ва­ния госу­дар­ствен­ных инстру­мен­тов для того, что­бы кто-то, кто уси­лил­ся, разо­брал­ся с теми, кто ослаб.

Одна из самых серьёз­ных про­блем в том, что мы, конеч­но, можем в чисто поли­ти­че­ском смыс­ле дого­ва­ри­вать­ся или искать какие-то реше­ния, в том чис­ле сило­вые, но про­бле­ма в том, что там, где нахо­дят­ся эти капи­та­лы, это всё не рабо­та­ет. Там рабо­та­ют пра­во­вые осно­ва­ния. А как эти пра­во­вые осно­ва­ния здесь полу­чить, уже даже когда нашли мы эти капи­та­лы, уже нашли кто их вла­де­лец, даль­ше как туда под­хо­дить, что­бы в тех юрис­дик­ци­ях иметь доста­точ­ное пра­во­вое осно­ва­ние для уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния и так далее? И послед­ний момент, на кото­рый хоте­лось бы обра­тить вни­ма­ние, это вопрос соци­аль­ных ожи­да­ний. Что даль­ше с этим соби­ра­е­тесь делать и как вы соби­ра­е­тесь с этим делать при вот этом под­хо­де на уровне дове­рия к госу­дар­ству, госу­дар­ствен­но­му аппа­ра­ту и к тем людям, кото­рые, оче­вид­но, на Запа­де объ­яс­ня­ют, так ска­зать, буду сле­до­вать ста­тье 274, не нару­шая её, я объ­яс­няю очень про­сто, что вас, конеч­но, лег­ко кор­руп­ци­ей бороть­ся мето­дом раз­ре­за нито­чек, кото­рые свя­зы­ва­ют биз­не­сме­на с чинов­ни­ком. А у нас это сде­лать невоз­мож­но, пото­му что само­го чинов­ни­ка надо резать, либо по вдоль, либо попе­рёк; он и есть кор­руп­ция, у него нет “ниточ­ки”. Вот эта про­бле­ма с воз­вра­том акти­вов она, как види­те, затра­ги­ва­ет раз­ные сфе­ры, но при этом она явля­ет­ся одним из важ­ней­ших раз­дра­жа­ю­щих фак­то­ров. Пото­му что люди это пони­ма­ют, пока­за­ли преды­ду­щие опы­ты: соци­аль­ные про­бле­мы, соци­аль­ное рас­сло­е­ние, отсут­ствие спра­вед­ли­во­сти во всех её смыс­лах — соци­аль­ная спра­вед­ли­вость, дея­тель­ность пра­во­вых инсти­ту­тов. Поэто­му, как всё это вме­сте соединить?Источники до сих пор в девя­но­стых, пото­му что если мы это не тро­нем, труд­но с эти­ми источ­ни­ка­ми будет разо­брать­ся. Про­бле­ма кор­руп­ции и неза­кон­но­го обо­га­ще­ния глу­бо­ко уко­ре­ни­лась в струк­ту­ре госу­дар­ствен­но­го управ­ле­ния и обще­ствен­но­го вос­при­я­тия, тре­буя ком­плекс­но­го и мно­го­ас­пект­но­го под­хо­да к решению

Пусть рушится мир, но право торжествует: Нуров

Спа­си­бо боль­шое за воз­мож­ность мне пояс­нить свою точ­ку зре­ния. Есте­ствен­но, я не пыта­юсь отде­лить пра­во­вой аспект от поли­ти­че­ско­го или эко­но­ми­че­ско­го. Я про­сто гово­рю за то, что­бы ста­вить в при­о­ри­те­те. Если мы поста­вим в при­о­ри­те­те пра­во­вой аспект, то и поли­ти­че­ский, и эко­но­ми­че­ский под него выстро­ят­ся. Напри­мер, кто меша­ет поли­ти­че­ской воле при­ме­нять суще­ству­ю­щее граж­дан­ское и уго­лов­ное зако­но­да­тель­ство в воз­вра­те акти­вов? Никто. Но тот поли­ти­че­ский аспект, кото­рый мы сде­ла­ли при­о­ри­те­том и на кото­ром дела он сде­лал при­вёл к отдель­но­му зако­ну о воз­вра­те акти­вов, кото­рый даёт ген­про­ку­ра­ту­ре опе­ра­тив­ные, такие широ­кие пол­но­мо­чия, где-то обхо­дить суще­ству­ю­щее уго­лов­ное и граж­дан­ское зако­но­да­тель­ство. О чём я гово­рю в этом отно­ше­нии? Я согла­сен, конеч­но, что очень труд­но будет по бук­ве зако­на всё вер­нуть, но дру­го­го пути нет. И в этом отно­ше­нии, я ска­жу так, граж­дан­ское обще­ство так­же может быть неспра­вед­ли­во, и тогда госу­дар­ство, ста­но­вит­ся, выра­жая кол­лек­тив­ную волю, тота­ли­тар­ным и неспра­вед­ли­вым. В этом смыс­ле я не гово­рил, что не надо воз­вра­щать акти­вы. Я про­сто гово­рил, что надо их пра­во­вым путём воз­вра­щать, а не политическим. 

Я пони­маю, что ста­рый Казах­стан силен, но пред­ставь­те себе, что если бы ста­рый Казах­стан был бы слаб, в любом слу­чае, это не меня­ет пра­во­вой аспект. С точ­ки зре­ния зако­на, ста­рый и новый Казах­стан име­ют оди­на­ко­вые пра­ва. Если бы ста­рый Казах­стан был слаб, то рево­лю­ци­он­ный метод точ­но нель­зя исполь­зо­вать, толь­ко по зако­ну. Если по зако­ну не полу­ча­ет­ся, как гово­ри­лось, что надо по пер­во­му мил­ли­о­ну раз­би­рать­ся, тогда и не надо, если никак не полу­ча­ет­ся по закону.

Счи­таю, что если мы хотим дой­ти до конеч­ных бене­фи­ци­а­ров, то нам при­дёт­ся воз­вра­щать­ся к нуле­вой точ­ке, где толь­ко те, кто под­пи­сы­вал все эти реше­ния, могут сдать конеч­ных бене­фи­ци­а­ров. Без это­го не полу­чит­ся, ина­че будет волюн­та­ризм. Суще­ству­ет спи­сок, состав­ля­ет­ся людей, туда вклю­ча­ют, потом исклю­ча­ют, это ещё одна кор­муш­ка для коррупции.В этом отно­ше­нии, дей­стви­тель­но, пусть рушит­ся мир, но спра­вед­ли­вость и пра­во­су­дие тор­же­ству­ют. Я не согла­шусь, что юри­ди­че­ские аспек­ты — это крат­ко­сроч­ные, неси­стем­ные аспек­ты воз­вра­та акти­вов. Это самое что есть систе­мо­об­ра­зу­ю­щие, дол­го­сроч­ные аспек­ты. А вот поли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские — это будут крат­ко­сроч­ные и неси­стем­ные, пото­му что пра­во — это наи­бо­лее важ­ные, систем­ные, систе­мо­об­ра­зу­ю­щие аспек­ты. Боль­шое спа­си­бо, нуж­но созда­вать систе­му, кото­рая будет рабо­тать на воз­врат акти­вов и обес­пе­че­ние справедливости.

Пусть рушится мир, но право торжествует: Нуров

Спа­си­бо боль­шое за воз­мож­ность мне пояс­нить свою точ­ку зре­ния. Есте­ствен­но, я не пыта­юсь отде­лить пра­во­вой аспект от поли­ти­че­ско­го или эко­но­ми­че­ско­го. Я про­сто гово­рю за то, что­бы ста­вить в при­о­ри­те­те. Если мы поста­вим в при­о­ри­те­те пра­во­вой аспект, то и поли­ти­че­ский, и эко­но­ми­че­ский под него выстро­ят­ся. Напри­мер, кто меша­ет поли­ти­че­ской воле при­ме­нять суще­ству­ю­щее граж­дан­ское и уго­лов­ное зако­но­да­тель­ство в воз­вра­те акти­вов? Никто. Но тот поли­ти­че­ский аспект, кото­рый мы сде­ла­ли при­о­ри­те­том и на кото­ром дела он сде­лал при­вёл к отдель­но­му зако­ну о воз­вра­те акти­вов, кото­рый даёт ген­про­ку­ра­ту­ре опе­ра­тив­ные, такие широ­кие пол­но­мо­чия, где-то обхо­дить суще­ству­ю­щее уго­лов­ное и граж­дан­ское зако­но­да­тель­ство. О чём я гово­рю в этом отно­ше­нии? Я согла­сен, конеч­но, что очень труд­но будет по бук­ве зако­на всё вер­нуть, но дру­го­го пути нет. И в этом отно­ше­нии, я ска­жу так, граж­дан­ское обще­ство так­же может быть неспра­вед­ли­во, и тогда госу­дар­ство, ста­но­вит­ся, выра­жая кол­лек­тив­ную волю, тота­ли­тар­ным и неспра­вед­ли­вым. В этом смыс­ле я не гово­рил, что не надо воз­вра­щать акти­вы. Я про­сто гово­рил, что надо их пра­во­вым путём воз­вра­щать, а не политическим. 

Я пони­маю, что ста­рый Казах­стан силен, но пред­ставь­те себе, что если бы ста­рый Казах­стан был бы слаб, в любом слу­чае, это не меня­ет пра­во­вой аспект. С точ­ки зре­ния зако­на, ста­рый и новый Казах­стан име­ют оди­на­ко­вые пра­ва. Если бы ста­рый Казах­стан был слаб, то рево­лю­ци­он­ный метод точ­но нель­зя исполь­зо­вать, толь­ко по зако­ну. Если по зако­ну не полу­ча­ет­ся, как гово­ри­лось, что надо по пер­во­му мил­ли­о­ну раз­би­рать­ся, тогда и не надо, если никак не полу­ча­ет­ся по закону.

Счи­таю, что если мы хотим дой­ти до конеч­ных бене­фи­ци­а­ров, то нам при­дёт­ся воз­вра­щать­ся к нуле­вой точ­ке, где толь­ко те, кто под­пи­сы­вал все эти реше­ния, могут сдать конеч­ных бене­фи­ци­а­ров. Без это­го не полу­чит­ся, ина­че будет волюн­та­ризм. Суще­ству­ет спи­сок, состав­ля­ет­ся людей, туда вклю­ча­ют, потом исклю­ча­ют, это ещё одна кор­муш­ка для коррупции.В этом отно­ше­нии, дей­стви­тель­но, пусть рушит­ся мир, но спра­вед­ли­вость и пра­во­су­дие тор­же­ству­ют. Я не согла­шусь, что юри­ди­че­ские аспек­ты — это крат­ко­сроч­ные, неси­стем­ные аспек­ты воз­вра­та акти­вов. Это самое что есть систе­мо­об­ра­зу­ю­щие, дол­го­сроч­ные аспек­ты. А вот поли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские — это будут крат­ко­сроч­ные и неси­стем­ные, пото­му что пра­во — это наи­бо­лее важ­ные, систем­ные, систе­мо­об­ра­зу­ю­щие аспек­ты. Боль­шое спа­си­бо, нуж­но созда­вать систе­му, кото­рая будет рабо­тать на воз­врат акти­вов и обес­пе­че­ние справедливости.

Схема «Миттал — Лаврентьев»: Абилов

Лав­рен­тье­ва изви­ня­ет­ся и утвер­жда­ет, что име­ет пра­во гово­рить о при­ва­ти­за­ции и о том, что про­ис­хо­ди­ло, посколь­ку в те годы — девя­но­стые, нуле­вые и далее — была в актив­ной фазе сво­ей жиз­ни, напря­мую вела пере­го­во­ры с пре­зи­ден­том, пре­мьер-мини­стром и дру­ги­ми о при­ва­ти­за­ции круп­ней­ших объ­ек­тов. Упо­ми­на­ет встре­чи с Маш­ке­ви­чем, Алек­сан­дром Анто­но­ви­чем, и пере­го­во­ры с Шади и Вла­ди­ми­ром Кимом. Лав­рен­тье­ва отка­за­лась давать взят­ку, долю и нико­гда не была свя­за­на с семьёй Назар­ба­е­ва и выс­шим руко­вод­ством стра­ны. Пла­ни­ру­ет опи­сать свой опыт в кни­ге и сце­на­рии филь­ма, упо­ми­ная, что пони­ма­ла, что их выки­нут и не дадут воз­мож­но­сти, несмот­ря на про­ве­де­ние пресс-кон­фе­рен­ций и рас­сле­до­ва­ний. Упо­ми­на­ет при­ход гос­по­ди­на Мит­та­ла, кото­рый, по сло­вам Лав­рен­тье­вой, был най­ден груп­пой Евразий­ская и Маш­ке­ви­чем, и осе­нью был при­гла­шён, при этом ему было запла­че­но 100 млн дол­ла­ров как комис­си­он­ные, что было при­зна­но в интер­вью BBC. Это всё задо­ку­мен­ти­ро­ва­но, и вид­но, что когда есть доку­мен­ты, исто­рия полу­ча­ет подтверждение

Шекс­пир, Леди Мак­бет, заме­ча­тель­ные сло­ва: “Всё непра­виль­но нача­тое закан­чи­ва­ет­ся злом”. Гени­аль­ные сло­ва. Вот всё непра­виль­но нача­тая при­ва­ти­за­ция в Казах­стане, кри­вая, левая, кор­рум­пи­ро­ван­ная, закан­чи­ва­ет­ся тем, что мы сего­дня выго­ня­ем этих псев­до­ин­ве­сто­ров. Годы мил­ли­ар­ды раз­во­ро­ва­ны. Я про­сто пре­крас­но знаю, пото­му что про­да­ва­ли металл ниже себе­сто­и­мо­сти, его про­сто раз­во­ро­ва­ли. И когда мы захо­ди­ли, на момент захо­да от 300 до 500 мил­ли­о­нов дол­ла­ров были убыт­ки, и мы это всё пока­зы­ва­ли руко­вод­ству стра­ны, Назар­ба­е­ву, пре­мьер-мини­стру, всё это мы гово­ри­ли. Понят­ное дело, мы уже не рабо­та­ли бы по их схе­мам, по их запро­сам, мы бы не шли на эти левые дела. Вот и к нам в это вре­мя захо­ди­ли в каби­нет с чемо­да­на­ми, с рюк­за­ка­ми, с порт­фе­ля­ми, с огром­ны­ми там сун­ду­ка­ми, пото­му что схе­ма была одна, и они дума­ли, что мы, при­шли моло­дые такие бод­рые, но мы тоже будем брать взят­ки. Нет, вот была систе­ма такая, она про­дол­жи­ла при Миле, и то что Мит­тал раз­во­ро­ван и при­вёл его к пла­чев­но­му тако­му состо­я­нию, это реаль­ная кар­ти­на сего­дняш­не­го Казах­ста­на. Посмот­реть на Кар­мет­ком­би­нат, посмот­реть на стра­ну — это одно и то же. 

Мит­тал и Назар­ба­ев. Вот его прав­ле­ние все для меня все реаль­но пло­хо рабо­та­ет. И как гово­рит­ся, не год­но. Каса­тель­но Андрея Лав­рен­тье­ва, он рабо­тал у меня на ком­па­нии, на ком­па­нии Бутя БМ в авто­цен­тре, хоро­ший парень. Я его мно­го лет знаю, моло­дой, бод­рый, энер­гич­ный. Я наде­юсь, что он что-то сде­ла­ет, что-то сде­ла­ет, пото­му что боль­шая ответ­ствен­ность не толь­ко у него, я думаю, ответ­ствен­ность пре­зи­ден­та преж­де все­го. Вот сей­час не Андрей Лав­рен­тьев пору­чил­ся за успеш­ную рабо­ту кор­мет ком­би­на­та, это ответ­ствен­ность пре­зи­ден­та гос­по­ди­на Тока­е­ва, пото­му что тен­дер, не был меха­низм выбо­ра инве­сто­ра, был непро­зрач­ный, про­сто нам ска­за­ли, что ведут­ся пере­го­во­ры, вот казах­стан­ская груп­па. Окей, зав­тра если что-то будет, то уже тяже­ло на кого-то сва­ли­вать, это уже ответ­ствен­ность гос­по­ди­на Тока­е­ва, мое мне­ние такое. День­ги отку­да? Вот вот теперь вто­рой вопрос, день­ги да, будем думать, что день­ги — это есте­ствен­но, навер­но, отча­сти ста­ро­го Казах­ста­на, пото­му что, зная его, Андрея биз­нес, я не думаю, что у него накоп­ле­ны за эти 20 лет в биз­не­се там пол­то­ра мил­ли­ар­да, сего­дня зав­тра еще 500, через год еще мил­ли­ард, по-мое­му, в общей слож­но­сти до 3 млрд дол­ла­ров дол­жен он инве­сти­ро­вать. Я ю кто имен­но кон­но, но ско­рее все­го, воз­мож­но кто-то из тех людей, кото­рый участ­во­вал в дея­тель­но­сти ста­ро­го Казах­ста­на, выво­де акти­вов, он сего­дня име­ет воз­мож­но вли­я­ние на рабо­ту кар­мет комбината, 

от 20 до 40% та же самая доля у него в Евразий­ской груп­пе, та же самая доля у него в Каза­хмы­се, пото­му что пере­го­во­ры шли одно­вре­мен­но, у всех про­си­ли долю. Мне ещё гово­ри­ли: “Ну, дай долю, дай день­ги”. Я гово­рю: “Нет, меня так вос­пи­та­ли”, и мораль­ный, то есть, когда уже они про­си­ли у вас от 20 до 40% доли, вот в Кор­ве­те сам Назар­ба­ев, да? Ну, один из близ­ких его людей про­си­ли. Понят­ное дело, что этот чело­век очень бли­зок, и он не мог себе эти день­ги в кар­ман поло­жить. Вот мы все пре­крас­но зна­ем, что у него, как гово­рит­ся, и была болезнь, вот то, что Евге­ний Алек­сан­дро­вич ска­зал, что у него на сче­ту с про­цен­та­ми было 110 млн дол­ла­ров на его лич­ном сче­ту, на лич­ном сче­ту Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. Поэто­му я думаю, что день­ги ста­ро­го Казах­ста­на, новый Казах­стан, я думаю, ещё может таких денег не нако­пил, поэто­му они каким-то обра­зом инвестируют.

Леги­ти­ми­ру­ю­щая инфор­ма­ция, кто имен­но поку­па­тель под 15% годо­вых, 300 млн дол­ла­ров еже­год­но чистое купон­ное воз­на­граж­де­ние, и мне даже страш­но поду­мать, что воз­мож­но частич­но суб­си­ди­ру­е­мые с дому. Ну, я ска­жу, что ско­рее все­го там люди сего­дня более гра­мот­ные и про­фес­си­о­наль­ные при­вле­че­ны, так что я думаю, там они всё сде­ла­ли, поста­ра­лись сде­лать мак­си­маль­но чисто. То есть это покуп­ка с при­вле­че­ни­ем боль­шой ино­стран­ной кон­сал­тин­го­вой ком­па­нии, был то есть, что­бы уже сле­ду­ю­щий этап, допу­стим, будет запрос. 

Да, было слож­но под­ко­пать­ся каса­тель­но Мит­та­ла. Понят­ное дело, что это абсо­лют­но левая сдел­ка, вывод акти­вов, это кор­руп­ция, бюд­жет поте­рял мил­ли­ар­ды денег за эти годы. Вер­нуть мас­су. Май­ра Назар­ба­е­ва вывез­ла само­ле­том 180 млн, гово­ри­ла про вывод из Нац­бан­ка, я сле­дил за этим все годы с года. Да, и пере­ста­ли печа­тать, инте­рес­ный факт, в году Нац­банк про­сто пере­стал пуб­ли­ко­вать еже­год­ный вывод из стра­ны денег, сколь­ко ушло за. Я не знаю, поче­му они пре­кра­ти­ли печа­тать, пото­му что поня­ли, что не надо. Эта циф­ра инте­рес­ная, и я пом­ню от се 101 до 15 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров из стра­ны еже­год­но ухо­ди­ло под раз­ным видом, кон­трак­ты где-то что-то, пере­во­ды. Что вер­ну­лось, никто не зна­ет, пото­му что обрат­ную циф­ру не дают. Понят­ное дело, что выво­ди­ли люди, кото­рые близ­ки к семье. Май­ра Назар­ба­е­ва да, при­хо­ди­ла, жало­ва­лась и рас­ска­зы­ва­ла, как они само­ле­та­ми про­сто само­ле­та­ми выво­зи­ли кэш из стра­ны. Была одна сдел­ка, когда они про­да­ва­ли 10 гек­та­ров заво­да зтм за 180 млн дол­ла­ров США, и они попро­си­ли кэшем. При­вез­ли, кэш само­ле­том вывез­ли, жало­ва­лась, пото­му что Булат Назар­ба­ев начал с ней про­цесс раз­во­да, отбор иму­ще­ства, денег, и она про­си­ла защи­ты, поли­ти­че­ской реак­ции. Понят­ное дело, ни про­ку­ра­ту­ры, ника­кой не было. Вот они поку­па­ли на эти день­ги квар­ти­ры в Москва Сити, они поку­па­ли за 30 млн евро какую-то вил­лу воз­ле Кан и это­го сан­тра, они купи­ли квар­ти­ру в. Что вот они, пожа­луй­ста, что гово­рят, выво­ди­ли, выво­зи­ли, это мож­но все про­ве­рять. Спа­си­бо, что сего­дня было такое хоро­шее, инте­рес­ное обсуж­де­ние, раз­ные точ­ки зре­ния мы услы­ша­ли. Мы пла­ни­ру­ем про­ве­сти, навер­ное, где-то, может быть, в кон­це лета, бли­же к осе­ни меж­ду­на­род­ную кон­фе­рен­цию, мы обща­ем­ся, кон­так­ти­ру­ем с депу­та­та­ми тоже, с нами вме­сте пооб­ща­лись. Навер­ное, тогда может быть ярче и шире круг участ­ни­ков будет с госу­дар­ствен­ных орга­нов с депу­та­тов, то есть про­цесс будет идти.

Источ­ник:
1. Назар­ба­ев, Мамин, Бай­бек, Ниг­ма­ту­ли­ны – в реестр на воз­врат акти­вов! Круг­лый стол фон­да Elge Qaitaru (https://www.youtube.com/watch?v=HPUG53i2P7Y&t=1131s)
2. Всё укра­де­но до нас! Иск к Назар­ба­е­ву? Лав­рен­тьев: от BUTYA до QARMET. Круг­лый стол Elge Qaitaru (https://www.youtube.com/watch?v=1_YdNOrYzRo&t=1367s)

архивные статьи по теме

Еболиусиа ускоритса

Автор BRIC пророчит крах евро

Бить – так по инструкции