28 C
Астана
26 мая, 2022
Image default

Крик с крана: «Месяц буду сидеть!»

Это уже не пер­вая акция про­те­ста Аяз­бе­ко­вых, про­во­ди­мая в Астане. Пол­го­да назад Баг­жан, таким же обра­зом, забрав­шись на вер­хо­ту­ру, суме­ла добить­ся того, что по делу ее сына была созда­на меж­ве­дом­ствен­ная комис­сия, кото­рая, по сло­вам самой Аяз­бе­ко­вой, ника­ко­го кри­ми­на­ла в дей­стви­ях Аза­ма­та, не нашла.

- На руках Аяз­бе­ко­вой Баг­жан два заклю­че­ния комис­сии, — гово­рит ее пред­ста­ви­тель­ни­ца Алты­най Жан­до­со­ва. — Они изу­чи­ли 15 томов уго­лов­но­го дела и не смог­ли най­ти соста­ва пре­ступ­ле­ния. В комис­сию вхо­ди­ли пред­ста­ви­те­ли Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры, адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та и народ­но-демо­кра­ти­че­ской пар­тии «Нур Отан». Тре­бо­ва­ние Аяз­бе­ко­вой — она не спу­стит­ся с кра­на, пока ее сына из тюрь­мы не отпустят.

Пока­зать это заклю­че­ние Жан­до­со­ва, прав­да не смог­ла: ска­за­ла, что доку­мент в руках у Багжан.

Аза­мат Аяз­бе­ков был осуж­ден три года назад за вымо­га­тель­ство и сопро­тив­ле­ние сотруд­ни­кам пра­во­по­ряд­ка и при­го­во­рен к 9 годам коло­нии стро­го­го режи­ма. Его мать счи­та­ет, что он ого­во­рил себя под пыт­кой. Она обра­ща­лась во все инстан­ции, но пока не при­гро­зи­ла само­со­жже­ни­ем и прыж­ком с кры­ши — успе­ха не добилась.

- Комис­сия при­шла к мне­нию, что Аза­мат Аяз­бе­ков неви­но­вен, — отме­ти­ла пред­ста­ви­тель­ни­ца. — Не нашлось ни еди­но­го дока­за­тель­ства. Они соста­ви­ли заклю­че­ние. Баг­жан на руки дали резуль­тат, что ее сын неви­но­вен. Про­ку­ра­ту­ра сокра­ти­ла ему срок на два года, 7 лет оста­ви­ли. Но если чело­век не вино­вен — зачем так? Не на база­ре же, что­бы торговаться!

Нам уда­лось свя­зать­ся по теле­фо­ну и с самой Багжан.

- Мое­го сына осу­ди­ли неза­кон­но, — гово­рит она. — Те, кто изу­чи­ли дело, соста­ви­ли доку­мент, что мой сын не вино­ват. А Гене­раль­ная про­ку­ра­ту­ра и их испол­ни­те­ли до сих пор бега­ют. То на досле­до­ва­ние надо отпра­вить, то еще что-то надо сде­лать. Поса­ди­ли лег­ко, а оправ­дать никак не могут. Хотя на мое­го сына ни заяв­ле­ния нет, ни дока­за­тельств, вооб­ще ниче­го нет. А что они хотят рас­сле­до­вать, я не пони­маю? Пусть рас­сле­ду­ют, я буду сидеть здесь. Месяц, зна­чит, месяц буду сидеть!

Аяз­бе­ко­ва забра­лась на кран в три часа ночи с 28 на 29 мая. К полу­дню, пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны, узнав об этом, спо­хва­ти­лись, оце­пи­ли всю ули­цу, заявив жите­лям окрест­ных домов, что ведут­ся уче­ния и ходить здесь нель­зя. К жен­щине не пус­ка­ли ни жур­на­ли­стов, ни ее представительницу.

Одна­ко сда­вать­ся Баг­жан не собирается.

- У меня на руках 1,5 лит­ра бен­зи­на, — гово­рит он. — Если будут про­во­ци­ро­вать, я обольюсь…

Бли­же к вече­ру про­ку­рор­ский про­тест все-таки при­нес­ли. По сло­вам Жан­до­со­вой, соглас­но доку­мен­ту, срок Аза­ма­та могут сокра­тить до шести лет. Спус­кать­ся на таких усло­ви­ях Баг­жан не согласилась.

- Тогда же, вече­ром, им наверх раз­ре­ши­ли под­нять еду и воду, — рас­ска­зы­ва­ет Жан­до­со­ва. — До это­го про­ку­ра­ту­ра кате­го­ри­че­ски отка­зы­ва­ла в этом. Гово­ри­ли, пусть спус­ка­ют­ся и куша­ют, сколь­ко хотят, а туда под­ни­мать нельзя.

Чем закон­чит­ся кон­фликт, пока неизвестно.

Ори­ги­нал статьи — 

Крик с кра­на: «Месяц буду сидеть!»

архивные статьи по теме

«Красная черта», «провокаторы пожалеют» и прочее: пять выводов из послания Путина

Editor

Давайте отметим День трудовых династий!

Жители видели БТРы своими глазами