25 C
Астана
28 июня, 2022
Image default

Крест совка

 

Сов­ка­ми в СССР назы­ва­ли тех, кто мыс­лил и жил в рам­ках сфор­ми­ро­ван­ных режи­мом эти­че­ских уста­но­вок. Назы­ва­ли те, кто уже тогда осо­зна­вал мараз­ма­тич­ность такой жиз­ни. Хотя жили этой жиз­нью все. Про­шли деся­ти­ле­тия, мно­гое что изме­ни­лось, но сов­ко­вое отно­ше­ние к жиз­ни оста­лось в людях, и это дает о себе знать и сегодня.

 

Автор: Сер­гей ДУВАНОВ

 

 

По вер­сии  Алек­сандра Град­ско­го тер­мин «совок» родил­ся в узком кру­гу его дру­зей, когда они для рас­пи­тия спирт­ных напит­ков на ули­це исполь­зо­ва­ли най­ден­ные в дет­ской песоч­ни­це игруш­ки, одной из кото­рых ока­зал­ся дет­ский совок. Отсю­да общий смысл сов­ко­во­сти — в любых  самых неве­ро­ят­ных  усло­ви­ях нахо­дить выход (оправ­да­ние, объ­яс­не­ние), несмот­ря на неудоб­ства, анти­са­ни­та­рию, угро­зу нака­за­ния, отсут­ствие здра­во­го смыс­ла и логи­ку. Коро­че, мы такие, какие есть, и никто нам не указ.

 

Отку­да рас­тет «гор­ба­тость»

Одна­ко сов­ко­вость, часто выда­ва­е­мая за про­яв­ле­ние народ­ной  наход­чи­во­сти и сме­кал­ки, — на самом деле  порож­де­ние откро­вен­но­го  раз­гиль­дяй­ства, недоб­ро­со­вест­но­го отно­ше­ния к тру­ду и неува­же­ния здра­во­го смыс­ла.  Заби­вать шуру­пы молот­ком, укла­ды­вать асфальт в дождь, «фарить», пре­ду­пре­ждая о гаиш­ни­ках на доро­гах,  верить в то, что аме­ри­кан­цы тупые,  а мы самые умные — это и есть совок. Фор­ми­ро­ва­лась она урод­ли­вым совет­ским стро­ем в тече­ние при­мер­но 70 лет.

Сего­дня все это в глу­бо­ком про­шлом,  но совет­ское миро­воз­зре­ние, совет­ская идео­ло­гия, совет­ский мен­та­ли­тет оста­лись в людях, и, это, на мой взгляд, основ­ная про­бле­ма, меша­ю­щая стра­нам, воз­ник­шим на руи­нах СССР, пол­но­цен­но раз­ви­вать­ся.  Имен­но крест сов­ка, кото­рый мы  несем на сво­их пле­чах, дела­ет нас  «гор­ба­ты­ми» по жизни.

Самое инте­рес­ное, что совок по сво­ей при­ро­де — суще­ство про­тестное. Сов­ко­вое пове­де­ние — это ответ на тоталь­ные запре­ты, кото­ры­ми совет­ская власть опу­та­ла жизнь людей. Нет воз­мож­но­сти пить в барах и ресто­ра­нах — будем пить на ска­мей­ках, в дет­ских песоч­ни­цах на ули­це. Хоти­те «пяти­лет­ку в три года» —  но тогда асфальт в дождь и шуру­пы молот­ком. Тре­бу­е­те еди­но­мыс­лия  и  тоталь­но­го пози­ти­ва в СМИ — полу­чи­те анек­до­ты, высме­и­ва­ю­щие все и вся.

Про­тестность  эта осо­бая — не про­тив систе­мы, дик­ту­ю­щей осо­бый регла­мент, она, ско­рее, издев­ка, эта­кий при­кол над поли­ти­че­ским иди­о­тиз­мом и тоталь­ной нехват­кой благ и удобств.  Очень точ­но сфор­му­ли­ро­ва­на при­ро­да тако­го про­те­ста в части отно­ше­ния к тру­ду фра­зой: «если они дума­ют, что они пла­тят, то пусть  дума­ют, что мы работаем».

При всей мощи про­па­ган­дист­ско­го воз­дей­ствия люди пони­ма­ли глав­ное — как ни ста­рай­ся, боль­ше все рав­но не зара­бо­та­ешь. Отсю­да общая доми­ни­ру­ю­щая уста­нов­ка — «рабо­та не волк, в лес не убе­жит». Имен­но эта жиз­нен­ная уста­нов­ка, по сути, и раз­ва­ли­ла стра­ну, кото­рая уже не в состо­я­нии была про­кор­мить сво­их граж­дан, зна­чи­тель­ную часть жиз­ни про­во­дя­щих в оче­ре­дях за дефи­ци­том, кото­ро­го ста­но­ви­лось все боль­ше и больше.

Одна­ко очень мно­гих такое ком­форт­ное  отно­ше­ние к тру­ду вполне устра­и­ва­ло, более того, сов­ко­вая при­выч­ка рабо­тать «абы как» закреп­ля­лась в обще­ствен­ной пси­хо­ло­гии. И надо при­знать закре­пи­лась очень непло­хо.  В ито­ге совок не пре­тен­ду­ет на мно­гое, но и тол­ку от него мало.

 

Нудить на кух­нях — кре­до Совка

Дру­гой момент — это отно­ше­ние  к вла­сти. Гор­ба­тость сов­ка  — в сакра­ли­за­ции вла­сти, кото­рую  совок вос­при­ни­ма­ет как дан­ность от бога, и  любое пред­ло­же­ние поме­нять ее для него кощунственно.

Какая бы пло­хая ни была власть, он готов тер­петь ее, оправ­ды­ва­ясь тем, что новые во вла­сти могут быть еще хуже. Поэто­му на выбо­рах сов­ки  в боль­шин­стве сво­ем тра­ди­ци­он­но голо­су­ют за тех, кто во вла­сти. В СССР они еди­но­глас­но голо­со­ва­ли за «блок ком­му­ни­стов и бес­пар­тий­ных», сего­дня за тех, кто во вла­сти: в Рос­сии — за Пути­на, в Бела­ру­си — за Лука­шен­ко, в Казах­стане — за Назарбаева.

Сов­ки с точ­ки зре­ния граж­дан­ствен­но­сти — импо­тен­ты, они не в состо­я­нии ото­рвать свои зад­ни­цы от дива­нов и в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти вый­ти с про­те­сом на ули­цу. Их кре­до — нудить на кух­нях и в курил­ках, а в послед­нее вре­мя на интер­нет-фору­мах о том, как все пло­хо, какие все дура­ки ( и во вла­сти, и в оппозиции).

Сего­дня мно­гое в жиз­ни изме­ни­лось, но совок, как некая пси­хо­ло­ги­че­ская  в обще­стве   сохра­нил­ся. Более того сов­ко­вость как осо­бый вид миро­воз­зре­ния  про­дол­жа­ет актив­но вли­ять на совре­мен­ную жизнь пост­со­вет­ских стран. Понят­но, что совре­мен­ный совок в  боль­шин­стве сво­ем уже не верит в соци­а­ли­сти­че­ские иде­а­лы, его поли­ти­че­ские и идео­ло­ги­че­ские ори­ен­та­ции могут быть совер­шен­но раз­ны­ми:  от член­ства в «Нур Отан» до при­над­леж­но­сти к оппо­зи­ции, от под­держ­ки наци­о­на­ли­стов — до сохра­не­ния вер­но­сти ком­му­ни­сти­че­ским иде­а­лам. Здесь глав­ное не поли­ти­че­ский окрас, а  вос­при­я­тие жиз­ни, вла­сти, сво­бо­ды, сво­е­го места в жиз­ни. А в этом плане пост­со­ци­а­ли­сти­че­ский совок мало чем отли­ча­ет­ся от сво­е­го пред­ше­ствен­ни­ка из прошлого.

Совре­мен­ные cов­ки, как пра­ви­ло, доста­точ­но хоро­шо отно­сят­ся к таким поли­ти­че­ским лиде­рам  как Хусейн,  Каст­ро, Муба­рак, Мило­ше­вич, Ахма­ди­не­жад, Кад­да­фи. В их пони­ма­нии  демо­кра­тия, пра­ва чело­ве­ка, вер­хо­вен­ство зако­на  —  не более чем дема­го­гия, при­зван­ная мас­ки­ро­вать власт­ные инте­ре­сы тех, кто управ­ля­ет миром.

Для них само собой разу­ме­ю­щим­ся явля­ет­ся миф, что все или почти все, что сего­дня про­ис­хо­дит в мире, сре­жис­си­ро­ва­но некой миро­вой заку­ли­сой. Яко­бы имен­но она навя­зы­ва­ет волю наро­дам, дик­ту­ет, как им жить, в каком направ­ле­нии раз­ви­вать­ся. В этом плане, счи­та­ют они, даже дея­тель­ность пра­ви­тельств веду­щих стран мира, таких, как США, Гер­ма­ния и Рос­сия детер­ми­ни­ро­ва­на эти­ми силами.

Но это, так ска­зать, выс­ший уро­вень вли­я­ния тене­во­го пра­ви­тель­ства пла­не­ты. Дру­гой уро­вень  — это борь­ба меж­ду теми, кто более под­чи­нен это­му вли­я­нию (стра­ны Запа­да) и отно­си­тель­но более неза­ви­си­мы­ми (Рос­сия, Китай, Вене­су­э­ла). И в этом про­ти­во­сто­я­нии с авто­ри­тар­ны­ми стра­на­ми в каче­стве инстру­мен­тов пора­бо­ще­ния их Запа­дом исполь­зу­ют­ся пра­ва чело­ве­ка, демо­кра­ти­че­ские инсти­ту­ты, кото­рые, яко­бы, при­зва­ны рас­ша­ты­вать поли­ти­че­ские устои этих стран и, в кон­це кон­цов, при­ве­сти к смене суще­ству­ю­щих режимов.

Для сов­ка вся дея­тель­ность по про­дви­же­нию демо­кра­ти­че­ских цен­но­стей вос­при­ни­ма­ет­ся как под­рыв­ная рабо­та про­тив вла­стей, и в этом смыс­ле совок при всем, порой кри­ти­че­ском, отно­ше­нии к той же вла­сти, в конеч­ном сче­те, все­гда ока­зы­ва­ет­ся на сто­роне последней.

 

Во всем вино­ва­ты Евро­па и Америка

Совок свя­то верит, что все бар­хат­ные рево­лю­ции на пост­со­вет­ском про­стран­стве,    араб­ская вес­на,  мас­со­вые про­те­сты в Москве и даже митин­ги оппо­зи­ции в Казах­стане  — это резуль­тат спе­цо­пе­ра­ций запад­ных спецслужб.

Для боль­шин­ства сов­ков суще­ству­ю­щая систе­ма  «деко­ра­тив­ной демо­кра­тии», выстро­ен­ная в Рос­сии, Бела­ру­си и Казах­стане, — вполне орга­нич­на и оправ­да­на. Сов­ков, как пра­ви­ло, не воз­му­ща­ют выбо­ры, ими­ти­ру­ю­щие народ­ное воле­изъ­яв­ле­ние, и суды ими­ти­ру­ю­щие отправ­ле­ние пра­во­су­дия. Они  спо­кой­но отно­сят­ся к бес­кон­троль­но­сти вла­сти со сто­ро­ны обще­ства, так как убеж­де­ны, что успеш­ным госу­дар­ство может быть толь­ко при силь­ном еди­но­на­ча­лии. Их поли­ти­че­ский иде­ал — силь­ная рука, спо­соб­ная наве­сти порядок.

Попыт­ки апел­ли­ро­вать к опы­ту пре­успе­ва­ю­щих  госу­дарств, постро­ен­ных на демо­кра­ти­че­ских прин­ци­пах,  бес­по­лез­ны: совок  счи­та­ет, что   в США и  стра­нах Евро­пы власть точ­но так­же при­над­ле­жит избран­ной эли­те, кото­рая фак­ти­че­ски пра­вит еди­но­на­чаль­но, мало при­слу­ши­ва­ясь к мне­нию про­стых людей. Раз­ни­ца толь­ко в том, что там этот обман масс осу­ществ­ля­ет­ся более изощ­рен­но, без запре­тов митин­гов, раз­го­нов демон­стра­ций, без ОМО­На, тан­ков и артиллерии.

Сов­ки убеж­де­ны, что наро­ды Евро­пы и США еще в мень­шей сте­пе­ни могут вли­ять на поли­ти­ку сво­их пра­ви­тельств, чем те же рос­си­яне и казах­стан­цы. Пере­убе­дить их, дока­зать, что все это не так — в прин­ци­пе невоз­мож­но.  Сов­ки не про­сто в это верят, для них это часть их миро­воз­зре­ния, а поэто­му любые аргу­мен­ты, фак­ты, сви­де­тель­ства про­сто не вос­при­ни­ма­ют­ся. Вме­сто того, что­бы заду­мать­ся, поста­рать­ся что-то пере­осмыс­лить, они начи­на­ют судо­рож­но искать объ­яс­не­ния это­го несо­от­вет­ствия реаль­но­сти сво­им внут­рен­ним уста­нов­кам, сле­дуя  прин­ци­пу чехов­ско­го отстав­но­го уряд­ни­ка:  «Это­го не может быть, пото­му что это­го не может быть никогда».

Отсю­да и анти­за­пад­ная рито­ри­ка, выте­ка­ю­щая из быв­ше­го про­ти­во­сто­я­ния с Запа­дом и куль­ти­ви­ру­е­мая нынеш­ним руко­вод­ством Рос­сии. Для боль­шин­ства сов­ков все, что свя­за­но с США, с их помо­щью в про­дви­же­нии либе­раль­но-демо­кра­ти­че­ских цен­но­стей, —  это крас­ная тряп­ка, вызы­ва­ю­щая при­сту­пы раз­дра­же­ния  и даже гнева.

Осо­бен­но это харак­тер­но для Рос­сии, где такой под­ход реа­ли­зу­ет­ся уже  на госу­дар­ствен­ном уровне.  В Казах­стане это пока про­яв­ля­ет­ся на уровне обы­ден­но­го созна­ния (его сов­ко­во­го сег­мен­та) и отдель­ных СМИ, вре­мя от вре­ме­ни пуб­ли­ку­ю­щих ста­тьи, в духе вре­мен «холод­ной вой­ны». По край­ней мере, логи­ка пре­тен­зий та же: мол, лезут в чужие дела, навя­зы­ва­ют  свой образ жиз­ни, пыта­ют­ся деста­би­ли­зи­ро­вать ситу­а­цию в сво­их гео­по­ли­ти­че­ских интересах.

Бред пол­ней­ший, но  пишут об этом регу­ляр­но, убеж­дая, что Запад, не заин­те­ре­со­ван в пол­но­цен­ном раз­ви­тии Казах­ста­на. Эти и про­чие аргу­мен­ты, с одной сто­ро­ны,  направ­ле­ны на фор­ми­ро­ва­ние обра­за вра­га в лице Запа­да, а с дру­гой  — при­зва­ны убе­дить в загни­ва­нии Запа­да, в кри­зи­се идей либерализма.

Вся эта анти­за­пад­ная рито­ри­ка  — на самом деле отлич­ная  демон­стра­ция сов­ко­во­го  убо­же­ства, несо­сто­я­тель­но­сти сов­ко­вой идео­ло­гии, все боль­ше про­иг­ры­ва­ю­щей сорев­но­ва­ние либе­раль­но-демо­кра­ти­че­ско­му про­тив­ни­ку, но не жела­ю­щей в этом признаваться.

Выска­жу вер­сию о при­ро­де анти­аме­ри­ка­низ­ма и анти­за­пад­ни­че­ства. Совок по сво­ей при­ро­де — это чело­век, глу­бо­ко стра­да­ю­щий от сво­ей ущерб­но­сти. Жизнь убеж­да­ет его в без­услов­ных пре­иму­ще­ствах либе­рал-демо­кра­ти­че­ской  исто­ри­че­ской пара­диг­мы. Но для сов­ка при­зна­ние это­го по опре­де­ле­нию непри­ем­ле­мо, поэто­му, сле­дуя сво­ей при­ро­де, он вынуж­ден искать объ­яс­не­ния  ущерб­но­сти той соци­аль­но-поли­ти­че­ской моде­ли, в кото­рой живет.

Самое луч­шее — это объ­явить Запад винов­ни­ком отста­ло­сти его стра­ны. Мол, во всем вино­ва­ты бога­тые и сытые  Евро­па и Аме­ри­ка, кото­рые вме­сто того, что­бы про­сто ока­зы­вать помощь, пыта­ют­ся навя­зать свою демо­кра­тию, с  чуж­ды­ми нашей мен­таль­но­сти прин­ци­па­ми защи­ты прав человека.

Для сов­ка все это — ЧУЖОЕ по опре­де­ле­нию, и поэто­му он будет сопро­тив­лять­ся  это­му с отча­я­ни­ем обре­чен­но­го. Пото­му что тор­же­ство демо­кра­ти­че­ских прин­ци­пов, ува­же­ния прав и сво­бод лич­но­сти  — это конец сов­ка. Это рубеж, когда крест, дела­ю­щий нас  эти­че­ски гор­ба­ты­ми, пере­ста­нет давить на пле­чи, поз­во­лит рас­пря­мить­ся и нако­нец-то посмот­реть на мир не испод­ло­бья. Может, после это­го мы нач­нем  жить, как нор­маль­ные люди.

Ори­ги­нал статьи: 

Крест сов­ка

архивные статьи по теме

Давайте отметим День трудовых династий!

Петиция против переименования Астаны набрала больше 40 тысяч подписей

Editor

Дайджест прессы за 17 февраля 2012 года