-10 C
Астана
2 февраля, 2023
Image default

Конец иммигрантского рая

Автор: Сер­гей ДУВАНОВ
02.08.2011
Золотой век европейских иммигрантов закончился

Тра­ге­дию в Нор­ве­гии, где уль­тра­пра­вый фана­тик рас­стре­лял сво­их сооте­че­ствен­ни­ков с целью при­влечь вни­ма­ние к про­бле­ме исла­ми­за­ции Евро­пы, мно­гие вос­при­ни­ма­ют как некий ана­лог ислам­ско­го тер­ро­риз­ма. Кое-кто вооб­ще скло­нен видеть в этом свое­об­раз­ный ответ мусуль­ма­нам. Мол, лоп­ну­ло тер­пе­ние христиан.

Но совер­шен­но непра­во­мер­но рас­смат­ри­вать устро­ен­ную Брей­ви­ком бой­ню как некую тер­ро­ри­сти­че­скую акцию в рам­ках про­ти­во­сто­я­ния хри­сти­ан­ства и исла­ма. Брей­вик и его сто­рон­ни­ки пони­ма­ют, что глав­ная про­бле­ма не в мусуль­ма­нах, при­ез­жа­ю­щих в Евро­пу, а в самих евро­пей­цах, кото­рые созда­ют для имми­гран­тов осо­бые усло­вия, поз­во­ля­ю­щие им оста­вать­ся неев­ро­пей­ца­ми. Оче­вид­но, что тот тер­акт пред­на­зна­чал­ся не для устра­ше­ния исла­ми­стов, его цель — акту­а­ли­зи­ро­вать вни­ма­ние сооте­че­ствен­ни­ков, евро­пей­цев на про­бле­ме мультикультурализма.

Угро­зу про­игно­ри­ро­ва­ли — и вот результат

Нуж­но напом­нить, что после Вто­рой миро­вой вой­ны в Евро­пе на волне отри­ца­ния нациз­ма и коло­ни­а­лиз­ма в обще­ствен­ном созна­нии гос­под­ство­вал некий ком­плекс вины перед все­ми, кого Евро­па «угне­та­ла» в пред­ше­ству­ю­щий пери­од. Это выра­зи­лось в фор­ми­ро­ва­нии док­три­ны муль­ти­куль­ту­ра­лиз­ма. Соглас­но ее уста­нов­кам, все «ино­род­цы», живу­щие в Евро­пе, име­ют пра­во на сохра­не­ние сво­ей куль­ту­ры и само­быт­но­сти, не рас­тво­ря­ясь в общей сре­де. Пред­по­ла­га­лось, что в пер­спек­ти­ве евро­пей­ские нации ста­нут в части куль­ту­ры похо­жи­ми на мозаику.

Одна­ко в послед­ние годы по мере рез­ко­го уве­ли­че­ния коли­че­ства имми­гран­тов-мусуль­ман евро­пей­цы столк­ну­лись с серьез­ной про­бле­мой, про­ис­те­ка­ю­щей, как это ни пара­док­саль­но, из повы­шен­ной забо­ты евро­пей­цев о куль­тур­ной иден­тич­но­сти имми­гран­тов. Как ока­за­лось, парал­лель­ное раз­ви­тие ислам­ских куль­тур­ных тра­ди­ций ста­ло угро­жать не толь­ко соци­аль­но-поли­ти­че­ской ста­биль­но­сти Евро­пы, но и ее куль­тур­ной целост­но­сти. С одной сто­ро­ны, ислам­ские общи­ны в стра­нах Евро­пы все чаще ста­но­вят­ся оча­га­ми соци­аль­ных про­те­стов, с дру­гой — все боль­ше акту­а­ли­зи­ру­ют­ся про­ти­во­ре­чия меж­ду тра­ди­ци­о­на­лист­ски­ми обы­ча­я­ми имми­гран­тов и евро­пей­ской культурой.

Мно­ги­ми это ста­ло вос­при­ни­мать­ся как угро­за даль­ней­ше­му бла­го­по­лу­чию Евро­пы. И на сего­дня уже поряд­ка 40% евро­пей­цев высту­па­ют про­тив поли­ти­ки муль­ти­куль­ту­ра­лиз­ма, счи­тая, что мигран­ты долж­ны ста­но­вить­ся евро­пей­ца­ми без вся­ких этни­че­ских осо­бен­но­стей. Одна­ко вла­сти Евро­пы не торо­пят­ся отка­зы­вать­ся от док­три­ны муль­ти­куль­ту­ра­лиз­ма, и в этом смыс­ле тер­акт в Нор­ве­гии 22 июля — это пря­мое след­ствие неже­ла­ния вла­стей реа­ги­ро­вать на настро­е­ния части общества.

Доро­гая цена прозрения

После тер­ак­та 22 июля евро­пей­ские поли­ти­ки поня­ли, что маят­ник обще­ствен­но­го мне­ния серьез­но кач­нул­ся в сто­ро­ну от при­выч­но­го отно­ше­ния к имми­гран­там и не реа­ги­ро­вать на это они про­сто не могут. Об этом сего­дня заго­во­ри­ли вслух, откры­то, с самых высо­ких три­бун. Так, канц­лер Гер­ма­нии Анге­ла Мер­кель пуб­лич­но заяви­ла о кра­хе госу­дар­ствен­ной имми­грант­ской поли­ти­ки: «Наш под­ход состо­ял в муль­ти­куль­ту­ра­лиз­ме, в том, что мы будем жить рядом и ценить друг дру­га. Этот под­ход про­ва­лил­ся, совер­шен­но провалился».

Пре­мьер-министр Вели­ко­бри­та­нии Дэвид Кэме­рон, высту­пая недав­но в Мюн­хене, так­же при­знал про­вал поли­ти­ки муль­ти­куль­ту­ра­лиз­ма в Вели­ко­бри­та­нии. Более того, он отме­тил вза­и­мо­связь меж­ду док­три­ной госу­дар­ствен­но­го муль­ти­куль­ту­ра­лиз­ма и изо­ли­ро­ван­но­стью ислам­ских сооб­ществ, пита­ю­щей тер­ро­ризм. Он при­знал губи­тель­ной для сво­ей стра­ны поли­ти­ку поощ­ре­ния парал­лель­ных, не свя­зан­ных друг с дру­гом раз­лич­ных куль­тур, что при­во­дит к «ослаб­ле­нию кол­лек­тив­ной иден­тич­но­сти». Вза­мен Кэме­рон пред­ло­жил сде­лать акцент на вос­пи­та­нии общеб­ри­тан­ских куль­тур­ных цен­но­стей, на более после­до­ва­тель­ное и проч­ное внед­ре­ние либе­раль­но-демо­кра­ти­че­ских цен­но­стей — ува­же­нии прав чело­ве­ка, рели­ги­оз­ной тер­пи­мо­сти, равен­стве полов. Пре­мьер назвал это «актив­ным, муску­ли­стым либерализмом».

Пре­зи­дент Фран­ции Нико­ля Сар­ко­зи заявил, что муль­ти­куль­тур­ная модель Евро­пы явля­ет­ся про­ва­лом. «Да, это про­вал. Прав­да заклю­ча­ет­ся в том, что во всех наших демо­кра­ти­ях слиш­ком пекут­ся об иден­тич­но­сти тех, кто при­бы­ва­ет, и слиш­ком мало — об иден­тич­но­сти при­ни­ма­ю­щей сто­ро­ны. Обще­ство, в кото­ром общи­ны сосу­ще­ству­ют рядом друг с дру­гом, нам не нуж­но. Если кто-то при­ез­жа­ет во Фран­цию, то он дол­жен влить­ся в еди­ное сооб­ще­ство, явля­ю­ще­е­ся наци­о­наль­ным. Если кто-то с этим не согла­сен, пусть не при­ез­жа­ет во Фран­цию», — под­черк­нул Саркози.

Как это ни цинич­но зву­чит, но Брей­вик добил­ся того, чего хотел. 97 тру­пов — цена про­зре­ния евро­пей­ских поли­ти­ков, нако­нец при­знав­ших, что про­бле­ма не про­сто суще­ству­ет, но ее нуж­но сроч­но решать.

Парал­ле­ли с ислам­ским терроризмом

22 июля для Евро­пы — это зна­ко­вый день. Объ­ек­тив­но тра­ге­дия на ост­ро­ве Утейя в Нор­ве­гии пред­опре­де­ли­ла нача­ло пере­оцен­ки отно­ше­ния к имми­гран­там. Какой будет эта пере­оцен­ка, сколь­ко она зай­мет вре­ме­ни и како­вы будут ее резуль­та­ты — ска­зать слож­но. Ясно одно — основ­ной прин­цип док­три­ны муль­ти­куль­ту­ра­лиз­ма будет пере­смот­рен. Вряд ли евро­пей­цы будут спо­соб­ство­вать раз­ви­тию куль­тур имми­гран­тов, кото­рые, как ока­за­лось, могут разъ­еди­нять граж­дан одно­го госу­дар­ства. Види­мо, они вер­нут­ся к преж­не­му прин­ци­пу — одна нация, одна наци­о­наль­ная куль­ту­ра, одно обще­ство, а это озна­ча­ет, что жела­ю­щие жить в Евро­пе вынуж­де­ны будут ста­но­вить­ся европейцами.

Квар­ти­рант­ский вари­ант, или вари­ант «со сво­им уста­вом в чужой мона­стырь», уже не прой­дет. Евро­па, почув­ство­вав опас­ность, воз­ник­шую из-за когда-то невер­но выбран­но­го кур­са, сде­ла­ет нуж­ную кор­рек­ти­ров­ку эми­грант­ской поли­ти­ки. Теперь сде­ла­ет! Очень жаль, что для осо­зна­ния необ­хо­ди­мо­сти этой кор­рек­ти­ров­ки, для ее нача­ла не были исполь­зо­ва­ны тра­ди­ци­он­ные для Евро­пы поли­ти­че­ские меха­низ­мы, а пона­до­бил­ся тер­ро­рист, лишив­ший жиз­ни почти сот­ню ни в чем не повин­ных людей. Вот это как раз не по-евро­пей­ски, я бы ска­зал, не по-хри­сти­ан­ски. Это в тра­ди­ци­ях тех самых ислам­ских тер­ро­ри­стов, про­тив угроз кото­рых и был устро­ен весь это кро­ва­вый спектакль.

Кста­ти, с точ­ки зре­ния хри­сти­ан, того же папы рим­ско­го, кото­ро­го очень ува­жал тер­ро­рист, было бы очень пра­виль­но пре­дать Андре­са Брей­ви­ка ана­фе­ме, про­клясть его — этим бы офи­ци­аль­ное хри­сти­ан­ство про­де­мон­стри­ро­ва­ло все­му миру свое отно­ше­ние к убий­це-тер­ро­ри­сту. Думаю, что такая прак­ти­ка про­кля­тия тер­ро­ри­стов, вве­ди ее цер­ковь, мог­ла бы стать хоро­шим загра­ди­тель­ным барье­ром для истин­но веру­ю­щих экс­тре­ми­стов. Да и в слу­чае с тер­ак­том Брей­ви­ка после тако­го про­кля­тия вряд ли у кого бы язык повер­нул­ся под­ни­мать тему хри­сти­ан­ско­го терроризма.

Пока же сама собой напра­ши­ва­ет­ся парал­лель с ислам­ским тер­ро­риз­мом. Та же кровь, тот же цинизм убий­цы, тот же при­зыв к джи­ха­ду… про­тив евро­пей­ских мусуль­ман. Как извест­но, у тер­ро­ра нет наци­о­наль­но­сти и рели­ги­оз­ной при­над­леж­но­сти. Но это до тех пор — пока тер­ро­рист сам по себе со сво­и­ми пре­тен­зи­я­ми к окру­жа­ю­ще­му его миру. Одна­ко как толь­ко отец, бра­тья, род­ствен­ни­ки, зем­ля­ки начи­на­ют гор­дить­ся им, как толь­ко свя­щен­ник бла­го­слов­ля­ет его на «подвиг», так сра­зу у тер­ро­ра появ­ля­ют­ся этни­че­ские чер­ты, про­сту­па­ет рели­ги­оз­ная принадлежность.

Имен­но поэто­му мы гово­рим об ислам­ском тер­ро­риз­ме, но не можем ска­зать о тер­ро­риз­ме хри­сти­ан­ском в слу­чае с Брей­ви­ком. Мно­го­чис­лен­ные ано­ним­ные поль­зо­ва­те­ли Интер­не­та, кото­рые под­дер­жа­ли тер­ро­ри­ста в его тре­бо­ва­ни­ях, не в счет — сре­ди них прак­ти­че­ски нет нико­го, кто оправ­ды­вал бы его убий­ство невин­ных людей. То есть они раз­де­ля­ют про­тест Брей­ви­ка, но про­тив того, что­бы уби­вать людей. В этом смыс­ле тер­ро­рист Брей­вик, хри­сти­а­нин по вере, ско­рее все­го исклю­че­ние, эта­кий пси­хо­ло­ги­че­ский рецидив.

…Вряд ли мас­со­вые убий­ства сооте­че­ствен­ни­ков в каче­стве фак­то­ра поли­ти­че­ско­го дав­ле­ния могут стать нор­мой для Евро­пы. Но сам по себе этот тер­акт и реак­ция на него со сто­ро­ны сто­рон­ни­ков Брей­ви­ка в Интер­не­те сви­де­тель­ству­ют о том, что в Евро­пе назрел серьез­ный про­тест про­тив ислам­ских «квар­ти­ран­тов», — это реаль­ность, кото­рая все гром­че и гром­че заяв­ля­ет о себе в боль­шой евро­пей­ской политике.

Брей­вик сво­им сата­нин­ским поступ­ком, что назы­ва­ет­ся, поста­вил про­бле­му по-тер­ро­ри­сти­че­ски, реб­ром: либо вы реша­е­те ее, либо мы будем уби­вать. Замол­чать столь явную угро­зу поли­ти­ки уже не могут. Сего­дня они вынуж­де­ны реа­ги­ро­вать и не про­сто реа­ги­ро­вать — все идет к тому, что нынеш­ние прин­ци­пы имми­гра­ци­он­ной поли­ти­ки будут пере­смот­ре­ны. Золо­той век евро­пей­ских имми­гран­тов закон­чил­ся 22 июля 2011 года.


Источ­ник: www.respublika-kaz.info,
полу­че­но с помо­щью rss-farm.ru

View article:
Конец имми­грант­ско­го рая

архивные статьи по теме

Весна пришла – Сарань в воде по колено

Нобелевскую премию мира Болату Атабаеву!

«Внутренняя власть» и «живой кандидат» оппозиции

Editor