24 C
Астана
19 июля, 2024
Image default

Кому нужна кровь на бархате революций

В про­власт­ной прес­се “бар­хат­ные рево­лю­ции” одно­знач­но в ран­ге угро­зы наци­о­наль­ной без­опас­но­сти. Дескать, вот чего нуж­но опа­сать­ся, что нуж­но предот­вра­щать любы­ми спо­со­ба­ми. Чем же так напу­га­ли “бар­хат­ные рево­лю­ции” жур­на­ли­стов из СМИ, обслу­жи­ва­ю­щих режим Назар­ба­е­ва? Кро­вью невин­но уби­ен­ных мла­ден­цев? Бес­чин­ства­ми толп оппо­зи­ции? Маро­дер­ством и под­жо­га­ми машин обы­ва­те­лей? Вра­нье, не было это­го! Пото­му они и “бар­хат­ные”, что исклю­ча­ют наси­лие как спо­соб дости­же­ния цели.

 

Автор: Сер­гей ДУВАНОВ

 

Хотя даже “бар­хат­ность” не все­гда исклю­ча­ет постра­дав­ших и даже погиб­ших: от про­во­ка­ций и несчаст­ных слу­ча­ев никто не застра­хо­ван. Одна­ко таких, как пра­ви­ло, не боль­ше, чем гиб­нет под коле­са­ми авто­мо­би­лей или от вод­ки и куре­ния. Но ведь никто не доду­мал­ся пугать нас води­те­ля­ми и про­дав­ца­ми спирт­но­го, видя в них угро­зу наци­о­наль­ной безопасности.

То есть созна­тель­но замал­чи­ва­ет­ся глав­ное: что при “бар­хат­ных рево­лю­ци­ях” основ­ной прин­цип сме­ны вла­сти — НЕНАСИЛИЕ. Спе­ци­фи­кой рево­лю­ций в Юго­сла­вии, Гру­зии, Укра­ине, Туни­се и Егип­те явля­лось то, что поли­ти­че­ское наси­лие как тако­вое там не пред­по­ла­га­лось. Про­те­сту­ю­щие бра­ли дру­гим: мас­со­во­стью, орга­ни­зо­ван­но­стью, настой­чи­во­стью. Тре­бо­ва­ли “Ухо­ди!” так соли­дар­но, настой­чи­во и гром­ко, что заси­дев­шим­ся во вла­сти ниче­го не оста­ва­лось, кро­ме как под­чи­нить­ся их тре­бо­ва­ни­ям. Так что, если это и страш­но, то толь­ко для тех, кто рис­ку­ет поте­рять власть. Для осталь­ных граж­дан это в худ­шем слу­чае про­сто инте­рес­но, кто кого: зарвав­ша­я­ся власть или воз­му­щен­ное граж­дан­ское общество.

Наси­лие же про­яв­ля­лось там, где его про­во­ци­ро­ва­ла или раз­вя­зы­ва­ла сама власть. Яркие при­ме­ры — Ливия, Кыр­гыз­стан, Сирия, где вла­сти не оста­но­ви­лись перед при­ме­не­ни­ем ору­жия про­тив сво­их оппо­нен­тов. Это тот слу­чай, когда, гово­ря сло­ва­ми Мая­ков­ско­го, “дер­жа­ли взя­тое, да так, что кровь высту­па­ла из-под ногтей”.

Кровь на тех, кто начи­на­ет пер­вым? И в Ливии, и в Кыр­гыз­стане, и в Сирии вла­сти, не имея воз­мож­но­сти и жела­ния мир­но уре­гу­ли­ро­вать про­тест, отда­ли при­каз стре­лять по про­те­сту­ю­щим. Закрыть рты пыта­лись свин­цом пуль. Но в этом слу­чае собы­тия могут раз­ви­вать­ся по двум направ­ле­ни­ям: либо про­те­сту­ю­щие раз­бе­га­ют­ся, и их отлав­ли­ва­ют и объ­яв­ля­ют пре­ступ­ни­ка­ми, либо про­те­сту­ю­щие сами берут­ся за ору­жие и отве­ча­ют тем же, соот­вет­ствен­но, отлав­ли­вая тех, кто отдал при­каз стре­лять на пора­же­ние, и объ­яв­ляя их пре­ступ­ни­ка­ми. Понят­но, что в этом слу­чае прав­да ока­зы­ва­ет­ся на сто­роне тех, кто выхо­дит побе­ди­те­лем. Но в любом слу­чае про­иг­ры­ва­ют люди, втя­ну­тые в граж­дан­скую бойню.

Созна­тель­но упро­щаю зада­чу: допу­стим, что вышед­шие на про­тест люди непра­вы и их пре­тен­зии к вла­сти необос­но­ван­ны. Но даже в этом слу­чае заты­кать рот, раз­го­нять их и уж тем более стре­лять в них НЕ ИМЕЕТ ПРАВА даже самая рас­пре­крас­ная власть. Ну нет у нее тако­го пра­ва! Мож­но про­те­стан­тов обо­звать хули­га­на­ми, пра­во­на­ру­ши­те­ля­ми, даже пре­ступ­ни­ка­ми, но до тех пор, пока их тре­бо­ва­ния выра­жа­ют­ся в мир­ной фор­ме (то есть без угроз жиз­ни дру­гим людям), у вла­стей НЕТ ПРАВА уби­вать и кале­чить. Все что угод­но: дубин­ки, водо­ме­ты, слу­жеб­ные соба­ки, сле­зо­то­чи­вые газы, рези­но­вые пули, аре­сты, суды — но не стрель­ба на пора­же­ние. Любая власть, отдав­шая при­каз стре­лять по мир­ным людям, пре­ступ­на по сво­ей сути.

Ведь что про­ис­хо­дит с точ­ки зре­ния кон­сти­ту­ци­он­но­го пра­ва? Граж­дане при­хо­дят на пло­ща­ди, что­бы выска­зать свое несо­гла­сие, а власть, мало того, что созда­ет им огра­ни­че­ния в виде зако­на, по кото­ро­му люди обя­за­ны испра­ши­вать раз­ре­ше­ние на реа­ли­за­цию сво­е­го кон­сти­ту­ци­он­но­го пра­ва, но вдо­ба­вок к это­му лиша­ет их пра­ва на жизнь, а про­ще гово­ря, уби­ва­ет их. И не прин­ци­пи­аль­но, кого имен­но: хули­га­нов, пре­ступ­ни­ков, заба­стов­щи­ков, оппо­зи­ци­о­не­ров. Уби­ва­ет граждан!

Это даже не рас­стрел. Рас­стрел, на мой взгляд, под­ра­зу­ме­ва­ет некое пра­во­вое обос­но­ва­ние стрель­бы по граж­да­нам. Это может быть пря­мая угро­за жиз­ни окру­жа­ю­щим, ска­жем, про­те­сту­ю­щие воору­же­ны и угро­жа­ют при­ме­нить ору­жие. Это реше­ние суда, при­суж­да­ю­ще­го кого-то к рас­стре­лу или объ­яв­ля­ю­ще­го вне зако­на. Этим может счи­тать­ся стрель­ба после вве­де­ния чрез­вы­чай­но­го поло­же­ния. Одна­ко то, что про­изо­шло в Жана­о­зене, это эле­мен­тар­ное убий­ство — мас­со­вое, жесто­кое, немо­ти­ви­ро­ван­ное и ничем не оправданное.

Спра­ши­ва­ет­ся, как после это­го люди долж­ны отно­сить­ся к этой вла­сти? К вла­сти, кото­рая сама при­ду­ма­ла себе угро­зу в лице мир­ных заба­стов­щи­ков, сама их рас­стре­ля­ла и сама же их осу­ди­ла как пре­ступ­ни­ков? Это то же самое, что отклю­чить све­то­фор на пере­крест­ке и отстре­ли­вать вся­ко­го решив­ше­го пере­бе­жать ули­цу, моти­ви­руя это тем, что он нару­ша­ет пра­ви­ла пере­хо­да. Но у людей есть пра­во пере­хо­дить ули­цу, их не долж­но касать­ся, что кто-то там не смог почи­нить све­то­фор, поста­вить регу­ли­ров­щи­ка или нари­со­вать “зеб­ру”. Точ­но так же у басту­ю­щих есть пра­во тре­бо­вать высо­ких зар­плат, ува­же­ния к себе или сме­ны пра­ви­тель­ства. Никто не име­ет пра­ва запре­щать им выра­жать свои тре­бо­ва­ния! Никто!!! А то, что они собра­лись в непо­ло­жен­ном месте, что гром­ко кри­ча­ли и даже кому-то угро­жа­ли — это совер­шен­но дру­гой вопрос, вполне реша­е­мый дру­ги­ми мето­да­ми и спо­со­ба­ми стро­го в соот­вет­ствии с дей­ству­ю­щи­ми законами.

Кто дол­жен нести ответ­ствен­ность за эти убий­ства? Неуже­ли Коз­лов и Абля­зов, кото­рые, без­услов­но, хоте­ли исполь­зо­вать эту заба­стов­ку в сво­их поли­ти­че­ских целях и име­ли на это пол­ное пра­во в соот­вет­ствии с дей­ству­ю­щим зако­но­да­тель­ством? Одна­ко, как было выяв­ле­но в ходе про­шед­ших судов, у них это не полу­чи­лось: заба­стов­щи­ки не ста­ли подыг­ры­вать оппо­зи­ции, они так и не выдви­ну­ли поли­ти­че­ских лозун­гов недо­ве­рия к вла­сти, остав­шись на пози­ци­ях отста­и­ва­ния сво­их сугу­бо эко­но­ми­че­ских интересов.

Неуже­ли это лиде­ры заба­стов­щи­ков, в дей­стви­ях кото­рых даже при силь­ном жела­нии нель­зя обна­ру­жить экс­тре­миз­ма и про­во­ци­ро­ва­ния наси­лия? Опять же в ходе судеб­ных раз­би­ра­тельств было уста­нов­ле­но, что поступ­ки басту­ю­щих, как и сама заба­стов­ка, носи­ли сти­хий­ный харак­тер, лиде­ры не орга­ни­зо­вы­ва­ли ее и не направ­ля­ли ее ход.

Неуже­ли за эти убий­ства долж­ны нести ответ­ствен­ность рядо­вые поли­цей­ские, кото­рые, свя­зан­ные при­ся­гой и дис­ци­пли­нар­ной ответ­ствен­но­стью, сле­по выпол­ня­ли при­ка­зы сво­е­го руководства?

Пола­гаю, что ответ­ствен­ность пол­но­стью лежит на тех, от кого исхо­дил при­каз стре­лять на пора­же­ние. Понят­но, что это люди с само­го вер­ха власт­ной пира­ми­ды. До тех пор, пока их име­на не ста­нут досто­я­ни­ем глас­но­сти, пока Акор­да не дистан­ци­ру­ет­ся от них, не при­зна­ет их вину, ответ­ствен­ность за соде­ян­ное будет лежать на всей вла­сти. Это логи­ка жиз­ни, это желез­ное пра­ви­ло кор­по­ра­тив­ной ответ­ствен­но­сти за все совер­ша­е­мое от име­ни власти.

Спра­ши­ва­ет­ся, как дол­жен отно­сить­ся поря­доч­ный чело­век к такой вла­сти? Мини­маль­ное, что мож­но сде­лать в этой ситу­а­ции, это дистан­ци­ро­вать­ся от нее. Ну, это как если бы рядом с вами появил­ся чело­век с заля­пан­ны­ми по локоть в кро­ви рука­ми и на вопрос окру­жа­ю­щих, в чем дело, само­до­воль­но ответ­ство­вал: “Убил и буду уби­вать!” Понят­но, что от тако­го нуж­но дер­жать­ся подаль­ше и уж поста­рать­ся не про­тя­ги­вать ему руки — мож­но зама­рать­ся. Руки в кро­ви — это очень серьезно!

И это не все, есть и дру­гие фор­мы про­яв­ле­ния нега­ти­ва к тем, у кого руки в кро­ви, как то: выска­зы­ва­ние в гла­за, кто они есть с точ­ки зре­ния зако­на и мора­ли, пуб­лич­ные поще­чи­ны, плев­ки вслед и про­чие про­яв­ле­ния пре­зре­ния. Очень важ­но, что­бы люди нача­ли про­яв­лять это отно­ше­ние. В стране, где стре­ляв­шим в мир­ных людей не пода­ют руки или плю­ют вслед, вряд ли кто риск­нет повто­рить это в буду­щем. И напро­тив, если таким будут давать орде­на и повы­шать в долж­но­сти, а окру­жа­ю­щие будут при этом льсти­во их поздрав­лять — стре­лять в людей будут чаще.

Мож­но ли ува­жать власть, под­няв­шую руку на свя­тое пра­во чело­ве­ка ВЫРАЖАТЬ СВОЕ МНЕНИЕ и оста­вать­ся при этом ЖИВЫМ? Власть, возо­мнив­шая, что она впра­ве ради соб­ствен­ной без­опас­но­сти уби­вать без суда и след­ствия сооте­че­ствен­ни­ков, с нрав­ствен­ной, обще­че­ло­ве­че­ской точ­ки зре­ния не может оста­вать­ся ува­жа­е­мой и при­зна­ва­е­мой в каче­стве выра­зи­те­ля инте­ре­сов наро­да. Для чело­ве­ка, осо­знав­ше­го это, с нрав­ствен­ной точ­ки зре­ния это уже не его власть, не его пра­ви­тель­ство, не его пре­зи­дент. У него воз­ни­ка­ет потреб­ность изба­вить­ся от такой вла­сти, заме­нить ее на дру­гую. Это есте­ствен­ная логи­ка раз­ви­тия про­те­ста, в нор­маль­ной демо­кра­ти­че­ской ситу­а­ции реа­ли­зу­ю­ще­го­ся в леги­тим­ном поли­ти­че­ском поле. Через прес­су, суды, выбо­ры, обще­ствен­ные деба­ты. Если про­тест не может реа­ли­зо­вать­ся леги­тим­но, воз­ни­ка­ет угро­за наси­лия. Как пока­зы­ва­ет при­мер тех же Кыр­гыз­ста­на, Ливии и Сирии, это ведет в луч­шем слу­чае к локаль­но­му наси­лию, в худ­шем — к граж­дан­ской войне. Согла­си­тесь, но такой сце­на­рий раз­ви­тия собы­тий вряд ли кого устраивает.

При­ро­да наси­лия при реа­ли­за­ции граж­дан­ско­го про­те­ста доста­точ­но хоро­шо изу­че­на. В ее осно­ве лежит прин­цип “закру­чи­ва­ния гаек”. И здесь прин­ци­пи­аль­но важ­но акцен­ти­ро­вать вни­ма­ние на том, что наси­лие — это не пра­ви­ло, а имен­но исклю­че­ние, про­яв­ля­ю­ще­е­ся как резуль­тат про­ти­во­прав­ных, некон­сти­ту­ци­он­ных дей­ствий тех, кто любой ценой пыта­ет­ся удер­жать­ся во власти.

В про­ти­во­вес этой точ­ке зре­ния про­па­ган­дист­ские маши­ны нынеш­них опло­тов авто­ри­та­риз­ма, к каким отно­сят­ся Казах­стан, Бело­рус­сия, Рос­сия, Узбе­ки­стан, Таджи­ки­стан и Турк­ме­ния, фор­ми­ру­ют нега­тив­ный образ оппо­зи­ции как глав­ной угро­зы ста­биль­но­сти и граж­дан­ско­му миру. Для это­го часто исполь­зу­ют­ся при­ме­ры эска­ла­ции наси­лия в ходе двух пере­во­ро­тов в Биш­ке­ке. Это пода­ет­ся как неми­ну­е­мый итог любой “бар­хат­ной рево­лю­ции”. Кад­ры погро­мов в Биш­ке­ке — золо­той фонд антиоп­по­зи­ци­он­ной пропаганды.

В том же клю­че пода­ют­ся собы­тия в Ливии, где свер­же­ние Кад­да­фи не при­ве­ло к ста­биль­но­сти в стране, напро­тив, созда­ло угро­зы деста­би­ли­за­ции ситу­а­ции. Сюда же добав­ля­ет­ся нынеш­нее воору­жен­ное про­ти­во­сто­я­ние вла­сти и оппо­зи­ции в Сирии. Такой под­ход пре­сле­ду­ет одну цель: убе­дить, что наси­лие, про­ли­тая кровь — это неми­ну­е­мый резуль­тат любо­го про­ти­во­сто­я­ния с вла­стя­ми. Вот, мол, что быва­ет, когда люди идут за оппо­зи­ци­ей и высту­па­ют про­тив власти.

Такое на про­сто­го обы­ва­те­ля дей­ству­ет без­от­каз­но. Чело­ве­ку, дале­ко­му от поли­ти­ки, что мир­ное про­ти­во­сто­я­ние на май­дане Неза­леж­но­сти в Кие­ве, что стрель­ба на цен­траль­ной пло­ща­ди Анди­жа­на — все одно. А если через послуш­ные СМИ подать это “пра­виль­но”, то про­стой чело­век дела­ет одно­знач­ный вывод, что ему ника­кие рево­лю­ции и на дух не нужны.

По боль­шо­му сче­ту, рево­лю­ции нико­му не нуж­ны. Но они, тем ни менее, про­ис­хо­дят. Где-то мир­но, где-то не очень, а где-то льет­ся кровь. Это неиз­беж­но, это дан­ность, это насту­па­ет там, где нет воз­мож­но­сти решать про­бле­мы поли­ти­че­ски­ми методами.

Власт­ные идео­ло­ги через послуш­ные им СМИ пыта­ют­ся вну­шить казах­стан­цам, что винов­ни­ка­ми соци­аль­ных потря­се­ний явля­ют­ся оппо­зи­ци­о­не­ры. Спра­ши­ва­ет­ся, что в боль­шей сте­пе­ни созда­ет соци­аль­ную напря­жен­ность в стране? Власть, не спо­соб­ная решать насущ­ные про­бле­мы стра­ны, или оппо­зи­ция, кри­ти­ку­ю­щая власть за это? Раз­ве оппо­зи­ция вино­ва­та в том, что кор­руп­ция ста­ла систе­мо­об­ра­зу­ю­щим фак­то­ром казах­стан­ской госу­дар­ствен­но­сти? Раз­ве оппо­зи­ция тра­тит народ­ные день­ги на стро­и­тель­ство пом­пез­ных “чупа-чуп­сов”, оке­а­на­ри­умов и “пира­мид тще­сла­вия” в Астане, когда поло­ви­на казах­стан­цев не име­ет водо­про­во­да в сво­их квар­ти­рах? Раз­ве оппо­зи­ция вино­ва­та в том, что день­ги от про­да­жи наци­о­наль­ных богатств без­дар­но про­еда­ют­ся, а реаль­ной эко­но­ми­ки как не было, так и нет?

Раз­ве оппо­зи­ция созда­ла про­даж­ные суды и пре­ступ­ные пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны? Раз­ве оппо­зи­ция огра­ни­чи­ла пра­ва и сво­бо­ды граж­дан, запре­щая им про­во­дить митин­ги и демон­стра­ции, лик­ви­ди­руя нело­яль­ные теле­ка­на­лы и закры­вая оппо­зи­ци­он­ные газе­ты? Нако­нец, раз­ве оппо­зи­ция созда­ет усло­вия, в кото­рых рабо­чие начи­на­ют про­те­сто­вать про­тив невы­но­си­мых усло­вий жиз­ни? Увы!

С точ­ки зре­ния вла­стей оппо­зи­ция вино­ва­та в том, что откры­ва­ет гла­за людей на то, кто вино­вен в их про­бле­мах. Но на самом деле сего­дня это уже сек­рет Поли­ши­не­ля: мир изме­нил­ся настоль­ко, что люди в состо­я­нии и без оппо­зи­ции разо­брать­ся, кто есть кто и кто на что способен.

Есть вещи настоль­ко оче­вид­ные, что ста­но­вят­ся понят­ны­ми и без аги­та­ци­он­ных уси­лий оппо­зи­ции. То, что казах­стан­ские вла­сти уже не спо­соб­ны решить про­бле­мы, сто­я­щие перед стра­ной, это оче­вид­но и не тре­бу­ет дока­за­тельств. Стра­на про­иг­ры­ва­ет по всем ста­тьям и тем стра­нам, кото­рые вста­ли на демо­кра­ти­че­ские рель­сы, и тем, где дик­та­ту­ры смог­ли задать поло­жи­тель­ный импульс раз­ви­тия. Мы без­на­деж­но отста­ем, и это отста­ва­ние нарас­та­ет, и как резуль­тат обост­ря­ют­ся про­бле­мы соци­аль­но­го плана.

Видя нарас­та­ю­щее недо­воль­ство в стране, вла­сти пыта­ют­ся репрес­сив­ны­ми мето­да­ми пода­вить это недо­воль­ство. Пока репрес­сии кос­ну­лись узкой груп­пы оппо­зи­ци­о­не­ров, отдель­ных про­из­вод­ствен­ных кол­лек­ти­вов, решив­ших­ся на откры­тые выступ­ле­ния за луч­шие усло­вия жиз­ни и веру­ю­щих, чьи рели­ги­оз­ные убеж­де­ния не понра­ви­лись чинов­ни­кам. Обще­ство же пока доста­точ­но тер­пи­мо отно­сит­ся к дан­но­му поли­ти­че­ско­му режи­му, в боль­шин­стве сво­ем рас­смат­ри­вая его как луч­шее из тех зол, кото­рые уго­то­ва­ны Казах­ста­ну. Серьез­ное заблуж­де­ние, за кото­рое потом при­дет­ся расплачиваться.

У части казах­стан­цев до само­го послед­не­го момен­та теп­ли­лась надеж­да на то, что режим вот-вот нач­нет менять­ся в сто­ро­ну демо­кра­тии. Одна­ко послед­ние собы­тия, в част­но­сти, рас­стрел заба­стов­щи­ков Жана­о­зе­на, раз­гром оппо­зи­ции, закры­тие оппо­зи­ци­он­ных газет, поста­ви­ли крест на этих надеж­дах. Эти собы­тия яви­лись неким откро­ве­ни­ем и одно­вре­мен­но тре­вож­ным сиг­на­лом для мно­гих казах­стан­цев. При­шло осо­зна­ние, что режим раз­ви­ва­ет­ся в сто­ро­ну уже­сто­че­ния, что власть не соби­ра­ет­ся что-то менять в пра­ви­лах игры.

Дан­ные репрес­сии — это знак, что изме­не­ний не пред­ви­дит­ся, что стра­на и даль­ше будет жить в рам­ках выстро­ен­ной Назар­ба­е­вым авто­ри­тар­ной систе­мы. Види­мо, при­шло вре­мя при­нять и пра­виль­но понять этот мес­седж, а сле­до­ва­тель­но, окон­ча­тель­но изба­вить­ся от иллю­зий и сде­лать соот­вет­ству­ю­щие выводы.

 

архивные статьи по теме

Как журналистам обнаружить слежку

Смотрите видеозапись эфира с Кусаиновым

КАКОГО ПОДСТРЕКАТЕЛЬСТВА БОЯТСЯ В АКОРДЕ?

Editor